2014-04-04 11:09:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ



Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ


Содержание

  1. Особый порядок судебного разбирательства как результат упрощения уголовного судопроизводства
    1. Сущность и правовая природа особого порядка судебного разбирательства
    2. Назначение и задачи особого порядка судебного разбирательства
    3. Развитие иных упрошенных процессуальных форм в российском уголовном судопроизводстве
  2. Воплощение принципов уголовно-процессуального права и общих условий судебного разбирательства в процедуре особого порядка судебного разбирательства
    1. Состязательность и особый порядок судебного разбирательства
    2. Презумпция невиновности
    3. Свобода оценки доказательств
    4. Общие условия судебного разбирательства
  3. Действующая процедура особого порядка судебного разбирательства, согласно УПК РФ
    1. Ходатайство обвиняемого об особом порядке судебного разбирательства и порядок его заявления
    2. Процедура судебного разбирательства, проводимого в особом порядке
  4. Доказывание в особом порядке судебного разбирательства
    1. Некоторые понятия теории доказывании и особый порядок судебного разбирательства
    2. Истинность знаний при упрощении процедуры судебного разбирательства
    3. Доказательственные презумпции в особом порядке судебного разбирательства и их роль в формировании убеждения суда

Общие условия судебного разбирательства

Общие условия судебного разбирательства – ряд важных положений и правил, которые относятся в целом к судебному разбирательству как к стадии процесса [1].

Общие условия судебного разбирательства закреплены в главе 35 УПК РФ и включают в себя следующее:

- Непосредственность и устность (ст. 240 УПК РФ);

- Гласность (ст. 241 УПК РФ);

- Равенство прав сторон (ст. 244 УПК РФ);

- Пределы судебного разбирательства (ст. 252 УПК РФ) и др.

Хотелось бы привести следующее мнение. «Характерной чертой общих условий судебного разбирательства является то, что они одинаковы для любой формы судопроизводства» [2]. Данное мнение представляется спорным в определенной части. Далеко не все общие условия из всей их совокупности определяют порядок производства при ОПСР. Например, вряд ли возможна при ОПСР ситуация, которая предусмотрена ч. 7 ст. 246 УПК РФ (отказ государственного обвинителя от поддержания государственного обвинения).

Законодатель в определенной степени попытался предусмотреть в содержании общих условий не только общую, но и иные формы судебного разбирательства. Так, в ч. 1 ст. 240 УПК РФ, раскрывая значение непосредственности и устности, указано, что в «судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X настоящего Кодекса».

Сущность требования непосредственности заключается в том, что между судом и доказательствами, с одной стороны, и между судом и лицами, участвующими в деле, нет промежуточных звеньев, а непосредственное проведение судом различных судебных следственных действий создает условия для формирования надлежащего внутреннего убеждения судей.

Непосредственность и устность могут рассматриваться как условия, обеспечивающие всестороннее, полное и объективное исследование дела [3]. Непосредственность судебного разбирательства является принципиальным положением и важнейшей гарантией постановления обоснованного приговора [4].

Содержание условия непосредственности и устности практически не менялось со временем. Так в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 года «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» речь шла об обязанности судов при рассмотрении каждого дела непосредственно исследовать доказательства в судебном заседании. В дальнейшем Пленум Верховного Суда СССР также обращал внимание на то, что выводы суда не могут базироваться на хматериапах предварительного следствия, не проверенных в суде [5].

Вопрос об установленном законом порядке участия суда и других субъектов в исследовании материалов дела ставился в зависимость от необходимости постановления законного и обоснованного приговора [6].

Более того, как считает А.Ф. Соколов, неправильно считать, что протоколы следственных действий могут не оглашаться в суде, если содержание их известно составу суда и всем участникам судебного разбирательства [7].

Таким образом, «непосредственность и устность» УПК РФ отличается от советских «непосредственности и устности» тем, что в настоящее время из них есть исключения.

Исключения эти, сделанные для ОПСР, надо признать логичными, верными и необходимыми. Причиной тому уже неоднократно упоминавшееся нами сокращенное судебное следствие.

Позволим не согласиться с В.М. Лебедевым, который считает, что исключения, сделанные законодателем из непосредственности, позволяют не только исследовать доказательства, но и оценивать их наряду и в совокупности с другими доказательствами [8]. Представляется, что суд не сможет обычным образом исследовать доказательства при ОПСР, и как следствие – оценивать их наряду и в совокупности с другими доказательствами, поскольку, опять-таки, нет судебного следствия, проводимого в общем порядке. Более того, если доказательства не были исследованы, то, очевидно, они не могут быть и оценены. Непосредственность исследования доказательств является не просто условием, а единственным, как представляется, основанием для объективной оценки доказательств. Отсутствие непосредственного исследования с необходимостью влечет отказ от оценки доказательств. Что, собственно, мы и наблюдаем при ОПСР.

Что касается остальных общих условий судебного разбирательства, то больше никаких исключений законодатель для ОПСР не сделал. Между тем, ч. 1 ст. 316 УПК РФ закрепляет, что судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главами 35,36,38 и 39 УПК РФ, с учетом требований ст. 316 УПК РФ. Подобная формулировка позволяет судить, что исключений из общих условий судебного разбирательства может быть куда больше.

Участие обвинителя. На первый взгляд, участие обвинителя как одно из общих условий судебного разбирательства не содержит каких-либо исключений для ОПСР. Более того, значимость участия обвинителя в ОПСР значительно повышается.

Ст. 246 УПК РФ содержит в себе часть 7, в которой закреплена норма относительно отказа государственного обвинителя от обвинения. Возможен ли отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения в суде, рассматривающем уголовное дело в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ? Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального Кодекса

Российской Федерации» не допускало возможности отказа государственного обвинителя от обвинения при ОПСР. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» позиция Верховного Суда была изменена. Было прямо указано на возможность прекращения уголовного дела в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения при особом порядке судебного разбирательства.

По нашему мнению, отказ государственного обвинителя от обвинения при ОПСР недопустим. Это обусловлено нормой статьи 314 УПК РФ, предусматривающей согласие государственного обвинителя на применение ОПСР.

Кроме того, если проанализировать ч. 7 ст. 246 УПК РФ, то с неизбежностью можно найти еще одно препятствие для отказа государственного обвинителя от обвинения в судебном разбирательстве, проводимом в особом порядке. Так, указанная норма предусматривает отказ в случае, если государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. Исходя из того, что при ОПСР доказательства, если и представляются и исследуются, то в довольно ограниченном объеме, и лишь определенного содержания, не затрагивающего сути обвинения, у государственного обвинителя отсутствует правовое основание для отказа от поддержания государственного обвинения. Таким образом, при ОПСР отсутствует процессуальный механизм установления обстоятельств непричастности подсудимого к совершению преступления.

Представляется, что в ст. 246 УПК РФ необходимо закрепить положение, содержащее запрет в отношении права государственного обвинителя отказаться от поддержания обвинения в случае проведения судебного разбирательства в особом порядке.

Участие подсудимого регламентировано ст. 247 УПК РФ. Судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого, за исключением случая, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного дела в его отсутствие (ч.ч. 1, 4 ст. 247 УПК РФ).

Преступления небольшой и средней тяжести – это преступления, уголовные дела по которым могут быть рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства, по правилам гл. 40 УПК РФ. Часть 2 ст. 316 УПК РФ предусматривает обязательное участие подсудимого при проведении ОПСР. Соответственно, при особом порядке судебного разбирательства подсудимый лишен права заявить ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, поскольку судебное разбирательство в особом порядке не может быть рассмотрено без его участия.

В связи с этим, предлагаем дополнить ст. 247 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «Положения, закрепленные в ч. 4 настоящей статьи, не могут быть применены в случае заявления подозреваемым, обвиняемым, подсудимым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в связи с согласием с предъявленным обвинением».

Пределы судебного разбирательства закреплены в статье 252 УПК РФ.

Судебное разбирательство в РФ проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Стоит отметить, что судебное разбирательство, проводимое в особом порядке проводится в соответствии с указанным общим условием. Однако может ли быть реализована норма об изменении обвинения в судебном разбирательстве в ОПСР? Указанная норма является диспозитивной по своему характеру, т.к. предусматривает возможность изменения обвинения в судебном порядке. Но в данном случае, по нашему мнению, есть одно препятствие для изменения обвинения в ОПСР.

Дело в том, что если допустить упомянутую возможность применительно к ОПСР, то нарушается вся логика института, предусмотренного главой 40 УПК РФ. ОПСР инициируется обвиняемым в том случае, если он согласен с предъявленным ему обвинением. Если же первоначальное обвинение подлежит изменению, то согласие обвиняемого лишается смысла. Если первоначальное обвинение может быть изменено, то может ли уголовное дело далее рассматриваться в ОПСР? Представляется, что суду в подобных случаях следует выносить постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Однако, по нашему мнению, довольно трудно представить себе ситуацию, при которой возникнет необходимость для изменения квалификации или объема обвинения. Сокращенный порядок судебного следствия не позволяет исследовать и оценивать собранные по уголовному делу доказательства, а значит, и нет основания полагать, что у суда возникнет убеждение в необходимости изменять обвинение.

Все перечисленное выше позволяет нам сделать вывод относительно необходимости законодательного закрепления исключений из общих условий судебного разбирательства применительно к ОПСР.

Мы предлагаем следующий вариант законодательного закрепления указанных исключений.

Статью 246 «Участие обвинителя» следует дополнить частью 11 следующего содержания: «Отказ государственного обвинителя от обвинения, предусмотренный ч. 7 настоящей статьи, невозможен при проведении судебного разбирательства в особом порядке, предусмотренном разделом X настоящего Кодекса».

Ст. 247 УПК РФ предлагаем дополнить частью 5 следующего содержания: «Положения, закрепленные в ч. 4 настоящей статьи, не могут быть применены в случае заявления подозреваемым, обвиняемым, подсудимым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в связи с согласием с предъявленным обвинением».

Часть 2 ст. 252 «Пределы судебного разбирательства» предлагаем изложить в следующей редакции: «Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. При рассмотрении уголовного дела в судебном разбирательстве, проводимом в порядке, предусмотренном разделом X настоящего Кодекса, изменение обвинения не допускается».

В заключении настоящей статьи приведем основные выводы.

1. При ОПСР происходит смещение некоторых элементов функции разрешения уголовного дела (деятельность по исследованию доказательств, имеющихся в уголовном деле, а также формулирование соответствующих выводов) от суда к государственному обвинителю и защитнику.

2. В особом порядке судебного разбирательства не наблюдается различия интересов обвинения и защиты по вопросу относительно виновности подсудимого. Различие интересов сторон обвинения и защиты при ОПСР возможно при разрешении вопросов, связанных с назначением наказания.

3. Возможность обвиняемого заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства можно рассматривать как защитительную меру, направленную на снижение наказания, которое назначит суд за совершенное преступление.

4. При ОПСР действуют не в полной мере принципы состязательности и презумпции невиновности.

5. Производство при ОПСР характеризуется отсутствием свободы оценки доказательств судом, а также формальным признанием вины обвиняемого.

6. Статью 246 «Участие обвинителя» следует дополнить частью 11 следующего содержания: «Отказ государственного обвинителя от обвинения, предусмотренный ч. 7 настоящей статьи, невозможен при проведении судебного разбирательства в особом порядке, предусмотренном разделом X настоящего Кодекса».

7. Ст. 247 УПК РФ предлагаем дополнить частью 5 следующего содержания: «Положения, закрепленные в ч. 4 настоящей статьи, не могут быть применены в случае заявления подозреваемым, обвиняемым, подсудимым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в связи с согласием с предъявленным обвинением».

8. Часть 2 ст. 252 «Пределы судебного разбирательства» предлагаем изложить в следующей редакции: «Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. При рассмотрении уголовного дела в судебном разбирательстве, проводимом в порядке, предусмотренном разделом X настоящего Кодекса, изменение обвинения не допускается».



[1] Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. / Под. ред. К.Ф. Гуценко. М. 2004. С. 461.

[2] Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. / Под. ред. В. М. Лебедева. М. 2004. С. 69.

[3] Чеджемов Т.Б. Судебное следствие. М. 1979. С. 12–17.

[4] Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М. 2003. С. 121

[5] О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. // Бюл. Верховного Суда СССР. 1987. № 1. С. 8 - 12

[6] Чеджемов Т.Б. Указ. соч. С. 34.

[7] Соколов А.Ф. О непосредственности исследования доказательств в судебном разбирательстве. // Вопросы уголовного процесса. Саратов. 1989. С. 74.

[8] См. Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. / Под. ред. В. М. Лебедева. М. 2004. С. 69.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
К вопросу об определении юридического лица как потерпевшего от преступлений в сфере экономической деятельности
Тактические приемы подготовки и особенности проведения некоторых видов очной ставки
Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Множественность преступлений
Вернуться к списку публикаций