2014-06-13 18:01:17
ГлавнаяУголовное право и процесс — Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения



Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения


Квалификация деяний, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием первым приобретателем векселя

Одним из наиболее распространенных по технике совершения мошенничества является получение векселя от его составителя против воли последнего и без надлежащего экономического (правового) основания [1]. С точки зрения уголовного права следует отличать ситуацию, когда вексель был составлен по воле векселедателя, но оказался в обороте против его воли, от случая, когда само составление векселя произошло против воли векселедателя. Уголовно-правовая квалификация данных деяний зависит от того, с какого момента нужно считать возникшими вексельное обязательство и сам вексель как вещь. Если таким моментом признать момент составления векселя, то первый из описанных случаев – неправомерное завладение векселем, составленным по воле векселедателя – следует квалифицировать в определенных случаях как хищение в форме мошенничества (хищение путем обмана).

Если же вексель следует признать существующим только с момента его сознательной выдачи (получения добросовестным приобретателем), то квалификация существенно усложнится. Если до момента попадания в оборот вексель еще не является векселем и не имеет силы, а само попадание его в оборот происходит против воли его составителя, можно утверждать, что знающий об этом первый приобретатель не получает по данному векселю никаких прав. В отношении первого приобретателя векселя данный документ не только не является векселем, но и вообще не представляет какой-либо ценности, ибо такому приобретателю должник по векселю всегда может противопоставить возражения, основанные на отсутствии основания возникновения вексельного обязательства – волевой выдачи векселя [2]. Противопоставление таких возражений означает неприменение в отношениях между векселедателем и первым приобретателем векселя принципа публичной достоверности, что вполне возможно при доказанности недобросовестности приобретателя. Поэтому одно только получение документа, названного векселем (при условии, что он признается имеющим силу с момента его сознательного волевого выпуска в оборот), по общему правилу, не должно квалифицироваться как уголовно наказуемое деяние, ибо оно само по себе не причиняет имущественного ущерба векселедателю. Имущественный ущерб будет причинен тогда, когда такой приобретатель векселя передаст его по индоссаменту добросовестному приобретателю, которому векселедатель не сможет противопоставить возражения, основанные на отсутствии основания вексельного обязательства. Поскольку безосновательное получение векселя есть, в этом случае, предпосылка для причинения имущественного ущерба, при доказанности умысла на такое последующее причинение, данное деяние может квалифицироваться как приготовление к мошенничеству путем обмана третьего лица (нового добросовестного приобретателя векселя). По действующему УК уголовная ответственность наступает только за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ст. 30). Мошенничество, в соответствии с ч.ч. 4 и 5 ст. 15 и ч. 3 и 4 ст. 159 УК, может относиться к категории тяжких преступлений, если оно совершено с использованием своего служебного положения, в крупном размере, организованной группой, в особо крупном размере, – только за него и может наступить уголовная ответственность. В целях обеспечения эффективного привлечения к ответственности за приготовление к мошенничеству, совершенному при вексельной форме расчетов, которая является частью безналичной формы расчетов и, учитывая повышенную степень общественной опасности обмана и злоупотребления доверием при совершении мошенничества с использованием векселей, целесообразно предусмотреть в ч. 3 ст. 159 УК РФ такой квалифицирующий признак, как мошенничество, совершенное «при безналичной форме расчетов». Таким способом будет осуществлен перевод мошенничества с использованием векселей из преступлений средней тяжести в категорию тяжких преступлений.


Сравнительная таблица вариантов квалификации посягательств, совершенных путем обмана и злоупотребления доверием при вексельной форме расчетов


Деяние: безосновательное завладение документом

Вексель имеет силу:

С момента составления

С момента сознательной выдачи

Тайное

Кража (ст. 158 УК)

Приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого мошенничества (ч. 3 или 4 ст. 159 УК, через ст. 30 и 15 УК), при доказанности умысла на передачу векселя добросовестному приобретателю.

Открытое

Грабеж (ст. 161 УК)

С насилием

Разбой (ст. 162 УК)

Под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, распространения позорящих сведений либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Вымогательство (ст. 163 УК)

С обманом

Мошенничество (ст. 159 УК)


Второй случай – принуждение к составлению векселя незаконными действиями и завладение составленным вследствие этого векселем – также может квалифицироваться по-разному. Если исходить из того, что вексель имеет силу с момента его сознательной выдачи векселедателем, то принуждение к его составлению должно рассматриваться, при наличии квалифицирующих признаков, как принуждение к участию в приготовлении преступления. Ни само принуждение, ни участие в приготовлении преступления по принуждению не составляют уголовно наказуемых деяний, поэтому квалификации подлежит только завладение таким векселем с целью совершения мошенничества с признаками ч. 3 или 4 ст. 159 УК.

Передача векселя третьему лицу, когда передающему известно, что данный вексель является безосновательным – также весьма распространенный случай в современной российской вексельной практике. Под безосновательным в собственном смысле этого слова векселем понимается вексель, оказавшийся в обороте без достаточного правового основания. Так, в рассмотренных случаях шла речь о безосновательных векселях, то есть оказавшихся в обороте против воли их составителя. Чаще такие векселя называют безденежными.

Вексель может называться безосновательным и по другой причине – из-за утраты в процессе обращения своей основательности вследствие неисполнения первым приобретателем векселя обязанности, в расчете на которую данный документ был выдан. Если покупатель в оформление своего обязательства оплатить товар выдал продавцу вексель, который продавец получил, однако впоследствии не исполнил своей обязанности по поставке товара [3], обязанность покупателя оплачивать вексель (платить покупную цену), естественно, отпадает за отсутствием основания. В таких случаях говорят, что основание возникновения вексельного обязательства отпало после возникновения самого обязательства. Из-за того, что данный случай отпадения основания вексельного обязательства – невыполнение обязанности товарной поставки – является на практике самым распространенным, векселя, основание которых отпало впоследствии, называют бестоварными. Может случиться и так, что лицо, уже получившее по векселю платеж, откажется передавать его плательщику и индоссирует его добросовестному приобретателю – это тоже будет безосновательный вексель.

Разумеется, об образовавшейся неосновательности векселя знают, как правило, только непосредственные участники правоотношения, из которого был выдан вексель, а потому и возражениями из безосновательности можно мотивировать отказ в платеже только тогда, когда требование о нем заявляется непосредственным участником этого правоотношения (первым приобретателем векселя, лицом, получившим платеж).

Можно встретить и иное значение характеристики векселя как «безосновательного» – для описания векселей, выданных без надлежащей экономической подоплеки. Так, например, два безусловно доверяющих друг другу лица могут договориться о том, что одно из них выдает другому вексель, а это другое (приобретатель) продает вексель, использует полученные деньги в собственной предпринимательской деятельности и к сроку платежа за счет полученной им прибыли выкупает (оплачивает) вексель. Естественно, лицо, выдающее такой вексель, должно, во-первых, доверять деловой репутации векселеприобретателя – быть уверенным, что полученные деньги он использует в производительных целях и окажется способным оплатить вексель, а во-вторых – доверять его честному слову, не сомневаться в том, что полученные им средства не будут похищены. Кроме того, выдать такой вексель может согласиться только лицо, желающее оказать безвозмездную помощь благосостоянию того, кого оно предполагает снабдить этим векселем. Из-за того, что подобные векселя могут применяться только лицами, пользующимися не только безусловным доверием друг друга, но и стремящимися к бескорыстному сотрудничеству и взаимопомощи, такие векселя называются дружескими или приятельскими.

В тех случаях, когда лица не желают выходить за рамки деловых отношений, дружеские векселя могут перерасти в векселя встречные. При совершении операции обмена векселями каждый вексель является основанием выдачи другого векселя; оплата каждого из них осуществляется из средств, полученных от учета встречных векселей.

Наконец, бывает так, что стороны каких-либо сделок договариваются о том, что должник выдает кредитору вексель, каковой тот имеет право предъявить ко взысканию только в случае неисполнения должником какого-либо обязательства. Такие векселя называются гарантийными.

Юридическая сила дружеских, встречных и гарантийных векселей не может быть подвергнута никакому сомнению, чего нельзя сказать об их экономическом обеспечении. Если классический вексель выдается для оформления факта получения кредита под конкретную сделку (обычно товарную, то есть оформляющую коммерчески выгодную (прибыльную) операцию), то последние три названные вида векселей не имеют такого обеспечения. В случае предъявления их к платежу добросовестными приобретателями последние сталкиваются с честным словом и благими намерениями, векселем аналогичного содержания и фактически уже нарушенным обязательством – «обеспечением» соответственно дружеского, встречного и гарантийного векселей.

Вопрос о распределении убытков, возникших у держателей таких векселей, должен обсуждаться по нормам гражданского права. Однако ни в одном из случаев эти нормы не позволяют полностью переложить эти убытки только на векселедержателя, даже при грубой неосторожности с его стороны. Следовательно, налицо будет причинение ущерба имуществу векселедержателя со стороны лица, намеренно продавшего ему заведомо неосновательный вексель. Чаще всего жертвами таких деяний становятся банки, ибо именно они профессионально занимаются скупкой векселей с целью получения прибыли (учетом векселей). Как бы банки ни старались проверять все принимаемые к учету векселя на предмет их основательности, нередко бывает, что среди нормальных товарных векселей в их портфель попадают встречные, гарантийные и дружеские векселя, а еще чаще векселя безденежные и бестоварные.

По мнению автора, лицо, которое не знало и не могло знать о его безосновательности, а будучи осведомленным об этом – не приобрело бы вексель или приобрело бы за меньшую цену или на иных, более льготных для него условиях, должно при неполучении по этому векселю платежа признаваться понесшим имущественный ущерб, причиной которого явился обман, выразившийся в недобросовестном поведении стороны, не сообщившей при совершении сделки о существенном недостатке ее предмета [4]. Следовательно, отчуждение безосновательного (в широком смысле слова) векселя, которое повлекло обогащение отчуждателя за счет средств, которые мог бы сохранить приобретатель векселя, зная о недостатках покупки, представляет собой частный случай состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ – мошенничества. Соответственно, одно лишь предложение приобрести безосновательный вексель (предъявление его к учету) составляет покушение на мошенничество [5].

Кроме того, учет гарантийного, безденежного и бестоварного векселей без права их обратного выкупа может причинить ущерб также и лицу, выдавшему соответствующий вексель. Этот случай будет иметь место тогда, когда лицо, выдавшее, например, гарантийный вексель, исполнит обязательство, обеспечиваемое этим векселем. Такое исполнение позволит ему требовать возврата этого векселя от его приобретателя, чего последний, естественно, сделать не сможет из-за отчуждения им векселя третьему лицу. В том случае, когда гарантийный вексель будет предъявлен его добросовестным приобретателем к взысканию и векселедатель его оплатит, он понесет имущественный ущерб, причиной которого стало индоссирование гарантийного векселя. Поскольку это же индоссирование стало причиной обогащения индоссанта, также можно говорить о совершенном мошенничестве, в данном случае – мошенничество, совершенном путем злоупотребления доверием [6].

Обращаем внимание, что признаки мошенничества будет иметь передача векселя, оформленная индоссаментом любого типа. Важно лишь, чтобы такой индоссамент освобождал приобретателя векселя от возражений его правопредшественника. Такими индоссаментами являются индоссамент классический (передаточный) и залоговый.

Получение кредита под залог безосновательных векселей. Напрашивающаяся квалификация этого деяния в соответствии со ст. 176 УК РФ («Незаконное получение кредита») будет ошибочной. Диспозиция данной статьи предусматривает, что незаконность получения кредита должна заключаться в предоставлении кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии заемщика «с целью сокрытия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок» [7]. Сокрытие фактов безосновательности векселей, предлагаемых для залога, не является сообщением ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии заемщика и не способствует само по себе созданию в глазах кредитора неправильного представления о платежеспособности заемщика. Обладание заемщика безосновательными векселями не может расцениваться и как свидетельство того, что сумма кредита не может быть возвращена заемщиком в срок. Залог – это всего лишь способ обеспечения исполнения обязательств, используемый на «крайний случай». Нормальной является ситуация, когда кредит возвращается заемщиком самостоятельно, а не из выручки от реализации предмета залога.

По указанным причинам один лишь факт получения кредита под залог необеспеченных векселей не может квалифицироваться не только по ст. 176, но и даже по ст. 159 УК РФ, т.е. не составляет даже мошенничества, ибо получение кредита (займа) не есть хищение денег – последнее представляет собой неправомерное завладение чужими деньгами, в то время, как кредит и заем – результат совершения правомерных сделок. Вопрос о покушении на мошенничество может быть поставлен только при доказанности того, что залогодатель сознательно предоставил в залог безосновательные векселя, а также доказанности умысла на неисполнение обязательства, обеспеченного залогом безосновательных векселей. При нарушении обязательства, обеспеченного залогом безосновательных векселей, необходимо доказать увеличение имущества залогодателя (должника) и уменьшение имущества кредитора. Последнее может быть доказано в том случае, если заложенные ему векселя не были оплачены [8]. Именно факт неоплаты векселей по мотиву их безосновательности должен считаться моментом совершения мошенничества.

Если же оплата безосновательных векселей, предъявленных добросовестным приобретателем, все-таки последует, то следует помнить, что такая оплата причиняет ущерб векселедателям. Естественно, они могут обвинить своего контрагента – первого приобретателя векселей – в мошенничестве путем обманной передачи безосновательного векселя.

Предъявление к взысканию безосновательного векселя его первым приобретателем также нередко встречается в сегодняшней России.

На практике предъявление к взысканию безосновательного векселя, даже произведенное его первым приобретателем, может стать причиной противоправного завладения имуществом векселедателя.

Лицо, знающее о том, что имеющийся у него вексель является безосновательным (обычно, как мы уже отмечали, таким лицом является первый приобретатель векселя) и, тем не менее, предъявляющее его ко взысканию, не может не осознавать неправомерности собственных требований. Следовательно, его действия по предъявлению безосновательного векселя ко взысканию имеют своей целью неосновательное приобретение имущества за счет уменьшения имущества векселедателя. Векселедатель может согласиться с требованиями лица и уплатить требуемую у него сумму в силу недостаточной юридической грамотности или будучи введенным в заблуждение ложными заверениями векселедержателя о правах и обязанностях из векселя. В этом случае неправомерное завладение чужим имуществом происходит путем обмана и, отчасти, злоупотребления доверием должника (последний, доверяя векселедержателю, не предпринимает попыток выяснить у третьих лиц, каково в действительности состояние правового регулирования вопроса). Следовательно, первый случай должен квалифицироваться как мошенничество (ст. 159 УК РФ). Данное преступление будет считаться совершенным (оконченным) тогда, когда векселедатель оплатит вексель. Сам же факт предъявления безосновательного векселя с требованием его оплаты составляет покушение на совершение мошенничества.



[1] См.: Белов В.А. Вексельные преступления // Законодательство. 1997. № 5. С. 37-38; Белов В.А. Преступления, совершаемые первым приобретателем векселя // Законодательство. 1997. № 3. С. 32-41.

[2] См.: Белов В.А. Вексельные преступления // Законодательство, 1997. № 5. С. 41-42; Белов В.А. Преступления, совершаемые первым приобретателем векселя // Законодательство. 1997. № 3. С. 32-41.

[3] См.: Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.В. Наумов. - М., 1996. С. 409.

[4] См.: Комментарий к УК РФ / Под ред. Г.А. Кригер. - М., 1996. С. 408.

[5] См.: Полянский Н.Н. Вексельные злоупотребления // Право и жизнь. 1926. № 1. С. 84.

[6] Комментарий к УК РФ / Под ред. Г.А. Кригер. - М., 1996. С. 409. В случае передачи гарантийного векселя злоупотребление доверием состоит в нарушении соглашения о невозможности передачи векселя, которое является основанием для взыскания ущерба, причиненного состоявшейся передачей; это соглашение о распределении бремени ответственности по векселю.

[7] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.М. Яковлева. - М., 1997. С. 449.

[8] Право залогодержателя требовать оплаты заложенных ему векселей предусмотрено в ст. 19 «Положения о векселях» // Свод Законов СССР. Т. 5. С. 586.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Исполнитель преступления как особый вид соучастника по уголовному праву России
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства
Вернуться к списку публикаций