2013-11-11 13:12:17
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие соучастия в преступлении и общие положения об уголовной ответственности соучастников



Понятие соучастия в преступлении и общие положения об уголовной ответственности соучастников


Природа и значение соучастия в преступлении

Соучастие в преступлении представляет собой комплексный институт Общей и Особенной частей уголовного права. Им охватываются все правовые нормы об умышленной совместной преступной деятельности, а потому при рассмотрении видов соучастников необходимо сначала изучить природу и общие признаки соучастия в преступлении.

Действующее российское уголовное законодательство общие нормы о соучастии в преступлении устанавливает в гл. 7 Уголовного кодекса Российской Федерации [1] (далее УК РФ).

Установления уголовного закона о борьбе с соучастием - не произвольная инициатива законодателя, а реакция государства на объективно существующую реальность общественно опасной совместной преступной деятельности. Многообразие форм и видов совместной преступной деятельности и различная степень общественной опасности её проявлений влечёт установление в уголовном законе правил дифференциации уголовной ответственности лиц, в ней участвующих. Эти правила не должны противоречить друг другу, а, согласовываясь между собой, должны сливаться с другим нормам уголовного закона в единую систему борьбы с преступностью.

Изучением проблемы соучастия в преступной деятельности занимались такие выдающиеся российские учёные, как Г.Е. Колоколов, А.С. Жиряев, Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий, Л.С. Белогриц-Котляревский, Н.Д. Сергеевский и многие другие.

В послереволюционный период специальные монографические исследования проблемам соучастия в преступлении посвящали А.Н. Трайнин, П.И. Гришаев и Г.А. Кригер, М.И. Ковалёв, П.Ф. Тельнов, Ф.Г. Бурчак, Р.Р. Галиакбаров, А.П. Козлов, Л.Д. Гаухман, А.Ф. Зелинский и другие.

Согласно ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления. Такое же определение соучастия в преступлении дано и в ст. 34 Модельного уголовного кодекса государств — участников Содружества Независимых государств [2] (далее - Модельный уголовный кодекс).

В истории развития научного определения понятия соучастия его объём изменялся. Так, в трудах Г.Е. Колоколова, Н.Д. Сергеевского, Л С. Белогриц-Котляревского, А.Н. Трайнина и других предпринимались различные попытки отнести к соучастию совместное совершение неосторожных преступлений [3]. За рамки института соучастия выводили соисполнительство как таковое, установления Особенной части уголовного закона о совместной преступной деятельности, организованные формы преступной деятельности [4]. Предпринимались попытки ограничить объём соучастия соглашением совместно действующих лиц [5].

Институт соучастия образует слаженная система норм Общей и Особенной частей уголовного законодательства, устанавливающих правила уголовной ответственности за совместную умышленную преступную деятельность, поскольку любая умышленная совместная преступная деятельность содержит все признаки соучастия в преступлении. Попытки искусственным образом вывести за рамки соучастия нормы Особенной части уголовного закона ведут к нарушению органического единства института соучастия и признанию необязательности установлений Общей части уголовного закона о соучастии для регулирования специальных правил уголовной ответственности совместного умышленного совершения умышленных преступлений.

Институт соучастия в преступлении участвует в выполнении общих задач уголовного законодательства, установленных в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Но он выполняет и специальную роль. Он определяет круг деяний, не предусмотренных Особенной частью уголовного закона, но, общественно опасных по своей природе и потому требующих общественного порицания и установления запрета на их совершение. Нормы Общей части уголовного закона о соучастии в преступлении наряду с установлениями Особенной части участвуют в формировании состава преступления соучастников.

Кроме того, специальной задачей института соучастия является установление и конкретизация принципов уголовной ответственности соучастников: равенства, самостоятельности уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

Все указанные задачи институт соучастия решает только в рамках объёма понятия соучастия — умышленного совместного участия двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

В деяниях каждого соучастника содержатся все признаки своего собственного состава преступления. Именно совершение этого общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, и является основанием уголовной ответственности соучастников всех видов. Это положение полностью согласуется со ст. 8 УК РФ. Эта точка зрения нашла отражение в ст. 10 Уголовного кодекса Республики Беларусь, согласно которой основанием уголовной ответственности является совершение виновного запрещённого Уголовным кодексом деяния в том числе и в виде соучастия в преступлении [6]. Но так считают не все.

В дореволюционной литературе господствовала точка зрения, что основанием уголовной ответственности каждого соучастника является не им лично совершённое деяние, а сообща совершённое преступление [7]. Так, например, Н.С. Таганцев писал: «К соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех... каждый соучастник является не только индивидуальным виновником, но и общником в виновности других лиц» [8]. Однако сам этот подход был внутренне противоречив. Уже Л.С. Белогриц-Котляревский обращал внимание, что «Каждый из соучастников отвечает только за то, что он совершил или непосредственно или через других лиц, с коими он согласился действовать.... Солидарная ответственность соучастников ограничивается только предметом соглашения» [9].

В противовес такому подходу представители социологической школы уголовного права выдвинули концепцию, согласно которой основанием уголовной ответственности каждого соучастника является проявленное лично им вовне психическое состояние преступности. С позиции социологической школы уголовного права при соучастии не может идти речи о совместном совершении преступления несколькими лицами, поскольку каждое лицо проявляет преступное состояние своей личности, а потому совершает самостоятельное преступление. Поэтому И.Я. Фойницкий понимал под соучастием совместную преступную деятельность или совместные преступления многих лиц [10].

А.Н. Трайнин считал основаниями уголовной ответственности соучастников причинную связь между их деянием и наступившим преступным результатом и виновность соучастников [11].

Б.С. Утевский полагал, что основанием уголовной ответственности любого преступника, в том числе и соучастника является его вина. При этом под виной им понималась отрицательная общественная оценка преступника, выраженная в обвинительном приговоре суда [12]. Представляется, что такая позиция может привести к судебному произволу, так как предоставляет суду определять, подлежит ли человек уголовной ответственности, на основании внутренних убеждений.

Согласно следующей точке зрения, основанием уголовной ответственности соучастников является состав преступления, состоящий из признаков, содержащихся в соответствующей статье Особенной части и соответствующей части ст. 33 УК Российской Федерации [13]. Но составом преступления является совокупность установленных уголовным законом признаков, определяющих общественно опасное деяние как преступление. Последовательное развитие такой точки зрения должно привести к тому, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, подлежит уголовной ответственности не за его совершение, а за действия законодателя, определившего это деяние как преступление.

Итак, основанием уголовной ответственности каждого соучастника является им лично совершённое общественно опасное деяние, содержащее признаки состава преступления. Иного мнения придерживаются сторонники акцессорной природы соучастия, которые считают основанием уголовной ответственности организатора, пособника и подстрекателя преступление, совершённое исполнителем.

В основе учения об акцессорной природе соучастия лежит положение о том, что в соучастии главным является деяние исполнителя, а пособник и подстрекатель лишь принимают участие в чужом (главном) деянии, дополняя его [14]. Сторонники акцессорной природы соучастия отрицают самостоятельность уголовной ответственности организатора, подстрекателя и пособника.

Оппоненты акцессорной теории [15] рассматривают соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности. Их основным аргументом является основополагающий принцип уголовного права: каждый несёт ответственность только за свои поступки. Поэтому российское уголовное законодательство и уголовно-правовая доктрина обоснованно отвергают учение об акцессорной природе соучастия.

Акцессорная теория соучастия имеет ряд внутренних противоречий. Она не в состоянии опровергнуть такие подтверждения самостоятельности уголовной ответственности соучастников, как различный объём уголовной ответственности соучастников при эксцессе исполнителя, добровольном отказе соучастников от доведения преступления до конца, безуспешности действий соучастников, учёте смягчающих и отягчающих обстоятельств, относящихся к личности соучастников.

С целью решения указанных противоречий акцессорная теория соучастия стала претерпевать ряд изменений. Так, немецкая уголовно-правовая доктрина, стоявшая на началах строгой акцессорности соучастия, в 1923 г. с момента принятия закона о внесении изменений в уголовный кодекс признала институт посредственного причинения, согласившись с тем, что посредственный причинитель подлежит уголовной ответственности даже при отсутствии уголовной ответственности непосредственного причинителя. Правда акцессорность природы соучастия в тот раз удержала свои позиции, поскольку посредственное причинение было справедливо выведено за рамки соучастия и потому не поколебало основной постулат акцессорности о наступлении уголовной ответственности пособника и подстрекателя только при привлечении к уголовной ответственности непосредственного исполнителя.

Следующим отступлением от строгой акцессорности соучастия было признание уголовной доктриной Германии с 1946 г. уголовной ответственности пособников и подстрекателей даже в случае непривлечения непосредственного исполнителя к ответственности в том числе по процессуальным основаниям освобождения его от уголовной ответственности или по причине его неустановления. Возникла так называемая лимитированная акцессорность соучастия [16]. А вот здесь принцип несамостоятельности уголовной ответственности подстрекателя и пособника не сдержал удара. Действительно, акцессорная природа соучастия исключает уголовную ответственность пособника и подстрекателя при отсутствии уголовной ответственности за главное деяние. Лимитированная акцессорность разбила основной принцип акцессорности природы соучастия. Поэтому истинные сторонники акцессорной природы соучастия и подвергли критике уголовный закон Германии 1946 г.[17].

Предпринимались и другие попытки реанимировать акцессорность природы соучастия. Так, М.И. Ковалёв насчитал 6 видов акцессорности соучастия. По его мнению, советское уголовное право стояло на позиции логической акцессорности соучастия, то есть принципа определения наказания подстрекателя и пособника в пределах санкции, установленной законом за главное деяние [18]. Кроме того, появились концепции, признающие за природой соучастия смешанный (акцессорный и неакцессорный) характер. Например, С.В. Афиногенов и В. Качалов видят акцессорность соучастия в том, что соучастия нет при отсутствии исполнителя, хотя и признают самостоятельность уголовной ответственности других соучастников [19]. Представляется, что сторонники смешанной природы соучастия, как и приверженцы лимитированной акцессорности неправильно толкуют сущность акцессорной теории соучастия, которая состоит в том, что основанием уголовной ответственности организатора, пособника и подстрекателя является преступление исполнителя. Все остальные выводы акцессорной теории соучастия, в том числе и положение о зависимости объёма уголовной ответственности подстрекателя и пособника от объёма уголовной ответственности исполнителя, не являются её структурообразующими элементами и вполне допустимы при отрицании акцессорности природы соучастия.

Итак, что же такое соучастие в преступлении? В широком смысле соучастие - это совместное участие двух и более лиц в совершении преступления, как с распределением ролей, так и без такового. В узком смысле под соучастием понимают только такое совместное участие двух и более лиц в совершении преступления, при котором происходит распределение ролей между соучастниками и выделение в соответствии с занимаемой ролью исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособников. Ф.Г. Бурчак предложил законодательно развести эти две конструкции понятия соучастия [20]. Такое решение не представляется необходимым, так как соучастие в понимании современного уголовного закона России охватывает все его формы, как с распределением ролей, так и без него; если же законодатель говорит о каком-то конкретном виде соучастия, то он специально называет его.

Все признаки соучастия в преступлении принято делить на внешние (объективные) и внутренние (субъективные).



[1] Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. №25 ст. 295.

[2] Модельный уголовный кодекс государств-участников СНГ // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств- участников СНГ. 1996. №10 (приложение).

[3] См. Колоколов Г.Е. О соучастии в преступлении (О соучастии вообще и о подстрекательстве в частности). М. Издание императорского университета. 1881. С. 50; Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. Пособие к лекциям. Часть Общая. Издание третье. Типография М. Стасюлевича. 1896. С. 318; Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Общая и Особенная части. Южно-русское книгоиздательство Ф.А. Иогансона. 1903. С. 205; Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М. Юр. издательство НКЮ СССР. 1941. С. 114.

[4] См., например, Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // М.Д. Шаргородский. Избранные труды. СПб. Юридический центр Пресс. 2004. С. 524-525, 542; Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург. Издательство УРГЮА. 1999. С. 18; Малахов И.П. Соучастие и групповая организованная преступность // Правоведение. 1994. №5-6. С. 124; Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар. Издательство Кубанского государственного аграрного университета. 2000. С. 17, 54; Беляев Н.А. Соучастие и организованная преступность // Вестник ЛГУ. 1991. №3. С. 90; Благов Е.В., Шаипов P.X. Особенности назначения наказания соучастникам преступления. Ярославль. Производственно-коммерческая фирма «Ярсовпром». 1993. С. 90; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу РФ/ Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. ЛебедевА.М. Норма- Инфра-М. 1999. С. 59.

[5] См., например, Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Общая часть. В 2 т. Т. 1. М. Наука. 1994. С. 333; Белогриц-Котляревский Л.С. Указ. соч. С. 205; Рощинский Г. Подстрекатель, исполнитель, пособник // Рабочий суд. 1927. №5. 383-386; Берестовой Н.П. Соучастие в преступлении и особенности установления его признаков в деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие. М. МВД СССР. 1990. С. 10.

[6] Уголовный кодекс Республики Беларусь/ Науч. ред. Б.В. Волженкин. СПб. Юридический центр Пресс. 2001. С. 88.

[7] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. М. Наука. 1994. С. 329-330; Сергеевский Н.Д. Указ. соч. С. 313; Белогриц-Котляревский Л.С. Указ. соч. С. 205.

[8] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.1. М. 1994. С. 329.

[9] Белогриц-Котляревский Л.С. Указ. соч. С. 205.

[10] Фойницкий И.Я. Уголовно-правовая доктрина о соучастии // Юридический вестник. 1891. №7. С. 1-17.

[11] Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 63.

[12] Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве. М. Государственное издательство юридической литературы 1950. С. 59.

[13] См., например, Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // М.Д. Шаргородский. Избранные труды. СПб. 2004. С. 529; Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург. 1999. С. 29 и след.; Малахов И.П. К вопросу об ответственности в советском уголовном праве // Вопросы уголовного права и процесса в практике деятельности органов внутренних дел. Киев, 1979. С. 13-14; Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Харьков. 1973. С. 22; Царегородцев А.М. Ответственность организаторов преступлений по советскому уголовному праву. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1974. С. 15 и др.

[14] См., например: Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. Вып. 2. СПб. Типография Иосафата Огризко. 1863. С. 175; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. М. 1994. С. 344; Ковалев М.И. 1) Соучастие в преступлении. 1999. С. 13; 2) Соучастие в преступлении. Часть первая. Понятие соучастия/ Ученые труды Свердловского Юридического института им. А.Я. Вышинского. Свердловск. Т. 3. 1960; 3) К вопросу о понятии соучастия в советском уголовном праве // Правоведение. 1959, №4. С. 98; Кригер Г.Л. Соучастие в преступлении // Курс российского уголовного права. Общая часть/ Под ред. В.Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М. Спарк. 2001. С. 382-383; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М. 1999. С. 323-326; Солнарж В. Соучастие по уголовному праву Чехословацкой Социалистической республики. М. Иностранная литература. 1962. С. 85; Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М. Юрист. 1998. С. 462-467; Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. М. Проспект. 2004. С. 278; Илиджев А.А. Назначение наказания за преступление, совершённое в соучастии. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань. 2004 г. С. 15 и другие.

[15] См., например, Шаргородский М.Д. 1) Вопросы Общей части уголовного права (Законодательство и судебная практика) Л. ЛГУ. 1955. С. 136; 2) Некоторые вопросы общего учения о соучастии // М.Д. Шаргородский. Избранные труды. СПб. 2004. С. 223; Шнейдер М.А. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. М. Типография МГЭИ. 1958. С. 66; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. Автореф.... дис. канд. юрид. наук. Л. 1962. С. 5; Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. Киев. Наукова думка. 1969, С. 69; Судакова Р.Н. Индивидуализация уголовной ответственности и наказания соучастников преступления. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Л. 1982. С. 15; Сергеев В.В. Соисполнительство по советскому уголовному праву. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. М. 1972. С. 6-8; Григорьев В.А. Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации. Учебное пособие. Уфа. Уфимская высшая школа милиции. С. 47-48. и другие.

[16] См. Yesheck Н. Н.. Lehrbuch des Strafrechts. S. 498-502; А. Э. Жалинский Указ. соч. С. 278.

[17] Yesheck Н. Н.. Lehrbuch des Strafrechts. S. 498-499.

[18] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть первая. Свердловск. 1960. С. 101-102.

[19] Афиногенов С.В. Соучастие в преступлении (понятие, виды и формы) Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М. 1991. С. 16; Качалов В. Соотношение принципов акцессорности и самостоятельности ответственности соучастников преступления по российскому уголовному праву // Уголовное право. 2005. №5. С. 28-29.

[20] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. С. 67.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений
Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве
К вопросу об ответственности адвоката-защитника за ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей в уголовном судопроизводстве
Вернуться к списку публикаций