2015-04-01 21:15:24
ГлавнаяУголовное право и процесс — Исследование судом данных, характеризующих личность подсудимого



Исследование судом данных, характеризующих личность подсудимого


Процессуально-правовые средства обеспечения исследования данных о личности подсудимого в судебном разбирательстве

Суд - это единственный орган государственной власти, осуществляющий судебную власть через правосудие по уголовным делам. Закон возлагает на него всю полноту ответственности за законное и обоснованное разрешение дела, ставшего предметом судебного разбирательства, где в центре внимания находится личность подсудимого (обвиняемого), судьба которого всецело зависит от суда.

Конституционное положение об осуществлении правосудия в Российской Федерации только судом (ст. 118) [1], закрепление за ним судебной власти, осуществляемой по уголовным делам посредством уголовного судопроизводства (ст. 118), в результате которого каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49), ставит суд в положение главного субъекта судопроизводства, а стадию судебного разбирательства возводит в ранг основной центральной стадии процесса.

Судебное разбирательство представляет специфическую процессуальную форму правосудия и задачи его совпадают с задачами правосудия. Только суду принадлежит исключительное право признать именем государства лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию. Достигается это благодаря установлению обстоятельств дела в точном соответствии с законностью, правильной оценке этих обстоятельств, с точки зрения уголовного закона и вынесения решения об уголовной ответственности виновного в совершении преступления или оправдания невиновного и реабилитации. При этом процесс исследования обстоятельств дела происходит при непосредственном участии обвиняемого, обладающего процессуально-правовым (индивидуальным) статусом личности.

Исторические изменения в общественной и государственной жизни, происшедшие в нашей стране в последние годы, существенно изменили судебно-правовую теорию и практику, выявив ряд серьезных объективных трудностей на пути осуществления правосудия. И хотя суд создан исключительно для осуществления правосудия, однако при выполнении своих функций он зависит от исторических, экономических и юридических условий, в которых протекает его судебная деятельность.

Хочется подчеркнуть, что правосудие есть не только явление юридическое, поскольку деятельность суда и других субъектов процесса регламентирована законом, но оно еще и нравственное и исторически развивающееся явление. По форме своего проявления судебная деятельность едина: ее правовая и неправовая стороны тесно связаны и переплетены между собой.

Нравственные нормы, реализуемые в судопроизводстве, не отделяются от процессуальных норм, они включены в их содержание, являются «необходимым ингредиентом» правовых предписаний и определяют нравственный смысл и значение процессуальных норм, указывают этически допустимые способы их реализации.

Там, где поведение в рамках правовой нормы не содержит жесткой регламентации, выполнение тех или иных судебных действий, как и принятие по ним решений, должно отвечать нравственно-этическим нормам. «Мораль в области уголовного судопроизводства выполняет роль дополнительной гарантии четкого, точного и неуклонного выполнения правовых норм. В этом проявляется ее гарантирующая роль или, иначе, функция моральной гарантии, дополняющей гарантии правовые [2].

Смешение приоритетов, когда на первое место перемещается личность, ее права и свободы, ведет к тому, что усвоение новых морально-этических предписаний и оценок, складывающихся с учетом переориентации ценностей, должно быть признано необходимым условием и методологическим принципом формирования правосознания судей.

Судебное разбирательство призвано обеспечить установление обстоятельств дела в соответствии с тем, что имело место в действительности. Поэтому в судебном разбирательстве проводится не только новое исследование всех доказательств, собранных на предварительном следствии, но суд рассматривает также новые дополнительные, которые представляют участники судебного разбирательства или суд их истребует сам по своей инициативе. Суд тем самым имеет большие возможности для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела.

Исследование доказательств в суде происходит при активном участии обвинителя, подсудимого, его защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

Вся деятельность суда в судебном разбирательстве по исследованию обстоятельств дела протекает по правилам, которые закреплены в УПК и выделены в особую главу (XXI), а также раздел X (производство в суде присяжных). Они предпосланы регламенту отдельных частей судебного разбирательства и называются общими условиями судебного разбирательства.

Общие условия судебного разбирательства - это «закрепленные законом правила, отражающие специфические черты судебного разбирательства и в то же время обеспечивающие осуществление в этой стадии процесса всех принципов уголовного процесса» [3].

Принципы, являясь первичными нормами права, выражают сущность и содержание процесса, характеризуют его свойства и качественные черты, предмет и метод процессуального регулирования, поэтому они выступают как правовые средства обеспечения успешного решения задач правосудия и охраны прав и законных интересов личности.

Исследование судом данных, характеризующих личность обвиняемого, является составной частью исследования обстоятельств дела. Осуществляется оно в тех же пределах, что и исследование всех обстоятельств дела с тем, чтобы содействовать правильному разрешению дела, установлению истины. А это означает, что в судебном разбирательстве ведется не просто проверка данных, относящихся к личности подсудимого, полученных на предварительном следствии, а самостоятельное исследование в условиях действия, например, такого принципа, как состязательность процесса.

Состязательность уголовного процесса применительно к стадии судебного разбирательства означает такое его построение, при котором функции обвинения и защиты отделены от судебной деятельности и выполнения ее сторонами, пользующимися равными правами для отстаивания своих интересов. Суд не обвиняет и не защищает, он разрешает дело по существу, т.е. разрешает правовой спор. В УПК после его дополнения новым разделом «Производство в суде присяжных» появилось упоминание, что производство в суде основывается на принципе состязательности, что государственный обвинитель, потерпевший, подсудимый, защитник являются сторонами, что суд должен сохранять объективность и беспристрастность и т.п. (ст. 429, 435, 441, 451 и др.).

Это подчеркивает то, что в судебном разбирательстве размежеваны две одновременно осуществляемые и противоположные по своей направленности функции - обвинения и защиты - в целях наиболее всестороннего исследования обстоятельств дела [4].

Значение состязательности в судебном разбирательстве таково, что по своему назначению она подразумевает процессуальное равноправие сторон. То, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать защитник для опровержения выводов обвинения, участвуя в доказывании. Ст. 429 УПК устанавливает равенство сторон. Однако процессуальное равноправие сторон гораздо шире перечисленных в статье прав.

Подсудимый, его защитник должны иметь равные права с обвинителем в процессе исследования обстоятельств дела, иметь равные возможности излагать свои соображения по поводу вопросов, которые возникают в ходе судебного следствия. Сегодня прокурор дает заключения, что подчеркивает его преимущества как представителя государственного обвинения и делает положение защитника неравным с ним.

Состязательность получает свое наиболее полное и последовательное выражение, когда на суде участвует обвинитель и защита (ст. 426 УПК). При отсутствии прокурора и защитника судебное разбирательство не перестает быть состязательным.

Подсудимый в качестве стороны защищается от обвинения самостоятельно, используя при этом гарантированное право на защиту.

Как верно заметил В.Г. Даев: «Гарантиями состязательности являются право обвиняемого знать, в чем обвиняется, право давать объяснения по поводу предъявленного обвинения» [5] и т.д. Поэтому условиями развития состязательности должно явиться дальнейшее расширение прав лиц, участвующих в сфере уголовного судопроизводства, в том числе субъективных прав обвиняемого с тем, чтобы реализовать свое право на защиту.

Равенство сторон и состязательность - это метод познания истины и гарантия прав, законных интересов сторон. Поэтому состязательность в себе сосредоточивает двуединую задачу:

1) обеспечить исследование обстоятельств дела, в том числе данных, характеризующих личность подсудимого, которые выразились в преступлении, и тех, которые могут быть значимы при индивидуализации ответственности; 2) обеспечить реализацию прав, свобод, законных интересов личности обвиняемого как стороны в процессе.

Однако сегодня не приходиться говорить о реализации этого принципа в судебном разбирательстве, ибо остается много еще нерешенных проблем. Во-первых, в УПК этот принцип прямо не закреплен. Что касается закрепления его в Конституции РФ, то это остается лишь декларативным постулатом относительно всех рассматриваемых судом дел, за исключением суда присяжных. Во-вторых, коль скоро адвокат в предварительном следствии не наделен равными правами по сбору доказательств наравне с противоборствующей стороной - представителем функции обвинения - прокурором, следователем, его права как защитника интересов личности обвиняемого заведомо существенно стеснены [6].

Оправданно многие авторы поднимают вопрос о том, что необходимо предоставить защитнику право активно участвовать в розыске и собирании доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его вину. Такие действия заключаются не только в истребовании документов из организаций, но и в получении их непосредственно от обвиняемого, его родственников, других лиц. Понятно, что все полученные таким образом материалы станут доказательствами лишь после их принятия следователем, судом и соответственно придания им надлежащей процессуальной формы. Однако адвокат в процесс доказывания юридически вступает тогда, когда он допускается к участию в деле, фактически он имеет возможность знакомиться со всеми материалами дела тогда, когда следствие уже закончено (при выполнении ст. 201 УПК). Не случайно адвокаты чаще заявляют ходатайства не в предварительном следствии, а в судебном разбирательстве.

Следователь, будучи связан процессуальными сроками, вряд ли сможет удовлетворить ходатайство адвоката об истребовании дополнительных доказательств. На практике так уж сложилось, что защитники - адвокаты чаще заявляют ходатайство не в конце предварительного следствия, а в ходе судебного разбирательства.

При изучении содержания ходатайств и принятых следователями по ним решений установлено в процессе обобщения уголовных дел, что свыше двух третей ходатайств содержат просьбы об истребовании дополнительных доказательств, в том числе о допросе лиц в качестве свидетелей. Процент отказа в удовлетворении таких ходатайств равен 85. В судебном заседании, как правило, большинство таких ходатайств было удовлетворено (78%). Отношение суда к таким ходатайствам, как можно отметить, положительное. В большинстве своем они оказались обоснованными. Из 97 уголовных дел с отказом следователей в удовлетворении заявленных ходатайств адвокатами 8 дел возвращено из судебного заседания на дополнительное расследование.

Поскольку вопрос об истребовании дополнительных документов в виде характеристик о личности обвиняемого был выделен отдельным пунктом проводимого анализа, то следует подчеркнуть, что в судебное разбирательство дополнительно адвокатами было представлено по 48% уголовных дел различных письменных документов - характеристик. 90% заявленных ходатайств судами было удовлетворено.

О том, как обстоят дела с ходатайствами защитников в предварительном следствии и судебном разбирательстве, пишут многие авторы [7]. По данным выборочного исследования, проведенного А.Д. Бойковым, отмечено, что по каждому третьему делу, заслушанному с участием адвокатов, заявлялись ходатайства в судебном заседании о вызове дополнительных свидетелей [8].

Состязательность тесно связана с другими принципами. Она гарантируется взаимодействием целого ряда принципов, таких как равенство прав человека и гражданина перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), охрана чести и достоинства личности (ст. 21), неприкосновенности личности (ст. 22 Конституции, ст. 9, п. 1 и 2 Международного пакта о гражданских и политических правах), неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции), осуществление правосудия по уголовным делам только судом (ст. 49, 118), право на судебную защиту (ст. 46), независимость судей и подчинение их только закону (ст. 120), гласность уголовного судопроизводства (ст. 23), национальный язык судопроизводства (ст. 26, 68), обеспечение подсудимому права на защиту (ст. 48), презумпция невинности (ст. 49).

В системе процессуального права принципы занимают главенствующее место, всегда являются первичными нормами, не выводимыми друг из друга и обнимающими остальные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов и которые подчинены этим принципам [9]. Принципы равновелики и едины [10]. Нарушение любого принципа обычно влечет за собой нарушение других принципов. Конституционные принципы являются нормами прямого и непосредственного действия. Это означает право на применение этих норм непосредственно, без внесения соответствующих изменений и дополнений в УПК [11].

Не ставя перед собой задачу исследования названных принципов, отмечу лишь то, что они отражают подлинный демократизм, гуманизм и справедливость правосудия, являются действенным средством обеспечения прав и законных интересов личности подсудимого.

Правосудие и личность должны рассматриваться именно в ракурсе названных принципов с тем, чтобы упрочить статус личности обвиняемого. В принципах воплощается юридическая возможность личности и своим постоянным адресатом они имеют орган государственной власти - суд, перед которым поставлена ответственная задача - установить основания уголовной ответственности, признав лицо виновным либо невиновным в совершении преступления и соответственно реабилитировать, если такое лицо оказалось привлеченным к делу необоснованно.

Поскольку суд осуществляет правосудие, то он должен быть одинаково заинтересован как в установлении виновности и наказании лица, так и невиновности и ограждения от ответственности невиновного. Он не связан с убеждениями прокурора и адвоката, а потому в ходе исследования дела в судебном разбирательстве он всесторонне, полно и объективно должен исследовать обстоятельства дела. Активность при этом, конечно, должна принадлежать сторонам.

Активность сторон при исследовании обстоятельств дела не принижает руководящей и направляющей роли суда в процессе. Суд в интересах установления истины обязан по своей инициативе восполнить пробелы исследования - привлечь по делу новые доказательства, проверить и оценить их, а при отсутствии возможности непосредственно восполнить доказательственный материал - направить дело на доследование для устранения неполноты дознания или предварительного следствия.

Что касается обязанности суда по выявлению обстоятельств, уличающих обвиняемого в совершении преступления или оправдывающих его, то это не есть осуществление судом функций обвинения либо защиты, а есть выполнение требования закона об объективном подходе к исследованию материалов дела. Вне этого условия понятие исследования материалов дела потеряло бы процессуальный смысл.

Активность в исследовании доказательств при действии принципа состязательности должна принадлежать несомненно прокурору. Он, как орган уголовного преследования, обеспечивающий функцию обвинения, явившись в судебное заседание для поддержания обвинения, должен при допросах в судебном следствии задавать вопросы первым. Затем допрос ведут другие стороны, а поскольку задача суда - разрешить дело на основе состязательности сторон, то судьи в свою очередь ведут допрос последними. При допросе подсудимого этично предоставить право первым задавать вопросы защитнику.

В судах Оренбургской области на протяжении ряда лет проводился эксперимент по ведению такого порядка судебного следствия [12].

Правда, не все судьи охотно были склонны к его проведению, однако, те, кто пытался осуществить намерения экспериментаторов, могли отметить, что этот порядок ведения следствия снимал эмоциональную напряженность со стороны состава суда и позволял переключать внимание на восприятие исследуемых обстоятельств дела объективно, с подачи обеих сторон как обвинителя, так и защиты.

Если в начальном периоде проводимого эксперимента судьи как-то не сразу смогли себя психологически перестроить на отводимую им роль при допросе подсудимого, то сегодня в этом заметны существенные перемены. Обстановка и условия допросов подсудимого и других лиц в судебном следствии качественно меняются. Судьи пытаются создать такие условия, при которых проблема очередности постановки вопросов допрашиваемым лицам все же решится в пользу объективности и беспристрастности суда. Обеспечить умелое и целеустремленное управление состязанием сторон и ходом всего процесса в целом - это задача не из легких, и решить ее можно. Для этого требуется время и законодательное закрепление порядка ведения следствия с учетом состязательности судебного процесса.

Новое уголовно-процессуальное законодательство должно отличаться высокой степенью гуманизации. Усиление внимания к морально-нравственному аспекту позволит преодолеть свойственный действующему УПК примат публичных интересов над личными.

Ю.А. Ляхов, оценивая новую уголовно-процессуальную политику, достаточно убедительно выражает мысль о независимости судебной власти как неотъемлемой части механизма правового государства и что необходимо полностью очистить правосудие от наслоений тоталитаризма. Престиж суда намного возрастет, если он будет разрешать конфликт, а не вступать в него на стороне обвинения [13].



[1] Несмотря на некоторые различия в определении отдельными авторами сущности правосудия, общепринято рассматривать правосудие по уголовным делам как особую государственную деятельность, осуществляемую исключительно судом, в процессуальном порядке, установленном законом, которая направлена на достижение задач и целей уголовного судопроизводства. (См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, с. 9-14; Петрухин И.Л., Ватуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. - М., 1979, с. 17-47; Лупинская П.А. К вопросу о понятии правосудия по уголовным делам в свете Конституции СССР и нового законодательства о судоустройстве и судопроизводстве // Сб. научных трудов. - Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском надзоре. - М., 1981, с. 4-29; Мельников А.А. Понятие и содержание правосудия // Конституционные основы правосудия в СССР / А.М. Ларин, А.А. Мельников, И.Л. Петрухин и др., под ред. В.М. Савицкого, - М., 1981, с. 543; Бойков А.Д. Сущность социалистического правосудия и его виды // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. № 37. - М., 1982; Бушуев Г.И. Правосудие в социалистическом обществе // Сов. гос. и право, 1983, № 3, с. 62. Расширение правоохранительной и правозащитной роли суда, упрочение правового статуса участников уголовного процесса, развитие гарантий прав личности, переоценка приоритетных личностных начал в достижении поставленных целей, задач судопроизводства, не снижают значимости выработанного учеными единого понимания правосудия, которое осуществляется судебной властью посредством уголовного судопроизводства.

[2] Курс советского уголовного процесса, с. 186.

[3] Уголовный процесс. - М., 1992, с. 356.

[4] Ни одна проблема в течение более тридцати лет не была столь остро дискуссионной в теории советского уголовного процесса, как вопрос о состязательности. Наверняка можно признать, что и сегодня этот вопрос остается актуальным среди ученых, поскольку Конституция РФ закрепила состязательность как принцип уголовного судопроизводства, а действие его не распространяется на стадию предварительного расследования. Следователь осуществляет функцию обвинения, сам же принимает решение по всем вопросам процесса. Сторона обвинения (следователь, прокурор) противостоят защите, что никак нельзя признать состязательность принципом расследования.

[5] Даев В.Г. Еще раз о состязательности в уголовном судопроизводстве // Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам. Межвуз. сб. научных трудов. Калининград, 1990, с. 37.

[6] См.: Шимановский. Ходатайствам участникам уголовного процесса - максимум внимания // Российская юстиция, 1995, № 10, с. 49.

[7] См.: Некрасова М.П. Работа адвоката с доказательствами на предварительном следствии // Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам. Калининград, 1990, с. 56-57. Гуськова А.П. Использование судом документов при установлении обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, с. 63.

[8] См.: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам, с. 137-138.

[9] См.: Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. М., 1983, с. 6.

[10] См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса, 1971, с. 37.

[11] См.: постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

[12] По условиям эксперимента обвинительное заключение в судебном следствии читал прокурор либо секретарь судебного заседания. Вопрос первым при допросах в судебном следствии задавал прокурор. Данный эксперимент проводился по моей инициативе. Идея эксперимента была поддержана руководством Оренбургского облсуда. И с ведома Министерства юстиции РСФСР он был начат в 1988 году. Несмотря на то, что часть судей охотно откликнулась на эту идею и поддержала проведение эксперимента, были и такие, которые оказались противниками такого эксперимента и не участвовали в нем. В количественном отношении их было примерно поровну.

[13] См.: Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. Ростов, 1992, с. 59.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Понятие соучастия в преступлении и общие положения об уголовной ответственности соучастников
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Общие и специальные меры профилактики виктимизации несовершеннолетних
Классификация способов сокрытия преступления
Виды и основания ответственности за нарушения лесного законодательства России 19 века
Вернуться к списку публикаций