2013-11-15 20:34:59
ГлавнаяУголовное право и процесс — Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права



Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права


В науке уголовного права поставлена проблема о соотношении принципа справедливости и учета судимости как элемента рецидива для назначения более строгого наказания.

Некоторые авторы утверждают о пагубности существования института рецидива преступлений в его нынешнем виде, поскольку оно приводит к тому, что: основание уголовной ответственности выходит за пределы совершения преступного посягательства; лица дважды привлекаются к ответственности за одно и то же преступление; допускается двойной учет обстоятельств, характеризующих общественную опасность преступления и преступника; нарушается принцип юридического равенства [1].

Однако, надо иметь в виду, что повышенная общественная опасность особо опасных рецидивистов (как их продолжают называть практические работники) проявляется и в совершении ими наиболее опасных преступлений, и в большей степени реальной угрозы совершения ими новых преступлений, поскольку среди них самый высокий процент рецидивов преступлений после предыдущего осуждения.

На первый взгляд может показаться, что усиление уголовной ответственности за рецидив противоречит равенству граждан перед уголовным законом. И.Г. Ставцева пишет: «Назначение различного наказания лицам, виновным в совершении тождественных преступлений, на том лишь основании, что у одного из них имеется судимость, является нарушением принципа юридического равенства, который предполагает и привлечение к равной ответственности за схожие правонарушения» [2].

На самом деле это не так. Равенство перед уголовным законом не означает равенства наказаний за одни и те же преступные деяния. Равенство граждан перед уголовным законом проявляется прежде всего в равном, одинаковом для всех законодательном определении оснований уголовной ответственности. Рецидивисты, так же как и впервые предстающие перед судом лица, несут уголовную ответственность на одном и том же основании - за наличие в их деянии состава преступления.

Равенство граждан перед уголовным законом проявляется, далее, в равенстве оснований индивидуализации наказания для достижения целей уголовной ответственности. Одни и те же обстоятельства, характеризующие преступление и личность виновного, не могут по-разному оцениваться в зависимости от таких признаков как национальность, социальное положение, убеждения, прошлые заслуги виновного лица т. п. Различие между преступлениями в другом.

Они не одинаковы по совокупности характеризующих их социально-психологических признаков, а следовательно, и по степени своей общественной опасности. Это различие и предопределяет неодинаковые наказания за одинаковые преступные деяния для достижения одних и тех же целей уголовной ответственности. Не вызывает же, например, сомнения повышенная опасность преступления, совершенного в соучастии, когда увеличение количества преступников, совершивших одно преступление, увеличивает и срок наказания за него.

Следовательно, ни о каком нарушении принципа равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ) мы говорить не можем. Больше того, повышенная ответственность лиц, совершивших особо опасный рецидив, вполне согласуется с принципом справедливости. В ст. 6 УК РФ закреплено: «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

Как справедливо подчеркивал П.Ф. Гришанин: «Прошлое преступление и судимость за него, как и другие признаки личности, характеризующие содержание и устойчивость антиобщественных взглядов и привычек виновного, не должны приниматься во внимание при оценке преступности совершенного деяния и степени его общественной опасности. Это объясняется тем, что основанием уголовной ответственности является состав преступления, а не антиобщественные взгляды и привычки лица.

Следовательно, прошлое преступление и судимость за него не влияют на оценку преступности деяния и степень его общественной опасности. Сравнивая деяние, совершенное судимым лицом, с аналогичным по объективным и субъективным признакам деянием лица, совершившего его впервые, мы не обнаружим никакой разницы между ними. Они одинаковы по своей общественной опасности» [3].

Однако, равное определение в законе и на практике оснований уголовной ответственности не означает одинакового решения судьбы уголовной ответственности и равной меры наказания разных лиц, совершивших аналогичные деяния. Наука уголовного права относит рецидив к множественности преступлений, и общепринято считать, что наличие в деянии лица множественности преступлений повышает общественную опасность как самого преступления, так и личности виновного [4].

Предупреждение рецидивов преступлений должно основываться на общеотраслевых принципах уголовного, процессуального и; уголовно-исполнительного права. В частности, принцип законности обеспечивает проведение в жизнь принципа неотвратимости наказания, несоблюдение которого ведет к нарушениям требований ст.ст. 3-7 УК РФ, ст. 7 УПК РФ, ст. 8 УИК РФ.

Принципом гуманизма проникнута вся система наказаний в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве. Однако гуманизм исходит не из жалости к преступнику, а основывается на утверждении достоинства человека, строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия, иного унижающего обращения с осужденными. Повышенная уголовная ответственность за рецидив не противоречит принципу гуманизма уголовного права. В науке уголовного права неоднократно подчеркивалось, что понимание гуманизма в уголовном праве не может быть односторонним, оно должно охватывать как человечность, чуткость и внимательное отношение к личности преступника, так и заботу об охране общества и его членов от преступных на них посягательств [5]. Вместе с тем нельзя забывать, что мягкость репрессии, применяемой к преступникам, неизбежно ограничена задачами охраны общества от преступлений. Современные ученые так же оправдывают усиление наказания рецидивистам, объясняя это тем, что «прошлое преступление и судимость за него характеризуют не деяние, а личность виновного, его совокупную общественную опасность, усиление наказания происходит в интересах предупреждения рецидива преступлений и ответственность за рецидив возлагается не за то, что лицо совершило преступление ранее, а за то, что оно не исполнило двойную, тройную и т.д. специально установленную в обществе обязанность соблюдать уголовный закон [6].

Выражение гуманизма уголовного права заключается в том, что одной из целей наказания является исправление осужденных. Для достижения этой гуманной цели в отношении совершивших рецидив лиц необходимо применять к ним более строгие меры, нежели к лицам, судимым впервые.

Принцип социальной справедливости означает, что лишение свободы, применяемое к неоднократно судимому, должно соответствовать тяжести преступления, степени его вины, личностным свойствам, установленному наказанию и т.п. Применение слишком мягких наказаний, не соответствующих тяжести совершенного преступления, создает предпосылки для формирования рецидивов преступлений.

Принцип целесообразности уголовной ответственности отражает ее назначение в деле борьбы с преступностью. В общей форме содержание этого принципа можно определить как соответствие уголовной ответственности задачам борьбы с преступностью. Эта идея пронизывает все институты уголовного права.

Наиболее важные проявления принципа целесообразности уголовной ответственности следующие: уголовная ответственность не является самоцелью, это - средство борьбы с преступностью; наказание имеет целью исправление осужденных, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами [7] (ст. 43 УК РФ). Если уголовная ответственность по каким-либо причинам не способна достичь указанных целей или они достигнуты досрочно, то уголовный закон дает возможность освободить виновного от уголовной ответственности или наказания в тех случаях, когда цели исправления виновного и предупреждения преступлений могут быть достигнуты без уголовной ответственности, закон допускает ее замену принудительными мерами воспитательного характера.

В соответствии с этим принципом уголовного права законом должна быть предусмотрена такая ответственность за рецидив, которая по своему содержанию максимально отвечала бы задачам уголовного закона, составной частью которой является борьба с рецидивной преступностью.

Индивидуализация уголовной ответственности представляет собой определение меры уголовной ответственности в соответствии с тяжестью преступления и общественной опасностью преступника, меры, способной достичь целей наказания.

При равной тяжести преступлений, совершенных впервые судимым и рецидивистом, последний должен нести более строгую уголовную ответственность.

Следует различать индивидуализацию уголовной ответственности и наказания судом при вынесении приговора и индивидуализацию отбытия наказания [8]. На каждом этапе индивидуализации уголовной ответственности мы убеждаемся в необходимости повышенной уголовной ответственности за рецидив. Если осужденный не исправился, намерен вновь совершать преступления, то удержать его от этого уголовно-правовыми средствами возможно только применяя угрозу более строгим наказанием, чем то, которое угрожало ему до осуждения. В интересах возможного предупреждения рецидивов преступлений уголовный закон должен содержать четкие указания о повышенной уголовной ответственности за рецидив. Пропаганда такого законодательства может удержать хотя бы часть судимых, но не исправившихся лиц от рецидивов преступлений.

С ростом числа судимостей предупредительное воздействие уголовного закона на рецидивистов ослабевает. Поэтому чтобы повысить эффективность уголовного закона государство вынуждено усиливать санкции за рецидив и реально применять их. Это - устрашение лиц, имеющих судимость, от которого мы отказываться не должны.

Побудить лиц, продолжающих совершать преступления после осуждения их со стороны государства, применения к ним мер уголовно-правовой репрессии к исправлению, самовоспитанию, к переоценке своих антиобщественных взглядов и привычек можно лишь более строгим наказанием, ибо меры, применявшиеся при предыдущем осуждении, оказались недостаточными для указанной цели [9]. Совершившие рецидив лица должны знать, что им назначается более строгое наказание потому, что они умышленно продолжают преступную деятельность, не желают исправляться и решать свои проблемы в рамках законопослушного поведения. Только при этом условии можно надеяться, что осуждение и наказание способны воздействовать на их психику, заставить задуматься о своем будущем.

Значение названных и других принципов уголовного, процессуального и уголовно-исполнительного права не исчерпывается этим, так как при помощи принципов создаются условия для раскрытия иных проблем данных отраслей права.

Необходимо отметить, что уголовная политика перманентно направлена на совершенствование регламентирования рецидива в свете его соответствия принципам уголовного права. Так, УК 1996 г. отказался от понятия особо опасного рецидивиста и от использования в статьях Особенной части квалифицирующего признака - совершение преступления особо опасным рецидивистом, поскольку, как утверждали разработчики закона, при использовании этого понятия происходил недопустимый перенос тяжести уголовной ответственности на свойства личности преступника, что противоречит принципу равенства граждан перед законом. Вместе с тем в Кодексе были разработаны понятия рецидива, опасного и особо опасного рецидива (ст. 18) и определены правила учета вида рецидива при назначении наказания в пределах санкции, предусмотренной законом за вменяемое преступление (ст. 68). Однако, как писал В.Б. Волженкин: изложенная выше идея «проведена в Уголовном кодексе непоследовательно. Признав неоднократность и судимость квалифицирующим признаком для любых преступлений, а судимость два или более раза - особо квалифицирующим признаком, Кодекс фактически сохранил старую концепцию рецидива и особо опасного рецидивиста, существовавшую в УК РСФСР. Ведь лицо, несколько раз судимое, например, за кражи или разбои, и есть особо опасный рецидивист, если пользоваться старой терминологией. Возникает явное противоречие. Если в тексте статьи УК судимость не указана в качестве квалифицирующего признака, наказание при рецидиве преступлений будет назначаться за содеянное в пределах установленной законом санкции за это преступление с учетом личности виновного и других обстоятельств по правилам, установленным ч. 2 ст. 68 УК. Если же судимость - квалифицирующее обстоятельство преступления, то лицо, его совершившее, будучи судимым, отвечает не только за содеянное в пределах санкции, установленной за деяние, содержащее признаки состава данного преступления, но по существу еще раз за прошлое преступление, чем нарушается принцип справедливости» [10]. В настоящее время и эта проблема законодателем решена путем исключения из квалифицирующих признаков неоднократности совершения преступлений и рецидива.

Кроме того из Особенной части УК РФ были исключены такие квалифицирующие признаки, отражающие варианты множественности преступлений, как «лицом, ранее судимым», «лицом, ранее совершившим иное преступление», что соответствует одному из требований к содержанию квалифицирующих признаков: «обстоятельство, претендующее на признание в законе в качестве квалифицирующего признака, должно существенно влиять на степень общественной опасности деяния, и это влияние должно быть обязательным». Отмеченные выше признаки характеризуют общественную опасность личности и не проявляются в содеянном, поэтому могут быть учтены только в процессе индивидуализации наказания. «В противном случае ответственность за преступление зависела бы от свойств личности, что противоречит основе уголовного права - ответственности лишь за поступки, деяния и в пределах этого деяния» [11].

Конституция РФ (ч. 3 ст. 55) допускает в отношении лиц, имеющих судимость, возможность закрепления федеральным законом определенных, сохраняющихся в течение разумного срока после отбытия ими уголовного наказания дополнительных правоограничений, которые обусловлены в том числе общественной опасностью таких лиц, адекватны ей и связаны с обязанностью нести ответственность за виновное поведение. Вместе с тем требует безусловного соблюдения предусмотренных ею гарантий личности и исходит из необходимости обеспечения справедливости соответствующих ограничений, их соразмерности защищаемым конституционным ценностям. Это предполагает установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию наказания.

В Общей части УК РФ судимость учитывается при определении рецидива преступлений как обстоятельства, отягчающего наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63). Согласно правилу, содержащемуся в ст. 18 УК РФ, рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных УК РФ (часть пятая).

Вместе с тем положения частей второй и третьей ст. 68 УК РФ в их взаимосвязи не препятствуют суду при определении вида и меры наказания лицу, ранее судимому и вновь совершившему преступление, учитывать также смягчающие обстоятельства, характеризующие как само преступление, так и лицо, его совершившее, а при наличии исключительных обстоятельств назначать наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ. На это, в частности, обращает внимание Пленум Верховного Суда Российской Федерации, разъяснивший в постановлении от 11 января 2007 г. №2 «О практике назначения судами уголовного наказания», что суды в соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств должны в описательно-мотивировочной части приговора мотивировать свое решение о неприменении правил части второй ст. 68 УК РФ. Следовательно, предусмотренные УК РФ уголовно-правовые последствия прежней судимости при осуждении виновного лица за совершение нового преступления не выходят за рамки уголовно-правовых средств, которые федеральный законодатель вправе использовать для достижения конституционно оправданных целей дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления его исправительного воздействия на осужденного, предупреждения новых преступлений и тем самым защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.

Однако на наш взгляд, заслуживает большего внимания следующее заключение Конституционного Суда: «Этим не исключается право федерального законодателя - при соблюдении закрепленных Конституцией Российской Федерации гарантий личности в ее публично-правовых отношениях с государством - установить иное регулирование судимости, рецидива преступлений и их уголовно-правовых последствий» [12]. В данной формулировке Конституционный Суд фактически высказывает суждение о том, что уголовно-правовая регламентация рецидива преступлений и его юридических последствий может быть изменена в зависимости от развития общественных отношений в сфере уголовного правосудия, изменения уголовной политики государства, потребностей общества в декриминализации населения за счет смягчения признаков рецидива и т.д. Это принципиально важно для понимания динамичности уголовно-правовых отношений. Институт рецидива, равно как и любой другой уголовно-правовой институт, не может обслуживать сам себя, он призван обслуживать интересы общества и, соответственно, может изменяться в зависимости от объективных потребностей общества. Другое дело, что можно говорить о дальнейшем сужении понятия особо опасного рецидива с тем, чтобы его образовали только тяжкие и особо тяжкие преступления. Если законодатель сочтет необходимым пойти по этому пути, то следует исключить из п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ упоминание о преступлениях средней тяжести. Иными словами, по нашему мнению, особо опасный рецидив могут образовывать только тяжкие и особо тяжкие преступления. Это было в предыдущие годы доказано многочисленными исследованиями. Однако разработчики Уголовного кодекса посчитали свои умозрительные построения более значимыми, чем конкретные уголовно-правовые и криминологические исследования, проведенные в ряде научных учреждений страны [13].

В связи с изложенным мы категорически не согласны с высказываемыми в научной литературе идеями о том, что предусмотренные в уголовном законодательстве правила назначения наказания за рецидив не соответствуют принципам уголовного права, целям наказания и т.д. Так, И.Г. Ставцева утверждает, что учет судимости, характеризующей не данное, а предыдущее противоправное деяние, является неприемлемым. «Цель восстановления социальной справедливости, суть которой: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление; то есть вынесением приговора исчерпывается возможность установления негативных последствий, которые осужденный должен был претерпевать за совершенное преступное деяние; ужесточая наказание за повторно совершенное преступление, государство тем самым вновь привлекает к ответственности лиц, уже понесших наказание за прежнее преступное посягательство» [14]. Не можем согласиться с этим утверждением. Оно было бы справедливым, если бы наказание за рецидив преступлений выходило бы за рамки санкции статьи уголовного кодекса, предусматривающей наказания за единичное преступление. В ныне действующем кодексе 1996 года мы этого не наблюдаем. Напротив, по существу в рамках действующего законодательства лицу, впервые совершившему преступление, может быть назначено такое же или даже большее по размеру наказание как и за рецидив. Если уж говорить о нарушении принципа справедливости, скорее он нарушен в отношении впервые совершивших преступление лиц, случайно оступившихся и т.д. Их участь ничем не отличается от даже опасных рецидивистов (за исключением вида исправительной колонии, где они будут отбывать лишение свободы в том случае, если суд назначит этот вид наказания, что совсем не обязательно).

Не вызывает сомнения необходимость учитывать при назначении наказания личность виновного. Данные, характеризующие личность виновного, играют значительную роль при назначении судом конкретного вида и размера уголовного наказания. Часть 3 ст. 60 УК РФ обязывает суд при назначении наказания учитывать личность виновного.

Учет судом данных о личности виновного является одним из важнейших средств индивидуализации уголовного наказания [15]. Именно имеющиеся в деле сведения о личности виновного позволяют суду сделать вывод о том, какое наказание окажется наиболее целесообразным и эффективным для исправления осужденного. Обоснованием избрания судом конкретного вида наказания (из числа санкций, предусмотренных статьями Особенной части УК) должна выступать в первую очередь высокая степень вероятности достижения целей наказания, особенно исправления и предупреждения совершения осужденным новых преступлений. Именно свойствами личности теоретики уголовного права объясняют усиление наказания рецидивистам, обусловленное их повышенной общественной опасностью.

При назначении наказания существует два направления учета личности виновного:

• при определении строгости наказания учитываются свойства личности, характеризующие ее общественную опасность;

• при определении вида уголовного наказания берутся в расчет также черты, не связанные с конкретным преступлением и отражающие отношение виновного к труду, возможность его исправления.

Не верно утверждать, что юридическое значение будут иметь лишь черты личности, так или иначе характеризующие отношение преступника к своему деянию, находящиеся во взаимосвязи с совершенным преступлением. Наличие же судимости таковым не является.

«Если же антисоциальные свойства виновного, проявляясь внешне, выражаются в его преступных действиях (способ совершения преступления, цель, мотив и другие), то данные черты уже не столько характеризуют личность виновного, сколько выступают в роли признаков субъекта, субъективной и объективной сторон преступления, то есть служат для определения степени общественной опасности. Таким образом, поскольку степень общественной опасности преступления «учла» все те юридически значимые признаки, которыми характеризуется повышенная общественная опасность рецидивиста, постольку отягчение наказания на основе наличия прежней судимости в силу презумпции обусловленности ею антисоциальных свойств личности предстает как двойной учет признаков, выражающих повышенную общественную опасность преступления и преступника» [16].

Все вышесказанное не исключает необходимость учета свойств личности, не связанных с конкретным преступлением. Помимо запрашиваемых характеристик органы предварительного расследования должны собирать и иные сведения о личности подозреваемого: данные о наличии государственных и иных наград, премий, а также сведения о поведении обвиняемого при совершении преступления, непосредственно после его совершения, при задержании лица и в ходе предварительного расследования, о прежних судимостях. «При этом в отношении лиц, ранее судимых, в вводной части приговора должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору» [17]. Учет этих данных судом имеет целью назначение наказания, наилучшим образом способствующего исправлению осужденного. Таким образом, мы подошли к характеристике следующей цели наказания. Само уголовное наказание, заключающееся в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, не может быть средством исправления, поэтому при назначении наказания с целью исправления осужденного необходимо исходить не из его размера, а из его вида и, соответственно, сопутствующих средств исправления в виде мер трудового или иного воспитательного воздействия. Эффективность их применения достигается не только путем выбора определенного вида воздействия, но и его продолжительностью. Однако протяженность во времени должна ограничиваться справедливо определенным размером наказания, в противном случае лицо будет претерпевать лишения или ограничения своих прав сверх того, что эквивалентно преступлению.

Теперь рассмотрим установление более строгого наказания за рецидив в свете его превентивной цели. По нашему мнению, усиление ответственности лиц, совершивших рецидив преступления не только не противоречит цели предупреждения преступления, но и способствует ее достижению по следующим основаниям:

1. Поскольку вторично совершая преступление, виновный, видимо, уже не страшится уголовной ответственности, установление в законе усиленного наказания достигает частно-превентивной цели путем применения психического воздействия на лиц, совершивших рецидив;

2. Более длительный срок изоляции рецидивиста лишает его физической возможности совершать преступления.

3. Предупредительное воздействие ужесточенного наказания за вновь совершенное преступление направлено не только на рецидивистов, которым такое наказание назначено, а на других лиц (осужденных впервые).

Противниками усиления наказания за рецидив предлагается ограничить роль рецидива преступлений учетом его при выборе вида наказания с целью установить обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, и назначить такую меру уголовно-правового воздействия, которое наилучшим образом способствовала бы исправлению осужденного [18].

Вместе с тем, И.Г. Ставцева не поясняет каким образом учитывать рецидив при выборе наказания, если за него нельзя повышать ответственность. Но роль института рецидива в уголовном праве сводится к влиянию на назначение наказания путем его ужесточения. Именно проанализировав сущность и цели последнего, можно говорить о законности и обоснованности учета прежних судимостей при его назначении, а вместе с тем и о пагубности или необходимости и полезности существования самого института рецидива.

Таким образом, повышенная ответственность лиц, совершивших рецидив вполне согласуется как с принципом справедливости принципа, так и с принципом равенства граждан перед законом. Усиление ответственности за рецидив является проявлением в действии принципов гуманизма, целесообразности, индивидуализации наказания.

Регламентирование в уголовном законодательстве рецидива преступлений и повышение ответственности за него способствует достижению целей восстановления социальной справедливости, исправления преступника и предупреждения преступлений.


Заярная Наталья Владимировна



[1] См.: Ставцева И.Г. Институт рецидива преступлений в аспекте принципов справедливости и юридического равенства граждан.

http://users.omskreg.ru/~j72tar. В.Ю. Зубакин. Институт рецидива преступлений как нарушение принципа равенства перед законом в системе уголовной ответственности // Российский следователь, 2006, N 8.

[2] Ставцева И.Г. Указ. раб.

[3] П.Ф. Гришанин. Ответственность преступников-рецидивистов по советскому уголовному праву. М., Академия МВД СССР. 1974. С. 74.

[4] См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учебник / Под ред.Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 497.

[5] Гришанин. П.Ф. Ответственность преступников-рецидивистов по советскому уголовному праву. М., Академия МВД СССР. 1974. С. 77

[6] Армашова А.В. Проблемы рецидива преступлений и ответственности за него по уголовному праву России. Автореф. ...канд. юрид. наук. Рязань, 2006. С. С.21.

[7] Гришанин. П.Ф. там же. С. 74.

[8] См. И. И. Карпец. Индивидуализация наказания. М., 1961, с. 12.

[9] Преступность в разных ее проявлениях и проблемы организованной преступности. Под ред. проф. А.И.Долговой. М., Российская криминологическая ассоциация, 2004. С. 204-205.

[10] Волженкин В.Б. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ// Уголовное право. 2003, №3. С. 42.

[11] Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности: Теория и законодательная практика. М., 1998. С. 180.

[12] Н. Кузнецова. Мнение ученых о реформе УК // Уголовное право №1. 2004. С. 27.

[13] Алексеев А.И, Журавлев М.П. К вопросу о совершенствовании законодательства о борьбе с рецидивом преступлений // Рос. Право, 2001. №6.

[14] Ставцева И.Г. Институт рецидива преступлений в аспекте принципов справедливости и юридического равенства граждан. users.omskreg.ru/~j72tar/artcrimrec.html 2000 г.

[15] См.: Бурлаков В.Н. Личность преступника и назначение наказания: Учебное пособие. Л., 1986. С. 61.

[16] Там же.

[17] Курц А.В., Значение личности виновного при назначении уголовного наказания. // Юридическая психология, 2006, № 3.

[18] Ставцева И.Г. Институт рецидива преступлений в аспекте принципов справедливости и юридического равенства граждан. users.omskreg.ru/~j72tar/artcrimrec.html 2000 г.







Интересное:


Тактические приемы подготовки и особенности проведения некоторых видов очной ставки
Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве
Уголовно-правовая характеристика злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей
Некоторые методологические аспекты осуществления экспертной профилактики финансовых злоупотреблений
Понятие соучастия в преступлении и общие положения об уголовной ответственности соучастников
Вернуться к списку публикаций