2014-05-22 14:02:47
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие, сущность и значение очной ставки



Понятие, сущность и значение очной ставки


Очная ставка - одно из важнейших процессуальных действий, которое широко применяется на предварительном следствии. С помощью информации, полученной на очной ставке от свидетелей, обвиняемых и иных участников процесса, следователь устанавливает, проверяет и уточняет фактические данные по делу.

Название рассматриваемого следственного действия происходит от старорусского выражения «очи на очи». Прообразом очной ставки явился, так называемый, «свод» - правовой институт, зафиксированный уже в XI веке в первом источнике древнерусского права «Русской правде».

Одно из первых её определений содержится в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона: «Очная ставка - одновременный допрос двух лиц по одним и тем же вопросам» [1]. Русские дореволюционные юристы не уделяли особого внимания исследованию процессуальной природы очной ставки, тем не менее, мы находим у И.Я. Фойницкого и Л.Е. Владимирова определение очной ставки как действия, применяемого для устранения противоречий в показаниях свидетелей [2].

В одном из первых советских учебников по криминалистике очная ставка понимается как «одновременный допрос двух (или более) лиц в присутствии друг друга, применяемый в целях устранения противоречий в показаниях этих лиц, данных при раздельных допросах» [3]. Законодатель в то время довольно скупо отразил процессуальную сущность очной ставки. В ст. 163 УПК РСФСР (1923г.) говорилось: «...в случае надобности следователь устраивает очную ставку между свидетелями». Статья 290 УПК РСФСР (1923 г.) содержала положение о том, что «каждый свидетель может быть передопрошен в присутствии других свидетелей или поставлен с ними на очную ставку».

Уголовно-процессуальный кодекс 1960 года, отделяя очную ставку от допроса, отводит ей две самостоятельные статьи - 162 и 163, помещая их в специальную главу: Хотя законодатель и не давал понятия очной ставки, однако в кодексе подчеркивалось, что следователь вправе провести её между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия (ст. 162 УПК РСФСР 1960 г.). Таким образом, вводится понятие «существенные противоречия», и в числе участников очной ставки появляется новая процессуальная фигура - потерпевший (ч. 1 ст. 163 УПК РСФСР).

В УПК РФ 2001 года об очной ставке говорится в главе 26, именуемой «Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний на месте». Структуризация, содержащаяся в УПК РФ, исходит из определенных объективных предпосылок. Она базируется, прежде всего, на родовом единстве перечисленных следственных действий. Гносеологически указанные мероприятия имеют единственный источник происхождения - человека, располагающего, по мнению органа расследования, сведениями, которые представляют интерес для следствия. Вербальный характер информации определяет сущность этих следственных действий. Несмотря на то, что удельный вес устной информации в действиях, указанных в главе 26 УПК РФ, различен, её безусловное присутствие в каждом из них представляет обязательный элемент. Имеется определенная закономерность и в порядке расположения следственных действий, заключающаяся в уровне устной информации, извлекаемой из них. Она отражает процесс сокращения объема вербальной информации. Поэтому законодатель не случайно поместил очную ставку после допроса, подчеркнув тем самым близость её к допросу как по форме, так и по содержанию информации, которой располагает источник.

Способ структурирования наименования главы также избран не случайно. Он призван подчеркнуть самостоятельность каждого из указанных действий. На наш взгляд, это дает безоговорочное основание для исключения сомнений в их процессуальной автономности как средств доказывания.

Действующий ныне УПК РФ, в отличие от прошлого уголовно-процессуального законодательства, не ограничивает число участников очной» ставки двумя лицами. По буквальному смыслу ст. 192 УПК РФ участников очной ставки может быть и больше. В то же время большое число участников резко усложняет организацию данного следственного действия. Кроме этого, УПК РФ позволяет следователю проводить очную ставку между любыми лицами, которые были подвергнуты допросу. Закон не запрещает произвести очную ставку между экспертами (например, при противоречивых показаниях, поясняющих результаты комиссионной экспертизы). Согласно ч. 4 ст. 283 УПК РФ целью допросов экспертов может служить преодоление противоречий между их заключениями, что предполагает возможность очной ставки между ними.

Вместе с тем необходимо отметить, что до настоящего времени среди процессуалистов и криминалистов нет единства в вопросе о процессуальной сущности очной ставки.

Большинство авторов (Р.С. Белкин, В.В. Вандышев, А.К. Давлетов, Л.M. Карнеева, Н.И. Порубов, Н.А. Селиванов, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович; А.Г. Филлипов, M.A. Чельцов [4] и другие) утверждают, что очная ставка, это «разновидность допроса», «специфическая форма допроса», «особый вид допроса», «попеременный допрос».

Другие авторы полагают, что очная ставка - самостоятельное следственное действие (Н.В. Бахарев, А.В. Дулов, B.C. Комарков, В.Е. Коновалова, B.C. Максимов [5] и другие).

Приверженцы обеих точек зрения приводят свои аргументы, наиболее характерные из которых мы постараемся проанализировать.

В первой российской энциклопедии криминалистических знаний её автор Р.С. Белкин дает понятие очной ставки, «как следственного действия, заключающегося в одновременном допросе двух ранее допрошенных лиц, в показаниях которых по поводу одних и тех же обстоятельств имеются существенные противоречия» [6].

Одним из сторонников первой точки зрения является и профессор М.С. Строгович, который определяет очную ставку как одновременный допрос двух лиц в присутствии друг друга по поводу одного и того же обстоятельства [7]. Такая трактовка очной ставки представляется весьма общей, не раскрывает присущих ей специфических черт, в частности задач и цели её производства. Очная ставка по сути дела просто отождествляется с допросом.

Профессор М.А. Чельцов хотя и определяет очную ставку несколько иначе, но не вносит разъяснений в сущность рассматриваемого процессуального действия. «Под очной ставкой, - пишет автор, - понимается особый вид допроса следователем одновременно двух или более лиц об одном и том же факте» [8]. Из этого определения следует, что М.А. Чельцов допускает возможность одновременного допроса на очной ставке более двух лиц, но ничего не говорит об обязательности их предварительного допроса и необходимости наличия существенных противоречий в данных ими показаниях. Кроме того, автор не указывает круга лиц, показания которых могут быть сопоставлены на очной ставке, умалчивает о целях и задачах её производства.

А.Б. Соловьев в своей монографической работе, посвященной. очной ставке (кстати, первой в нашей стране) дает такое её понятие: «Очная ставка - это допрос в присутствии друг друга двух ранее допрошенных лиц об обстоятельствах, по которым в показаниях этих лиц имеются существенные противоречия, с целью установления истины по спорным обстоятельствам» [9]. Несмотря на то, что данная дефиниция отражает основные процессуальные условия производства очной ставки, она имеет ряд существенных недостатков. Во-первых, автор целиком отождествляет очную ставку с допросом, отрицая её самостоятельность как процессуального действия. Между тем, обладая многими чертами допроса, очная ставка весьма специфична не только в процессуально-тактическом, но и в психологическом отношении. Во-вторых, А.Б. Соловьев ничего не говорит об возможных участниках данного процессуального действия. Кроме того, им ограничивается цель производства очной ставки установлением истины именно по спорным обстоятельствам. В то время как в ходе очной ставки исследуются проблемы, не только непосредственно направленные на разрешение существенных противоречий, но и смежные, пограничные, корректирующие освещение спорного вопроса.

Авторы монографического исследования «Тактика допроса на предварительном следствии» Л.H. Карнеева, С.С. Ордынский и С.Я. Розенблит, уделив достаточное внимание методике проведения очной ставки на предварительном следствии, говорят о процессуальной природе очной ставки: «С процессуальной точки зрения очная ставка заключается в допросе ранее допрошенных лиц, но в присутствии друг друга»; а немногим раньше прямо пишут, что очная ставка, является разновидностью допроса [10]. Как и профессор М.А. Чельцов авторы этой работы допускают возможность допроса на очной ставке более двух лиц.

В большинстве современных учебных пособий по криминалистике и уголовному процессу очная ставка рассматривается как разновидность допроса [11]. В главах о допросе ей отводится лишь параграф [12]. Их авторы в той или иной незначительной вариации дают сходные определения понятия очной ставки. В качестве примера приведем некоторые из них.

Профессор Н.А. Селиванов определяет очную ставку как следственное действие, которое проводится по усмотрению следователя между двумя ранее допрошенными лицами из числа обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, при любом их парном сочетании, если в их показаниях имеются существенные противоречия [13].

Профессор А.Г. Филиппов в учебнике по криминалистике прибегает к такой дефиниции: «Очная ставка - это одновременный допрос в присутствии друг друга двух ранее допрошенных по одному и тому же факту лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия» [14].

В.В. Вандышев полагает, что «очная ставка - это урегулированное законом следственное действие, заключающееся в психологическом общении следователя с двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия» [15].

Авторами этих работ приводятся относительно сходные доводы своей точки зрения. Так, А.К. Давлетов и А.Б. Соловьев утверждают, что вопрос о процессуальной природе очной ставки как разновидности допроса, разрешен законодателем, ибо в статье, регулирующей производство очной ставки, употребляются термины «допрос» и «допрашиваемый» [16]. Однако, употребление данного термина законодателем еще не является доказательством того, что очная ставка - разновидность допроса. Так как на очной ставке условия допроса не соответствуют всем требованиям УПК РФ, предусматривающим порядок производства допроса свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Следовательно, «допрос» на очной ставке следует понимать в условном смысле.

Подтверждением точки зрения авторов, утверждающих, что очная ставка является самостоятельным следственным действием, является выделение её законодателем из числа допроса и детальная регламентация в законе процессуального порядка проведения [17]. Хотя в российской юридической литературе пока что нет единого подхода к определению понятия «процессуальный порядок», оно широко используется в теории и практике применения уголовно-процессуального законодательства. В зависимости от того, какое содержание вкладывается в понятие «процессуальный порядок», может меняться круг вопросов, подлежащих рассмотрению при анализе порядка производства очной ставки, а равно последовательность их изучения.

Некоторые авторы при исследовании основных понятий уголовного судопроизводства вообще обходят это определение, не предпринимая даже попытки раскрыть его содержание [18]. В ряде работ процессуальный порядок трактуется как уголовное судопроизводство в целом. Такое положение, в частности, усматривается в отдельных комментариях уголовно-процессуального закона, где прямо ставится знак равенства между понятием «процессуальный порядок» и «уголовное судопроизводство» [19]. Между тем такая трактовка, рассматриваемого понятия не может считаться, оправданной: Процессуальный порядок при всей, своей важности является, лишь одним из атрибутов уголовного судопроизводства, и первое из этих понятий не может ни поглотить, ни заменить второго.

М.С. Строгович трактует процессуальный порядок как установленный порядок деятельности, суда. «Порядок, деятельности суда, установленный законом, - утверждает он, - есть процессуальный порядок, который по уголовным делам является уголовно-процессуальным порядком» [20]. Но такой взгляд представляется; тоже неприемлемым. Понятие «процессуальный порядок» касается деятельности не только суда, но и ряда других органов; таких как органы дознания, и лиц: следователя, прокурора, защитника и т.д. Кроме того, вся деятельность любого их этих органов и лиц, в том числе и суда не может быть сведена, только к процессуальному порядку, являющимся лишь одним :из важных элементов такой деятельности.

В отдельных работах понятие процессуального порядка определяется как процессуальная форма деятельности органов расследования, суда и прокуратуры. В этом случае процессуальный порядок полностью отождествляется с процессуальной формой, а последняя трактуется как «условия, установленные законом для совершения судебный и следственных действий, направленные на установление событий преступления и лиц, виновных в его совершении» [21]. Из этого следует что, процессуальный порядок - это указанные в законе условия производства тех или иных процессуальных действий. Но такое толкование данного понятия тоже вряд ли правильно. Оно на наш взгляд, является не полным, поскольку те условия, которые установлены законом для производства процессуальных действий. Составляют только часть содержания понятия «процессуальный порядок».

В отечественной юридической литературе высказывалось также мнение, что под процессуальным порядком следует понимать: во-первых, определенные законом условия и последовательность совершения соответствующих процессуальных действий; во-вторых, те процессуальные формы, в которые эти действия должны облекаться; в-третьих, установленные сроки их совершения [22]. В этом утверждении рассматриваемое понятие раскрывается конкретнее и полнее. Но, тем не менее, на наш взгляд, нельзя признать, что содержание этого понятия в нём учтено всесторонне.

Представляется, что процессуальный порядок - это многогранное понятие, под которым подразумевается: во-первых, совокупность тех действий, которые допускаются законом при производстве по уголовном делу; во-вторых, определенная последовательность совершения этих действий; в-третьих, те условия и формы, с которыми связано совершение этих процессуальных действий.

Все эти стороны понятия «процессуальный порядок», дополняя друг друга находятся в органическом единстве и имеют не просто технический, а строго правовой характер. Они, как важные организующие средства, способствуют логическому развитию всей уголовно-процессуальной деятельности и обеспечивают её законность и обоснованность. Поэтому определение законодателем особого процессуального порядка производства очной ставки является веским аргументом в обоснование самостоятельности данного следственного действия.

Н.И. Порубов, отстаивая свою точку зрения, пишет, что «очная ставка зависит от результатов предыдущего допроса. Если в показаниях допрошенных лиц не имеется существенных противоречий; то нет основания для проведения очной ставки. Таким образом, очная ставка производна от допроса, и проводится только после первоначального допроса» [23]. В определенной степени с данным утверждением нельзя не согласиться. Действительно, правомерность очной ставки возможна при выполнении двух условий: во-первых, на очную ставку вызываются только те лица, которые были ранее допрошены по этому же делу; а во-вторых, в показаниях этих лиц, в связи с одними и теми же исследуемыми обстоятельствами, должны быть обнаружены существенные противоречия. Но от допроса в некоторой мере зависят и другие следственные действия, никоем образом не отождествляющиеся с ним. Так, согласно ныне действующему уголовно-процессуальному законодательству, предъявление для опознания может быть осуществлено только после предварительного допроса опознающего об обстоятельствах, при которых он воспринимал объект, и о признаках, по которым он может опознать объект. Ст. 181 УПК РФ, регламентирующая производство следственного эксперимента, гласит, что «в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события». Таким образом, специальным условием следственного эксперимента является предварительный допрос лица об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Но ни один ученый из криминалистов и процессуалистов в настоящее время даже не пытается назвать указанные следственные действия разновидностями допроса. Так почему же такое отождествление делается в отношении очной ставки. На наш взгляд, это объясняется тем, что при производстве очной ставки как и при производстве допроса используется сходный метод получения показаний - опрос. Но сторонники первой точки зрения упускают тот момент, что на очной ставке широко применяется специфическая комбинация познавательных приёмов: сравнение, беседа, наблюдение и описание [24]. А это еще раз говорит о том, что очная ставка является самостоятельным следственным действием отличным от допроса.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


К вопросу о разоблачении коррумпированных лиц в ходе предварительного следствия
Гласность и рассекречивание тайн
Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Особенности понимания института смертной казни в XVIII - XIX веках
Нравственные критерии защиты в групповых делах
Вернуться к списку публикаций