2013-11-19 14:25:02
ГлавнаяУголовное право и процесс — Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве



Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве


В российском уголовном праве под давностью необходимо понимать истечение указанных в уголовном законе сроков после совершения преступления, в силу чего привлечение виновного к уголовной ответственности исключается.

Нормы уголовно-правового института давности базируются на гуманистической идее. Сущность ее сводится к тому, что угроза уголовной ответственности не может распространяться на течение всей жизни человека, и в этом смысле быть бесконечной. Поэтому и привлечение к уголовной ответственности по истечении определенного срока превращается в неоправданную месть, теряет смысл и необходимость с точки зрения общей и специальной превенции, несмотря на то что совершенное лицом деяние полностью не утратило своей общественной опасности [30].

Как отмечал Н.С. Таганцев, время делает наказание не только не нужным, но иногда и положительно вредным, делает привлечение лица к уголовной ответственности «бесцельной местью» [31].

Проблема давности в российском уголовном праве является составляющей концепции «целесообразности применения уголовной ответственности». Той же точки зрения на проблему существования давности придерживаются и такие ученые, как Ю.М. Ткачевский, П.Я. Мшвениерадзе [32].

Аргументация этой концепции сводится к констатации разрыва или утраты связи между преступлением и наказанием по истечении определенного времени, когда сами цели наказания уже не достигаются [33].

Но и содержательная сторона этой концепции имеет разные составляющие, в том числе переоценку социальной опасности лица, совершившего преступление; экономию мер уголовной репрессии; учет процессуальных особенностей производства следственных действий не по «горячим», а по «остывшим» следам преступления и т.п.

В.Е. Смольников, А.Н. Игнатов полагают, что давность привлечения к уголовной ответственности основывается по существу на отпадении общественной опасности лица, совершившего преступление [34]. В этом случае преступное деяние, совершенное очень давно, теряет способность быть показателем общественной опасности личности.

В то же время С.Г. Келина, связывая освобождение от уголовной ответственности вследствие применения давностных сроков с целями наказания, обоснованно отмечает, что основанием уголовной ответственности является «не общественная опасность лица, а наличие в деянии всех признаков преступления». Кроме того, «применение давности закон связывает с тяжестью совершенного преступления, а не с поведением лица после совершения преступления» [35].

В.C. Савельева указывает, что «нормы уголовно-правового института давности основываются на гуманистической идее, согласно которой, во- первых, угроза уголовной ответственности не может довлеть над человеком в течение всей его жизни, а во-вторых, привлечение к уголовной ответственности по истечении определенного срока превращается в неоправданную месть и поэтому теряет смысл и необходимость с точки зрения общей и специальной превенции, хотя объективно совершенное лицом деяние полностью не утратило своей общественной опасности. Нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности в подобных условиях вытекает из презумпции, что данное лицо по истечении определенного времени не представляет общественной опасности либо эта общественная опасность незначительна. Кроме того, совершенное действие или бездействие со временем утрачивает общественный резонанс, сглаживаясь в памяти людей, и возврат к нему является бессмысленным с точки зрения гражданского правосознания [36].

По мнению В.Г. Беляева, речь должна идти даже не об освобождении от ответственности, а о недопустимости этой ответственности после истечения сроков давности и, главное, вследствие должного поведения субъекта во все это время. Конечно, этот субъект в течение указанного срока подлежал ответственности, хотя и не подвергался ей. Но именно его правомерное поведение само освобождает его от ответственности, погашает ее основание [37].

Т.Ф. Минязева, рассматривая возможность освобождения лица от уголовной ответственности ввиду существенного снижения степени его общественной опасности и в связи с этим нецелесообразности привлечения к уголовной ответственности, утверждает, что «по истечении установленных законом сроков государство теряет право на привлечение лица к уголовной ответственности. Общественная же опасность содеянного определяется на момент совершения преступления и не меняется до изменения закона» [38].

Применение давности помимо прочего обусловлено и тем, - указывает Т.Ю. Погосян, - что наказание, примененное через значительное время после совершения преступления, становится вследствие отпадения общественной опасности лица несправедливым, превращается в необоснованный акт возмездия, мести. Так или иначе, думается, что именно данные обстоятельства являются здесь основанием освобождения лица от уголовной ответственности. Привлечение к уголовной ответственности после истечения сроков давности противоречит принципам уголовного права и уголовно-правовой политики страны [39].

По представлению Х.Д. Аликперова, цели данного института нельзя рассматривать как своего рода милость к преступнику или же снисхождение к нему со стороны государства. Просто с истечением длительного времени после совершения преступления существенно затрудняется расследование, утрачивают или теряют силу доказательства по делу, забываются или искажаются в памяти сведения, известные свидетелям, потерпевшим и т.д. Вследствие этого объективное рассмотрение судом дел такой категории и установление по ним картины преступления часто становится или затруднительным, или даже невозможным. Он же утверждает о бессмысленности применения уголовно-правовых санкций в случаях исправления преступника, а также о «гуманистическом начале рассматриваемого института» [40].

М.С. Строгович считал давность уголовно-процессуальным институтом, в частности, полагая, что «давность устраняет возможность привлечения совершившего преступление лица к уголовной ответственности или погашает уголовное преследование [41].

В изложенных выше позициях ученых основание давности в уголовном законе определяется «нецелесообразностью уголовной ответственности», которая является общим ориентиром в осмыслении данного уголовно-правового института и позволяет высказать основные доводы в его пользу:

- разрыв или утрата связи между преступлением и наказанием спустя определенный промежуток времени, когда уже не могут быть достигнуты сами цели наказания;

- отпадение общественной опасности лица к моменту окончания течения срока давности для привлечения к уголовной ответственности;

- экономия мер уголовной репрессии как государственный (правоохранительный) интерес;

- процессуальные доводы о нецелесообразности привлечения лица к уголовной ответственности ввиду утраты или искажения доказательственной базы по прошествии значительного временного промежутка.

Полемика ученых объясняется сложностью и многогранностью предмета исследования, однако, думается, что наиболее правильной является точка зрения о необходимости комплексного анализа всех оснований, позволяющих сделать вывод о социально-правовой обоснованности существования уголовно-правового института давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Федеральным Законом РФ от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г., в связи с чем «Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в Российской Федерации» [42].

Толкование Европейским Судом соответствующих уголовно-правовых норм, регулирующих порядок применения давности привлечения к уголовной ответственности, актуально и для российского уголовного права, поскольку в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора [43].

Касаясь определения давности, М. де Сальвиа предлагает следующее его понятие: «Давность может определяться как право, предоставляемое законом автору преступления больше не быть преследуемым или судимым после истечения определенного срока с момента совершения деяний. Сроки давности являются общей чертой правовых систем Договаривающихся Государств, имеют много целей, среди которых - гарантирование правовой обеспеченности путем установления срока для действий и воспрепятствование посягательству на право на защиту, которое могло быть скомпрометировано, если бы суды были призваны выносить решение об обосновании средств доказывания, которые были бы неполными в силу истекшего времени» (Соёте, С. 146) [44].

Такое обоснование давности является не только материальным, но и процессуальным, что, прежде всего, обусловлено комплексным характером международного уголовного права, поскольку оно объединяет в единую отрасль нормы материального и процессуального характера (а в некоторых случаях - и нормы, посвященные регламентации процедуры исполнения наказания), а также нормы, относящиеся к судоустройству[45].

Изложенное позволяет выделить и основное значение давности в российском уголовном праве, которое следует определить как отказ государства от уголовного преследования и назначения наказания лицу, совершившему преступление, в связи с истечением с момента совершения преступления срока, указанного в уголовном законе.

Давность распространяется лишь на конкретное правоотношение. Из этого следует вывод о том, что факт совершения общественно опасного действия (бездействия) конкретным лицом порождает уголовные правоотношения, связанные с давностью.

Таким образом, под давностью в уголовном праве следует понимать установленный уголовным законом временной промежуток, по истечении которого исключается государственное уголовно-правовое воздействие на лицо, совершившее общественно-опасное деяние.



[1] Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя. М., 1975. С. 299.

[2] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 395.

[3] Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972. С. 92.

[4] Горшенев В М. Указ. соч. С. 104.

[5] Шаргородский М.Д. Избранные труды. СПб., 2004. С. 191 - 192.

[6] Шнайдер М. Л. Учебно-методическое письмо по советскому уголовному праву для студентов ВЮЗИ. М., 1950. С. 37.

[7] Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности // Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2001. С. 631. Такое же определение дается многими авторами (см., например: Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. С. 62, 84; Сабанин С.Н. Некоторые вопросы освобождения от уголовной ответственности // Актуальные вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе. Свердловск, 1986. С. 55).

[8] Беляев В.Г. Освобождение от уголовной ответственности // Уголовное право России. Общая часть / под ред. А.С. Сенцова. Волгоград, 2001. С. 384.

[9] Красиков А.Н. Освобождение от уголовной ответственности // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов, 1997. С. 347.

[10] Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004. С. 428.

[11] Благов Е.В. Применение уголовного права. СПб., 2004. С. 485.

[12] Никулин С.И. Освобождение от уголовной ответственности // Российское уголовное право. Общая часть / под ред. В.Н. Кудрявцева ч А.В. Наумова. М., 2000. С. 363 - 364.

[13] Уголовные и гражданские законы и судопроизводство во Франции, Англии и Шотландии с изложением в сравнительном очерке главных оснований Римского права. М., 1869. С. 388.

[14] Такую общую формулировку обстоятельств приводил Н.С. Таганцев. (См. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула, 2001. Т. 2. С. 460).

[15] Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 105.

[16] Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 463.

[17] Публичное право не может быть изменено личным соглашением (сделкой, контрактом) (лат.).

[18] Законное устранение (лат.).

[19] Магомедов А.А. Правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Саратов, 1994. С. 33-51.

[20] Магомедов А.Л. Проблема ответственности в истории уголовного права России // Правоведение. 1996. № 1. С. 35.

[21] См., например: Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. 1 / под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. М., 1970. С. 51 - 53; Бытко Ю.И. Лекции по уголовному праву России. Саратов, 2003. С. 57.

[23] См. СУ РСФСР. 1919. №66. Ст. 590.

[24] См., например: Бытко Ю.И. Лекции по уголовному праву России. Саратов, 2003. С. 62.

[25] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 408.

[26] См., например: История государства и права СССР / под ред. О.И. Чистякова, Ю.С. Кукушкина. М., 1986. 4. 2. С. 160; Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. 3 / под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. М., 1970. С. 196.

[27] СУ РСФСР. 1925. № 9. Ст. 68.

[28] УК РСФСР 1926 г. М., 1950. С. 5 - 6.

[29] Пионтковский А.А. Вопросы общей части уголовного права в практике судебно-прокурорских органов. М., 1954. С. 39.

[30] См., например: Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания. Киев, 1987. С. 91; Ткачевский ЮМ. Освобождение от отбывания наказания. М., 1970. С. 198.

[31] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. М., 1994. Т. 2. С. 343 - 344.

[32] См.: Мшвениерадзе П.Я. Институт давности в советском уголовном праве. Тбилиси, 1970. С. 70; Ткачевский Ю.М. Указ. соч. С. 197.

[33] См.: Галиакбаров P.P. Уголовное право. Общая часть. Саратов, 1997. С. 368; Красиков А.Н. Освобождение от уголовной ответственности. Саратов, 1999. С. 352; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1996. С. 455.

[34] См.: Смольников В.Е. Давность в теории советского уголовного права, законодательстве и практике его применения: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1969. С. 7; Курс советского уголовного права. М., 1970. T.3. С. 281; Ткачевский Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. Учение о наказании / под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 187; Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм при освобождении от уголовной ответственности // Правоведение. 2001. № 6. С. 124.

[35] Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2001. С. 654.

[36] Савельева В.С. Освобождение от уголовной ответственности // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть/ под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 435 - 436.

[37] См. Беляев В.Г. Освобождение от уголовной ответственности. Волгоград, 2001. С. 390.

[38] Минязева Т.Ф. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. 3-е изд., доп. М., 2004. С. 183.

[39] Погосян Т.Ю. Освобождение от уголовной ответственности. М., 1997. С. 431.

[40] Аликперов X. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Законность. 1999. № 8. С. 13.

[41] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 183.

[42] См. вступительную статью Ю. Берестнева в кн.: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Судебная практика / под ред. Ю. Берестнева. СПб., 2004. С. 7.

[43] Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994. С. 111.

[44] Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Судебная практика/ под ред. Ю. Бе- рестнева. СПб., 2004. С. 51.

[45] Кибальник А. Принципы международного уголовного права // Уголовное право. 2002. № 3. С. 22.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Понятие и особенности уголовной ответственности пособника
История российского уголовного законодательства об ответственности за мошенничество
Криминологическая характеристика рецидива преступлений
Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Вернуться к списку публикаций