2014-04-04 11:09:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ



Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ


Содержание

  1. Особый порядок судебного разбирательства как результат упрощения уголовного судопроизводства
    1. Сущность и правовая природа особого порядка судебного разбирательства
    2. Назначение и задачи особого порядка судебного разбирательства
    3. Развитие иных упрошенных процессуальных форм в российском уголовном судопроизводстве
  2. Воплощение принципов уголовно-процессуального права и общих условий судебного разбирательства в процедуре особого порядка судебного разбирательства
    1. Состязательность и особый порядок судебного разбирательства
    2. Презумпция невиновности
    3. Свобода оценки доказательств
    4. Общие условия судебного разбирательства
  3. Действующая процедура особого порядка судебного разбирательства, согласно УПК РФ
    1. Ходатайство обвиняемого об особом порядке судебного разбирательства и порядок его заявления
    2. Процедура судебного разбирательства, проводимого в особом порядке
  4. Доказывание в особом порядке судебного разбирательства
    1. Некоторые понятия теории доказывании и особый порядок судебного разбирательства
    2. Истинность знаний при упрощении процедуры судебного разбирательства
    3. Доказательственные презумпции в особом порядке судебного разбирательства и их роль в формировании убеждения суда

Особый порядок судебного разбирательства как результат упрощения уголовного судопроизводства

Сущность и правовая природа особого порядка судебного разбирательства

«Особый порядок судебного разбирательства» – такое название получил раздел X УПК РФ, в котором закреплены нормы, регламентирующие новый, ранее неизвестный отечественному уголовному процессу институт.

Особый порядок судебного разбирательства (далее – ОПСР) – это форма судебного разбирательства по уголовным делам в суде первой инстанции, применяемая в случае согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением в совершении преступления (преступлений), наказание за которое (которые), предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы; а также заявления им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях. Для проведения ОПСР необходимо также наличие согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего (ч. 1 ст. 314 УПК РФ).

При рассмотрении уголовного дела судом в особом порядке из самой процедуры судебного разбирательства исключается значительная часть судебного следствия, т.к. судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Суд может лишь ограничиться исследованием обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (ч. 5 ст. 316 УПК РФ). Для того чтобы обвиняемому воспользоваться правом на рассмотрение его дела в особом порядке, ему необходимо заявить об этом ходатайство при ознакомлении с материалами уголовного дела, либо на предварительном слушании в случаях, если проведение такового обязательно (ч.2 ст. 315 УПК РФ). При этом обвиняемому гарантируется снижение наказания в случае постановления обвинительного приговора на одну треть от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Надо признать, что появление ОПСР в уголовном процессе – это решительный шаг отечественного законодателя, связанный с реформированием законодательства об уголовном судопроизводстве. То, насколько такой шаг повлияет в положительную, либо отрицательную сторону на развитие российского права, всей системы правосудия, судебной практики покажет время. Однако особый порядок судебного разбирательства – есть не что иное, как последствие смены политического и экономического курса нашей страны.

Ситуация, сложившаяся в СССР, а потом и в России, в 80-х, начале 90-х годов, связанная с быстрым ростом преступности [1], объективно породила необходимость упрощения громоздкого производства по некоторым категориям уголовных дел, как на досудебных, так и на судебных стадиях уголовного процесса. Система правоохранительных органов, суды оказались перегруженными огромным количеством уголовных дел, а существовавший УПК РСФСР не давал возможности в необходимых ситуациях, по уголовным делам, не составляющим особой сложности в расследовании и дальнейшем производстве и не представляющим серьезной общественной опасности, опустить ряд формальностей и, тем самым, сократить сроки производства по ним. Уголовный процесс необходимо было упрощать и ускорять, дабы государство справлялось с обязанностью по охране общества от преступности.

Совершенно очевидно, что каждое преступление отличается от массы других, пусть и подобных преступлений. Соответственно, каждое из них представляется более или менее сложным по отношению друг к другу при расследовании; каждое обладает собственной степенью общественной опасности. Поэтому зачастую общая уголовно-процессуальная форма расследования преступлений, или же рассмотрения уголовных дел судами может быть неэффективной. Для совершенствования системы уголовно-процессуального законодательства и повышения его эффективности необходимо существование упрощенных и усложненных процессуальных форм, т.е. необходима четкая и грамотно продуманная дифференциация уголовного процесса.

Упрощение отечественного судопроизводства стало насущной проблемой современного российского государства. Еще до принятия ныне действующего УПК РФ в научной литературе отмечалось, что:

1) в настоящее время существует очевидная необходимость в появлении судебных производств, существенно упрощенных по сравнению с действовавшими судебными производствами, согласно УПК РСФСР;

2) одновременно с упрощением судебного производства для ряда дел необходимо и появление более сложного порядка и т.д. [2].

Проблема существования упрощенных производств по уголовному делу (упрощенной формы) является частью такого явления, как дифференциация судопроизводства. Дифференциация уголовного процесса подразумевает возникновение и существование различных процессуальных форм: общей, упрощенной и усложненной. Дифференциация форм уголовного судопроизводства в 1991 году рассматривалась Верховным Советом РСФСР как одно из ключевых решений судебной реформы наряду с введением суда присяжных [3]. В научной литературе дифференциация процессуального регулирования рассматривалась в числе тенденций развития процессуального права [4]. На теоретическом уровне дифференциация судопроизводства была исследована такими авторами, как: М.С. Строгович, Х.У. Рустамов, Ю.К. Якимович, О.В. Волколуп, С.С. Цыганенко, Т.В. Трубникова и другими. Процессуалистами были определены дискуссионные вопросы внутри проблемы дифференциации форм уголовного судопроизводства.

Так, С.С. Цыганенко пишет: «пытаясь раскрыть природу и назначение дифференциации, правоведы используют для этого категории, которые по своим качествам не обладают специфическим содержанием дифференциации» [5]. В качестве примера указанный автор приводит точки зрения И.Ф. Пашкевича (дифференциация процессуальной формы означает именно совершенствование обслуживающих принципы норм, их большую гибкость и специализацию), Х.У. Рустамова (сущностью дифференциации форм судоотправления является ее результативность, полученная в демократической процессуальной среде) и Д.П. Великого (дифференциация заключается в возможности в рамках единой судебной системы, единого уголовно-процессуального законодательства, основываясь на единых принципах, решать единые задачи различными способами). Далее С.С. Цыганенко полагает, что если исходить из содержания, то наиболее близким к дифференциации является понятие специализации. «В теории правоведения дифференциация рассматривается как одна из форм специализации наряду с конкретизацией и детализацией. При дифференциации возможно как упрощение судопроизводства, так и его усложнение. Кроме того, дифференциация уголовного процесса обязательно связана с изменениями структурного характера, ведущими к появлению различных видов уголовных производств» [6].

Таким образом, дифференциация уголовного процесса, безусловно, приводит к появлению различных уголовно-процессуальных форм, как усложненной, так и упрощенной по отношению к общей процессуальной форме.

Дифференциация уголовного процесса имеет собственные пределы, которые должны определяться основаниями (критериями) дифференциации.

Верховный Совет РСФСР в уже упоминавшемся выше постановлении в 1991 году указал, что уголовное судопроизводство будет дифференцировано в зависимости от:

- категории рассматриваемого правонарушения (дела об уголовных проступках, влекущих наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев, будут слушаться в суммарном порядке мировыми судьями, а о преступлениях – единоличными судьями, коллегиями в составе трех судей, судами присяжных);

- фактического участия присяжных заседателей (появляются особые институты – безмотивного отвода присяжных, напутственного слова судьи и другие; кроме того, оправдательные вердикты присяжных будут проверяться вышестоящими инстанциями лишь с точки зрения законности условий их постановления);

- кассационного или апелляционного порядка пересмотра решений, состоявшихся в суде первой инстанции; при этом апелляционное производство предполагает новое рассмотрение дела с привлечением дополнительных доказательств;

- характера принимаемых решений (предполагается до некоторой степени разделять порядок разрешения правовых вопросов и вопросов факта, а также назначения наказания; известно, что в англосаксонских странах sentencing, то есть определение меры воздействия на осужденного, отделено во времени и процессе от процедуры признания виновным, а во Франции категорически запрещено сообщать сведения о прежней судимости лица) [7].

Тем самым, был поставлен вопрос о критериях дифференциации уголовного судопроизводства, их количестве и содержании. Различными исследователями были предложены собственные ответы на данный вопрос. Так, М.Л. Якуб посчитал необходимым назвать четыре критерия дифференциации:

- степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказания, предусмотренной законом за данное преступление;

- степень сложности дел данной категории в разрешении как фактической, так и правовой стороны;

- общественно-политическое значение дел данной категории;

- значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, организаций и предприятий [8].

А.И. Шмарев выделил только три критерия дифференциации уголовно-процессуального производства:

- задачи производства и материально-правовые основания, лежащие в его основе;

- степень сложности уголовного дела;

- степень соотношения в производстве публичных и диспозитивных начал [9].

А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский предложили следующие критерии дифференциации:

- степень общественной опасности преступлений;

- степень сложности производства по уголовному делу;

- особенности личности обвиняемого;

- наличие волеизъявления обвиняемого на применение соответствующей процедуры;

- уважения суверенитета иностранного государства [10].

Можно заметить, что приведенные точки зрения в основном сходятся. Степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказания M.Л. Якуба, А.В. Смирнова и К.Б. Калиновского можно определить как материально-правовые основания, указанные А.И. Шмаревым; о степени сложности уголовного дела говорится всеми авторами; значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, организаций, предприятий можно понимать как степень соотношения в производстве публичных и диспозитивных начал. Отличия в позициях авторов: M.Л. Якуб выделяет в качестве критерия общественно-политическое значение дел данной категории, причем в этом он близок к уважению суверенитета иностранного государства (последний критерий, предложенный А.В. Смирновым и К.Б. Калиновским). А.И. Шмарев в упомянутом им первом критерии назвал задачи производства. Плюс ко всему, А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский выделяют особенности личности обвиняемого, а также наличие волеизъявления обвиняемого на применение соответствующей процедуры. Однако, на наш взгляд, если особенности личности обвиняемого действительно могут служить критерием дифференциации, то наличие волеизъявления обвиняемого на применение соответствующей процедуры является, скорее, основанием реализации той или иной упрощенной (усложненной) процессуальной формы.

На наш взгляд, целесообразен синтезированный подход к критериям, согласно которому критериями дифференциации уголовного судопроизводства будут выступать следующие:

- задачи производства и материально-правовые основания, лежащие в его основе;

- степень сложности производства по уголовному делу;

- степень соотношения в производстве публичных (императивных) и частных (диспозитивных) начал [11];

- общественно-политическое значение дел;

- особенности личности обвиняемого.

Дифференциация уголовного процесса – явление причинно обусловленное.

Сторонники дифференциации уголовного судопроизводства в сторону упрощения называют следующие причины, обусловливающие необходимость упрощения процедуры судебного разбирательства: необходимость обеспечения конституционных прав граждан на судебную защиту; быстрота восстановления нарушенных преступлением их прав и интересов; экономия средств, затрачиваемых на судопроизводство по конкретному делу [12].

Таким образом, причины носят правовой, временной и экономический характер.

Как можно заметить, что эти причины взаимосвязаны. Громоздкое, формализованное судопроизводство неизбежно влечет за собой трудности с обеспечением конституционных прав граждан на судебную защиту, поскольку за определенный промежуток времени обратиться за защитой успевает » ограниченное число граждан, которое можно увеличить за счет упрощения и ускорения судопроизводства по некоторым категориям дел. Упрощенное судопроизводство ускоряет восстановление нарушенных преступлением прав и облегчает защиту интересов.

Процесс реформирования уголовно-процессуального законодательства в сторону его упрощения или усложнения не был совершен в одночасье путем принятия в 2001 году УПК РФ.

После появления в отечественном уголовном процессе нового института – суда с участием присяжных заседателей – возникла и своего рода упрощенная процедура. УПК РСФСР предусматривал норму, закрепленную в ст. 446 Кодекса, согласно которой, если все подсудимые в суде присяжных признали себя виновными, председательствующий сразу же предлагает каждому из них дать показания по поводу обвинения и других обстоятельств дела. В случае, когда сделанные показания не оспариваются какой-либо из сторон и не вызывают у судьи сомнений, председательствующий вправе, если с этим согласны все участники процесса, ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые они укажут, либо объявить судебное следствие оконченным и перейти к выслушиванию прений сторон.

Нельзя сказать, что суд присяжных является разновидностью упрощенной формы судопроизводства. Напротив, он усложняет разбирательство но уголовному делу по сравнению с рассмотрением дела обычным судом первой инстанции. Но появление вышеуказанной нормы в ст. 446 УПК РСФСР означало значительный шаг вперед по направлению к упрощению разбирательства при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в том виде, в каком упрощенные судопроизводства уже существовали в развитых западных странах.

В аспекте настоящего исследования в первую очередь хотелось бы отметить, что дифференциация уголовного процесса должна быть органичной, т.е. упрощенные или усложненные процессуальные формы не должны противоречить принципам, заложенным в основу судопроизводства, а также иным институтам уголовного процесса, составляющим систему процессуального законодательства. Регулирование порядка уголовного судопроизводства, проводимого в упрощенной форме, должно быть непротиворечивым. Только отсутствие коллизий между правовыми нормами позволяет отрасли законодательства функционировать без сбоев.

Примечательно, что конкретные формы совершенствования системы упрощенных судебных производств в уголовном процессе РФ рядом авторов видятся на пути полного и непротиворечивого регулирования порядка уголовного судопроизводства по делам, подсудным мировым судам; появления порядка судебного приказа и заочного рассмотрения дел [13].



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве
Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них
Вернуться к списку публикаций