2013-11-11 12:56:46
ГлавнаяУголовное право и процесс — Деление соучастников на виды



Деление соучастников на виды


Уголовно-правовое значение фигуры инициатора заключается в том, что, выявляя таких лиц, суд оценивает более высокую степень их участия в совершении преступления, что учитывается при назначении наказания. Судебная практика уже давно и успешно реализует эту идею, считая организатора вообще и инициатора-организатора, в частности, наиболее общественно опасной фигурой среди соучастников [45].

Есть в теории предложение включить в уголовный закон в качестве самостоятельных видов соучастников посредников и заказчиков [46]. Фигуры посредника и заказчика возможны в любых умышленных преступлениях, но определённое уголовно-правовое значение они приобретают при анализе убийств, совершённых по найму и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, совершённого по найму, а посредника, кроме того, в преступлениях, с так называемым «необходимым соучастием», то есть таких, совершение которых в силу очерченного в законе состава преступления предполагает наличие при их исполнении другого лица, обычно «контрагента» исполнителя (незаконный оборот наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и оружия, взяточничество, коммерческий подкуп и т.п.). Сначала рассмотрим функции посредника в преступлениях с «необходимым соучастием» на примерах взяточничества и незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ УК РСФСР 1960 г. содержал специальную статью Особенной части (174 [47]), предусматривающую уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве. Ныне действующий УК РФ такой нормы не содержит. Не предлагает понятия посредника взяточничества и ныне действующее Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10.02.2000 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». П. 8 ранее действовавшего постановления Пленума Верховного суда СССР от 30.03.1990 г. №3 «О судебной практике по делам о взяточничестве» [48] посредником взяточничества предлагал считать лицо, которое, действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки. При этом Пленум Верховного суда СССР требовал разграничивать действия посредника взяточничества и лица, которое организует дачу или получение взятки, подстрекает к этому либо является пособником дачи или получения взятки, предлагая квалифицировать действия последнего с учетом направленности его умысла, исходя из того, в чьих интересах, на чьей стороне и по чьей инициативе - взяткодателя или взяткополучателя - он действует, как соучастие, в даче или получении взятки. Таким образом, посредничеством взяточничества охватывалась только передача предмета взятки. Согласно сложившейся судебной практике передача предмета взятки ныне должна квалифицироваться как пособничество в даче или получении взятки в зависимости от того, в чьих интересах (взяткодателя или взяткополучателя) действует посредник. Именно так (как пособничество в покушении на дачу взятки) Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга квалифицировал действия Крюкова по уголовному делу №1-47/2003 в уже упоминавшемся в первой главе работы примере. Действительно, посредник, не являющийся должностным лицом, не может быть исполнителем получения взятки в силу ч. 4 ст. 34 УК РФ, поскольку он, не отвечая требованию уголовного закона к специальному субъекту преступления, не может, соответственно полностью выполнить состав преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Поэтому в случае, если посредник действует на стороне взяткополучателя, его действия должны квалифицироваться как пособничество в получении взятки. Не выполняет состава, предусмотренного нормой Особенной части уголовного закона и посредник дачи взятки, поскольку объективной стороной дачи взятки является не фактическая передача денег должностному лицу, а подкуп этого должностного лица, создание ситуации зависимости должностного лица от взяткодателя путём этого подкупа. Посредник же дачи взятки не приобретает господства над должностным лицом.

Поэтому квалификация действий посредника во взяточничестве как пособничества в даче или получении взятки является единственно возможным вариантом в рамках действующего в России уголовного законодательства. Однако, как правильно замечает Б.В Волженкин, такая квалификация действий посредника взяточничества не отражает фактическое участие посредника в совершении двух преступлений — получении и даче взятки. Поэтому Б.В. Волженкин предлагает ввести в УК РФ специальную норму об уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве [49]. Такая норма предусмотрена в ст. 307 Модельного уголовного кодекса. Мы согласны с этим предложением.

Сбыт наркотических средств предполагает, что их кто-то приобретает. При этом давно известно, что сбыт наркотических средств намного более общественно опасен, чем их приобретение без цели сбыта, то есть для личного употребления. Такой подход отразился в УК РФ с момента его принятия в 1996 г., согласно ч. 1 ст. 228 которого предусматривалась уголовная ответственность за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, а согласно ч.ч. 2, 3 и 4 предусматривалась уголовная ответственность за незаконное приобретение и хранение наркотических средств или психотропных веществ в целях сбыта и их сбыт. После изменений уголовного законодательства 08.12.2003 г. УК РФ развёл эти составы в разные статьи (228 и 2281) [50]. При этом сбыт наркотических средств и психотропных веществ карается гораздо более строго, чем их приобретение без цели сбыта.

Практика столкнулась с ситуацией, когда одно лицо (посредник) по просьбе и за счёт другого лица покупает для последнего наркотические средства и передаёт их ему. Можно ли этого посредника приобретения считать сбытчиком в полном смысле? Всё зависит от того, что понимать под приобретением и сбытом наркотических средств. Если под сбытом понимать передачу наркотических средств лицом, у которого эти наркотические средства фактически находятся, другому лицу [51], то действия посредника в приобретении наркотических средств следует признавать выполнением объективной стороны состава сбыта наркотических средств [52]. Однако такая точка зрения необоснованно уравнивает общественную опасность владельца наркотических средств, передавшего их другому лицу, и посредника в приобретении наркотических средств, действовавшего в интересах и за счёт приобретателя. Мы полагаем, что сбытом наркотических средств является их передача владельцем другому лицу, а приобретением наркотических средств является их получение в своё владение. Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств не образуют объективной стороны преступлений, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, поскольку посредничество в сбыте совершается лицом, не владеющим наркотическими средствами, выполняющим лишь механические функции по реализации наркотических средств, принадлежащих другому лицу, а посредник в приобретении наркотических средств не получает их в своё владение.

Прежде, чем прийти к такому решению практика проделала длинный путь. Действия посредника в приобретении наркотических средств постановлением Президиума Верховного суда РФ от 01.08.2001 были квалифицированы как приобретение наркотических средств без цели сбыта [53]. Иначе говоря, лицо, не получившее наркотическое средство в своё владение, было признано приобретателем этого наркотического средства. По этому пути сначала пошла и вся остальная судебная практика.

В сентябрьском номере Бюллетеня Верховного суда РФ за 2003 г. был опубликован Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам за 2002 г., который содержал решение по делу некоего Кульбачука. Действия этого посредника в приобретении наркотического средства были судом квалифицированы как пособничество в незаконном приобретении наркотических средств без цели сбыта [54]. Но практика оставалась нестабильной. Так, например, суд согласился с предложенной обвинением квалификацией действий Кулакова, выступавшего в качестве посредника в приобретении наркотического средства по ч. 1 ст. 228 УК РФ без ссылки на ч. 5 ст. 33 УК РФ[55].

Таким образом, до недавнего времени практика по-разному квалифицировала действия посредника в приобретении и сбыте наркотических средств. И только с принятием постановления Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2006 г. №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» [56], установилась стабильная и законная судебная практика квалификации посредничества незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Согласно п. 13 этого постановления действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. Таким образом, функции по покупке в интересах приобретателя и передача ему наркотических средств образуют пособничество в их приобретении. Функции лица по реализации не принадлежащего ему наркотического средства образуют пособничество в сбыте этого наркотического средства. Лицо, в чьих интересах действовал посредник должно признаваться исполнителем соответствующего преступления. Так, приговором Дзержинского районного суда Степанов был признан виновным в пособничестве в приготовлении к сбыту наркотических средств в особо крупном размере и в покушении на сбыт наркотических средств в крупном размере. Его роль заключалась в том, что он хранил в подсобном помещении ночного клуба с целью сбыта переданные ему неустановленным лицом для сбыта наркотические средства в особо крупном размере, часть из которых он пытался сбыть в ночном клубе [57].

От посредничества в преступлениях с «необходимым соучастием» следует отличать случаи «мнимого посредничества», к которому принято относить случаи, когда лицо обещает свои посреднические услуги по передаче денег или иных ценностей при совершении преступления, получает эти деньги или иные ценности, но фактически присваивает их. Мнимое посредничество возможно в незаконном приобретении наркотических средств и психотропных веществ, во взяточничестве и в других преступлениях. При мнимом посредничестве возможны две ситуации: 1) инициатива совершения преступления принадлежит «мнимому посреднику», который склоняет к вручению ему ценностей для совершения преступления (приобретения наркотических средств, передачи взяткополучателю и т.п.), и 2) инициатива совершения преступления принадлежит «доверителю», который сам уговаривает «мнимого посредника» содействовать ему в совершении преступления.

Господствующее сегодня в теории уголовного права мнение и сложившаяся судебная практика предлагают рассматривать «мнимое посредничество» как мошенничество [58]. При этом случаи, когда инициатива совершения преступления принадлежит «мнимому посреднику», который склоняет к вручению ему ценностей для совершения преступления подлежат квалификации по совокупности мошенничества и подстрекательства к покушению на соответствующее преступление [59].

УК РФ в п. «з» ч. 2 ст. 105 и в п. «г» ч. 2 ст. 111 содержит квалифицирующий признак «совершение преступления по найму».

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» №1 от 27.01.1999 [60] разъяснил, что убийство по найму обусловлено получением исполнителем материального или иного имущественного вознаграждения. Этой же точки зрения придерживается и судебная практика [61].

Наиболее интересным с точки зрения уголовного права представляется анализ заказного преступления (на примере убийства), участниками которого кроме исполнителя являются заказчик (наниматель) и посредник. Общераспространённым является заблуждение, что заказчика убийства всегда нужно признавать организатором этого преступления. Заказчик всегда склоняет другое лицо к участию в совершении преступления и оплачивает преступную деятельность исполнителя. Но этого вовсе не достаточно для того, чтобы признать заказчика организатором убийства. Для этого нужно также установить, что заказчик сообщил склонённому им лицу план совершения убийства, содержащий предмет и способ преступного посягательства. Причём не обязательно, чтобы заказчик сам разработал этот план. План может разработать и третье лицо по поручению заказчика. Если заказчик не сообщает склонённому им лицу план преступного посягательства, то он является подстрекателем убийства, совершённого по найму. При этом заказчик-подстрекатель может одновременно выполнять и функции пособника.

Мурманским областным судом Файзулина признана виновной в подстрекательстве к убийству по найму своего мужа и пособничестве в этом преступлении. Она убедила Проскурину подыскать исполнителя убийства её мужа, через Проскурину передавала деньги исполнителю за совершение преступления и участвовала вместе с Проскуриной в сокрытии следов преступления. Действия Файзулиной суд квалифицировал по ч.ч. 4, 5 ст. 33 - п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ [62].

Таким образом, заказчик, в зависимости от выполняемых им функций, всегда является организатором или подстрекателем заказного убийства. Если он не участвовал в исполнении преступления, его действия надо квалифицировать по ч. 3 или ч. 4 ст. 33 и по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Существует и другое мнение. Некоторые полагают, что заказчик убийства по найму не всегда действует по корыстным мотивам, поэтому не нужно ему вменять п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ [63]. Мы считаем такое мнение ошибочным. Как уже было нами показано, в вину соучастникам подлежат вменению мотивы не только своих действий, но и осознаваемые ими мотивы действий исполнителя.

Нет единого мнения и об уголовно-правовом значении посредника заказного убийства. Некоторые полагают, что посредник «в зависимости от выполняемых им функций может выступать в роли подстрекателя или пособника» [64]. Д.В. Сиротин считает, что посредник заказного убийства может быть организатором или подстрекателем [65]. С нашей точки зрения, посредник может быть пособником, подстрекателем или организатором. Если посредник не склоняет исполнителя к совершению преступления, а лишь выполняет отдельные поручения заказчика (например, передаёт указания заказчика, аванс за убийство и т.п.), то он является пособником заказного убийства. Если в функции посредника входит склонение исполнителя к совершению убийства, то этот посредник является подстрекателем. При этом он может быть и пособником. Если же посредник сообщает исполнителю или другому посреднику план убийства, содержащий указание на конкретную жертву и способ посягательства (неважно, сам посредник выработал этот план или он передаёт исполнителю план заказчика), то такой посредник является организатором преступления.

Таким образом, функции посредника и заказчика вполне вписываются в традиционные организацию, пособничество и подстрекательство, а потому посредник и заказчик не могут быть выделены в качестве самостоятельных видов соучастников.

Развивающаяся социальная действительность поставила перед законодателем проблему борьбы с организованной преступностью, характеризующейся исключительной общественной опасностью, что вызвало необходимость закрепления в действующем уголовном законодательстве целого ряда норм, устанавливающих правила уголовной ответственности организованных преступных формирований (организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций). Как ранее было отмечено, участие в организованной группе содержит все признаки соучастия в преступлении, а потому уголовная ответственность организованных преступных групп и преступных сообществ (преступных организаций) должна регулироваться в рамках института соучастия. Это не мешает учесть исключительную общественную опасность преступной деятельности участников организованных групп в рамках института соучастия путём установления специальных норм.

В теории уголовного права высказано предложение различать соучастие в преступлении и соучастие в преступной деятельности. При этом под преступной деятельностью понимается предумышленное разновременное совершение одним лицом или группой лиц трёх или более взаимосвязанных преступлений как этапов достижения общей цели [66], а под соучастием в преступной деятельности - предумышленное объединение нескольких лиц для осуществления преступной деятельности [67], иначе говоря, соучастие в форме организованного преступного формирования. Среди видов соучастников в преступной деятельности А.В. Покаместов называет организатора преступной деятельности, исполнителя преступной деятельности и пособника преступной деятельности [68]. Действительно, органическое единство состава организованного преступного формирования (так здесь и далее в работе обозначаются организованная группа и преступное сообщество (преступная организация)) влечёт рассмотрение организованной преступной деятельности в качестве самостоятельной формы соучастия. Но нет никакого практического смысла различать уголовную ответственность членов организованного формирования в зависимости от выполняемой ими роли, поскольку смыслом существования организованного формирования является достижение преступных целей сплочёнными усилиями всех участников, независимо от выполняемой ими роли. Поэтому участие в организованной группе или преступном сообществе (преступной организации) независимо от выполняемой лицом роли квалифицируется без ссылки на ст. 33 УК РФ и подлежит оценке как обладающее повышенной общественной опасностью. Как уже ранее отмечалось, это правило уголовной ответственности участников организованного преступного формирования совпадает с соответствующим правилом уголовной ответственности исполнителей, но не означает тождества соучастников этих видов, поскольку выполняемая в организованном преступном формировании роль может быть различной, как при участии в совершении организованным формированием преступлений, так и при обеспечении преступной деятельности преступного формирования. Данное обстоятельство несомненно вызывает необходимость введения участника организованного формирования в качестве самостоятельного вида соучастников в установленную законом систему видов соучастников и необходимость дополнения ст. 33 УК РФ частью 6 следующего содержания:

«6. Участником организованной группы признаётся лицо, входящее в организованную группу, независимо от выполняемой им роли в совершении организованной группой преступлений или в деятельности организованной группы».

Фактически выполняемую участником организованного преступного формирования функцию необходимо описывать в соответствующих процессуальных документах и учитывать при назначении наказания. Однако выполняемая таким лицом функция не должна отражаться на квалификации его действий, поскольку органическое единство совокупной деятельности всех участников организованного формирования создаёт особый, отличающийся исключительной общественной опасностью, характер преступной деятельности каждого участника организованной группы. Данное правило является специальным и по отношению к ч.4 ст. 34 УК РФ. Поэтому мы не согласны с высказанным Пленумом Верховного суда РФ мнением о том, что при наличии к тому оснований участники организованной группы лиц, получающих взятки, не являющиеся должностными лицами или не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, несут ответственность согласно части четвертой статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных статьями 204, 290 и 291 УК РФ [69].

Рассмотрев виды соучастников в преступной деятельности в уголовном праве России, обратимся к зарубежному опыту классификации соучастников.



[1] См. например, Шайкевич С. О Подстрекателях // Журнал Министерства юстиции. СПб. 1865. С. 215-216; Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 98; Козлов А. П. Соучастие: традиции и реальность. С. 80; Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. С. 13; Благов Е. В., Шаипов P. X. Указ. соч. С. 15; Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М. 1974. С. 68; Дядькин Д.С. 1) Совершенствование уголовно-правового института соучастия в преступлении. С. 65, 2) Соучастие в преступлении. С. 44- 45; Кригер Г. Л. Указ. соч. С. 347.

[2] Ковалёв М.И. 1) Соучастие в преступлении. Екатеринбург. 1999. С. 94; 2) Соучастие в преступлении. Часть вторая. 1962. Свердловск. С. 12-14.

[3] Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении // Уголовное право. Общая часть/ Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. НезнамовА.М. Норма, 2000. С. 236.

[4] Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. С. 22-23.

[5] Царегородцев А. Разграничение действий организатора преступления и подстрекателя // Советская юстиция. 1974. №8. С. 9.

[6] См. Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 583, 585; Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С.10; Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. С. 80; Благов Е. В., Шаипов Р. X. Указ. соч. С. 18; Дядькин Д.С. Совершенствование уголовно-правового института соучастия в преступлении. С. 62; Безбородов Д.А. Подстрекательство к совершению преступления. Учебное пособие. С. 28; Арутюнов А. Проблемы ответственности соучастников преступления // Уголовное право. 2001. №3. С. 3.

[7] Цит. по: Колоколов Г.Е. Указ. соч. С. 93-94.

[8] См. Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 15; Зелинский А. Ф. Указ. соч. С. 16; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. 2006. С. 571; Баранков Н. В. Посредственное исполнение преступления. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб. 2001. С. 13.

[9] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Общая часть. Т. 1. 1994. С. 329; Шайкевич С. Указ. соч. С. 219; Дядькин Д.С. Совершенствование уголовно-правового института соучастия в преступлении. С. 74.

[10] См. Солнарж В. Указ. соч. С. 131; Баранков Н. В. Посредственное исполнение преступления. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб. 2001. С. 13.

[11] См. Солнарж В. Указ. соч. С. 127.

[12] Цит. по Хейфец И.Я. Указ. соч. С. 27-28.

[13] См. Хейфец И.Я. Указ. соч. С. 23-28; Ван Ци. Виды соучастников по советскому уголовному праву. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Л. 1959. С. 12; Безбородов Д. А. Уголовно-правовое и криминологическое исследование подстрекательства. Дис. ...канд. юрид. наук. С. 120.

[14] См. Соболев В.В. Указ. соч. С. 59.

[15] Сергеев В.В. Соисполнительство преступления по советскому уголовному праву. С. 6-8.

[16] Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. С. 43.

[17] Безбородов Д. А. Уголовно-правовое и криминологическое исследование подстрекательства. Дис. ...канд. юрид. наук. С. 165.

[18] См., например, Сергеевский Н.Д. Указ.соч. С. 316; Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Т. 2. М. 1970. С. 467; Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении. Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1986. С. 26; Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. Харьков. 1973. С. 15; Царегородцев А.М. Некоторые вопросы повышения эффективности назначения и исполнения наказания организаторам преступных групп // Проблемы эффективности уголовного закона. Сборник учёных трудов. Свердловск, 1975. Вып. 37. С. 125; Владимиров В.А. Преступление совершено соучастниками. М. Госюриздат. 1961. С. 328-329; Благов Е. В., Шаипов P. X. Указ. соч. С. 17-18; Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. С. 93; Покаместов А. В. Организатор как один из видов соучастников в уголовном праве. Воронеж. ВВШ МВД РФ. 1997. С. 5; Илиджев А. А. Указ. соч. С. 28; Косарева Т. И. Указ. соч. С. 149-151; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 397 и другие.

[19] Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 100; Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Свердловск. 1962. С. 133; Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. КиеВ.С. 4; Илиджев А. А. Указ. соч. С. 10, 29; Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. 2004. С. 93; Царегородцев А.М. Ответственность организаторов преступлений по советскому уголовному праву. С. 17; Владимиров В.А. Указ. соч. 1961. С. 45; Борзенков Б. И. Организованная преступность и уголовный закон // “Теневая” экономика и организованная преступность. Вестник МГУ. Серия 11. 1990. № 4. С. 64; Арутюнов А. Проблемы ответственности соучастников преступления // Уголовное право. 2001. №3. С. 5.

[20] Царегородцев А.М. Ответственность организаторов преступлений по советскому уголовному праву. С. 17-19.

[21] Уголовный кодекс Японии/ Науч.ред. А.И. Коробеева. СПб. Юридический центр Пресс. 2002. С. 61.

[22] Уголовный кодекс республики Корея 1953 г. по состоянию на 01.10.2003/ Науч. ред А.И. Коробеева. СПб. Юридический центр Пресс. 2004. С. 53.

[23] Уголовный кодекс КНР/ Под ред. А.И. Коробеева. СПб: Юридический центр Пресс. 2001. С. 26.

[24] Закон об уголовном праве Израиля 1977 г./ Науч. ред. Н.И. Мацнева. СПб. Юридический центр Пресс. 2003. С. 47-48.

[25] См. Рейес Дарвин Велявисенсио. Соучастие по уголовному праву латиноамериканских стран. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук/ Российский Университет Дружбы Народов. М. 2000. С. 6.

[26] Уголовный кодекс Швейцарии 1937 г. с изменениями и дополнениями по состоянию на 05.04.2002/ Науч. ред. А.В. Серебренниковой. СПб. Юридический центр Пресс. 2002. С. 80.

[27] П. 2 постановления Пленума Верховного суда СССР от 4.03.1961. №1 «О судебной практике по применению условного осуждения» // Сборник постановлений пленумов верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. «Спарк». 1995. С. 21-22.

[28] П. 2 постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 22.03.1966. №31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» // Сборник постановлений пленумов верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. Спарк. 1995. С. 389.

[29] Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 25; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении. Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 584; B.C. Комиссаров. Указ. соч. С. 397.

[30] См. Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 584.

[31] Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М. 1974. С. 71.

[32] Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. С. 77

[33] Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. С. 22-23.

[34] См., например, Шнейдер М. А. Указ. соч. С. 40-43; Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении. М., 1986. С. 16; Галиакбаров Р.Р. Повышение эффективности норм института соучастия в преступлении // Уголовно-правовые проблемы борьбы с соучастием в преступлении. Краснодар. Кубанский государственный аграрный университет. 2003. С. 7; Калуцких Р. Г. Указ. соч. С. 60-63; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Учебник для ВУЗов в двух томах. Т. 1. Общая часть/ Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М. Норма. 2000. С. 240-241. Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401.

[35] См., например, Шнейдер М. А. Указ. соч. С. 40-43; Ананьин А.Ф. Указ. соч. С. 16.

[36] Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Учебник для ВУЗов в двух томах. Т. 1. Общая часть М. 2000. С. 240-241.

[37] Гришаев П. И., Кригер Г. А. Указ. соч. С. 128; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Курс советского уголовного права. Т. I. Общая часть. Л. 1968. С. 616; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401; Джекебаев У. С., Вайсберг Л. М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении: криминологические и уголовно-правовые проблемы. Алма-Ата. Наука. 1981. С. 39.

[38] См., например, Тельнов П.Ф.: 1) Ответственость за соучастие в преступлении М., 1974. С. 22; 2) Кто отвечает за соучастие в преступлении. М. 1981. С. 55-56; 3) Ответственность за соучастие в преступлении. Харьков. 1973. С. 13-14; Дядькин Д.С. Совершенствование уголовно-правового института соучастия в преступлении. С. 105; Иванов Н. Г. Соучастие в преступлении // Уголовное право. Общая часть. Учебник. М. 1997. С. 332.

[39] Царегородцев А. М. Юридическая природа инициатора группового преступления // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск, 1973. С. 21-25.

[40] Джекебаев У. Социально-психологические аспекты преступного поведения // Советское государство и право, 1973, №4. С. 118.

[41] Царегородцев А. М. Юридическая природа инициатора группового преступления. С. 23.

[42] Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении. М. 1986. С. 16.

[43] Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении. М. 1986. С. 17.

[44] Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. С.81.

[45] См., например, Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу Алояна от 13.04.1949 // Судебная практика Верховного Суда СССР. 1949. №8. С. 20; Приговор по делу А. из архива Омского областного суда за 1963 г. №1-123/63. В статье А.М Царегородцева «Юридическая природа инициатора группового преступления». С. 22.

[46] См., например, Галиакбаров Р.Р. Повышение эффективности норм института соучастия в преступлении. С. 7; Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. С. 78-87.

[47] Российская газета №38 от 23.02.2000 г.

[48] Сборник постановлений пленумов верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. Спарк. 1995. С. 362-368.

[49] Волженкин Б.В. Служебные преступления. С. 246-248.

[50] Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Российская газета от 16 декабря 2003 г. №252.

[51] Майоров А. А., Малинин Б.В. Наркотики: преступность и преступления. СПб. Юридический центр Пресс. 2002. С. 142-143.

[52] Там же. С. 124-125.

[53] Постановление Президиума Верховного суда Российской Федерации от 01.08.2001 №488 пО 1 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2002. №2 С. 17-18.

[54] Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам за 2002 г. // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2003. №9. С. 22.

[55] Архив Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга за 2004 г. Уголовное дело №1-144/2004.

[56] Российская газета №137 от 28.06.2006 г.

[57] Архив Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга за 2004 г. Уголовное дело №1-163/2006.

[58] п. 21 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10.02.2000 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

[59] См, например, Волженкин Б.В. Служебные преступления. 2000. С. 251-256.

[60] Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1999. №3.

[61] См., например, Обзор судебной практики за II квартал 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №1. С. 8.

[62] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Файзулиной и Проскуриной // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3. С. 15-16.

[63] См., например, Сиротин Д.В. Убийство из корыстных побуждений или по найму // Становление и развитие научных школ права в государственных университетах России: [Часть 5]. Материалы всероссийской студенческой научно-практической конференции. Спб. СПбГУ. 1999. С. 15.

[64] См., например, Бородулин А.И. Убийство по найму. Криминалистическая характеристикА.М. Новый юрист 1997. С. 12; Дядькин Д.С. Совершенствование уголовно-правового института соучастия в преступлении. С. 116.

[65] Сиротин Д. В. Указ. соч. С. 16.

[66] Покаместов А. В. Ответственность за организацию преступной деятельности. М. Всероссийский НИИ МВД. 2002. С. 113

[67] Покаместов А.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика организатора преступной деятельности. Дис. ... канд. юрид. наук. М. 2000. С. 51.

[68] Покаместов А. В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика организатора преступной деятельности. М. 2000. С. 183.

[69] п. 13. Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10.02.2006 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Ювенальная виктимология
Состав налоговых преступлений
Российская наука уголовного права о вине
Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения
Классификация рецидивов преступлений
Вернуться к списку публикаций