2013-11-15 21:15:07
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности



Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности


Социальным признаком разграничения рецидива и совокупности преступлений является совокупная общественная опасность преступлений и личности лица, их совершившего. Совокупность преступлений определяется совокупной общественной опасностью любых преступлений, в том числе неосторожных, небольшой тяжести, совершенных несовершеннолетними и т.д. Рецидив же преступлений определяется совокупной общественной опасностью умышленных преступлений, одно из которых совершено судимым лицом и, таким образом, определяется, кроме того, опасностью личности лица. По социальной сущности рецидив опаснее совокупности преступлений [17].

Общественная опасность личности лица, повторяющего тождественные или однородные преступления, выше, так как это свидетельствует о его преступной профессионализации, что должно учитываться при назначении наказания.

Исключение неоднократности как одной из форм множественности из Уголовного кодекса России вызвало неоднозначную оценку в научной литературе. Ученые, отстаивающие необходимость существования такой формы множественности как неоднократность, аргументируют свою позицию, например, сложившимися традициями. Понятия повторности или неоднократности, что идентично, давно известны российскому уголовному законодательству и использовались судебной практикой в течение многих лет. Понятие совокупности преступлений в уголовно-правовой доктрине, законодательстве и судебной практике предполагало совершение разнородных или даже однородных преступлений, но образующих различные составы преступлений.

В науке уголовного права будут долго ломать копья по вопросу о необходимости и целесообразности исключения неоднократности как формы множественности [18]. Отказ от понятия неоднократности вызвало недоумение у некоторых исследователей. По мнению, например А.Н. Игнатова, признание совокупностью преступлений деяний, образующих одинаковые составы преступлений, разрушает сложившуюся в российской уголовно-правовой науке теорию множественности преступлений, разработанную поколениями ученых и воспринятую судебной практикой. Поэтому отказ от понятия неоднократности преступлений в УК РФ представляется ему поспешным и недостаточно продуманным.

По нашему мнению, эти аргументы не могут быть признанными убедительными. Во-первых, повторность и неоднократность отнюдь не идентичные понятия. Во-вторых, мы не можем отказаться от совершенствования законодательства только по той причине, что та или иная норма или институт уже устоялись и существуют достаточно долго. Иначе зачем тогда вообще нужна наука, принятие новых законов, когда уже есть догма.

Кроме того, пишет А.Н. Игнатов, это «приведет к резкому смягчению наказания за систематическое совершение преступлений, не являющихся тяжкими, но достаточно распространенных, как, например, кражи, мошенничество, и одновременно к усилению ответственности за совершение, например, двух тяжких преступлений, так как в этом случае будет применен принцип сложения наказаний с выходом за пределы максимальной санкции. К тому же нелепой будет выглядеть квалификация по совокупности преступлений в процессуальных документах. Так, если будет установлено, что вор совершил десять краж, каждая из которых подпадает под признаки ч. 1 ст. 158 УК, в обвинительном заключении и приговоре надо будет десять раз указать, что виновный обвиняется и осуждается за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158 УК, и по каждому эпизоду назначать наказание» [19].

Проблема соотношения понятий неоднократности, рецидива и совокупности преступлений требует серьезного изучения для выработки оптимальных рекомендаций по изменению уголовного законодательства [20].

Другие исследователи этой проблемы пришли к противоположному выводу. Например, В.А. Иванов утверждает, что «законодательное определение неоднократности преступлений несовершенно ввиду того, что позволяет относить к ней как рецидив преступлений, так и совокупность. Тем самым допущено смешение различных по социально-правовому содержанию форм множественности преступлений. Совершение умышленных преступлений лицами, имеющими судимость за ранее совершенные умышленные преступления, необходимо рассматривать как рецидив преступлений, а совершение лицом двух и более преступлений, в том числе предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо ранее не было судимо, - как совокупность» [21]. По нашему мнению, следует согласиться с В.А. Ивановым, что исключение неоднократности из УК РФ вполне обоснованно. По существу происходило дублирование множественности. Так, например, если лицо совершало грабеж, а затем кражу, в его деянии одновременно усматривались и неоднократность, и совокупность преступлений. Если после осуждения, лицо совершало новое тождественное или однородное преступление (например после осуждения за грабеж - кражу), то его действия одновременно составляли неоднократность и рецидив. В результате получалось, что ответственность лица усиливалась дважды, а это противоречит принципу уголовного права «никто не может быть дважды наказан за одно и то же преступление».

И наконец, третья разновидность множественности преступлений, не получившая законодательного оформления, - это совокупность приговоров, уголовно-правовые последствия которой изложены в ст. 70 УК РФ. Выделение совокупности приговоров в отдельную разновидность множественности преступлений вполне обоснованно, ибо понятиями «совокупность преступлений» и «рецидив преступлений» не охватываются все возможные варианты совершения двух или более преступных деяний одним лицом. В связи с исключением неоднократности преступлений из разновидностей множественности, совокупность преступлений образуется двумя или более преступными деяниями, независимо от их тождественности или разнородности, при условии, что ни за одно из них лицо не было осуждено. К сожалению, законодатель так и не уточнил момент осуждения ни в УК РФ, ни в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, хотя этот термин используется в ч. 1 ст. 17, частях 2, 3 ст. 18, п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ. Думается, что осуждение - это понятие, относящееся больше к уголовно-процессуальному праву, но УПК РФ не использует его для обозначения этапа уголовно-процессуального производства. В УПК РФ лишь можно встретить близкий к этому термин «осужденный». Согласно ч. 2 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. В соответствии с данной уголовно-процессуальной нормой, а также с ч. 5 ст. 69 УК РФ, где отмечается момент вынесения приговора, следует предположить, что преступления, которые были совершены после провозглашения обвинительного приговора суда, не могут составлять совокупность преступлений. Но данное предположение базируется в основном на судебной практике и на трактовке понятия «осужденный». Пока не будет введено легальное определение осуждения, споры среди ученых по поводу совокупности преступлений, условного осуждения и других норм, в которых встречается термин «осуждение», не будут утихать, и к ним в нашем исследовании мы еще вернемся. В настоящее время при решении этой проблемы следует руководствоваться п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №2 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в котором указано что: «... вынесение приговора завершается его публичным провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров применяются и в случае, когда на момент совершения осужденным нового преступления первый приговор не вступил в законную силу».

Таким образом, совершение лицом любого преступления после вынесения приговора за предыдущее преступление, но до вступления его в законную силу, не образует совокупности преступлений, так как отличительным признаком ее является совершение преступлений до вынесения приговора, и не образует рецидив, поскольку он связан с судимостью, а именно - с моментом вступления в силу обвинительного приговора суда. Рецидивом не охватываются также многочисленные варианты совершения преступлений после вступления в силу приговора, например: совершение неосторожного преступления при отбывании наказания за умышленное преступление; совершение умышленного преступления при отбывании наказания за умышленное преступление небольшой тяжести; совершение умышленного преступления при наличии судимости за умышленное преступление, совершенное лицом в возрасте до 18 лет.

Вышеизложенное позволяет констатировать факт наличия отдельной разновидности множественности - совокупности приговоров, которую следует определить как совершение любого преступления после вынесения обвинительного приговора за ранее совершенное преступление (или несколько), но до полного отбытия наказания. Данное определение следует закрепить в виде дефинитивной нормы в ст. 17.1 «Совокупность приговоров» УК РФ.

Итак, анализ института множественности преступлений в современном уголовном законодательстве позволяет сформулировать следующие выводы: необходимо юридико-техническое обособление института множественности преступлений в виде главы, введение дефинитивной нормы, определяющей совокупность приговоров.

Рецидив как разновидность множественности преступлений отражает степень общественной опасности личности.

Однако следует указать и на те признаки рецидива, которые делают его обособленным в системе других видов множественности. Исследователи рецидива к его отличительным признакам относят:

- разновременное совершение двух и более преступлений одним лицом, достигшим возраста восемнадцати лет;

- умышленный характер совершаемых преступлений;

- наличие судимости за одно и более совершенных преступлений [22].

Более развернутую классификацию признаков рецидивного преступления дает И.Б. Агаев [23]:

- субъектом рецидива является одно и то же лицо, совершившее два и более преступления;

- каждое из совершенных деяний должно быть преступлением, т.е. общественно опасным виновным деянием, запрещенным уголовным законом под страхом уголовного наказания;

- каждое из преступлений, образующих рецидив, содержит признаки самостоятельного состава;

- и ранее совершенное, и вновь совершенное преступления носят умышленный характер;

- лицо имеет судимость за ранее свершенное преступление, при этом начало действия судимости совпадает со вступлением приговора суда в законную силу, а завершается в момент снятия или погашения в установленном законом порядке;

- к моменту совершения учитываемых при признании рецидива преступлений лицу исполнилось восемнадцать лет.

В результате принятия Федерального закона № 169-ФЗ от 8. 12. 2003 г. рецидив претерпел существенные изменения, которые заключались в следующем. Хотя дефинитивная норма, изложенная в ч. 1 ст. 18 УК РФ, не изменилась, но с учетом ч. 4 ст. 18 УК РФ объем рецидива уменьшился за счет пунктов «а» и «в», согласно которым не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись (части 3 - 5 ст. 74, части 2, 4 ст. 82 УК РФ) и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. По мнению А.В. Армашовой, такая новация уголовного закона не отвечает принципу справедливости и способствует увеличению количества профессиональных преступников, лиц, неоднократно совершающих кражи, мошенничества, присвоения и растраты и т.п. Они составляют «элиту» уголовного мира, являясь носителями криминальной идеологии и субкультуры [24].

По нашему мнению, сужение объема рецидива может быть обосновано тем, что законодатель оценивает наиболее опасные варианты предшествующего преступного поведения.

Таким образом, признаки рецидива дополнились еще двумя:

- первое из совершенных преступлений относятся к категории средней тяжести, тяжким либо особо тяжким преступлениям;

- по крайней мере за два из них лицо приговаривалось к реальному отбытию наказания.

Такое решение законодателя представляется не безупречным. Условное осуждение подлежит обязательной отмене при совершении условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 74 УК). Получается, что если условно осужденный совершит вновь умышленное преступление и условное осуждение будет отменено, ему будет назначено наказание в виде лишения свободы, то такие деяния не образуют рецидив преступлений.

При признании рецидива преступлений не учитываются судимости, полученные лицом в возрасте до восемнадцати лет. В данном случае мы разделяем мнение, что при определении возрастных критериев субъекта должны применяться общие, устоявшиеся в уголовном праве правила определения возрастных границ [25].

Законодательная позиция получила дополнительное закрепление в разъяснении пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания». В частности, ч. 3 п. 7 Пленума содержала следующую формулировку: «При решении вопроса о наличии рецидива преступлений следует иметь в виду, что в силу части четвертой ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом и возрасте до восемнадцати лет не учитываются при признании рецидива преступлений. Исходя из этого в случае, когда лицо было ранее осуждено по совокупности преступлений, некоторые из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, подлежат учету лишь судимости за преступления, совершенные в совершеннолетнем возрасте» [26].

Вместе с тем данная позиция не встретила единодушной поддержки в научной среде. Весьма дискуссионным, по мнению В.В. Муравьева, является установление возрастных характеристик молодых преступников и наличие в деянии лица рецидива преступлений. Автор пишет: «В настоящее время при рецидиве преступлений учитывается в основном субъективная особенность личности - несовершеннолетие лица. Однако в новых условиях реализация такого правила не учитывает содержания ч. 1 - 4 ст. 18 УК РФ, реального роста преступности несовершеннолетних.

Не учитывается также то обстоятельство, что рецидив из плоскости субъективной переведен в объективную и связан не с данными, характеризующими личность, а с набором судимостей» [27]. Данная точка зрения представляется нам весьма уязвимой. Во-первых, возраст едва ли следует относить с уголовно-правовой точки зрения к разряду субъективных признаков. Эта категория существует вне сознания и воли индивида, это - биологическая данность. Во-вторых, отказ законодателя учитывать при установлении рецидива те судимости, которые были получены лицом до достижения им совершеннолетия, обусловлен общей концепцией ювенальной уголовной политики, предполагающей особое, гуманное отношение к несовершеннолетнему правонарушителю. Кроме того, специфика интеллектуальной и волевой психической деятельности несовершеннолетнего, хотя бы и в рамках совершенного им преступления, не дает возможности утверждать, что такой субъект в полной мере проявил социальные свойства, свидетельствующие о стойкой криминальной установке. Представляется, что включение преступлений, совершенных субъектом в возрасте до 18 лет, в основание для установления рецидива вступило бы в противоречие с принципом гуманизма уголовного закона и уголовно-правовой доктрины современного государства.

По нашему мнению следует поддержать предложение об исключении при определении рецидива судимости за приготовление к преступлению [28]. Случаи реального привлечения к уголовной ответственности за приготовление к преступлению крайне редки, а главное - по своей сути это не те деяния, которые заслуживают правовых последствий, связанных с рецидивом.

Согласно ст. 18 УК РФ критерием, дающим основание для признания рецидива при совершении умышленного преступления, является наличие судимости за ранее совершенное умышленное преступление. В связи с этим корректное определение такого понятия, как судимость, и связанного с ним института погашения судимости является весьма актуальной и важной задачей науки уголовного права и криминологии, поскольку она непосредственно связана с задачей усиления борьбы с рецидивной преступностью.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Криминологическая характеристика рецидива преступлений
Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения
История развития института должностных преступлений в отечественном законодательстве
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Вернуться к списку публикаций