2014-04-04 11:09:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ



Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ


Содержание

  1. Особый порядок судебного разбирательства как результат упрощения уголовного судопроизводства
    1. Сущность и правовая природа особого порядка судебного разбирательства
    2. Назначение и задачи особого порядка судебного разбирательства
    3. Развитие иных упрошенных процессуальных форм в российском уголовном судопроизводстве
  2. Воплощение принципов уголовно-процессуального права и общих условий судебного разбирательства в процедуре особого порядка судебного разбирательства
    1. Состязательность и особый порядок судебного разбирательства
    2. Презумпция невиновности
    3. Свобода оценки доказательств
    4. Общие условия судебного разбирательства
  3. Действующая процедура особого порядка судебного разбирательства, согласно УПК РФ
    1. Ходатайство обвиняемого об особом порядке судебного разбирательства и порядок его заявления
    2. Процедура судебного разбирательства, проводимого в особом порядке
  4. Доказывание в особом порядке судебного разбирательства
    1. Некоторые понятия теории доказывании и особый порядок судебного разбирательства
    2. Истинность знаний при упрощении процедуры судебного разбирательства
    3. Доказательственные презумпции в особом порядке судебного разбирательства и их роль в формировании убеждения суда

Истинность знаний при упрощении процедуры судебного разбирательства

В теории уголовного процесса была предложена теоретическая концепция, согласно которой такие принципы уголовного процесса, как презумпция невиновности, состязательность сторон и свобода оценки доказательств, относятся к принципам доказывания по уголовным делам [1]. По нашему мнению, если выделять из всего перечня принципов уголовного процесса принципы доказывания, хотя это вряд ли целесообразно, то к ним можно добавить ныне не закрепленный законодательно принцип объективной истины.

Целью доказывания УПК РФ в ст. 85 обозначил установление обстоятельств, подлежащих доказыванию. Однако, в литературе имеются точки зрения относительно того, что целью доказывания является установление истины по уголовному делу [2].

В настоящее время установление истины по уголовному делу не является обязанностью суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание. И если УПК РСФСР установление истины возводил в ранг принципа уголовного судопроизводства, в УПК РФ про принцип объективной истины ничего не сказано.

Представляется, что исключение объективной истины из разряда принципов уголовного дела нельзя рассматривать как положительный факт.

Отечественному уголовному процессу, а также уголовному процессу ряда других государств исторически свойственно тяготение к установлению объективной истины по уголовному делу. Истина по тем или иным жизненным вопросам, правовым, интересует практически каждого из нас. Где же, как ни в уголовной сфере, поиску истины необходимо уделять наиболее пристальное внимание?

На наш взгляд, понимание уголовного процесса в России, как ориентированного не на конечный результат, а на способ осуществления уголовно-процессуальной деятельности, не верно. Существует точка зрения, согласно которой главное в судебном разбирательстве – не поиск истины, а умиротворение общественного мнения путем формального разрешения судом конфликта между обвинением и защитой. Суд же, ориентированный на поиск чего-то абсолютного, в условиях профессиональной слабости одной из сторон не в состоянии остаться независимым и неизбежно выйдет за рамки своей процессуальной функции разрешения дела [3]. Представляется, что суд должен разрешить уголовное дело не как арбитр, пассивно наблюдающий за состязанием между сторонами защиты и обвинения, а как активный участник процесса, и мысли о том, что положение суда в данном случае принимает обвинительный уклон, не будут соответствовать действительности при стремлении суда установить истину по уголовному делу. Истина не может быть с обвинительным или оправдательным уклоном.

Как пишет Г.Л. Печников, чтобы обеспечить действительно качественное расследование и рассмотрение уголовных дел, органы предварительного расследования и суд должны стремиться именно к достоверной объективности, объективной истинности своих выводов по уголовному делу [4].

В целях достижения истины логичным представляется наблюдать активную роль суда в судебном разбирательстве. Нарушаются ли права одной из сторон при активной позиции, занимаемой судом в процессе? Представляется, что о нарушении прав в данном случае говорить не приходится. Причиной тому – необходимость установления по уголовному делу истины.

«Успешное осуществление задач уголовного судопроизводства требует всестороннего, полного и объективного выявления и исследования всех фактических обстоятельств преступления. Это исследование, как известно, протекает по единым законам познания с соблюдением логических правил и способов раскрытия истины» [5].

Бесспорно, при четком соблюдении принципа разделения властей недопустимо сохранение за органами правосудия функции обвинения. Но в то же время и недопустимо отказаться от ориентации нашей судебной системы на поиск объективной информации об обстоятельствах совершения преступления. Возможность и необходимость установления истины в каждом случае и по каждому делу является не только правовым, но и нравственным требованием к должностным лицам, осуществляющим судопроизводство [6].

Разделяем правомерный, на наш взгляд, вопрос: «безынициативный, не имеющий собственной позиции и мнения суд, никак не участвующий в доказывании и не ищущий истину по уголовным делам, возможно, «удобен» для отдельных социальных групп, так как всегда позволяет свести уголовный процесс лишь к состязанию интеллектов или денежных ресурсов, но будет ли он отвечать реальной роли и месту суда в правовом государстве?» [7]. Представляется, что ответ очевиден – нет. «Государство, претендующее на роль правового, не должно «зашвыривать» истину по уголовным делам на недосягаемое расстояние» [8].

В соответствии с ч. 2 ст. 6 УПК РФ: уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Гарантия, что невиновный не будет признан виновным, может быть обеспечена только при установлении истины. Именно истина должна лежать в основании обвинительного приговора. Только в этом случае не на словах, а на деле будет обеспечена реализация принципа презумпции невиновности [9].

Применительно к вопросу о цели уголовного процесса следует сказать, что целью правосудия должна стать необходимость установления объективной истины. В том же случае, когда очевидно, что объективная истина достигнута быть не может, поскольку органами расследования и самим судом полностью исчерпаны все предусмотренные законом меры по ее установлению, – во всяком случае, должна быть достигнута истина процессуальная. «То есть истина, которая вытекает и опирается на материалы уголовного дела, полностью соответствует имеющимся в нем, надлежаще и скрупулезно проверенным, исследованным и оцененным судом доказательствам» [10].

Безусловно, установить объективную истину по уголовному делу довольно сложно. Об этом говорится и в научной литературе [11]. «Преступные группы создают свои силовые структуры, используют новейшие достижения техники и услуги высококвалифицированных специалистов. Они оказывают активное противодействие расследованию: фальсифицируют и уничтожают доказательства, подкупают, запугивают, а иногда и убивают свидетелей и потерпевших» [12]. Однако отказ от установления объективной истины – это шаг навстречу попустительства преступности, проявление бессилия со стороны государства.

Представляется, что отдельные проявления принципа объективной истины присутствуют в уголовно-процессуальном законе. Примером может послужить в данном случае ч. 4 ст. 302 УПК РФ: обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

По нашему мнению, проблема установления истины по каждому уголовному делу и проблема существования ОПСР имеют некоторые общие точки соприкосновения, которые мы и попытаемся обнаружить и исследовать.

Российский законодатель отказался от необходимости установления истины по каждому уголовному делу, признав ее установление инквизиционным пережитком. Однако применительно к ОПСР хотелось бы отметить: не инквизиционному ли уголовному процессу была присуща характерная его черта – «царица доказательств», признание подозреваемым своей вины, которое ложилось в основу обвинения? Мы понимаем, что подобная аналогия может быть в чем-то и некорректна, но определенные сходства между некоторыми содержательными чертами ОПСР и «царицей доказательств» все же прослеживаются.

Следует отметить, что в случае, если бы принцип установления объективной истины по уголовному делу остался в УПК РФ, он первый противоречил бы особому порядку судебного разбирательства, поскольку без исследования доказательств, собранных в уголовном деле, установление истины судом невозможно.

Отдельные авторы высказывали опасения относительно того, что упрощение порядка судопроизводства может явиться помехой для установления истины; И.Л. Лисогор считал, что после установления упрощенного производства по делам о хулиганстве участились случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности [13].

Принцип объективной истины «страдает» также и в США, где активно применяется сделка о признании вины. «Для решения задачи справедливого разрешения уголовно-процессуального конфликта в странах англо-американской правовой традиции предусмотрена процедура, в рамках которой стороны могут практически самостоятельно урегулировать возникшую спорную ситуацию и при помощи суда и под его контролем достичь в приговоре такой истины, которая признавалась бы всеми участниками процесса, но не претендовала на роль материальной истины. В упрощенных формах состязательного процесса преобладает формальная истина, достаточная для погашения конфликта с наименьшими затратами для всех участников процесса» [14].

На противоречия между ОПСР и принципом объективной истины также указывает и ст. 317 УПК РФ «Пределы обжалования приговора». Согласно данной статье, приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 379 настоящего Кодекса, т.е. в случае несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом. Другими словами, приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 УПК РФ, не может быть обжалован, если по уголовному делу не была установлена истина (пусть даже процессуальная).

Примерно в этом же ключе высказываются некоторые другие авторы. Так, по выражению Н.А. Комаровой и В.З. Лукашевича, вряд ли можно согласиться с допустимостью так называемых сделок с правосудием, которые предлагают суду стороны, если они пришли к согласованному решению. Если отказаться от установления объективной истины, от всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, от внутреннего убеждения судей и признать допустимость сделок с правосудием, то наше правосудие фактически потеряет свои исконные черты, которые высоко ценились россиянами [15].

О невозможности осуществления правосудия без установления истины при особом порядке судебного разбирательства пишет и В.И. Зажицкий. Более того, указанный автор считает, что неустановление объективной истины по уголовным делам и подмена ее различными «сделками» приводят, прежде всего, к ущемлению законных прав и интересов потерпевших [16].

В.О. Белоносов и Е.В. Колесников констатируют факт, что новый УПК РФ ввел ряд новелл, которые устраняют доказывание. Речь идет также о, как пишут авторы, «сделке о признании» (ст. 314 УПК РФ), которая не может эффективно противостоять самооговору, признанию в совершении преступления с целью скрыть более тяжкое преступление. Массовое применение подобной сделки в наших российских условиях способно поставить под угрозу базовые принципы правовой государственности и законности, отраженные в Конституции РФ [17].

По нашему мнению, без требования устанавливать истину по каждому уголовному делу обойтись нельзя. Однако и упрощенная форма судебного разбирательства (в нашем случае – это ОПСР) также необходима.

Представляется, что при ОПСР истинность выводов органов расследования относительно обоснованности обвинения и установления вины обвиняемого презюмируются, поскольку с обвинением согласен сам обвиняемый, вину он также признает. Подсудимый – самый осведомленный об обстоятельствах совершения преступления человек. Если он признает эти обстоятельства, значит соответствуют объективной действительности.

Если в обычной форме судебного разбирательства истина устанавливается путем представления доказательств сторонами, т.е. активным поведением сторон, то при ОПСР она может только предполагаться.

Упрощение рассмотрения уголовного дела в суде не отвечает требованию установления истины, т.к. в упрощенной форме (во всяком случае, в том виде, в каком она предусмотрена действующим УПК РФ) не представляется возможным ее установить. Единственным инструментом ее установления является исследование собранных доказательств. Без исследования доказательств не может быть истины. Другого инструмента для установления истины, по нашему мнению, не существует.



[1] Серов В.А. Презумпция невиновности как принцип доказывания по уголовным делам. // Юридический мир. 2002. № 11. С. 43.

[2] Белкин А.Р. Указ. соч. С. 11; Хмыров А.А. Указ. соч. С. 5.

[3] См. Колоколов Н. Установление материальной истины - основная цель доказывания в уголовном процессе. // Российский следователь. 2000. № 1. С. 11 .

[4] Печников Г.А. О вероятной и объективной истинах в уголовном процессе. // Изв. вузов. Правоведение. 2004. №4. С. 158.

[5] Хмыров А.А. Проблемы доказывания в уголовном судопроизводстве. // Юридическая наука в Кубанском государственном университете. Краснодар, 1995. С. 271.

[6] Колоколов Н. Указ. соч. С. 11.

[7] Ковтун Н.И состязательность, и поиск истины. // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 12.

[8] Зажицкий В.И. Истина и средства ее установления в УПК РФ: теоретико-правовой анализ. // Государство и право. 2005. № 6. С. 67.

[9] Ефимичев П.C. Презумпция невиновности: в чем ее сущность? // Журн. рос. права. 2000. №7. С. 13.

[10] Балакшин В. Истина в уголовном процессе. // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 19.

[11] Белоносов В.О., Колесников Е.В. Критерии истинности результатов толкования уголовно- процессуальных норм. // Журн. рос. права. 2003. № 5. С. 58; Францифоров Ю.В. Цена истины в уголовно-процессуальном доказывании. // Российский следователь. 2005. № 11. С. 13; Балакшин В. Указ. соч. С. 18.

[12] Хмыров А.А. Улики и их роль в алгоритмизации расследования преступлений. // Ученые записки. Вып. 3. Краснодар. 2004. С. 231.

[13] См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976. С. 70

[14] Кувалдина Ю.В. Сделка о признании вины: опыт уголовного судопроизводства США // Новый уголовно-процессуальный кодекс в действии. Материалы круглого стола. 13 ноября 2003 г. М., 2003. С. 207.

[15] Комарова Н.А., Лукашевич Б.З. Принцип состязательности и равноправия сторон должен быть эффективным средством установления объективной истины в судебном разбирательстве. // Правоведение. 2001. №4. С. 157- 158.

[16] Зажицкий В.И. Указ. соч. С. 70.

[17] Белоносов В.О., Колесников Е.В. Указ. соч. С. 59.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.
Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Деятельность органов дознания в системе мер противодействия незаконному обороту наркотиков
Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве
Вернуться к списку публикаций