2014-05-22 14:02:47
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие, сущность и значение очной ставки



Понятие, сущность и значение очной ставки


В Уголовно-процессуальном законодательстве большинства западных стран очную ставку считают разновидностью допроса. Например, весьма своеобразно она трактуется в уголовно-процессуальном законодательстве Германии. «Очная ставка - это часть допроса при, которой обвиняемый, находящийся среди группы лиц, демонстрируется тайно или открыто свидетелям или жертвам с целью идентификации или непосредственно встречаются лица, участвующие в предварительном расследовании для выяснения противоречащих показаний» [25]. Свидетель обязан дать согласие на очную ставку даже в том случае, если он вправе отказаться от дачи показаний по делу, а обвиняемый и тогда, когда он не сообщает никаких данных. Таким образом, очная ставка может осуществляться в двух вариантах. Первый из них - это следственное действие, именуемое у нас предъявлением лица для опознания, лишь с той разницей, что там такое предъявление может осуществляться тайно для опознаваемого. Второй вариант - очная ставка в нашем понимании.

В свою очередь, актуальность точного определения сущности очной ставки вызвана научной дискуссией по вопросу, какие тактические приемы должны применяться при ее производстве: тактические правила проведения допроса или самостоятельные, обособленные от приемов допроса, правила. В криминалистической литературе высказана мысль о том, что при подготовке и проведении очной ставки «применимы общие положения тактики допроса и тактические приемы, используемые при допросе свидетелей и потерпевших, обвиняемых и подозреваемых (в соответствии с тем, кто является участниками очной ставки)» [26]. Однако, практика опровергает механическое перенесение правил допроса на очную ставку, так как это не приносит ожидаемых результатов и отрицательно влияет на раскрытие преступлений.

Одной из первых ученых криминалистов обосновавших, что очная ставка не является ни разновидностью, ни особой формой допроса, а представляет самостоятельное следственное действие, отличное по своей цели и задачам от допроса по праву считается В.Е. Коновалова. Она предлагает следующую дефиницию этого следственного действия: «Очная ставка может быть определена как следственное действие, имеющее своей задачей получение доказательств по делу и состоящее в одновременном допросе двух лиц (двух свидетелей, двух обвиняемых, свидетеля и обвиняемого) судебно-следственными органами в целях устранения существенных противоречий, имеющихся в показаниях этих лиц, и установлению истины» [27].

В.Е. Коновалова одной из первых попыталась определить специфику очной ставки как самостоятельного следственного действия, которая, по её мнению, заключается в следующем:

1. Целью допроса является получение сведений от данного лица об известных ему обстоятельствах, целью же очной ставки является устранение в показаниях двух лиц противоречий, путем выяснения причин возникновения этих противоречий;

2. При производстве очной ставки допрос осуществляется относительно той части показаний, которая содержит существенные противоречия, при допросе же свидетель или обвиняемый даёт показания относительно всех известных ему обстоятельств;

3. Очная ставка является следственным действием, направленным на получение доказательств, которые нередко существенно отличаются от доказательств, полученных при ранее произведенных допросах свидетелей и обвиняемых;

4. Организация очной ставки существенно отличается от организации допроса. Допрос производится наедине, между тем, очная ставка предполагает участие в ней двух допрашиваемых лиц [28].

В определении, обоснованном В.Е. Коноваловой впервые указывается на задачу и цель очной ставки (хотя и не совсем точно), подчеркивается, что она проводится и судебными органами, делается попытка очертить круг её участников. Однако и эта дефиниция не совершенна, и не отражает в полном объеме сущности данного процессуального действия. Во-первых, в определении ничего не говорится о том, что очная ставка - самостоятельное действие, хотя, как мы уже отмечали, В.Е. Коновалова одна из первых в те времена из немногих криминалистов придерживалась именно этой точки зрения. Во-вторых, В.Е. Коновалова допускает логическое противоречие, вначале определяя очную ставку лишь как следственное действие, а затем признавая, как и большинство юристов, возможность проведения её в суде. На наш взгляд, более правильным было бы определение очной ставки как процессуального действия. В-третьих, при перечислении круга участников в понятии не указывается потерпевший, подозреваемый и иные участники процесса, а это не соответствует нормам действующего уголовно-процессуального кодекса. Так же В.Е. Коновалова обходит молчанием и то положение, что очная ставка возможна лишь между лицами, ранее допрошенными.

В шестидесятые годы позиция В.Е. Коноваловой жестко критиковалась. Видный ученый процессуалист М.С. Строгович даже писал: «Следует признать явным недоразумением утверждение В.Е. Коноваловой, что очная ставка не есть особая форма допроса...» [29]. Но первым быть всегда не легко. С течением времени все больше ученых стало склоняться к тому, что очная ставка является самостоятельным процессуальным действием, отличающимся от других по своим целям, процессуальному порядку и тактике производства.

Так профессор B.C. Комарков определяет очную ставку как самостоятельное следственное действие, состоящее в попеременном допросе в присутствии друг друга двух ранее допрошенных лиц об обстоятельствах, в отношении которых они дали существенно противоречивые показания [30]. Автор правильно подчеркивает, что допросу на очной ставке должны подвергаться только лица, ранее допрошенные и в их показаниях обнаружены существенные противоречия. Однако B.C. Комарков ничего не говорит о цели и задачах указанного действия, упускает возможность производства очной ставки в суде. Одним из недостатков данного понятия можно признать и тот факт, что автор не дает перечень лиц, между которыми возможно производство очной ставки, не упоминает о способах устранения существенных противоречий.

В семидесятые годы в своей диссертационной работе, посвященной теории и практике очной ставки на предварительном и судебном следствии B.C. Максимов формулирует дефиницию, которая, на наш взгляд, достаточно полно отражает наиболее существенные стороны структуры данного следственного действия, согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, действовавшего в тот период. Он определяет очную ставку как самостоятельное процессуальное действие, состоящее в одновременном допросе двух ранее допрошенных лиц (свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых) в присутствии друг друга по поводу одного и того же обстоятельства, имеющего своей задачей устранить существенные противоречия в их показаниях с целью установления истины путем проверки имеющейся информации и получения новых доказательств [31].

Несколько иное определение очной ставки предлагает в своем диссертационном исследовании Н.В. Бахарев: «Очная ставка - самостоятельное следственное действие, заключающееся в попеременном допросе в присутствии друг друга двух ранее допрошенных по одним и тем же обстоятельствам дела лиц из числа свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, анализе и непрерывном сравнении (сопоставлении) поступающих показаний для устранения в них существенных противоречий в целях установления истины по делу» [32]. В отличие от B.C. Максимова, Н.В. Бахарев ограничивает возможность производства очной ставки стадией предварительного расследования, признавая её следственным, а не процессуальным действием. Что, на наш взгляд, не совсем соответствует действительности. Как свидетельствует практика, на судебном следствии судьи довольно часто прибегают к проведению комбинированных, круговых и обычных очных ставок, а это, в свою очередь, значительно повышает шансы правоохранительных органов на установление истины по уголовным делам. Н.В. Бахарев в данном определении справедливо подчеркивает необходимость использования при производстве очной ставки комбинации познавательных приемов, таких как сравнение и анализ, четко определяет главную задачу и цель рассматриваемого действия, что позволяет признать его дефиницию одной из наиболее точно отражающих сущность и назначение очной ставки.

В силу изменений, привнесенных законодателем в Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года, даже такие наиболее удачные интерпретации определений очной ставки требуют определенного переосмысления. Прежде всего, как уже отмечалось ранее, ныне действующее законодательство не ограничивает количество участников очной ставки двумя лицами, в отличие от УПК РСФСР 1960 года, в котором это положение было одним из основных постулатов правомерности производства рассматриваемого следственного действия. Кроме того Уголовно-процессуальный кодекс РФ значительно расширил круг субъектов судопроизводства, которые могут быть приглашены для проведения очной ставки. Теперь посредством её производства органы уголовного преследования и суд вправе проверить истинность показаний участников процесса как со стороны обвинения и защиты, так. и иных участников уголовного судопроизводства. Главными требованиями законности осуществления очной ставки остаются обязательный предварительный допрос её участников по одному делу и наличие существенных противоречий в показаниях этих лиц по одним и тем же обстоятельствам. Эти новеллы УПК РФ обязательно должны найти свое отображение в определении очной ставки.

Эффективность любого процессуального. действия зависит от компетенции следователя, суда, обеспеченности их информацией, правильно поставленных цели и задачи, оптимально выбранных для их достижения. Конкретизация задач [33] и цели [34] очной ставки имеет немаловажное значение для следователя, так как точно очерчивает круг подлежащих выяснению обстоятельств.

При проведении очной ставки следователю задано и требуется разрешить, почему у двух лиц, ранее допрошенных по одному и тому же факту, обстоятельству, имеются существенные противоречия. Ответ на этот вопрос и будет задачей очной ставки. Выполнить её - значит выяснить, почему возникли существенные противоречия в показаниях, и приложить усилия к их устранению. Целью очной ставки является получение от допрашиваемых объективных и полных показаний. Разумеется, задача и цель очной ставки могут быть достигнуты при условии соблюдения процессуальных норм и применения тактических приёмов её проведения.

С.А. Шейфер вполне обоснованно выдвигает цель одним их критериев классификации следственных действий. Исходя из этого, автор все следственные действия подразделяет на: 1) способы собирания и 2) способы проверки (исследования) доказательственной информации. К первой группе он относит допрос, ко второй - очную ставку.

С.А. Шейфер приходит к выводу, что очная ставка - самостоятельное следственное действие. Он пишет: «При очной ставке ... подвергаются исследованию сведения, изложенные лицом на допросе, предшествовавшем проверке» [35].

Но, на наш взгляд, очная ставка является средством не только проверки имеющихся, но и получения новых доказательств.

Анализ следственной практики показывает, что наряду с установлением истины по спорным обстоятельствам в ходе очной ставки могут быть разрешены и некоторые частные, дополнительные задачи. К их числу относятся:

1. Преодоление добросовестного заблуждения допрашиваемого. Проведение с добросовестно заблуждающимся лицом очной ставки весьма благотворно сказывается на восстановлении в его памяти забытого. Этому способствует непосредственное воспроизведение в деталях одним участником очной ставки своих показаний другому. Иногда даже внешность добросовестного участника очной ставки оживляет у заблуждающегося лица ассоциативные связи и облегчает ему воспоминание ранее воспринятых событий.

2. Разоблачение лжи одного из допрашиваемых. Нередки случаи, когда очные ставки на предварительном следствии проводятся с целью разоблачения лжи допрашиваемых. Здесь специфической особенностью является то, что следователь организует правомерное психологическое воздействие на лицо, дающее ложное показание. Средством такого воздействия выступают показания и поведение добросовестного допрашиваемого. Результативность очных ставок во многом зависит и от активности самого следователя. Решающим является своевременное и оправданное применение определенных тактических приемов, направленных на разоблачение лжи недобросовестного участника, таких как: предъявление на очной ставке доказательств, проведение очной ставки в сочетании с допросом, использование следователем «слабых мест» психики недобросовестного участника, детализация предмета очной ставки, изменение темпа очной ставки на форсированный или замедленный в зависимости от конкретной ситуации.

3. Укрепление волевых качеств, позиции обвиняемого, давшего правдивые показания. А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко правильно указывают, что такие очные ставки необходимы как средство укрепления позиции признавшегося обвиняемого перед другими обвиняемым и при разоблачении в ходе очной ставки лжи соучастников у обвиняемого происходит укрепление волевых позиций, установки его на дачу правдивых показаний и в суде. Подобные очные ставки предлагается производить в двух случаях: 1) когда признавшийся обвиняемый изобличает других допрошенных по делу лиц; 2) когда очная ставка проводится с лицами, имеющими исключительно положительное влияние на обвиняемого [36].

Признавая полезным проведение очных ставок для укрепления волевых качеств, позиции обвиняемого, давшего правдивые показания, однако нельзя признать правильным утверждение А.В. Дулова и П.Д. Нестеренко, что основанием для производства такого рода очных ставок могут служить различные мелкие противоречия в показаниях [37]. Эта рекомендация противоречит действующему законодательству. По УПК РФ (ст. 192) основанием для производства очных ставок являются не мелкие противоречия в показаниях, а противоречия существенные.

Таким образом, рассматриваемое следственное действие может производиться для укрепления волевых качеств обвиняемого лишь при наличии существенных противоречий в показаниях участников.

4. Разоблачение ложного алиби. В процессе проведения очной ставки следователю нередко удается разоблачить ложное алиби подозреваемого (обвиняемого).

Так, при допросе в качестве подозреваемого П. заявил, что в вымогательстве у предпринимателя К. крупной суммы денег не участвовал, так как в это время уезжал со своей знакомой Т. на побережье. Ранее опрошенная Т. показания П. подтверждала. Перед допросом Т. следователь объяснил ей, что П. подозревается в вымогательстве и для следствия важны ее правдивые показания, а также предупредил об ответственности по ст. ст. 306 и 307 УПК РФ. В результате, Т. показала, что на побережье она ездила сама, однако, по возвращению назад встретила П., который попросил ее подтвердить его показания. Далее, следователем была проведена очная ставка между П. и Т. Выслушав показания Т., П. сознался в участии в вымогательстве крупной суммы денег у К [38].

5. Разоблачение самооговора или оговора одного допрашиваемого другим.

Так, в 2000 году в производстве следственного отделения при Нижнеудинском ГРОВД Иркутской области находилось уголовное дело по факту совершения разбойного нападения несовершеннолетним М. На допросе М. показал, что совершил разбой по указанию своего старшего брата В. Кроме того, В. также привез и забрал его на своем автомобиле с места происшествия. Однако, В. на допросе заявил, что не видел младшего брата уже более 2 месяцев, никаких указаний на совершение разбоя не давал, и в указанное время находился к командировке в г. Красноярске. Проверкой было установлено, что В. действительно видел брата около двух месяцев назад, отношения с тех пор с ним с тех пор не поддерживал, а в указанное время находился в г. Красноярске. В результате проведенной очной ставки между братьями было установлено, что младший брат оговорил старшего, в чем М. сознался сразу, как увидел брата [39].

6. Проверка собранных по делу доказательств. Очная ставка является средством проверки показаний допрошенных лиц. Устраняя существенные противоречия, пробелы, неточности в показаниях, добиваясь их детализации и разъяснения отдельных обстоятельств, фактически производится проверка достоверности доказательственного материала по делу в целом. В этом плане очная ставка имеет важное значение для расследования уголовного дела.

7. Разоблачение инсценировок преступлений. Очная ставка в ряде случаев является эффективной при разоблачении инсценировок преступлений. В ходе очной ставки лжец обычно не выдерживает испытываемого стыда перед свидетелем (потерпевшим), дающим правдивые показания, либо выраженного презрения с его стороны и сознается в создании инсценировки.

Так, в Нижнеудинский ГРОВД Иркутской области поступило заявление директора продовольственного склада В. о том, что 14.12. 99 г., в ночное время, путем проникновения в хранилище, была совершена кража товаров на крупную сумму. На допросе работник склада Г., последний уходивший с работы показал, что склад им был закрыт на замок, включена система местной сигнализации, а также, что всю ночь он находился дома. В ходе следствия был допрошен гражданин А., который показал, что около 4 часов утра, он проезжал по улице, на которой расположен склад, и заметил В., который, похоже, что-то грузил в свою машину. Следователем была проведена очная ставка между А. и В. Последний, поняв бессмысленность лжи, признался, что кража была им инсценирована с целью сокрытия возникшей по его вине недостачи [40].

8. Получение новых доказательств. М.А. Чельцов справедливо подчеркивал, что очная ставка - «...дополнительный способ получения доказательств из показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемых и их проверки» [41]. Правильность этого положения убедительно подтверждается многочисленными примерами из практики.

Так, обвиняемый Ф. на допросе не отрицал сбыта 2 пакетиков конопли по 50 граммов А. в гараже у Ф. Между Ф.и А. была проведена очная ставка на месте происшествия. А. рассказал об обстоятельствах продажи конопли, а также показал, что видел, откуда Ф. доставал пакетики - из-за ящика для инструментов, и указал на это место. Ф. признал правдивость показаний Ф. и сознался в хранении дополнительного количества наркотических средств [42]. Приведенный пример показывает, как при проведении очной ставки могут быть получены фактические данные, ранее неизвестные следователю.

9. Выяснение причин происхождения существенных противоречий. Производство очной ставки способствует выяснению данных, объясняющих причины происхождения существенных противоречий в показаниях. В этом случае важно точно отразить показания участников в протоколе. На выяснение причин происхождения существенных противоречий в показаниях следует обращать серьезное внимание как при проведении очных ставок, направленных на разоблачение лжи, так и на преодоление добросовестного заблуждения допрашиваемых.

По делу о разбойном нападении на допросах свидетель Р. показал, что видел трех участников преступления, тогда как свидетель К. настаивала, что их было четверо. Между свидетелями была проведена очная ставка, в результате которой выяснилось, что свидетель К. заблуждалась. В ходе очной ставки свидетель Р. детально рассказал обстоятельства увиденного им события. Он утверждал, что видел, как трое молодых людей в масках ворвались в коммерческий магазин и, угрожая обрезом, потребовали отдать им деньги из кассы. Он также запомнил, что в магазине в то время находился покупатель, которого свидетель К. и приняла по ошибке за четвертого участника нападения [43].

Результаты очной ставки показали, что противоречия в предыдущих показаниях свидетелей были вызваны ошибкой одного из свидетелей, то есть была выяснена причина противоречия.

10. Изучение личности допрашиваемых. В ходе очной ставки участники изучаются одновременно с исследованием существенных противоречий в их показаниях. Постановкой вопросов, внимательным наблюдением за поведением, % реакциями допрашиваемых на показания друг друга, предъявлением доказательств следователь может получить такие данные о чертах характера, как темперамент, волевые, интеллектуальные и моральные качества допрашиваемых, значение которых трудно переоценить. Результаты изучения могут быть использованы как в ходе очной ставки для выбора наиболее рациональных тактических приемов допроса ее участников, так и при проведении других следственных действий. Кроме этого, изучение личности преступника помогают следователю определить мотивы совершения преступления, а также охарактеризовать его в зале судебного заседания для назначения справедливого наказания.

11. Проверка и оценка следственных версий. Устраняя существенные противоречия, разоблачая самооговор допрашиваемого, следователь во время очной ставки одновременно может получить подтверждение о совершении данного преступления другим лицом. Специфика очной ставки позволяет следователю проверять свои предположения по самым различным обстоятельствам расследуемого дела.

12. Проверка правдивости показаний допрошенных по делу лиц. Очная ставка своей спецификой воздействует на психику допрашиваемых, оказывает влияние на процесс формирования их показаний. В ходе очной ставки противоречия в показаниях допрашиваемых могут остаться не устраненными. Но это не значит, что очная ставка оказалась бесполезной. При умелом её проведении всегда можно получить сведения, которые бы давали возможность оценить, кто из допрашиваемых говорит правду. В этом отношении представляют интерес аргументация, отдельные штрихи, характер показаний, замечания, реплики, а также сообщение одним из допрашиваемых таких деталей события, о которых могло знать лишь лицо, в действительности имевшее к нему отношение. Как бы хорошо психологически не готовили себя к очным ставкам недобросовестные участники, каким бы спокойствием, самообладанием, выдержкой не обладали, опытный следователь не уловит в их поведении, мимике, жестах, интонации, различной степени уверенности ответов на вопросы и предъявляемые доказательства то, что позволит ему сделать полезные для дела выводы (кто из допрашиваемых лжет, каковы истинные мотивы их поведения, какие факты избегают освещать, каких обстоятельств опасаются и т. д.). В ходе очной ставки следователь может получить данные, которые подскажут ему пути дальнейшей проверки показаний допрашиваемых [44].



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Классификация рецидивов преступлений
Нравственные критерии защиты в групповых делах
Незаконный ввоз похищенных автотранспортных средств
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период
Вернуться к списку публикаций