2013-11-19 14:25:02
ГлавнаяУголовное право и процесс — Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве



Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве


Право на жизнь - естественное право человека; имущественное - гражданское право - является приобретенным, то есть не свойственным человеку с рождения [73]. В силу данных обстоятельств и по-разному эти блага должны защищаться средствами уголовно-правовой охраны. Соответственно и последствия за посягательства на эти разные блага (естественное либо имущественное) путем применения уголовно-правовых санкций должны быть дифференцированы.

Из этого правила вытекает и прямая причинная связь между наказанием за преступление и временем, в течение которого это деяние остается в памяти (осознании человеком самих действий, противоречащих его природе, и удержании его от совершения этих действий в будущем под страхом наказания).

Однако одно лишь «механическое» отнесение преступления к той или иной из предложенных групп не дает полного представления ни о юридических, ни о фактических последствиях такой классификации. Если же принять во внимание обязательный признак преступления - общественную опасность, то с учетом фактического характера самого деяния может быть предложена более четкая дифференциация, позволяющая по-разному определять уровень защиты каждого из благ. Общественную опасность деяния А.Н. Трайнин называл основным, определяющим существо каждого состава преступления свойством [74]. Но и такая градация оставалась бы довольно общей и требовала более четкой и детальной систематизации.

Одним из важных критериев, которые необходимо использовать для разрешения поставленного вопроса, является строгость наказания за преступление. К примеру, не могут одинаково наказываться такие преступления, как убийство и кража, что явно бы противоречило основополагающим принципам уголовного права. В этой связи разделение преступлений в зависимости от характера и степени общественной опасности позволяет дифференцировать и правовые последствия по ним, определяя за каждое из деяний соответствующую санкцию для достижения эффективности самого наказания.

Тяжкие преступления совершаются реже, невиновность по ним более вероятна, в связи с чем Ч. Беккариа предлагал по данной категории преступлений сократить сроки следствия, увеличив сроки давности. В свою очередь, вероятность невиновности в незначительных преступлениях гораздо ниже, поэтому следствие должно быть продолжительнее, а сроки давности, наоборот, - сокращены, так как ущерб от безнаказанности таких преступлений невелик[75]. В предложенной формуле учитывались и процессуальные моменты, связанные с тем, что по действовавшему тогда законодательству подозреваемый, освобожденный за недостаточностью улик, мог быть подвергнут повторному задержанию за то же преступление в случае обнаружения новых доказательств, указывающих на его виновность, но в рамках течения давности.

Восприятие времени, его течения различны. Л.Н. Гумилев отмечал, что единое, абсолютное время, исчисляемое нами, остается реальностью, не превращаясь в математическую абстракцию, и отражает историческую (природную) действительность [76]. Поэтому рационально избранный временной промежуток позволяет поддерживать необходимую связь между преступлением и наказанием, отделяя справедливое наказание от простой мести.

Признание давности обстоятельством, устраняющим наказуемость деяния, в законодательствах появилось не сразу. Римское право устанавливало давность как самостоятельный институт только после падения Республики. Известные упоминания о ней встречаются в Lex Julia de adulteries и о погашающей двадцатилетней давности - в Lex Cornelia de falsis (L. 12 cod. 9, 22), a более определенные постановления упоминаются только в рескрипте Диоклетиана и Максимиана [77]. При этом давность по римскому праву входила в число оснований, прекращающих ответственность за преступление, помимо двух других: смерти преступника и прощения, дарованного государем.

В английском законодательстве давность существовала не для всех видов преступлений, а только для наиболее важных, например, в отношении таких составов как государственная измена, контрабанда. Так, по 7 акт. Вильгельма Ш-го, предусматривалось, что никто не должен быть наказан за измену три года спустя после совершения преступления, исключая случаи покушения на жизнь государя - (Paterson,s Compendium).

По Шотландскому обычаю преступления подлежали уголовно-правовому преследованию сроком двадцатилетней давности [78], что соответствовало положениям римского права. Однако за некоторые преступления по Hume,s Criminal law полагался и более краткий срок давности.

В германском праве постановления о давности появляются только со времени рецепции римского права, еще в Каролине никаких твердо установившихся постановлений по этому предмету не содержится; равным образом и во Франции институт давности появляется лишь в предреволюционном законодательстве и в Кодексах 1791 г. и 3 брюмера IV г. В западноевропейской практике недостаток законодательных постановлений о давности в значительной степени восполнялся постановлениями римского права, поэтому обыкновенно в судах и применялась двадцатилетняя давность [79].

Представители «переходных теорий», отрицавшие целесообразность наказания и придававшие главное значение только угрозе наказания, как, например, Фейербах, Штюбель, Генке не находили юридического оправдания давности.

Еще более формальным является обоснование давности «силою свершившихся событий». Этой точки зрения придерживались Рисн, Хейнц, Лист, которые предлагали считать основанием давности - признание правом силы фактов, но придавая этому понятию совершенно иное значение - бесполезности и даже вредности наказания: «Зачем еще наказывать, когда необходимость в наказании отпала».

Предположение об исправлении преступника, как основание давности, защищали преимущественно немецкие криминалисты XVIII и начала XIX столетия - Кох (Koch, нем.), Хоммель (Hommel, нем.), Стельзер (Stelzer, нем.), Дарки (Jarcke, нем.).

Законодательствами, определяющими несовершение преступником нового преступного деяния как условие действия давности, являлись Австрийский кодекс 1803 и 1852 гг., Баварское уложение 1813 г. В 1861 г. то же Баварское уложение признавало учинение нового преступного деяния обстоятельством, прерывающим течение давности.

До 1791 г. ни один из упомянутых выше уголовных законов западноевропейских стран не знал другого вида давности, кроме как давности уголовного преследования. Французский кодекс 1791 г. вводит и второй вид давности - «давность наказания», принятый затем большинством западноевропейских стран, за исключением Австрии, где неизменно присутствовал лишь один вид давности - уголовного преследования.

В. Саблер в «Исследовании» различал два главных рода давности «краткосрочную» и «долгосрочную». Понимая под «краткосрочной» - давность преследования не свыше пяти лет. Предполагая в качестве условий для течения «долгосрочной», погашаемой восьмилетней давностью, такие факторы: как исчезновение доказательств и изменение личности преступника; для «краткосрочной» - ненужность наказания ввиду полного забвения учиненного.

Н.С. Таганцев оценивал структуру, принятую В. Саблером, произвольной, указывая, что основа давности лежит не столько в процессуальных затруднениях восстановления прошлого, сколько в ненужности и бесцельности наказания, причем это основание одинаково относится как к долгосрочной, так и краткосрочной давности как к давности, погашающей преследование.

Касаясь вопроса неприменения давности к отдельным преступным деяниям, римское право не допускало давности по отношению к тягчайшим злодеяниям, то есть исключало применение давности к целому ряду преступлений, характеризуемых современным языком уголовного права особой степенью опасности для общества. Такими преступлениями являлись убийство близких родственников, поджог, преступления, связанные с рождением ребенка.

В средневековых законодательствах давность не применялась ко всем тяжким государственным преступлениям, к преступлениям, обложенным смертной казнью, - убийству близких родственников, поджогу, преступлению, связанному с рождением ребенка, дуэли, ростовщичеству и т.д.

Некоторые Кодексы начала XIX столетия - Брауншвейгский, Баденский, Саксонский, Баварский 1861 г. - не распространяли давность на деяния, угрожаемые смертной казнью или бессрочным лишением свободы, но впоследствии эти ограничения отпали, и западноевропейские законодательства по состоянию на период 1902 г., за исключением австрийского (§ 231 для преступлений, угрожаемых смертной казнью), не знают более деяний, не подходящих по их важности под действие давности.

В большинстве специальных законов, изданных после 1872 г., для нарушений устанавливается не только трехлетняя, но даже и пятилетняя давность. Голландский кодекс (ст. 70 - 75) устанавливает давностные сроки уголовного преследования - 18, 12, 6 и 1 год. Австрийский - 20, 10, 5, 1 год, 6 и 3 месяца. Французский Устав уголовного судопроизводства, характеризуемый наиболее простой системой, различавший преступления, проступки и нарушения, устанавливал следующие давностные сроки: для преступлений - десять лет; для проступков - три года; для нарушений - один год. Германский кодекс в зависимости от преступлений устанавливал три срока давности: двадцать, пятнадцать и десять лет; для проступков - пять лет и три года; для нарушений - три месяца. Венгерскому кодексу были известны те же сроки.

Общее правило исчисления сроков давности для всех приведенных выше уголовных законов характеризовалось как impulatio civilis [80].



[1] Российское уголовное право. Общая часть: учебник. М., 2000. С. 78.

[2] Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 137.

[3] Пусторослев П.П. Русское уголовное право. Общая часть. Вып. 1. Введение. Источники уголовного права. Преступление. Юрьев, 1912. С. 22.

[4] Аболиционизм (от лат. abolition - уничтожение, отмена) — в конце XVIII — XIX в. в США движение за отмену рабства негров; в Великобритании, Франции и ряде других стран движение за отмену рабства. Аболиция - отмена закона, решения. См. об этом: Большой юридический словарь. М., 2001. С. 7.

[5] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Общая часть. В 2 т. Т. 2. Тула, 2001. С. 37.

[6] Есипов В.В. Преступление и наказание в древнем праве. Варшава, 1903. С. 54 - 55.

[7] См. Памятники права средневековой Испании / под ред. В.Л. Томсинова. М., 2004. С. 42.

[8] О России в царствование Алексея Михайловича// Сочинение Григория Котошихина «О приказах»; опубл. Археографической комиссией. СПб., 1859. (Переиздание 1906 г.).

[9] Таганцев Н.С Русское уголовное право. Общая часть. В 2 т. Т. 2. Тула, 2001. С. 61.

[10] Radzinowicz L. History of the English Criminal Law and Its Adminisration from 1750.1. The Movement of reform. 1948. P. 3-49.

[11] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 243.

[12] Там же. С. 373, 309, 393.

[13] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 509.

[14] См.: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 27 - 69; Сергеевский Н. Основные вопросы наказания в новейшей литературе// Гражданское и уголовное право. СПб., 1893. № 4. С. 70; Пусторослев П.П. Историческое развитие наказания. Ученые записки. Юрьев, 1893. № 1; Лист. Ф. Наказание и его цели. СПб., 1895. С. 14; Мокринский С.П. Наказание, его цели и предположения. М., 1902. С. 130 - 135; Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. М., 1907. Вып. 1. С. 52 - 64.

[15] Жижиленко А.А. Задачи текущего момента в области русского уголовного законодательства// Отчет о состоянии и деятельности Императорского Петроградского университета за 1915 год. Пг., 1916. С. 317.

[16] Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 13.

[17] Пионтковский А.А. Пути укрепления социалистического правопорядка // Сов. государство и право. 1967. № 1. С. 37 - 38.

[18] Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в советском государстве. Политико-юридическое исследование. Саратов, 1973. С. 33,36.

[19] Кауфман М Уголовное право и уголовный закон (вопросы теории) // Уголовное право. 2001. № 4. С 34.

[20] Послание к римлянам святого апостола Павла. С. 1230 - 1231.

[21] См., например: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 185; Аверин А.В. Судебная достоверность (Постановка проблемы). Владимир, 2004. С. 112.

[22] Кузнецов А.В. Марксистская концепция личности и уголовная ответственность. Личность преступника и уголовная ответственность // Правовые и криминологические аспекты: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3. Саратов, 1987. С. 3.

[23] Янкелевич В. Ирония. Прощение. М., 2004. С. 178.

[24] Евангелие от Матфея. С. 1016.

[25] Иванов Н. Библия и уголовный закон // Сов. юстиция. 1992. №7 - 8. С. 26.

[26] Зелинский А.Ф., Дремина Н.А. Актуальная и потенциальная осознанность общественно-опасного деяния. Личность преступника и уголовная ответственность// Правовые и криминологические аспекты: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3. Саратов, 1987. С. 24.

[27] Беккариа Ч. Указ. соч. С. 88.

[28] См.: Четвернин В.Л. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993. С. 24; Кожевников С.Н. Понимание права: разные теоретические аспекты // Юрист. 2004. № 11. С. 23.

[29] Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1987. С. 211.

[30] Большой юридический словарь. М., 2001. С. 136.

[31] Маркс К. Дебаты шестого рейнского ландтага. Дебаты по поводу закона о краже леса / К Маркс, Ф. Энгельс//Собр. соч. Т. 1. С. 123.

[32] Кони А.Ф. Ф.М. Достоевский // Собр. соч. М., 1968. Т. 6.

[33] Цит. по: Дунаев М.М. Тупики либерального сознания // Право и безопасность. 2004. № 2 (11). С. 32.

[34] Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004. С. 162.

[35] Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М., 1961. С. 20.

[36] Дунаев М.М. Указ. соч.

[37] Беккариа Ч. Указ. соч. С. 185.

[38] Дурманов Н.Д. Давность и погашение судимости. М., 1957. С. 15.

[39] Савицкий В. Известия. 1968. 30 янв.

[40] Чугаев А.П. Малозначительные преступления и товарищеский суд. Казань, 1966. С. 26.

[41] Ляпунов Ю.И. Российское уголовное законодательство: резервы совершенствования // Уголовное право. 2002. № 2. С. 46.

[42] Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 471, 636.

[43] Там же.

[44] Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 90.

[45] Советское уголовное право. Общая часть. М., 1959. С. 340.

[46] Филимонов В.Д. О давности уголовного преследования по советскому уголовному праву. Томск, 1957. С. 108.

[47] Янкелевич В. Ирония. Прощение. М., 2004. С. 176 - 177.

[48] Янкелевич В. Указ. соч. С. 176.

[49] Гумилев Л. Этногенез и биосфера земли. М., 2004. С. 15.

[50] Пиллемер Б.Д. Личные воспоминания о событии. Когнитивная психология памяти / под. ред. У. Найссера, А. Хаймен. 2-е междунар. изд. СПб. М., 2005. С. 55 - 56.

[51] См.: Брайнин Я.М. Советское уголовное право. Часть общая. М., 1959. С. 340; Уголовная ответственность и ее основания. М., 1963. С. 248; 258.

[52] Аверин А.В. Судебное правоприменение и формирование научно-правового сознания судей (Проблемы теории и практики): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2004. С. 26, 35 - 38.

[53] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 636.

[54] Тезисы выступления В.В. Лунева// Права человека и новое российское законодательство: материалы «круглого стола»// Государство и право. 2003. № 6. С. 112.

[55] Состояние преступности в России за 2002 г. М., 2003.

[56] По данным Главного информационно-аналитического Центра МВД РФ за 2006 г., общее количество зарегистрированных преступлений по РФ - 3 млн 855 тыс. 373 (темп прироста в сравнении с 2005 г. - 8,5 %), из них особо тяжкие — 127 184 ( прирост в сравнении с 2005 г. на 7,3 %), тяжкие — 947 317 (в сравнении 2005 г. - снижение на 1,2 %).

[57] Статистические данные приведены без учета сведений об уголовных делах, которые расследовались органами ФСБ. Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее. М., 2004. С. 7.

[58] Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994. С. 188.

[59] Колоколов Н.А. Уголовное наказание: главное - правильно определить критерии целесообразности, законности, обоснованности и справедливости // Юрист. 2004. № 3. С. 61.

[60] Гумилев Л.Н. Указ соч С 499 — 500

[61] Цит. по кн.: Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 636.

[62] Янкелевич В. Указ. соч. С. 177.

[63] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 636.

[64] Большой юридический словарь. М., 2001. С. 531.

[65] Киселев А.Д. Психологическое основание уголовной ответственности. Харьков, 1903. С. 97 - 100.

[66] Киселев А.Д. Указ. соч. С. 225.

[67] Киселев А.Д. Указ. соч. С. 334.

[68] Права человека: сб. междунар.-правовых документов. М., 1986. С. 29, 56.

[69] Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962. С. 41.

[70] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 472 - 474.

[71] Малиновский А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права. М., 2002. С. 61.

[72] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 91 - 93.

[73] С.м.: Палиенко Н.И. Учение о существе права и правовой связанности государства. Харьков, 1908. С. 283 - 342; Сабо И. Основы теории права. М., 1974.

[74] Трайнин А.Н Избранные труды. СПб., 2004. С. 30.

[75] Беккариа Ч. Указ. соч. С. 187 - 188.

[76] Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки этнической истории. М., 2004. С. 11.

[77] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 472.

[78] Уголовные и гражданские законы и судопроизводство во Франции, Англии и Шотландии с изложением в сравнительном очерке главных оснований Римского права. М., 1869. С. 389.

[79] Таганцев Н.С. Указ. соч. Т. 2. С. 470; 635.

[80] От дня ко дню (лат.).



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Социально-правовое содержание вины
Закрепление и развитие института смертной казни в дореволюционном российском законодательстве
Деление соучастников на виды
Нравственные критерии защиты в групповых делах
Российская наука уголовного права о вине
Вернуться к списку публикаций