2014-06-13 18:16:47
ГлавнаяУголовное право и процесс — Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения



Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения


Объект и предмет мошенничества

Особенность мошенничества состоит в галопирующем (скачкообразном) его увеличении. Так, в 1993 г. было зарегистрировано 47981 фактов мошенничества, в 1994 – 65366, в 1995 – 67243, в 1996 – 74539, в 1997 – 77757, в 1998 – 76739, в 1999 – 83654, в 2000 – 78915, в 2001 – 75924, в 2002 – 69348, в 2003 – 87471. Снижение их количества в 1998-2002 гг. не означает прекращение его роста, а лишний раз подчеркивает высоко латентный характер этого преступного посягательства [1].

Объектом мошенничества является собственность, то есть общественные отношения по поводу имущества. Понимание собственности как общественного отношения в ракурсе учения об объекте Н.И. Коржанского [2] не противоречит, по мнению автора, толкованию собственности как правового блага, имущественного интереса, социальной ценности. Об этом свидетельствуют данные, полученные в ходе опроса ряда специалистов и обобщенные в процессе изучения монографических источников [3].

«Поскольку собственность представляет собой экономико-правовое понятие, – пишет О.Ф. Шишов, – ибо, воспринимаемая как чисто экономическое явление и не подкрепленная правом, она представляет собой фикцию, пустой звук, то всякое посягательство на собственность одновременно является и посягательством на право собственности» [4].

Надо сказать, что достаточно долгое время вопрос об объекте мошенничества в уголовно-правовой науке остается дискуссионным [5]. Собственность категория двуединая (экономическая и правовая). Экономическое содержание собственности как объекта преступления образуют отношения присвоения (для собственника) и отношения хозяйствования имущества (для иного владельца). Правовое содержание собственности составляют правомочия собственника, предоставленные ему ст. 209 ГК РФ [6]. Собственник вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом наиболее абсолютным образом. При этом основное содержание права собственности в ГК раскрывается через три важнейших правомочия собственника. Согласно п. 1 ст. 209 ГК собственник вправе своим имуществом: а) владеть, то есть реально им обладать; б) пользоваться, то есть извлекать из него выгоду, для которой имущество предназначено; по общему правилу, именно собственник получает от своего имущества плоды, продукцию и доходы; в) распоряжаться, то есть определять его юридическую судьбу: продавать, дарить, сдавать в аренду, отдавать в залог и т.п.

Автор полагает, что нельзя посягать на отношения собственности как экономической категории, причинить им ущерб, не затрагивая при этом отношения собственности как правовой категории и наоборот.

Классификация объекта мошенничества на родовой, видовой и непосредственный объект в научной среде споров не вызывает. Родовым объектом мошенничества, как следует из названия раздела VIII УК РФ, являются отношения в сфере экономики. Видовой объект соотносится с родовым как часть с целым, как вид с родом [7]. В качестве видового объекта мошенничества выступает собственность безотносительно к ее формам. Как утверждают некоторые авторы, отдельные формы собственности могут выступать в качестве непосредственного объекта при совершении конкретного мошенничества [8].

Относительно предмета мошенничества, органически связанного с объектом, среди теоретиков уголовного права разгорелась своего рода дискуссия.

Предметом мошенничества в соответствии со ст. 159 УК РФ признается чужое имущество и право на него. Понятие «имущество» уголовным законом не раскрывается. В главе 21 УК РФ имеет место двоякое понимание имущества: узкое (имущество как вещь) и широкое (имущество в целом). УК РФ, касаемо содержания «имущества» как предмета мошенничества, отсылает правоприменителя к нормам иных нормативных правовых актов.

Так, в соответствии с ГК РФ термин «имущество» понимается неоднозначно. Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. В данном случае имеется в виду конкретная вещь или вещи, владение которыми утрачено собственником и которые он вправе истребовать от лица, незаконно удерживающего их. В ином значении употребляется термин «имущество», когда под ним подразумевают объединение вещей и имущественных прав, имеющих денежную оценку (ст. 128 ГК РФ). В ст. 213 ГК указано, что в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество. В этом и других случаях право на имущество распространяется не только на вещи, но и на причитающиеся доходы и иные права. Известно и третье значение термина «имущество» – «наследство», под которым понимают все имущественные права и обязательства, которые переходят от наследодателя к наследнику. Согласно первому варианту понимания имущества, последнее подразделяется на вещи. В свою очередь важным является деление вещей на: 1) вещи, изъятые из оборота; 2) вещи, не изъятые из оборота; 3) вещи, ограниченные в обороте.

Изъятыми из гражданского оборота считаются объекты, которые не могут быть предметом сделок и иным образом переходить от одного к другому в рамках гражданско-правовых отношений. Так, Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» к объектам, изъятым из оборота, относит особо охраняемые природные территории – государственные природные заповедники, государственные природные заказники, национальные природные парки и т.д. (гл. 9) [9].

Ограничение оборотоспособности заключается в том, что отдельные объекты могут принадлежать лишь определенным участникам гражданского оборота либо их приобретение и (или) отчуждение допускается только на основании специальных разрешений. Виды таких объектов определяются в порядке, установленном нормативными актами. Так, постановлением Правительства РФ от 10 декабря 1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» утвержден Перечень продукции, поставки которой осуществляются потребителем, имеющим разрешение на ее применение в Российской Федерации [10]. К такой продукции относятся вооружение и боеприпасы к нему, ракетно-космические комплексы, шифровальная техника, радиоактивные вещества, яды и наркотические средства и т.д.

Поскольку правильное понимание термина «имущество» практически важно для квалификации деяния, нужно каждый раз определять его разновидность путем толкования текста правовой нормы, так как имущество выступает в качестве предмета мошенничества – преступления против собственности, и предмета мошенничества – преступления, посягающего на общественную безопасность (ст.ст. 221, 226 УК), здоровье населения и общественную нравственность (ст. 229 УК РФ).

По мнению автора, уголовный закон не должен предлагать свое, отличное от гражданского, определение имущества. Поэтому противопоставление «имущества» и «права на имущество» не основано на законе.

Бланкетность норм уголовного права позволяет, по мнению автора, рассматривать предмет мошенничества с учетом положений гражданского законодательства, определившего правовое значение материального объекта, обладающего рядом признаков.

Юридический признак означает отсутствие у лица права собственности на посягаемое чужое имущество. Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» предметом мошенничества является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество [11]. Изученная практика показала, что фактическое владение имуществом не является основанием для признания его своим. Так, А., взяв в долг у Б. деньги, передал ей в качестве обеспечения его возврата икону, похищенную им ранее, о чем Б. не было известно. В связи с тем, что А. не имел возможности возвратить долг, он решил завладеть иконой путем обмана. Реализуя свой умысел, А. попросил Б. на время передать икону, якобы обладающую чудодейственными свойствами для излечения тяжело больного сына. Завладев таким образом иконой, он продал ее В., а полученные деньги потратил на свои личные нужды. Приговором Тамбовского районного суда г. Тамбова А. был осужден за мошенничество [12]. Соглашаясь с вынесенным приговором, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что похищенная икона, хотя и принадлежала виновному, но не перестала быть для него чужим имуществом.

Физический признак означает, что предмет мошенничества всегда материален. Законодательное закрепление, а также признание некоторыми авторами права на имущество предметом мошенничества является исключением из этого признака [13], подтверждающим сам признак. Но право на имущество материализуется в документе, содержащем значимую для получения имущества информацию. По утверждению Л.B. Григорьевой «предметом мошеннических хищений могут выступать электричество и различные виды энергии; информация, заложенная в памяти ЭВМ...» [14]. Нельзя признать соответствующим закону мнение Л.B. Григорьевой относительно включения в предмет мошенничества электричества, различных видов энергии и т.д., считает С.М. Кочои [15]. Изучение уголовных дел показало, что в 95 % случаев электричество и различные виды энергии явились предметом преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ.

Наряду с указанными выше юридическим и физическим признаками, чужое имущество характеризуется признаком социальным, означающим, что предметом мошенничества могут быть только объекты, в которые вложен труд человека. Этим признаком мошенничество отличается от экологических преступлений [16]. К предмету мошенничества необходимо отнести свойство иметь определенную хозяйственную ценность (экономический признак).

Обоснованным, как представляется, является мнение Д. Батыгина о том, что «воспроизведение данного признака (чужое имущество), входящего в родовое понятие хищения, в видовых (содержащихся в ч. 1 ст.ст. 158-162 РФ) является грубым нарушением логических правил определения» [17]. Кроме того, использование в диспозиции указанных статей понятия «чужое имущество» не отличает одну форму хищения от другой и является лишним. Поэтому целесообразным представляется исключение из состава ст. 159 УК РФ словосочетания «чужое имущество». С этим выводом автора согласны 90 % опрошенных специалистов.

Во Франции имущество, принадлежащее близкому родственнику по восходящей и нисходящей линии, не признается чужим. Поэтому, следуя принципу гуманности, автор считает необходимым декриминализировать мошенничество, совершаемое в отношении имущества близких родственников, сформулировав дополнительный поощрительный пункт «5» к примечанию ст. 158 УК РФ: «Уголовное преследование за хищение имущества близких родственников осуществляется только на основании их жалобы». Данное предложение автора подтверждается данными опросов, согласно которым 80 % специалистов высказались в поддержку внесения указанного изменения.

Относительно понятия «права на чужое имущество» авторские позиции характеризуются значительным разбросом мнений. Так, по утверждению Т.Н. Борзенкова, таким правом может быть «право распоряжаться имуществом, которое уже находится во владении виновного как своим собственным, право получить (истребовать) имущество от третьего лица или социалистической организации» [18]. По мнению ряда ученых (Ю.И. Ляпунов, Т.П. Кригер, А.И. Рарог), «право на имущество не может быть идентифицировано с имущественными правами. Право на имущество – это юридическая категория, включающая в себя определенные правомочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом» [19]. Б.В. Волженкин, напротив, утверждает, что «при мошенничестве получение права на имущество может быть связано с приобретением незаконным путем не только отдельных правомочий собственника на чужое имущество, но и права требования имущества: вклад в банке, безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, заложенное имущество и др.» [20]. Авторы многочисленных комментариев к Уголовному кодексу Российской Федерации считают, что «предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, различных видах ценных бумаг» [21]; или: «мошенничество может быть связано и с приобретением права на чужое имущество, когда никакой материальный предмет (вещи, деньги, ценные бумаги) виновным не изымается из чужого владения и не обращается в пользу собственника или других лиц. Путем мошенничества субъект может приобрести право требования на чужое имущество: вклад в банке, безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, заложенное имущество» [22]; или: «предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него, отдельные правомочия по имуществу (например, виновный может завладеть правом пользования жильем)» [23].

По мнению Л.Д. Гаухмана, в такой разновидности мошенничества, как приобретение права на имущество, предмет преступления отсутствует [24].

Действительно, само право на имущество нельзя признать предметом преступления, под которым в теории обычно понимается материальный объект внешнего мира. Право таковым не является, а рассматривается в УК РФ как объект преступления (ч. 1 ст. 2). Вместе с тем ГК РФ определяет имущество не только как вещь, но и как имущественные права. Так, по мнению В.И. Плоховой, В. Порошкова, О.Н. Садикова, В.В. Чубарова, в разделе II ГК, посвященном вещным правам, под индивидуально-определенным имуществом понимаются как материальные вещи (станок, мебель и др.), так и в отдельных случаях имущественные права [25].

Именно имущество в целом, как указывалось выше, по мнению автора, следует признать предметом рассматриваемого состава преступления. В такой ситуации правильным представляется исключение из диспозиции состава о мошенничестве «права на имущество», поскольку оно охватывается понятием «имущество». С этим мнением автора согласились 75 % специалистов из числа опрошенных.

Заканчивая характеристику предмета мошенничества, следует отметить, что не являются предметом хищения документы, которые не содержат каких-либо имущественных прав или являются суррогатом валюты и в силу этого не выступают в качестве средства платежа, например счета, подлежащие оплате, товарные чеки торговых предприятий, товарные накладные, квитанции и т.д. Если они похищались виновным с целью их последующей подделки и использования в дальнейшем в качестве средства обманного получения имущественных ценностей либо денежных средств, содеянное должно квалифицироваться как приготовление к мошенничеству. Аналогичным образом при доказанности умысла на последующее хищение верхней одежды гражданина из гардероба ресторана, кафе, театра должна квалифицироваться кража у потерпевшего легитимационных знаков, то есть номерка, жетона, которые сами по себе предметом хищения не являются, но могут быть средством его совершения.

В процессе всестороннего изучения объекта и предмета мошенничества автор пришел к выводу о признании объектом мошенничества собственности как экономической и правовой категории, предметом мошенничества имущества в целом и о необходимости совершенствования следующих законоположений: 1) в ч. 1 ст. 159 УК РФ следует отказаться от «права на имущество», охватывающегося понятием «имущество»; 2) целесообразно исключить словосочетание «чужое имущество» из диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ ввиду наличия этого признака в родовом понятии «хищение»; 3) гуманно дополнить примечание ст. 158 пунктом «5» поощрительного содержания - «Уголовное преследование за хищение имущества близких родственников осуществляется только на основании их жалобы».



[1] См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002 г. — М.; ГИЦ МВД России, 2003. 44 с.; Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002 г. — М.: ГИЦ МВД России, 2003. 64 с.; Статистический сборник «Преступность и правонарушения. 1998-2002 гг.». - М.: ГИЦ МВД России, 2003. 180 с.

[2] См.: Коржааский Н.И. Объект преступления и предмет уголовно-правовой охране. – М., 1980. С. 74.

[3] См.: Бойцов А.И. Преступления против собственности. - Спб., 2002. С. 106; Гонтарь И,Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток, 1997. С. 130; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. - М., 1996. С. 147; Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. - М., 2001. С. 43.

[4] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Т. 2. - М., 1998. С. 4.

[5] См.: Никифоров Б.С. Объект преступления. - М., 1960. С. 155-174; Матышевский П.С. Ответственность за посягательства на социалистическую собственность по советскому уголовному праву: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - Киев, 1970. С, 20-22; Кригер Г.А. Указ. соч. С. 26-35; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. — М., 1997. С. 18.

[6] См.: ГК РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. 5 декабря. № 32. Ст. 3301; Векленко В.В. Преступления против собственности как уголовно-правовая фикция // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С. 12-13.

[7] См.: Фролов Е.А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Ученые труды. Вып. 10. - Свердловск, 1968. С. 203-204.

[8] См.: Тишкевич И.С., Тишкевич С.И. Квалификация хищений имущества. - Минск, 1996. С. 10; Верина Г.В. Квалификация преступлений против собственности граждан: Дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 1991. С. 22.

[9] См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-фЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. 14 января. № 2. Ст. 133.

[10] См,: Постановление Правительства РФ от 10 декабря 1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. 21 декабря. № 25. Ст. 2217.

[11] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 7. С. 2.

[12] См.: Архив Тамбовского районного суда г, Тамбова / Приговор Тамбовского районного суда г. Тамбова № 76-099-22.

[13] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Лебедева В.М. -М.,2001. С. 350.

[14] Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 11.

[15] См.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. — М., 2000. С. 175.

[16] См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. - М., 1979. С. 170.

[17] Батыгин Д. В УК не должно быть лишних слов // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 45.

[18] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. - М., 1971. С. 19.

[19] Комментарий к УК РФ. Особенная часть. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — М., 2001. С. 128.; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.В, Наумов. - М., 1997. С. 407; Уголовное право России. Особенная часть / Отв. ред. Б.Д. Здравомыслов. - М., 1996. С. 138.

[20] Волженкин Б.В. Мошенничество. – СПб., 1998. С. 23.

[21] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М., 1996. С. 128.

[22] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - Ростов-на-Дону, 1997. С. 368.

[23] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М., 1996. С. 407.

[24] См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 65.

[25] См.: Комментарий к части первой ГК РФ / Под ред. О.Н. Садикова. - М., 1997. С. 254, 269; Порошков В. Специфика имущественных прав // Российская юстиция, 2000. № 5. С. 15; Плохова В.И. Криминологическая и правовая обоснованность составов ненасильственных преступлений против собственности: Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. - Екатеринбург, 2003. С. 11.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Особенности понимания института смертной казни в XVIII - XIX веках
Квалифицированные виды налоговых преступлений
Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления
Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.
Вернуться к списку публикаций