2013-11-19 13:08:07
ГлавнаяУголовное право и процесс — Сравнительно-правовой анализ института уголовно-правовой давности привлечения к уголовной ответственности



Сравнительно-правовой анализ института уголовно-правовой давности привлечения к уголовной ответственности


Давность по УК зарубежных стран (Голландия, Швеция, Швейцария, Китайская Народная Республика

По Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 г. существенно изменились правовые условия применения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, что повлекло за собой разноречивые решения в следственно-судебной практике вопросов освобождения от уголовной ответственности за истечением давностных сроков.

В ходе судебной реформы в Российской Федерации обозначилась тенденция к приведению национального законодательства в соответствие с международными стандартами. В связи с этим есть необходимость сравнительного исследования положений о давностных сроках по УК РФ 1996 г. с нормами уголовного права зарубежных стран.

Для проведения исследования выбраны уголовные кодексы трех стран Европы и Китайской Народной республики. Указанный выбор объясняется необходимостью учета геополитического положения России, динамичным характером развития общественных отношений в Китае и передовым европейским уровнем уголовно-правовой политики Швеции, Швейцарии и Голландии.

Уголовный кодекс Голландии (принят актом от 3 марта 1881 г. «О создании Уголовного кодекса», вступил в силу 1 сентября 1886 г.).

Институт давности привлечения к уголовной ответственности регламентирован в Разделе VIII «Прекращение действия права на уголовное преследование и прекращение действия права на исполнение наказания» Общей части УК Голландии. Если в Уголовном кодексе России давность представляет собой материально-правовое основание для освобождения от уголовной ответственности, то по УК Голландии она рассматривается в качестве основания, прекращающего уголовное преследование. Эта особенность связана с тем, что УК Голландии представляет собой «комплексный институт», в котором нормы материальные тесно взаимосвязаны с процессуальными. К примеру, используемая, в упомянутом Разделе терминология «действие права на уголовное преследование» характерна для процессуального закона.

Уголовный кодекс Голландии (далее УК) не содержит легального понятия преступления. Однако с точки зрения ст.1 [1] можно сделать вывод о том, что преступление представляет собой действие или бездействие, составляющие уголовное правонарушение и определяемое уголовным законом. Уголовные правонарушения в свою очередь подразделяются на преступления и проступки.

Существуют прямо противоположные точки зрения о сущности наказания по УК Голландии, сводящиеся к основным его элементам. X. Ленсинг при анализе положений о наказании и его целях приводит аргументы в пользу кары - «основа наказания заключается в каре» [2].

С общих позиций материального уголовного права А.А. Малиновский, включая уголовно-правовую систему Голландии в разряд «гуманистической» полагает, что такой вид наказания, как, например тюремное заключение, «рассматривается не с точки зрения кары или воздаяния, а как возможность спокойно переосмыслить свое поведение и встать на путь исправления» [3].

По нашему мнению, следует согласиться с первой точкой зрения, с оговоркой, что в основе сущности наказания по УК Голландии в первую очередь находится элемент кары, тогда как цели наказания в большей степени ориентированы на предупреждение преступлений с приоритетом в пользу уголовно-правовых мер, не связанных с лишением свободы.

Ст. 9 УК различает основные и дополнительные виды наказаний. К основным видам наказаний относятся: тюремное заключение, заключение, общественные работы и штраф. К числу дополнительных наказаний относятся: лишение определенных прав, помещение в государственный исправительный дом, конфискация и опубликование приговора.

Давность в уголовном праве Голландии рассматривается как обстоятельство, ограничивающее время действия уголовного преследования.

Согласно ст. 70 УК Голландии [4] действие права на уголовное преследование прекращается по истечении срока давности преследования:

— спустя два года за все проступки;

— спустя шесть лет за преступления, наказуемые штрафом, заключением или тюремным заключением не более чем на три года;

— спустя двенадцать лет за преступления, наказуемые тюремным заключением сроком более чем на три года;

— спустя пятнадцать лет за серьезные преступления, наказуемые тюремным заключением сроком более десяти лет;

— спустя восемнадцать лет за преступления, наказуемые пожизненным тюремным заключением.

В сравнении с ч. 1 ст. 78 УК РФ, в которой сроки давности привлечения к уголовной ответственности составляют два года; шесть, десять и пятнадцать лет в УК Голландии эти сроки значительно увеличены и составляют два года, шесть, двенадцать, пятнадцать и восемнадцать лет.

В основу дифференциации сроков давности по УК Голландии положены помимо категории тяжести преступлений еще и вид, а также размер типовой санкции за них. Этот принцип градации сроков давности, как и в УК РФ, является универсальным и значительно упрощает понимание сути материальных предписаний закона.

В отличие от УК РФ по УК Голландии устанавливается уголовная ответственность за проступки. Основываясь на используемой в диспозиции ст. 70 УК Голландии терминологии, структурно следует выделять:

1) проступки, а ими по УК Голландии являются действия, установленные в Книге 3 Кодекса и регулируемые в разделах I - IX и согласно п. «b» ст. 77h Кодекса, основным видом наказания за них установлен штраф;

2) преступления - наказуемые штрафом, заключением или тюремным заключением не более чем на три года;

3) преступления - наказуемые тюремным заключением сроком более чем на три года;

4) серьезные преступления - наказуемые пожизненным тюремным заключением.

Порядок исчисления сроков давности в голландском УК специфичен и отличен от УК РФ. Если по ч. 2 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу, то по ч. 1 ст. 71 УК Голландии [5] течение срока давности уголовного преследования начинается лишь на следующий день после совершения преступления либо проступка. Данный способ исчисления давности был известен ранее русскому уголовному праву в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. [6], однако в современных условиях и правовой традиции для нашего уголовного права практического интереса не представляет.

Далее, в п. (1) - (5) предусмотрены изъятия из общих правил исчисления давностных сроков, которые следует обозначить как специальные сроки давности, в частности п. (1) ч. 1 ст. 71 УК содержит исключение для следующих преступлений, определенных в статьях: 172, ч. 1 (умышленное и незаконное введение лицом какого-либо вещества в установку для питьевой воды, предназначенной для использования населением или для коллективного пользования другими лицами) [7]; 173, ч. 1 (небрежное или неосторожное введение ответственным лицом любого вещества в колодец, насос, родник или установку для питьевой воды, предназначенной для потребления населением или коллективного пользования другими лицами) [8]; 173а (умышленное и незаконное помещение лицом какого-либо вещества на почву или введение его в почву, воздух или поверхностные воды) [9] и 173b (небрежное или неосторожное введение ответственным лицом незаконного помещения какого-либо вещества на почву или введение в почву, воздух или поверхностные воды) [10]. В этих случаях началом течения давностного срока является следующий день после того как об этом преступлении стало известно сотруднику следственных органов.

По п. (2) ч. 1 той же статьи, в случае подделки или обрезания края монет, на следующий день после того как подделанный предмет или предмет с обрезанным краем был использован [11]. Срок давности в этом случае исчисляется на следующий день после введения подделанной или обрезанной монеты в официальный оборот.

По п. (3) ч. 1 ст. 71 УК Голландии установлен специальный срок давности в случае совершения следующих преступлений, определенных в статьях: 240b (распространение, публичное выставление напоказ, произведение, импорт, перевозка, экспорт или наличие изображения или компьютерного диска с изображением полового акта, в котором занято лицо, явно не достигшее шестнадцати лет (ч. 1); совершение преступлений, указанных в ч. 1, лицом в силу профессии или обычая) [12]; 242 (изнасилование) [13]; 243 (изнасилование лица, находящегося заведомо в бессознательном состоянии или физически не способного сопротивляться или страдающего такой степенью умственного недостатка или душевной болезни, неспособного или недостаточно способного проявить или выразить свою волю по данному вопросу или оказать сопротивление) [14]; 244 (половой акт с лицом, моложе 12 лет); 245 («непристойные действия» или половой акт с лицом, достигшим возраста 12 лет, но не достигшего 16 лет) [15]; 246 («непристойные действия» с применением насилия или угрозой насилием) [16]; 247 («непристойные действия» с лицом, находящимся в заведомо в бессознательном состоянии или физически не способным сопротивляться или страдающим такой степенью умственного недостатка или душевной болезни, неспособным или недостаточно способным проявить или выразить свою волю по данному вопросу или оказать сопротивление, и такие действия с лицом, которое не достигло шестнадцати лет, а равно «соблазнение» или «подчинение» к таким действиям) [17]; 248 (причинение тяжких телесных повреждений в случае любого из преступлений, определенных в ст. 243 и 245 - 247 (ч. 1); причинение смерти в результате любого из преступлений, определенных в ст. 242 - 247 (ч. 2)) [18]; 248 ter (умышленное склонение с помощью даров, обещаний денег или вещей, путем злоупотребления властью, введения в заблуждение заведомо несовершеннолетнего с «хорошей репутацией» к участию в непристойных действиях с ним или «подчиниться тому, что оно совершает их») [19]; 249 (совершение «непристойных действий» со своим несовершеннолетним ребенком, пасынком или падчерицей, приемным ребенком, воспитанником или несовершеннолетним служащим, или подчиненным, вверенным попечению, обучению или наблюдению) [20]; 250 (посредничество в действиях, указанных в ст. 249) [21]; 250 bis (умышленное склонение или содействие в силу профессии совершению «непристойных действий» других лиц с третьими лицами) [22]; 250 ter (торговля людьми с применением насилия или его угрозой или введения в заблуждение для занятия проституцией, в том числе в отношении несовершеннолетних (ч. 3)) [23].

Для этих преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетнего, течение срока давности начинается на следующий день после того как это лицо достигло возраста восемнадцати лет.

Ст. 245 УК, являясь статьей Особенной части УК, в ч. 4 содержит прямые процессуальные ограничения о порядке применения давности по составу преступления, предусмотренному 4.1 той же статьи («непристойные действия» или половой акт с лицом, достигшим возраста 12 лет, но не достигшего 16 лет). В частности, закрепляет такое императивное условие, как необходимость подачи жалобы для осуществления уголовного преследования не позднее окончания срока давности, указанного в ст. 70 Общей части УК.

Диспозиция ч. 1 ст. 245 УК предусматривает наказание в виде тюремного заключения не более восьми лет, следовательно, с учетом ст. 70 УК давность за него истекает спустя двенадцать лет. Именно до окончания этого срока должна быть подана жалоба.

Подобный способ кардинально отличен от правил, предусмотренных ст. 94 УК РФ, где специальные (льготные в сравнении со ст. 78 и 83 УК РФ) сроки давности сокращены наполовину и установлены при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности или отбывания наказания. Льготный порядок действия давности по УК РФ в значительной степени ориентирован на лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте. Такой подход основан на рациональных аргументах: особенностях психического развития несовершеннолетних, педагогических и психологических проблемах воспитания, трудностях социальной адаптации и т.д. Другими словами, давность в этом случае более предпочтительна для преступника, хотя бы и несовершеннолетнего.

Подход иного качества представляет собой действие давности по п. (3) ч. 1 ст. 71 УК Голландии, где аналогичные ст. 94 УК РФ ценностные ориентиры смещены в пользу несовершеннолетних лиц - потерпевших от преступлений, создавая разумный баланс между неотвратимостью ответственности за преступление и охраной прав и интересов несовершеннолетних. Следует заметить, что это положение осталось неизменным в противовес общей либерализации уголовного законодательства Нидерландов в вопросе права, на сексуальную ориентацию, где уже более полувека отсутствует прямой запрет на однополые отношения между взрослыми людьми по взаимному согласию и в частной обстановке [24].

Закрепленный в ст. 71 УК Голландии порядок действия давности по отдельным категориям преступлений, совершенных в отношении- несовершеннолетних потерпевших, представляет чрезвычайный практический интерес и для отечественной уголовно-правовой политики. В пользу такого же подхода свидетельствуют множество факторов, включая динамику роста указанного рода преступлений в РФ, которая достаточно отчетливо проявляется на региональном уровне [25]. Уголовно-правовая давность в этом случае имеет и другое положительное свойство, так как особо охраняет права и интересы несовершеннолетних, которые становятся жертвами преступных посягательств. Следует отметить, что такой порядок исчисления давности будет выступать разумным противовесом тому, который закреплен в ст. 94 УК РФ, где приоритеты расставлены исключительно в пользу лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Кроме того, нельзя не учитывать и позитивное достижение названным специальным порядком исчисления давности таких целей уголовно-правовой политики, как общей и специальной превенции в уголовном праве.

В п. (4) ч. 1 ст. 71 УК специальный порядок исчисления давности установлен для таких составов преступлений, как похищение человека с вывозом его за границу (ст. 278 УК); умышленное изъятие несовершеннолетнего из-под опеки лица или лиц (ст. 279 УК); умышленное незаконное лишение свободы (ст. 282 УК) и умышленный захват заложников (ст. 282а УК). В этих случаях течение срока давности начинается на следующий день после освобождения или смерти лица, в отношении которого было совершено преступление.

Изъятие из общих правил начала течения давности в п. (4) ч. 1 ст. 7 Г УК установлено и для некоторых видов проступков: совершение публичным служащим Отдела записи актов гражданского состояния церемонии бракосочетания без предъявления ему документов или заявления, требуемых по закону (ст. 465 УК); нарушение публичным служащим Отдела записи актов гражданского состояния законных требований по ведению журналов или документов по церемонии бракосочетания (ст. 466 УК); невнесение записи публичным- служащим Отдела записи актов гражданского состояния в регистрационные журналы (ст. 467 УК). Для указанных составов началом течения срока давности является следующий день после того как документы, которые подтверждают эти проступки, были переданы в Регистрационное бюро при Окружном суде в соответствии с инструкциями по исполнению- ст. 25 Книги Первой Гражданского кодекса [26].

По ст. 72 УК Голландии обстоятельством, прерывающим течение срока давности, является любой акт уголовного преследования при условии, что о таком акте известно лицу, которое преследуется, или уведомление о таком акте было ему вручено (ч. 1 ст. 72 УК).

С момента прерывания срока давности уголовного преследования этот срок начинает течь заново (ч. 2 той же статьи).

X. Ленсинг охарактеризовал этот способ действия давности как «релевантный». При релевантной давности после любого действия уголовного преследования начинает действовать новый срок давности. Однако и этот новый срок предельно ограничен моментом вынесения окончательного решения, не подлежащего апелляционному обжалованию в вышестоящем суде [27].

Такой порядок прерывания течения давностного срока отличается от закрепленного в ст. 78 УК РФ, где единственным основанием для приостановления давности является сокрытие от следствия и суда. Данный способ, закрепленный в ст. 72 УК Голландии, значительно увеличивает общие сроки давности, установленные ст. 70 УК, и приводит к зависимости лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, от педантичности следователей и судей. В этом случае у стороны обвинения появляется безальтернативная возможность искусственно влиять на проистечение давностного срока, что искажает принцип процессуального равенства и неизменно ухудшает положение лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

При таком положении вполне естественным видится и то обстоятельство, что альтернативой ст. 70 УК Голландии является ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ECHR), прямо применяемой в Нидерландах, поскольку релевантность в законе о сроке давности приводит к увеличению временного промежутка уголовного преследования, что явно противоречит принципу Конвенции о разумных сроках разбирательства.

Еще одной отличительной особенностью УК Голландии является включение в основные положения о давности такого исключительно процессуального обстоятельства, как «сделка с правосудием».

Так, ст. 73 УК Голландии предусматривает приостановление уголовного преследования для разрешения предварительного спорного вопроса и прекращает действие срока давности. Под термином «предварительный спорный вопрос» в данном случае необходимо различать поощрительные (льготные) меры, закрепленные в УК, направленные на заглаживание вреда в досудебном порядке и прекращение уголовного преследования по отдельным категориям преступлений. Комплекс таких мер и условий содержится в ст. 74 УК Голландии:

1. Прокурор до судебного разбирательства может выдвинуть одно или больше условий для того, чтобы не возбуждать уголовное судопроизводство за преступление, исключая преступления, за которые закон предписывает наказание в виде тюремного заключения более чем на шесть лет, и за проступки. Действие права на уголовное преследование прекращается, если постановленные условия выполняются.

2. Могут выдвигаться следующие условия:

a) выплата суммы денег государству, причем сумма должна быть не меньше пяти гульденов и не больше максимальной суммы штрафа, предусмотренной законом;

b) отказ от права на предметы, на которые был наложен арест и которые подлежат конфискации или изъятию из обращения;

c) отказ от предметов, подлежащих конфискации, или выплата государству их оценочной стоимости;

d) полная выплата государству суммы денег или передача предметов, на которые наложен арест, чтобы лишить обвиняемого полностью или частично прибыли, полученной в результате уголовного правонарушения, включая экономию на затратах;

e) полная или частичная компенсация ущерба, вызванного уголовным преступлением.

3. Уведомление с указанием даты, когда поставленные условия были выполнены, должно без промедления быть послано прокурором стороне, которой это непосредственно касается, по просьбе этой стороны [28].

Именно в ст. 74 УК Голландии закреплен так называемый институт «трансакции» (нидерл. - transactie) [29], являющейся одной из альтернативных форм уголовного преследования, традиционной для Нидерландов [30]. Развитие уголовно-правовой давности в этом случае ограничено конкретно-определенными условиями, которые в целом являются элементом уголовно-процессуального права.

Во-первых, выдвигается любое из условий, перечисленных в пунктах «а - е», только прокурором и до судебного разбирательства.

Во-вторых, касается оно только лишь тех преступлений, за которые законом в качестве санкции предусмотрено тюремное заключение на срок не более шести лет.

Упомянутые положения о досрочном прекращении действия давности в ст. 73 и 74 УК Голландии определенно перспективны и для российского уголовного правоприменения, например, для преступлений небольшой и средней тяжести. Следует признать, что при таком порядке поощрительные меры как одно из направлений уголовно-правовой политики государства являются не менее эффективным эквивалентом самому наказанию как с точки зрения восстановительной функции, так и других, например экономии мер «уголовной репрессии» для государства.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности
Общие и специальные меры профилактики виктимизации несовершеннолетних
Сущность вины как социально-правового явления
Понятие и особенности уголовной ответственности организатора
Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Вернуться к списку публикаций