2013-11-15 20:59:02
ГлавнаяУголовное право и процесс — Классификация рецидивов преступлений



Классификация рецидивов преступлений


Итак, классификация видов рецидива предложена уголовным законом. Однако в современной научной литературе представлены и более сложные конструкции классификаций, выходящие за рамки законодательного решения.

Так, например А.В. Наумов классифицирует рецидив на простой, опасный, особо опасный и специальный. В.В. Муравьев предлагает свое видение рецидива преступлений: юридический (легальный) рецидив, пенитенциарный (исполнительно-трудовой) и криминологический: «Под юридическим рецидивом понимается повторное совершение преступления лицом после осуждения за предыдущее в случае, если судимость не снята и не погашена в установленном законом порядке. Под пенитенциарным рецидивом понимается многократное отбытие наказания в виде лишения свободы. Криминологическое понятие рецидива исходит из факта повторного совершения преступления независимо от того, было ли данное лицо осуждено за предыдущее преступление (или преступления) и было ли оно вообще привлечено к ответственности. Уже сам факт совершения повторного преступления характеризует личность с позиции наибольшей опасности, этим и обусловлена необходимость принятия к нему мер исправительного и воспитательного характера. Подобная градация видов рецидива преступлений преследует определенную цель. При юридическом - решается задача эффективности применения уголовного законодательства. При криминологическом - устанавливается мера эффективности действий правоохранительных органов и определяется степень общественной опасности преступника. При пенитенциарном - вырабатываются средства, с помощью которых можно положительно воздействовать на рецидивиста в процессе исполнения наказания в виде лишения свободы». Кроме того, в инструментальных аналитических целях В.В. Муравьев выделяет и другие виды рецидива преступлений: по признаку однородности - общий и специальный, которые характеризуются повышенной общественной опасностью; по количеству ранее совершенных преступлений - повторный и многократный. Повторный (иногда его еще называют простой) - это совершение последующего преступления лицом, имеющим судимость. При многократном или сложном рецидиве предполагается, что лицо совершает три и более преступления или оно уже имело две судимости [19].

И.Б. Агаев указывает, что структура рецидива преступлений как сложной юридической категории характеризуется следующими особенностями:

- по видам преступлений (в зависимости от социальной направленности и характера мотивации совершенных преступлений);

- по соотношению характера предыдущих и последующих учитываемых преступлений (в зависимости от совершения разнородных и однородных преступлений);

- по числу судимостей;

- по степени общественной опасности совершенных преступлений;

- по интенсивности рецидива преступлений (в зависимости от продолжительности времени между освобождением от наказания и совершением нового преступления) [20].

Полагаем, что на самом деле И.Б. Агаевым в данном случае сформулированы не особенности структуры рецидива, а основания его классификации на виды.

Мы считаем, что в качестве теоретической модели классификации рецидивов можно использовать следующую схему:

1. По видам преступлений:

а) в зависимости от содержания объекта посягательств: рецидив преступлений против жизни и здоровья, преступлений против собственности, преступлений в сфере экономической деятельности и т.д.;

б) в зависимости от мотивации преступлений: рецидив корыстных преступлений, насильственных преступлений и т.д.;

2. По соотношению характера предыдущего и вновь совершенного преступлений: рецидив разнородных преступлений, однородных преступлений, специальный рецидив;

3. По числу судимостей: однократный рецидив, многократный рецидив;

4. По степени общественной опасности совершенных преступлений: рецидив преступлений небольшой тяжести, средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлений;

5. По интенсивности рецидива преступлений: рецидив, совершенный в период до 1 года и более длительный период;

6. По признаку вида наказания, назначенного виновному за ранее совершенное преступление, рецидив, не связанный с отбыванием наказания в местах лишения свободы, и пенитенциарный рецидив.

Предлагаемая классификация не является исчерпывающей. Более того, конкретные проявления рецидива преступления могут одновременно подпадать под разные подвиды представленной классификации.

Для изучения рецидива и разработке мер по его предупреждению важнейшее значение имеет криминологический рецидив. Под криминологическим рецидивом преступлений понимается повторное совершение преступления лицом после выявления предыдущего криминального деяния и принятия к виновному предусмотренных уголовным законом мер. Среди указанных мер могут быть не только осуждение с применением наказания или освобождением от него, но и освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, с признанием факта содеянного и наличия состава преступления.

Криминологически существенно то, что, во-первых, ранее было совершено преступление, во-вторых, лицо было выявлено и в отношении него проводилась предусмотренная законом работа, в-третьих, лицо совершило повторное преступление, несмотря на наказание или прощение в предусмотренном законом порядке. Следовательно, криминальная позиция такого лица носит устойчивый характер. Не случайно «рецидив» в переводе с латинского означает повторение явления после его кажущегося исчезновения [21].

Одним из первых на страницах еще советской периодической печати необходимость различать уголовно-правовой и криминологический рецидив выдвинул венгерский криминолог Т. Хорват. Он предложил наряду с рецидивом в уголовном праве различать рецидив криминологический, не связанный с погашением или снятием судимости у лица, вновь совершившего преступление [22]. Некоторые советские криминологи вслед за Т. Хорватом исключили наличие судимости из признаков криминологического рецидива. Так, Н. Ф. Кузнецова считает, что «криминологическое понятие рецидива включает любую фактическую повторность преступлений, независимо от фактов судимости, истечения сроков давности или погашения судимости» [23]. Аналогичной точки зрения придерживается И. М. Гальперин [24].

Однако интерес к криминологическому рецидиву у отечественных ученых возник гораздо раньше, своими корнями он уходит в концепцию так называемого «фактического рецидива». Эта концепция была выдвинута в 20-х годах в противоположность концепции легального рецидива, под которым понимается рецидив уголовно-правовой, то есть обязательно связанный с непогашенной и неснятой судимостью у субъекта преступления. Одним из первых в нашей литературе термин «фактический рецидив» ввел в научный оборот Б.С. Утевский, в работах которого проблема борьбы с рецидивной преступностью в первые десятилетия советской власти получила наиболее глубокое освещение [25]. Под фактическим рецидивом понимается систематическое совершение несудимым лицом преступлений. Такие лица, неоднократно совершавшие преступления и избежавшие уголовной ответственности, считались профессиональными преступниками. Сторонники концепции «фактического рецидива» полагали, что вполне можно ставить знак равенства между рецидивистом в прямом смысле слова, то есть имеющим судимость, и «фактическим» рецидивистом, который является не менее опасным. Меры ответственности, применяемые к ним, должны быть аналогичны тем, которые закон предусмотрел для рецидивистов.

Изложенная концепция не нашла широкой поддержки среди правоведов, ее положения не были восприняты и законодателем, однако сам термин «фактический рецидив» остался в криминологической науке.

Как отмечалось выше, долгое время было принято считать, что в нашей стране профессиональная преступность ликвидирована. Это утверждение легло в основу критики теории «фактического рецидива». Так, П.Ф. Гришанин считает, что «систематичность преступлений в психологическом плане не равна факту прошлой судимости преступника» [26]. Он также полагает, что концепция фактического рецидива недооценивает значение прошлой судимости при определении опасности рецидивистов и не имеет под собой серьезной основы.

Впоследствии некоторые правоведы фактический рецидив стали рассматривать в качестве синонима рецидива криминологического. Это следует из приведенного выше определения криминологического понятия рецидива, даваемого Н.Ф. Кузнецовой. Не усматривает разницы между этими двумя понятиями и Т.М. Кафаров: «в юридической литературе рецидиву придается, однако, и другое значение, криминологическое, - «фактический рецидив» [27]

При обобщении различных научных позиций, рассматривающих понятие криминологического рецидива, их можно объединить в две группы. Одни авторы не видят различий между уголовно-правовым и криминологическим рецидивом. Другие требуют различного толкования понятия рецидива в уголовном праве и криминологии. Среди представителей последнего подхода часть исследователей придерживается мнения, что рецидив криминологический по существу есть фактический рецидив, о чем уже упоминалось в нашей работе, остальные пытаются провести водораздел между этими понятиями, выделяя специальные признаки криминологического рецидива.

Весьма спорным считал возможность определять рецидив с позиций криминологии П.Ф. Гришанин. Он полагал, что рецидив - понятие уголовно-правовое и его содержание следует раскрывать на основе уголовного законодательства.

X. Кинге обосновал свою точку зрения на криминологический рецидив и пришел к выводу, что отказ от судимости при определении понятия рецидива в криминологии по сути означал бы прекращение криминологического изучения специфических проблем рецидива. В итоге своего исследования, посвященного обсуждаемой проблеме, автор пришел к выводу, что уголовно-правовой и криминологический рецидив - понятия идентичные, и предложил следующую формулировку, пригодную, по его мнению, как для науки уголовного права, так и для криминологии: «рецидив преступления - это совершение нового преступления после отбытия наказания за предыдущее преступление при условии, если судимость не погашена и не снята» [28].

Н.Ф. Кузнецова, выделяя криминологический рецидив в качестве самостоятельного понятия, считала, однако, что «понятие рецидива должно быть только легальным, т.е. исходить из уголовно-правового определения рецидива» [29].

Противоположную позицию занимают авторы, признающие за криминологическим рецидивом право на самостоятельное существование и наделяющие его специальными признаками с целью отграничить от понятия фактического рецидива. Так, А.Я. Стумбина предлагает для более полной характеристики криминологического понятия рецидива дополнительно учитывать одно обстоятельство - определенную линию в преступном поведении лица. Криминологический рецидив имеет место не при любом совершении двух и более преступлений, а лишь тогда, когда налицо определенная стадия навыков противоправного поведения лица. То есть между предыдущим и последующим преступлениями должна быть определенная связь, «свидетельствующая о стойкости преступных устремлений личности виновного» [30]. Однако автор не останавливается в своей работе на том, в каких случаях можно говорить о наличии такой связи и что под ней понимается.

Аналогичного взгляда придерживается при анализе криминологического понятия рецидива Т.Р. Чогошвили. Он предлагает выделять два основных признака криминологического рецидива: формальный / количественный / и материальный / поведенческий /. Последний свидетельствует об устойчивости преступных намерений [31]. Таким образом, указанные авторы считают необходимым выделять в качестве самостоятельных видов рецидива криминологический и фактический.

Здесь стоит остановиться на весьма своеобразной классификации разновидностей рецидива, приведенной в одном современном учебнике криминологии, авторы которого полагают, что «криминологический рецидив со своей стороны можно считать частью повторной преступности, охватывающей все случаи повторного совершения преступлений без каких-либо ограничений) [32]. Единственным исключением признается наличие идеальной совокупности преступлений.

Авторы предлагают криминологический рецидив разделять на рецидив судимостей и фактический рецидив. Фактический рецидив включает все повторные преступления, совершенные лицами: а) с погашенной судимостью; б) во время предварительного расследования и до вступления приговора в законную силу; в) лицами, освобожденными от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Рецидив судимостей включает все повторные преступления, совершенные лицами, ранее судимыми. Уголовно-правовой, легальный, рецидив является составной частью рецидива судимостей [33].

Таким образом, составители учебника не стремятся противопоставлять криминологический и фактический рецидив. Признавая, что криминологический рецидив понятие более широкое, они фактический рецидив относят к его составляющей, что нам представляется правильным решением проблемы. Из приведенной классификации, однако, неясно, в чем отличие рецидива судимостей от легального рецидива и почему последний является составной частью первого. Понятие рецидив судимостей, на наш взгляд, вносит терминологическую путаницу, поскольку речь идет по существу о легальном рецидиве.

Высказываются мнения о дискуссионной проблеме соотношения фактического и криминологического рецидива в современных научных исследованиях рецидива. Так, А.В. Армашова считает, что фактический рецидив - более широкое понятие, основывающееся на факте совершения повторного преступления, независимо от того, была или не была погашена судимость, неосторожное было преступление или умышленное, совершено оно взрослым или несовершеннолетним. Криминологический рецидив охватывает собой все те повторные преступления и основывается на тех признаках, которые не характерны для юридического рецидива [34].

Анализ вышеизложенных концепций позволяет прийти к выводу, что такое обилие взглядов порождает больше вопросов, нежели дает ответов. Можно выделить ряд спорных моментов, которые надлежит урегулировать для окончательного вывода о том, что же понимать под криминологическим рецидивом. Во-первых, это обоснование необходимости различать криминологический и уголовно-правовой рецидив. Во-вторых, соотношение фактического и криминологического рецидива. И, наконец, в-третьих, четкое определение признаков криминологического рецидива. Отсутствие единообразного понимания этих моментов не отвечает современным задачам борьбы с рецидивной преступностью. Постараемся с учетом тех разработок, что уже существуют в научной и учебной литературе, обосновать свой взгляд на интересующую нас проблему.

По нашему мнению, необходимость разграничивать уголовно-правовой и криминологический рецидив существует объективно и обусловлена тем, что данное понятие изучается и наукой уголовного права и криминологией. По этой причине можно признать неправомерным стирание различий между этими разновидностями рецидива.

В уголовном кодексе понятие рецидива долгое время являлось квалифицирующим обстоятельством. Согласно действующему уголовному законодательству, рецидив - условие назначения более строгого наказания на основании и в пределах, предусмотренных УК. Криминология дает гораздо более широкое толкование рецидива, так как в ее задачи входит не просто констатировать факт совершения преступления и его квалифицировать, а объяснять причины преступного поведения и его повторения после применения предусмотренных законом мер воздействия.

С позиций концепции фактического рецидива профессиональный преступник, постоянно совершающий преступления, но избегающий за это ответственности, не менее опасен, чем рецидивист, отвечающий формальным признакам. В связи с этим выдвигались предложения о том, чтобы вообще отбросить понятие легального рецидива и усиливать ответственность рецидивиста во всех случаях, когда он совершил два и более преступления, независимо от того, был ли он осужден ранее или осуждается впервые, сохраняются ли у него или погашены прежние судимости. Предлагалось в какой-то мере уравнять рецидивистов и профессиональных преступников, закрепив законодательно понятия систематичность и преступный промысел. В начале 60-х годов попытку обоснования необходимости включить в УК признак «систематичность» была предпринята А. М. Яковлевым. А. И. Гуров, одним из первых начавший серьезное изучение российской профессиональной преступности, предлагал закрепить в Общей части УК понятие «профессиональный преступник» и ввести в уголовно-правовые нормы квалифицирующий признак - «совершение преступления профессиональным преступником» [35]. Он также считал целесообразным пополнить перечень отягчающих наказание обстоятельств таким, как «специализация лица на совершении преступлений» [36]. К сожалению, эти предложение не были восприняты составителями действующего УК, хотя таким образом можно было бы отчасти преодолеть формализм, присущий легальному рецидиву и усилить борьбу с лицами, обратившими преступления в источник существования, но не привлекавшимися к уголовной ответственности либо имеющими снятую или погашенную судимость, что не позволяет признать их рецидивистами.

Из сказанного следует вывод, что фактическим рецидивом можно признавать все случаи совершения более одного преступления лицом, к которому по каким-либо причинам ранее не применялись меры уголовно-правового воздействия, либо лицом, снятая или погашенная судимость которого не позволяет признать его рецидивистом в легальном смысле этого понятия. В этих случаях лицо, совершившее ряд преступлений, должно нести ответственность за содеянное аналогично рецидивисту, в связи с чем Уголовный кодекс необходимо дополнить указанными выше положениями о профессиональных преступниках.

Если говорить о соотношении понятий фактического и криминологического рецидива, то, на наш взгляд, они соотносятся друг с другом как часть и целое. В данном случае заслуживают поддержки те авторы, которые считают фактический рецидив составной частью криминологического рецидива и не противопоставляют эти понятия.

Аналогичным образом предлагается решать проблему соотношения уголовно-правового и криминологического рецидива, рассматривая уголовно-правовой, легальный, рецидив в качестве компонента рецидива криминологического. Нам представляется, что нужно говорить о противопоставлении легального и фактического, а не криминологического рецидива. Фактический рецидив можно считать рецидивом в прямом, буквальном смысле этого слова без каких-нибудь условий. В то время как для признания рецидива уголовно-правовым необходимо наличие формальных признаков (судимость, форма вины в виде умысла, совершеннолетие субъекта преступления). В зависимости от наличия или отсутствия этих признаков можно говорить о том или ином виде рецидива [37].

Таким образом, криминологический рецидив достаточно широкое понятие. Он охватывает все случаи множественности преступлений (за исключением случаев идеальной их совокупности), в том числе и уголовно-правовой рецидив. Наиболее полно криминологический рецидив отражает уголовная статистика. В единой статистической карточке на лицо, совершившее преступление (форма 2), содержится раздел: «лицо, ранее совершавшее преступления». Здесь имеются в виду лица с неснятой и снятой судимостью, лица, ранее освобожденные от уголовной ответственности в связи с амнистией или помилованием, с применением мер общественного воздействия, лица, не достигшие на момент совершения общественно опасного деяния возраста привлечения к уголовной ответственности. Следовательно, понятие криминологического рецидива охватывает даже те случаи, когда во время совершения предыдущего преступления у субъекта отсутствовал такой важный юридический признак как возраст, с которого наступает уголовная ответственность, то есть речь идет не о преступлении в законодательном его понимании, а об общественно опасном деянии, формально подпадающем под признаки состава преступления, закрепленного в определенной статье УК. О криминологическом рецидиве можно говорить и тогда, когда судимость за предыдущее преступное деяние снята актом амнистии или указом о помиловании. Все перечисленные случаи не дают возможности юридически признать лиц, совершивших правонарушения, рецидивистами. Однако криминологическое понятие рецидива помогает выработать правильное суждение о личности преступника и степени его общественной опасности при назначении наказания. Таким образом, основным и единственным признаком криминологического рецидива является совершение лицом нового преступления. В итоге, криминологический рецидив можно определить как совершение лицом любого повторного преступления, после однажды им совершенного преступления, либо общественно опасного деяния, подпадающего под признаки определенного состава преступления.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Уголовно-правовая характеристика злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей
Специальный случай освобождения от уголовной ответст­венности за налоговые преступления
Обычный подарок или взятка
Сравнительно-правовой анализ института уголовно-правовой давности привлечения к уголовной ответственности
Особенности понимания института смертной казни в XVIII - XIX веках
Вернуться к списку публикаций