2014-06-13 18:01:17
ГлавнаяУголовное право и процесс — Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения



Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения


Квалификация посягательств, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием по предварительному сговору векселедателя и одного из векселедержателей

Выдача дружеского или встречного векселя. Важным при квалификации факта выдачи дружеского или встречного векселя является то, что данное деяние осуществляется по предварительному сговору двух лиц – векселедателя и первого приобретателя. В случае с нормальным дружеским или встречным векселем стороны не стремятся к хищению чьего-либо имущества. Их цель – получить необеспеченный кредит, естественно, с последующим его возвратом. Умысел на хищение появляется обычно позднее – после того, как станет очевидной невозможность выполнения обязательств по возврату кредита и оплате векселя. Поэтому даже теоретически случаи, когда договоренность о выдаче дружеского или встречных векселей преследует уголовно наказуемое стремление к хищению, не часты.

Несмотря на доказанность умысла следует помнить, что вследствие только выдачи дружеского или встречных векселей невозможно хищение чьего бы то ни было имущества. Чтобы оно произошло, дружеский или встречный вексель нужно кому-то продать (учесть) или заложить. Предварительная договоренность с банком об учете таких векселей не меняет ситуации. Поэтому саму по себе выдачу дружеского или встречных векселей нельзя квалифицировать не только как оконченное преступление, но и даже как покушение на хищение. Можно предложить квалификацию данного деяния лишь как приготовление к хищению имущества третьего лица (того, которому эти векселя удастся продать) в форме мошенничества.

Ответственность за приготовление к мошенничеству наступает только тогда, когда речь идет о приготовлении к деянию с квалифицирующими признаками (состав, предусмотренный в ч.ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ).

Оставление векселя в обращении после его оплаты. Векселедержатель, получивший платеж, может договориться с векселедателем, который этот платеж произвел, о том, чтобы последний не забирал у него вексель. Для векселедателя эта ситуация представляет опасность, поскольку векселедержатель может индоссировать вексель добросовестному приобретателю и тем самым создать предпосылки для обязания векселедателя повторить оплату. Поэтому сознательное сохранение векселедателем такого документа в руках у векселедержателя возможно только тогда, когда он твердо уверен в том, что векселедержатель изберет другой вариант поведения, а именно предъявит регрессный иск из факта неплатежа по векселю к индоссантам и авалистам.

Для этого необходимо лишь совершение протеста векселя, каковой последует немедленно после отказа векселедателя нотариусу производить платеж. Имея на руках опротестованный вексель и акт о протесте, векселедержатель получает возможность взыскать сумму векселя еще раз с одного или нескольких должников, обязанных в порядке регресса. Полученное делится между векселедателем и взыскателем.

Совершение такого «взыскания» представляет собой мошенничество; обращение в суд с иском о взыскании, закончившееся неудачей, – покушение на мошенничество; сам факт оставления векселя после оплаты на руках получателя платежа для совершения в будущем хищения – приготовление к совершению мошенничества [1].

В заключение автор сформулировал следующие выводы.

Во-первых, особенности квалификации деяний, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием векселедателем простого векселя, заключаются в следующем: 1) получение денежных средств (отсрочки уплаты денежных средств), оформленное векселем, при наличии умысла не оплачивать вексель должно квалифицироваться как покушение на совершение мошенничества. Неоплата векселя, предъявленного его держателем при наступлении срока платежа, составляет оконченное мошенничество; 2) получение чужого имущества векселедателем, выдавшим заведомо неправильно составленный вексель, повлиявший на неверное представление приобретателей о характере обязательства, а в случае подлога подписи – о самом факте существования обязательства и его субъекта, квалифицируется как мошенничество.

Во-вторых, автор предлагает различные варианты квалификации деяний, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием первым приобретателем векселя:

1) а) передача векселя, составленного по воле векселедателя, но оказавшегося в обороте против его воли, недобросовестным приобретателем по индоссаменту добросовестному приобретателю, которому векселедатель не сможет противопоставить возражения, основанные на отсутствии основания вексельного обязательства, может квалифицироваться как приготовление к мошенничеству (ч. 1 ст. 30 и ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ) путем обмана третьего лица (нового добросовестного приобретателя векселя);

б) завладение недобросовестным приобретателем векселем, составленным против воли векселедателя с целью совершения хищения, квалифицируется как приготовление к мошенничеству только при наличии признаков, предусмотренных ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ;

2) передача векселедержателем заведомо безосновательного векселя третьему лицу, повлекшая обогащение отчуждателя за счет средств, которые мог бы сохранить приобретатель векселя, зная о недостатках покупки, представляет собой частный случай мошенничества. Одно лишь предложение приобрести безосновательный вексель (предъявление его к учету) необходимо квалифицировать как покушение на мошенничество;

3) получение кредита путем сознательного предоставления в залог безосновательных векселей квалифицируется как покушение на мошенничество. Факт неоплаты векселей по мотиву их безосновательности должен считаться моментом совершения мошенничества;

4) предъявление безосновательного векселя с требованием его оплаты составляет покушение на мошенничество. Хищение имущества путем обмана и злоупотребления доверием псевдодолжника в результате предъявления безосновательного векселя квалифицируется как мошенничество (ст. 159 УК РФ).

В-третьих, особенности квалификации посягательств, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием по предварительному сговору векселедателя и одного из векселедержателей, сводятся к следующему: 1) выдача дружеского или встречного векселя, совершенная по предварительному сговору двух лиц – векселедателя и первого приобретателя – квалифицируется как приготовление к хищению имущества третьего лица в форме мошенничества; 2) оставление векселя после оплаты на руках получателя платежа для совершения в будущем хищения имущества авалиста квалифицируется как приготовление к совершению мошенничества; обращение векселедержателя в суд с иском о взыскании имущества векселедателя, погасившего вексель, закончившееся неудачей, квалифицируется как покушение на мошенничество; «взыскание» имущества авалиста в порядке регресса представляет собой мошенничество.


Осокин Роман Борисович



[1] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Н. Кудрявцева. - М., 1998. С. 723; Белов В.А. Вексельные преступления // Законодательство. 1997. № 5. С. 43-44; Белов В.А. Преступления, совершаемые первым приобретателем векселя // Законодательство. 1997. № 3. С. 32-41.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы
Квалификация коммерческого подкупа по УК РФ
Понятие личности обвиняемого
Новые тенденции международной уголовной политики в законодательном регулировании защиты участников уголовного процесса
Вернуться к списку публикаций