2014-04-04 11:09:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ



Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ


Содержание

  1. Особый порядок судебного разбирательства как результат упрощения уголовного судопроизводства
    1. Сущность и правовая природа особого порядка судебного разбирательства
    2. Назначение и задачи особого порядка судебного разбирательства
    3. Развитие иных упрошенных процессуальных форм в российском уголовном судопроизводстве
  2. Воплощение принципов уголовно-процессуального права и общих условий судебного разбирательства в процедуре особого порядка судебного разбирательства
    1. Состязательность и особый порядок судебного разбирательства
    2. Презумпция невиновности
    3. Свобода оценки доказательств
    4. Общие условия судебного разбирательства
  3. Действующая процедура особого порядка судебного разбирательства, согласно УПК РФ
    1. Ходатайство обвиняемого об особом порядке судебного разбирательства и порядок его заявления
    2. Процедура судебного разбирательства, проводимого в особом порядке
  4. Доказывание в особом порядке судебного разбирательства
    1. Некоторые понятия теории доказывании и особый порядок судебного разбирательства
    2. Истинность знаний при упрощении процедуры судебного разбирательства
    3. Доказательственные презумпции в особом порядке судебного разбирательства и их роль в формировании убеждения суда

Главным отличием между plea bargaining и целерантной сделкой, как, считает Т. Сарсенбаев, является то, что если plea bargaining непосредственно связан с представлением об истинности судебного решения вследствие презумпции о признании обвиняемого своей вины как достоверном, то при целерантной сделке объектом исследования является не сама виновность, а формальное согласие обвиняемого с обвинительным заключением. То есть целерантная сделка требует согласия обвиняемого только с предъявленным ему обвинением.

Целерантная сделка распространена в таких странах, как Испания (упрощенная форма носит название «конформидад») и Италия («паттаджаменто»). В этих странах обвиняемый, соглашаясь на упрощенный порядок судопроизводства, может не признавать собственную вину. В ответ он получает компенсацию от государства в виде назначения менее сурового наказания, чем предусмотрено за совершение определенного преступления (в Испании – не более 6 лет лишения свободы, в Италии – снижение срока лишения свобода на одну треть) [39].

Как считает Т. Сарсенбаев, Россия также идет по пути Испании и Италии, закрепив в главе 40 УПК РФ целерантную сделку – ОПСР [40]. Данный вывод нам представляется справедливым. Сделать его позволяет ч. 1 ст. 314 УПК РФ, в которой говорится о согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Однако все обстоит несколько иначе. Для того чтобы рассмотреть уголовное дело в суде первой инстанции в особом порядке, помимо согласия с предъявленным обвинением необходимо признание обвиняемым собственной вины. ОПСР не предусматривает оправдательного приговора по результатам его проведения, что имеет место в Италии и Испании в случае паттаджаменто или конформидада, соответственно. Поэтому ОПСР, по нашему мнению, не следует относить к целерантным сделкам. В данном случае ОПСР гораздо ближе расположен к американской plea-bargaining, хотя разновидностью ее не является.

Итак, налицо два, несколько отличных друг от друга, понимания целерантной процедуры в уголовном судопроизводстве. Если А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский предлагают использовать в качестве более широкого понятия целерантный порядок, то Т. Сарсенбаев говорит о нем как о разновидности сделки.

Представляется, что упрощенная и ускоренная судебные процедуры – есть различные явления, которые следует отличать друг от друга, не смешивая их между собой. Под ними мы предлагаем понимать следующее.

Ускоренная (целерантная) процедура – это уголовно-процессуальная форма, которая направлена на достижение общих целей уголовного судопроизводства, имеющая сокращенные (в сравнении с обычной процедурой) сроки для их достижения.

Упрощенная (суммарная) процедура – это процессуальная форма производства по уголовному делу, характеризующаяся изъятием отдельных процедурных элементов, ввиду чего, как правило, осуществляемая в более короткие сроки, имеющая собственную совокупность специфических целей и задач, не противоречащих целям и задачам уголовного судопроизводства в целом.

Упрощенная судебная процедура в суде первой инстанции – это форма судебного разбирательства, направленная на разрешение уголовного дела по существу предъявленного обвинения и вынесение законного и обоснованного приговора, характеризуемая отсутствием некоторых элементов, присущих общей процессуальной форме, и направленная на максимальное сближение моментов совершения преступления и наказания виновного.

«Ускоренное разрешение дел уменьшает очередь дел, назначенных к слушанию в судах, устраняет неопределенность, свойственную судопроизводству, и экономит государственные средства и бюджет граждан» [41]. По нашему мнению, в качестве примера ускоренной процедуры на досудебных стадиях уголовного процесса можно было бы считать дознание (по отношению к предварительному следствию). Но действующий уголовно-процессуальный закон РФ демонстрирует ускорение, всегда связывая его с упрощением процедуры. При дознании, например, исключен порядок предъявления обвинения – гл. 23 УПК РФ. Однако можно задаться вопросами: всегда ли упрощение ведет к ускорению процедуры? А также: каково соотношение ускорения и упрощения?

Мы считаем, что ускорение и упрощение взаимосвязаны между собой. Упрощение процедуры связано с изъятием из нее определенных составных частей. Соответственно, на проведение упрощенной процедуры должно требоваться меньше времени, чем на проведение процедуры общей, а тем более усложненной формы. Таким образом упрощение должно влечь за собой и ускорение. Однако ускорение не обязательно в качестве следствия имеет упрощение. Любое действие можно сделать как медленно, так и быстро, ускоряя его, например, за счет профессионализма исполнителя, применяемой техники и технологии (если речь идет о производстве). Поэтому ускоренная форма не всегда может быть одновременно и упрощенной. Но упрощенная – всегда ускоренная.

Т. Сарсенбаев считает: в главе 40 УПК РФ закреплена целерантная сделка – ОПСР [42]. Однако, мы, на основании предложенных выше определений, придерживаемся иной точки зрения.

ОПСР, предусмотренный в УПК РФ, по своему замыслу не имеет в полном объеме такой части судебного разбирательства, как судебное следствие (см. ч.ч. 3, 5 ст. 316 УПК РФ). Возможное ускорение судебной процедуры при ОПСР достигается именно за счет упрощения судебного разбирательства.

Таким образом, ОПСР следует отнести не к целерантным (ускоренным), а суммарным (упрощенным) процедурам, поскольку упрощение в данном случае первично, а ускорение – вторично.

По мнению А.В. Кищенкова, то или иное производство относится к разряду упрощенных производств, если оно содержит в себе следующие признаки.

Во-первых, это производство должно быть самостоятельным, т.е. таким, для которого характерны:

1. наличие определенной материально-правовой базы, т.е. существование определенного круга дел, обладающих особенностями, требующими отличий в порядке производства по этим делам;

2. комплексность, т.е. наличие определенных особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех стадиях уголовного процесса;

3. наличие существенных отличий в порядке деятельности по определенным категориям дел.

Во-вторых, такое производство должно отвечать целям сокращения сроков осуществления уголовно-процессуальной деятельности и ликвидации ненужных процессуальных формальностей [43].

ОПСР является самостоятельным производством: материально-правовая база – преступления, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не может превышать 10 лет лишения свободы; определенные особенности в деятельности правоохранительных органов, пусть не на всех стадиях уголовного процесса (например, досудебные стадии производства по уголовному делу в случае последующего применения ОПСР остаются без изменений), но имеются; налицо и существенные отличия в порядке деятельности по определенным категориям дел. Мы не можем утверждать, что цель сокращения сроков осуществления уголовно-процессуальной деятельности непосредственно ставится перед ОПСР, поскольку УПК РФ не предусматривает в гл. 40 сокращенных сроков. Однако такая цель предполагается. Говорить о том, что ОПСР преследует цель ликвидации ненужных процессуальных формальностей, мы также не стали бы, т.к. если процессуальные формальности действительно не нужны, от них необходимо избавиться и в общей процессуальной форме. Вдобавок, ликвидация формальностей – есть не что иное, как упрощение. Упрощенное производство не может иметь целью упрощение производства.

В приведенном нами выше определении упрощенного производства мы. отметили, что для него, как правило, характерны сокращенные сроки проведения. В целом, ОПСР соответствует приведенному определению. Хотя сжатые сроки прямо не оговорены в главе 40 УПК РФ, они все же презюмируются. Отсутствие отдельных стадий процесса, исходя из положений закона (ч. 1 ст. 316 УПК РФ), – налицо: «судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главами 35, 36, 38 и 39» УПК РФ. Не учтена глава 37 – «Судебное следствие». Однако о полном отсутствии судебного следствия говорить, как нам кажется, некорректно, поскольку присутствуют отдельные его элементы (изложение государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения; исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание). Соответственно, изъятыми оказались не все нормы главы 37 УПК РФ. Цель – обеспечение оптимальных путей достижения задач уголовного процесса – также стоит перед ОПСР.

Итак, анализ норм, содержащихся в главе 40 УПК РФ, позволяет сделать вывод о том, что из всего определения упрощенного уголовного судопроизводства, предложенного выше, к ОПСР можно применить следующие его части: 1) это процедура рассмотрения дел, которой свойственны сжатые сроки [44]; 2) а также изъятие некоторых процессуальных норм, в реализации которых необходимости нет в силу определенных обстоятельств (например, в силу признания обвиняемым своей вины, категории совершенного преступления и проч.), с целью обеспечения оптимальных путей достижения целей и решения задач уголовного процесса.

Вывод о том, что при ОПСР не исключается полностью судебное следствие, не должен подвергаться сомнению вследствие того, что ходатайство обвиняемого названо законодателем как ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением (ч. 1 ст. 315 УПК РФ). После части 1 ст.314 УПК РФ, в которой впервые в главе 40 упоминается рассматриваемое ходатайство обвиняемого, следует часть 2, где указывается, что «суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке».

Если хотя бы предположить возможность постановления приговора суда без проведения судебного разбирательства, перед нами возникла бы ситуация, при которой приговор постановлялся почти сразу после окончания предварительного расследования по уголовному делу, что было бы в корне не правильно. «Употребляемый в главе 40 УПК РФ термин «постановление приговора без проведения судебного разбирательства» некорректен и неверен по своей сути и логике» [45].

Мы не можем согласиться с точкой зрения Е. Хаматовой, которая считает, что «... закон четко определил, что процедура рассмотрения дела судом должна состоять из подготовительной части судебного заседания, судебных прений, последнего слова подсудимого и, собственно, постановления приговора» [46]. Е. Хаматова необоснованно, по нашему мнению, исключила судебное следствие из процедуры проведения ОПСР. Хотя объяснение этому есть, и им является уже приводимое нами положение ч. 1 ст. 316 УПК РФ.

Абзацем ниже Е. Хаматова в своей статье указывает, что «...рассмотрение дела начинается, как и при обычном порядке судопроизводства, с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения...» [47]. Действительно рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения – с изложения обвинения частным обвинителем (ч. 3 ст. 316 УПК РФ). Не трудно заметить, что часть 3 ст. 316 УПК РФ практически дословно повторяет часть 1 ст. 273 УПК РФ, определяющую начало судебного следствия. Плюс ко всему, часть 5 ст. 316 УПК РФ говорит о возможности исследования судом обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Такие обстоятельства могут быть исследованы только в рамках судебного следствия.

Верным представляется мнение С. Сердюкова, который считает, что, несмотря на предложенный УПК РФ вариант института ОПСР, судебное следствие, хотя и в сильно усеченном виде, есть и должно быть [48].

Примерно того же мнения придерживается судья Верховного Суда РФ, В. Демидов. Даже более того, В. Демидов считает, что хотя по смыслу ст. 316 УПК РФ при особом порядке судебного разбирательства судебное следствие не проводится, судья может прийти к выводу относительно обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый, только после его допроса, а также допроса потерпевшего непосредственно в судебном заседании. Кроме того, поскольку обвинение должно быть подкреплено уличающими доказательствами, не исключается их исследование в суде (например, путем оглашения протоколов осмотра места происшествия, обыска). Стороны также могут ходатайствовать о приобщении к уголовному делу дополнительных материалов (характеристик на подсудимого и потерпевшего, справок, имеющих значение для дела и т.д.). Очевидно, как считает В. Демидов, что «достоверность этих документов перед приобщением к уголовному делу может быть подтверждена лишь после их исследования в судебном заседании. Кроме того, до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора ему следует выслушать мнение сторон, в частности по вопросу о мере наказания подсудимого, и ею последнее слово» [49].

Таким образом, представляется необходимым признать, что из процедуры ОПСР не исключен категорически ни один из элементов, составляющих общий порядок судебною разбирательства. В связи с этим, как представляется, не следует говорить также применительно к особому порядку судебного разбирательства и об изъятии из него отдельных уголовно-процессуальных институтов. Данный вывод позволит нам сделать следующий шаг для правильного определения понятия особого порядка судебного разбирательства.

Под особым порядком предлагается подразумевать обвинительный приговор с фиксированным снижением наказания как минимум на одну треть, постановленный судьей по уголовному делу о небольшой тяжести, средней тяжести и тяжких преступлений без проведения с согласия сторон судебного следствия и прения сторон в полном объеме на основании ходатайства обвиняемого, не оспаривающего свою вину в предъявленном обвинении [50].

Основным спорным моментом в предложенном определении является то, что ОПСР определяется через приговор. Приговор – есть не что иное, как решение суда, принятое по результатам судебного разбирательства. Как правильно отмечает А. Халиков, «разбирательство» означает подробное рассмотрение, разбор, а «решение» значит то, что принято в результате обсуждения [51]. По всей видимости, рассматриваемое определение является следствием путаницы в терминах, допущенной в названиях раздела X и главы 40 УПК РФ.

Раздел X УПК РФ – «Особый порядок судебного разбирательства» содержит в себе главу 40 – «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением». Исходя из того, что в рассматриваемом разделе более нет иных глав, названия главы 40 и раздела X УПК РФ, по всей видимости, следует считать тождественными по значению. Хотя нетрудно заметить, что судебное разбирательство – есть не только принятие судебного решения. Путаница в терминах влечет за собой дополнительные сложности при характеристике рассматриваемого института.

Поэтому, как отмечает А. Халиков, «... не совсем ясно, что в данном случае делать суду: проводить разбирательство или сразу выносить решение при особом порядке судебного процесса». «Особый порядок судебного разбирательства ассоциируется у нас именно с определенными правилами проведения судебного разбирательства, когда сами эти правила устанавливают качественно новый характер ведения судебного процесса» [52].

Таким образом, представляется, что ОПСР нельзя понимать как обвинительный приговор. Другое дело, что обвинительный приговор, вынесенный в результате рассмотрения уголовного дела судом в особом порядке, имеет признаки, перечисленные в приведенном выше определении, но это только приговор.

Более точным представляется определение ОПСР, предложенное К.А. Рыбаловым: «особый порядок судебного разбирательства – упрощенная процессуальная форма судебного производства по отдельным категориям уголовных дел, в процессе которого суд, без проведения судебного следствия в полном объеме и без непосредственного исследования доказательств в судебном заседании постановляет обвинительный приговор» [53].

Мы считаем данное определение ОПСР удачным с точки зрения права, верно отражающим основные стороны рассматриваемого института и пригодным для использования его в научных целях. Однако с учетом положений ст. 316 УПК РФ, необходимо сделать определенное уточнение, ведь, часть 5 данной статьи содержит норму не о том, что суд не исследует непосредственно доказательства в судебном заседании. Судья не проводит исследование и оценку доказательств в общем порядке, что несет несколько иную смысловую нагрузку. Уголовно-процессуальный закон предусматривает непосредственное исследование доказательств при ОПСР, например доказательств, касающихся обстоятельств, характеризующих личность подсудимого или смягчающих и отягчающих наказание. Формулировка же, предложенная К.А. Рыбаловым, позволяет судить, что все доказательства, собранные по рассматриваемому уголовному делу непосредственно не исследуются в равной степени.

Особый порядок судебного разбирательства – упрощенная процессуальная форма судебного производства, применяемая в случае согласия лица, в отношении которого ведется уголовное преследование, с предъявленным ему обвинением в совершении преступления (-ний) небольшой, средней тяжести, тяжкого преступления, а также заявления им ходатайства о проведении судебного разбирательства в особом порядке, в процессе которого (производства) суд проводит упрощенное судебное следствие и в случае постановления обвинительного приговора, смягчает наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.



[1] Общее число зарегистрированных преступлений в СССР в 1980 году составило 1527557, в то время, как в 1991 году-3223147 / Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1999. С. 27.

[2] Якимович Ю.К., Ленский А.В., Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса / Под. ред. М.С. Свиридова. Томск. 2001. С 274.

[3] О концепции судебной реформы в РСФСР. Постановление ВС РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1.// Ведомости ВС РСФСР. 1991. №44. Ст. 1435.

[4] Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М. 2003. С. 138 - 150.

[5] Цыганенко С.С. Общий и дифференцированный порядки уголовного судопроизводства. Дисс. ... докт. юрид. наук. С-Пб. 2004. С. 33-34.

[6] Там же.

[7] О концепции судебной реформы в РСФСР. Постановление ВС РСФСР от 24.10. 1991 №1801-1. // Ведомости ВС РСФСР. 1991. №44. Ст. 1435

[8] Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981. С. 103-104.

[9] Шмарев А.И. Особый порядок судебного разбирательства (вопросы теории и практики). Дисс. ... канд. юрид. наук. Ижевск. 2004. С. 31 -32.

[10] Смирнов А.В., Катиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов. СПб. 2006., С. 647.

[11] Регулирование публичных интересов, их охрана, на наш взгляд, не могут быть основаны на диспозитивности, поскольку публичный интерес означает интерес неопределенного круга лиц. А значит, принятие того или иного решения не должно быть следствием волеизъявления одного лица, которое может иметь собственные приоритеты при решении определенного вопроса. В то же время, частные начала - диспозитивны. Отдельно взятый человек сам вправе определять собственное поведение, а также то, что ему необходимо, или более выгодно на данный момент. Применительно к уголовному процессу это означает, что при принятии решения, которое более затрагивает частные интересы, нежели публичные, суд, прокурор, следователь, дознаватель, с учетом норм уголовно-процессуального закона, могут учитывать волеизъявление частного лица, например, потерпевшего или обвиняемого.

[12] Смирнов А.В, Модели уголовного процесса. СПб. 2000. С. 32 - 41; Арсеньев В.Д., Метлин И.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей дифференциации порядка производства по уголовным делам // Правоведение . 1986. № 1. С. 78 - 83; Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса. М., 2000. С. 50 - 67.

[13] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов. СПб. 2006., С. 647

[14] Рустамов Х.У. Дифференциация форм уголовного процесса (современные тенденции и проблемы совершенствования). Дисс докт. юрид. наук. М., 1997. С. 202.

[15] Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. Томск. 1999. С. 111.

[16] Трубникова Т.В. Указ. соч. С. 113

[17] Боботов С.В., Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. М., 1997; Лазарева В. Легализация сделок о признании вины. // Российская юстиция. 1999. № 5; Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины. // Российская юстиция. 1998. №7; Михайлов П. Сделки о признании вины – не в интересах потерпевших. // Российская юстиция. 2001. № 5; Морозова И.. Анненков А., Дадонов С. Сделка о признании вины как вариант мирового соглашения. // Российская юстиция. 2000. № 10; Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету. // Российская юстиция. 2001. №5; Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: но какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. 10; 11.

[18] Кувалдина Ю.В. Сделка о признании вины: опыт уголовною судопроизводства США // Новый уголовно-процессуальный кодекс в действии. Материалы круглого стола. 13 ноября 2003 г. М., 2003. С. 205-212.

[19] Лазарева В. Легализация сделок о признании вины. // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 41.

[20] Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету. // Российская юстиция. 2001. №5. С. 37.

[21] Гуськова А.П., Пономаренко С.С. Об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по российскому уголовно-процессуальному закону. // Российский судья. 2002. № 10. С. 18-19.

[22] Ссылается именно на мнение Гуськовой А.П. и Пономаренко С.С.

[23] Рябинина Т.К. Особый порядок судебного разбирательства как одна из сокращенных форм уголовного судопроизводства. // Российский судья. 2004. № 9. С. 21.

[24] Хаматова Е. Особый порядок судебного разбирательства по уголовному делу претерпел изменения. // Уголовное право. 2004. № 1. С. 94.

[25] Гричаниченко А. Особый порядок судебного разбирательства нуждается в совершенствовании. // Уголовное право. 2004. №3 С. 75

[26] Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. М., 2004. С. 25 - 27.

[27] Номоконов В.А. Новый УПК для «вчерашней» преступности. http://crime.vl.ru/docs/stats/stat_32.htm

[28] Бирюков Ю. Правосудие не терпит суеты. Новый уголовно-процессуальный закон должен отражать существующие общественные отношения, http://www.ng.ru/politics/2001-05-05/3justice.html; Номоконов В.А. Указ. соч.; Быков В., Громов Н. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. // Уголовное право. 2004. № 2. С. 93.

[29] В I полугодии 2004 года особый порядок районными судами в РФ применялся по 54,6 тыс. уголовных дел (20,3% от общего числа рассмотренных дел с вынесением приговора), в I полугодии 2005 - по 77,1 тыс. уголовных дел (27,8%). В судах областного звена РФ в I полугодии 2005 года особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением применялся при рассмотрении 46 дел, что в 2,3 раза больше по сравнению с I полугодием 2004 года (20). / Судебная статистика. Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в первом полугодии 2005 года. // Российская юстиция. 2006. №1. http://for-expcrt.ru/articlcs/rossiiskayaJusticia-l-2006-l.shtml

[30] Данные приведены из: Ведомственное статистическое наблюдение. Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел по Форме №1 за 12 месяцев 2005; Ведомственное статистическое наблюдение. Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел по Форме №1 за 12 месяцев 2006 годов.

[31] Ричард А. Познер. Экономический анализ нрава. СПб. 2004. С. 754.

[32] В США непременным атрибутом сделки о признании вины являются переговоры прокурора и обвиняемого (иногда - с участием судьи). Соответственно, расходы США на собственную судебную систему включают и издержки от переговоров по сделке о признании вины.

[33] Ричард А. Познер. Указ. соч. С. 755.

[34] Ричард А. Познер. Указ. соч. С. 756

[35] Смирнов Л.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов. СПб. 2006. С.546.

[36] Там же. С. 546-547.

[37] В данном случае не имеется в виду сделка в гражданско-правовом ее понимании. Здесь речь идет о признании обвиняемым своей вины в совершении определенных преступлений, а также о согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в обмен на снижение тяжести обвинения или на более мягкое наказание.

[38] Сарсенбаев Т. Сделка о признании вины в утоловном процессе РК // Юрист. 2004. № 10 (40). http://www.zakon.kz/magazine/archive/2004_l0_7_5.asp

[39] Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 35 - 37.

[40] Сарсенбаев Т. Указ. соч.

[41] Ишанов Г.С. Сделки о признании вины - важный шаг, направленный на упрощение судебных процедур и защиту прав граждан. http://mvw.samal.kz/php3/sud/full.php?id=284

[42] Сарсенбаев Т. Указ. соч.

[43] Кищенков А.В. Виды упрощенных производств в уголовном процессе. http://law.wl.dvgu.ru/vestnik/36.htm

[44] Несмотря на то, что в УПК РФ не установлены сроки рассмотрения уголовных дел в судебном разбирательстве, проводимом в особом порядке, говорить о сжатых сроках, на наш взгляд, имеет смысл, поскольку значительное упрощение судебного разбирательства не может не привести к уменьшению времени между открытием судебного заседания и удалением судьи в совещательную комнату для постановления приговора при ОПСР в отличие от судебного разбирательства, проводимого в общем порядке.

[45] Рябинина Т.К. Особый порядок судебного разбирательства как одна из сокращенных форм уголовного судопроизводства. // Российский судья. 2004. № 9. С. 21–22.

[46] Хаматова Е. Особый порядок судебного разбирательства по уголовному делу претерпел изменения. // Уголовное право. 2004. № 1. С. 95.

[47] Там же.

[48] Сердюков С. Все ли вопросы применения особого порядка устранены? // Уголовное право. 2004. №2. С. 102.

[49] Демидов В. Некоторые вопросы применения особого порядка судебного разбирательства. // Российская юстиция. 2003. № 4. С. 26 - 27.

[50] Безлепкин Б.Т., Боровский М.В., Башкатов J1.H. и др. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2002. С. 382.

[51] Халиков А. Вопросы, возникающие при особом порядке судебного разбирательства. // Российская юстиция. 2003. № 1. С. 63.

[52] Там же.

[53] Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. М., 2004. С. 21.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


О субъективных признаках вымогательства
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
Понятие и особенности уголовной ответственности организатора
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Множественность преступлений
Вернуться к списку публикаций