2013-11-19 14:53:31
ГлавнаяУголовное право и процесс — Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории



Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории


Союзным республикам были предоставлены более широкие полномочия по снижению давностных сроков. Некоторые из союзных республик реализовали данное право, установив еще более дробную дифференциацию сроков давности. Например, в ст. 14 УК УССР 1927 г. присутствовали не три, как это было принято в Основных началах, а пять сроков давности; в ст. 16 УК БССР 1928 г. - четыре. Отдельные союзные республики (ст. 15 УК РСФСР 1926 г., ст. 15 УК АрмССР 1927 г.) выделили в самостоятельную статью такой вид давности, как давность обвинительного приговора.

Законодательной ревизии коснулись и примечания 2 и 3 к ст. 10 Основных начал. Так, примечание 2 предусматривало: «В случаях привлечения к уголовной ответственности за преступления контрреволюционные применение давности в каждом отдельном случае предоставляется усмотрению суда; однако если суд не найдет возможным применение давности, то при назначении им расстрела за данное преступление таковой обязательно заменяется объявлением врагом трудящихся, с лишением гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда или лишением свободы со строгой изоляцией сроком не ниже двух лет» [22]. Необходимо отметить, что в этом случае законодатель в сравнении с прежней редакцией существенно сократил диапазон преступлений для «судейского усмотрения», ограничив его только преступлениями контрреволюционными и изъяв из-под действия примечания другие преступления, по которым в качестве высшей меры социальной защиты применялся расстрел.

Иначе выглядела и редакция примечания 3: «В отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности за активные действия и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственных или особо секретных должностях при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, как применение давности, так замена расстрела предоставляется по усмотрению суда» [23]. Эти нововведения произвольно (в сравнении со специальной нормой) расширяли границы уголовной ответственности и носили откровенно классовый и политический характер. Если начальная редакция примечания 3 к ст. 10 Основных начал ограничивала преступность деяния периодом существования царского строя, то новая редакция дополнила еще более поздним периодом - контрреволюционных правительств в период гражданской войны. Судейское усмотрение не ограничивалось одним лишь вопросом применения давности и было дополнено решением вопроса о применении расстрела.

Несмотря на присущие Основным началам негативные черты, в частности откровенно классовую направленность, когда преступления квалифицировались двумя группами: направленные против основ советского строя и все остальные [24], в вопросах регламентации давности Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. значительно усовершенствовали и уточнили данный институт советского уголовного права.

При этом вполне очевидно, что сама концепция давности в уголовном праве оставалась неизменной. Социальная закономерность - историческая связь - не могла исчезнуть в одночасье. Все явления социальной жизни, которые были вызваны объективными закономерностями развития общества, неизбежно проявили себя и в период советского строя, несмотря на то, что постоянно испытывали на себе бремя политического и идеологического прессинга.

Постановлением ВЦИК от 22 ноября 1926 г. с 1 января 1927 г. был введен в действие новый УК РСФСР. Принятие и введение нового Уголовного кодекса было обусловлено действием Основных начал по уголовному праву Союза ССР и союзных республик 1924 г. и необходимостью приведения республиканского уголовного законодательства в соответствие с Основами. Помимо основного отличия от УК РСФСР 1922 г., заключавшегося во введении главного материального признака преступления - общественной опасности, УК РСФСР 1926 г. во многом воспроизводил положения о давности, закрепленные в Основных началах[25].

Порядок и условия применения давности регулировались в ст. 14, 15 УК РСФСР 1926 г. В частности, ст. 14 УК предусматривала: «Уголовное преследование не может иметь места:

а) когда со времени совершения преступления, за которое судом может быть назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет, прошло десять лет;

б) когда со времени совершения преступления, за которое судом может быть назначено лишение свободы на срок не свыше пяти лет, прошло пять лет;

в) когда со времени совершения преступления, за которое судом может быть назначено лишение свободы на срок до одного года или в законе определена более мягкая, чем лишение свободы, мера социальной зашиты, прошло три года.

Таким образом, сроки давности по УК РСФСР 1926 г. соответствовали тем, что содержались в ст. 10 Основных начал.

Часть 2 ст. 14 УК РСФСР 1926 г. аналогичным образом, как и ст. 10 Основных начал, воспроизводила условия, при которых применялась давность: «Давность применяется, если в течение соответствующего срока не было никакого производства по данному делу. Течение давности прерывается, если совершивший преступление во время течения соответствующего срока давности совершит другое однородное или не менее тяжкое преступление либо скроется от следствия или суда; исчисление давностных сроков в этих случаях начинается со дня совершения второго преступления или со дня возобновлении приостановленного производства» [26].

На основе сравнивания этих двух источников УК РСФСР 1926 г. вводит еще одно, незнакомое ранее, юридическое условие для применения давности: «исчисление давностных сроков в этих случаях начинается со дня совершения второго преступления или со дня возобновления приостановленного производства». Определенно, такое нововведение, на наш взгляд, является позитивным шагом в развитии института давности в советском уголовном законодательстве. Закрепленное в настоящей статье УК РСФСР 1926 г. правило о применении давности способствует более эффективному достижению цели специальной превенции в уголовном праве. Этот порядок исчисления сроков давности был воспроизведен в УК РСФСР 1960 г. и существовал вплоть до введения в действие УК РФ 1996 г., когда законодатель посчитал этот способ течения давности неприемлемым.

Примечания к ст. 14 УК РСФСР 1926 г. аналогично по примеру Основных начал воспроизводили особенности применения давности при совершении контрреволюционных преступлений. В частности, примечание 1 к УК РСФСР 1926 г. определяло: «В случаях привлечения к уголовной ответственности за преступления контрреволюционные применение давности в каждом отдельном случае предоставляется усмотрению суда; однако, если суд не найдет возможным применение давности, то при назначении им расстрела за данное преступление таковой обязательно заменяется объявлением врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда или лишением свободы на срок не ниже двух лет» [27].

Примечание 2 предусматривало: «В отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности за активные действия и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственных или секретных должностях при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, применение давности и вопрос о замене расстрела предоставляется усмотрению суда».

Примечание 3 предусматривало: «Устанавливаемые настоящей статьей давностные сроки не распространяются на действия, преследуемые согласно настоящему Кодексу в административном порядке, и наложение взысканий за эти действия может иметь место только в течение одного месяца со дня их совершения».

Таким способом, законодатель дифференцировал особенности исчисления давностных сроков для преступлений и административных правонарушений в примечании 3.

По этому поводу Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 7 февраля 1927 г. разъяснил порядок исчисления давности административных взысканий в тех случаях, когда дело, находящееся в производстве судебных и следственных органов, было прекращено в судебном порядке и передано для рассмотрения в административном порядке. В этом случае месячный срок для наложения административного взыскания исчислялся с момента направления дела в соответствующий административный орган.

Подводя итог исследованию вопросов правовой регламентации давности в УК РСФСР 1926 г., следует отметить его положительную особенность в части установления обстоятельств, прерывающих течение давности совершением другого преступления. Такой способ являлся не только передовым для советского уголовного права, но и прагматичным с точки зрения криминогенных реалий. По нашему убеждению, отход в действующем уголовном законе от данной правовой традиции, впервые сформулированной в УК РСФСР 1926 г., противоречит целям специальной превенции, особенно в плане предупреждения рецидивной преступности.

Следующий этап развития института уголовно-правовой давности связан с утверждением 25 декабря 1958 г. Второй сессией Верховного Совета СССР пятого созыва Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик [28].

Во многом изменение и реформирование уголовного законодательства рассматриваемого периода было обусловлено решениями XX съезда КПСС 1956 г., развенчавшего культ личности Сталина и избравшего приоритетным курсом осуществления уголовной политики государства восстановление законности, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, гарантий неприкосновенности личности. Хотя на практике эти решения носили декларативный характер, однако смещение акцентов от откровенно доминирующего классового характера и репрессивных «мер социальной защиты», принятых в Основных началах, довольно отчетливо наблюдается в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (далее Основы). Например, ст. 1 Основ в числе задач уголовного законодательства формулирует такие, как охрану личности и прав граждан [29].

Существенной правовой регламентации в Основах подверглись положения о давности. Так, согласно ст. 41 Основ были установлены следующие сроки давности:

1) три года со дня совершения преступления, за которое по закону могут быть назначены лишение свободы на срок не свыше двух лет или наказание, не связанное с лишением свободы;

2) пять лет со дня совершения преступления, за которое по закону может быть назначено лишение свободы на срок не свыше пяти лет;

3) десять лет со дня совершения преступления, за которое по закону может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на пять лет [30].

В соответствии с ч. 2 ст. 41 Основ союзным республикам предоставлялось право установления пониженных сроков давности по отдельным категориям преступлений. Это право было реализовано в уголовных кодексах большинством союзных республик, за исключением Армянской и Казахской ССР, в отношении категорий малозначительных и менее опасных преступлений. Минимальный давностный срок по ним составлял один год. Помимо УК РСФСР такой же срок был закреплен в уголовных кодексах Азербайджанской, Белорусской, Грузинской, Киргизской, Литовской, Молдавской, Таджикской, Туркменской и Эстонской союзных республик. Минимальный давностный срок шесть месяцев был установлен в УК Латвийской, Узбекской ССР, три месяца - в УК Украинской ССР [31].

Довольно подробно в ст. 41 Основ произведена дифференциация обстоятельств как прерывающих, так и приостанавливающих течение давности. Так, течение давности прерывается, если до истечения указанных в законе сроков лицо совершит новое преступление, за которое по закону может быть назначено лишение свободы на срок свыше двух лет. Исчисление давности в этом случае начинается с момента совершения нового преступления (ч. 3 ст. 41). Правило о прерывании давности вытекает из ряда принципов материального уголовного права, таких как индивидуализации уголовной ответственности и специальной превенции. Избирательное (более строгое) отношение к лицам, совершившим преступления, наказуемые лишением свободы на срок свыше двух лет в период течения давности, обусловлено значительной степенью общественной опасности такого лица. Необходимо отметить, что не включение данного правила в положение о давности в действующем Уголовном кодексе является отходом от правовой традиции, приносящим ущерб законности.

В сравнении с Основными началами, где использовалась более усложненная формулировка оснований прерывания течения сроков давности - однородного или менее тяжкого преступления, ст. 41 Основ четко и определенно связывает прерывание давности с совершением нового преступления, наказуемого лишением свободы на срок свыше двух лет, что характеризует улучшение качества законодательной техники.

Течение давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия или суда. В этих случаях течение давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной. При этом лицом не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет, и давность не была прервана совершением нового преступления (ч. 4 ст. 41).

Сокрытие от следствия или суда, как и по действующему Кодексу, является универсальным основанием приостановления течения давностного срока. В то же время ст. 41 Основ значительно ограничила временные пределы приостановления течения давности, установив предельный срок в пятнадцать лет при условии, что давность не прерывалась совершением нового преступления. Основное отличие между перерывом и приостановлением течения давности по Основам заключалось в том, что при приостановлении срок, прошедший с момента совершения преступления до приостановления, не аннулировался, а засчитывался в общий давностный срок [32].

В правовой доктрине и следственной практике того времени начальным моментом для признания лица, скрывшимся от следствия, считался день вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого [33].

В соответствии с ч. 5 ст. 41 Основ вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяется лишением свободы.

Как и по Основным началам, согласно ч. 5 ст. 41 Основ суду предоставлялся широкий диапазон в выборе принимаемых решений от возможности применения давности и прекращения дела за давностью до ее неприменения и вынесения обвинительного приговора с назначением наказания в виде лишения свободы.

Дальнейшая регламентация давности привлечения к уголовной ответственности связана с действием УК РСФСР 1960 г., который был принят Третьей сессией Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г.[34] и введен в действие с 1 января 1961 г. Положения о сроках давности регламентировались в ст. 48 УК РСФСР.

Согласно ст. 48 УК РСФСР лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления истекли следующие сроки:

1) один год со дня совершения какого-либо из преступлений, предусмотренных статьями 112, частью второй, 131, 143, 158, частью первой, 165, 182, 192, 192-1, 197, 198 и 200 настоящего Кодекса;

2) три года со дня совершения преступления, за которое по настоящему Кодексу может быть назначено лишение свободы на срок не свыше двух лет или наказание, не связанное с лишением свободы, кроме преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте первом;

3) пять лет со дня совершения преступления, за которое по настоящему Кодексу может быть назначено лишение свободы на срок не свыше пяти лет;

4) десять лет со дня совершения преступления, за которое по настоящему Кодексу может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на пять лет.

Течение давности прерывается, если до истечения указанных сроков лицо совершит новое преступление, за которое по настоящему Кодексу может быть назначено лишение свободы на срок свыше двух лет. Исчисление давности в этом случае начинается с момента совершения нового преступления.

Течение давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия или суда. В этих случаях течение давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной. При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет, и давность не была прервана совершением нового преступления. Вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяется лишением свободы [35].

В вопросе давности привлечения к уголовной ответственности УК РСФСР часто воспроизводил аналогичные положения, закрепленные в Основах 1958 г. Однако имелись и особенности. Прежде всего, это касалось установления пониженных сроков давности в отношении некоторых из преступлений, характеризуемых как «малозначительные» и «менее опасные преступления», указанных в п. 1 ст. 48 УК РФ. В частности, по таким составам, как умышленное легкое телесное повреждение (ч. 2 ст. 112); оскорбление (ст. 131); воспрепятствование совершению религиозных обрядов (ст. 143); незаконное изготовление, сбыт, хранение спиртных напитков (ч. 1 ст. 158); производство лесосплава или взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов (ст. 165); незаконная охота (ст. 166); отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний, или эксперта от дачи заключения (ст. 182); оскорбление представителя власти (ст. 192); оскорбление работника милиции или народного дружинника (ст. 192-1); нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе или зоне (ст. 197); нарушение паспортных правил (ст. 198); самовольный захват земли и самовольное строительство (ст. 199); самоуправство (ст. 200). Санкция в приведенных составах, указанных в п. 1 ст. 48 УК РСФСР, не превышала максимального наказания в виде лишения свободы один год.

Сроки давности, установленные в ст. 48 УК РСФСР, дифференцировались в зависимости от тяжести (срока и вида) наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК - один год, три года, пять, десять и пятнадцать лет, при соблюдении других обязательных условий (отсутствия обстоятельств, прерывающих или приостанавливающих течение давности).

Порядок исчисления давности отличался от уголовно-процессуального способа исчисления сроков. Течение срока давности начиналось со дня окончания преступления, тогда как во внимание при процессуальном порядке исчисления сроков принимались конкретные час и сутки, которыми начиналось течение (ст. 103 УПК РСФСР). Например, преступление совершено 11 мая, срок давности исчисляется с этой же даты. Срок давности исчислялся годами и истекал в 24 часа предшествующего дня. Если преступление совершено 11 мая 1990 г., то пятилетний срок давности истекает 10 мая 1995 г. в 24 часа.

Для неоконченных составов - при приготовлении либо покушении на преступление - течение давностного срока начиналось с момента прекращения преступной деятельности, произошедшего по обстоятельствам, не зависящим от воли лица (субъекта).

Отдельно необходимо обратить внимание на определенные трудности, возникавшие у правоприменителей при исчислении давности в отношении длящихся и продолжаемых преступлений. Отсутствие соответствующих уголовно-правовых дефиниций в УК на этот счет компенсировалось судебным толкованием [36]. Поскольку закон не конкретизировал особенности такого исчисления, единственное разъяснение по этому вопросу содержалось в Постановлении 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г., с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 14 марта 1963 г. № 1 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» [37].

Разъяснения Пленума не ограничивались исключительно лишь одними условиями применения давности и амнистии в отношении этих особых форм преступных деяний, но и включали подробное толкование понятий длящегося и продолжаемого преступлений. Согласно разъяснениям Пленума длящееся преступление совершается в течение более или менее длительного времени, характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния и представляет собой действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования [38].

Примерами таких преступных деяний являлись: самовольная отлучка (ст. 245 УК РСФСР), злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей (ст. 122 УК РСФСР), незаконное хранение или ношение оружия (ст. 218 УК РСФСР), недонесение о преступлениях (ст. 190 УК РСФСР) и др. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например вмешательство органов власти).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


История российского уголовного законодательства об ответственности за мошенничество
Множественность преступлений
Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности
Вернуться к списку публикаций