2013-11-11 12:30:49
ГлавнаяУголовное право и процесс — Исполнитель преступления как особый вид соучастника по уголовному праву России



Исполнитель преступления как особый вид соучастника по уголовному праву России


Понятие и особенности уголовной ответственности посредственного причинителя преступного результата

Особым видом исполнителя является посредственный причинитель преступного результата, которого уголовный закон определяет как лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу обстоятельств, установленных уголовным законом. Уголовный закон в ст. 33 прямо говорит о двух характеристиках лица, посредством которого может совершить преступление посредственный причинитель: невменяемость и недостижение возраста уголовной ответственности. Перечень таких характеристик статьёй 33 оставлен открытым.

Мы не согласны с мнением М.И. Ковалёва, полагающего, что деяние посредственного причинителя может выражаться и в форме действия и в форме бездействия [1]. Деятельность посредственного причинителя может быть выражена только в форме активных действий, поскольку по своей сути она представляет собой склонение лица, не подлежащего уголовной ответственности к совершению преступления или использование такого лица.

Понятие невменяемого лица дано в ч. 1 ст. 21 УК РФ. Активные действия по использованию такого лица для совершения преступления являются классическим случаем посредственного причинения преступного результата.

Общий возраст, с которого наступает уголовная ответственность, установлен в ст. 20 УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ уголовной ответственности подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Ч. 2 ст. 20 УК РФ устанавливает перечень преступлений, уголовная ответственность за которые наступает с 14 лет. Кроме того, некоторые составы преступлений в качестве обязательного признака основного или квалифицированного состава предусматривают достижение субъектом восемнадцатилетнего возраста (ст.ст. 134, 135, 150, 151, п.«в» ч. 2 ст. 2281, 2421). Не только исполнителем, но и соучастником этих преступлений, может быть лишь лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, прямо предусмотренного уголовным законом. Совершение преступления посредством использования лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, установленного как в ст. 20, так и в специальной норме УК РФ, исключает уголовную ответственность непосредственного исполнителя и влечёт уголовную ответственность посредственного причинителя как исполнителя преступления. Исключениями из этого правила являются преступления, предусмотренные п.«в» ч. 2 ст. 2281 и ст. 2421 УК РФ. Недостижение возраста уголовной ответственности, установленного в этих статьях исключают уголовную ответственность непосредственного исполнителя, организатора и пособника за совершение этих преступлений, но не препятствует привлечению указанных лиц (в случае достижения ими 16 лет) к уголовной ответственности за совершение менее тяжких преступлений - ч. 1 ст. 228 и ст. 242 соответственно. Посредственный же причинитель преступлений, предусмотренных п.«в» ч. 2 ст. 2281 или ст. 2421, достигший совершеннолетия, должен нести уголовную ответственность как исполнитель этих преступлений.

Но при наличии признаков посредничества в сбыте наркотического средства, посредник преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 2281 УК РФ, не достигший 18 лет, должен отвечать как пособник неквалифицированного сбыта наркотических средств или психотропных веществ, то есть по ч.1 ст. 228 со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Среди видов посредственного причинения, кроме случаев, указанных в ч. 2 ст. 33 УК РФ, в науке уголовного права выделяется использование посредственным причинителем для совершения преступления лица, действующего невиновно [2] или по неосторожности [3].

Лицо, невиновно непосредственно причинившее преступный результат, в силу ст. 5 УК РФ не подлежит уголовной ответственности. Понятие невиновного причинения вреда определено в ст. 28 УК РФ. К посредственному причинению путём использования невиновно действующего лица следует относить и использование для совершения преступления лица, действующего под влиянием обмана или ошибки [4] относительно общественной опасности своих действий. Но нет посредственного причинения в случаях введения соучастником в заблуждение непосредственного исполнителя или его ошибки относительно свойств совершаемого деяния, не описанных в соответствующем составе преступления, предусмотренном статьёй Особенной части.

Случаи, умышленного совершения преступления посредством использования, лица, действовавшего неосторожно, в силу ст. 32 УК РФ не образуют соучастия, а являются посредственным причинением преступного результата. Уголовная ответственность неосторожно действующего используемого лица наступает лишь в случаях, когда соответствующая статья Особенной части уголовного кодекса допускает неосторожное совершение преступления. А вот уголовная ответственность посредственного причинителя, умышленно использовавшего такое лицо, при отсутствии к тому препятствий наступает в преступлениях, которые предусматривают возможность их умышленного совершения. Иными словами, особенностью этого вида посредственного причинения является то, что используемый непосредственный причинитель не всегда совершает деяние, содержащее признаки состава преступления. Вполне возможно умышленное посредственное причинение с использованием лица, действующего по неосторожности, и в тех преступлениях, которые предусматривают возможность их совершения только умышленно. При этом непосредственный причинитель не подлежит уголовной ответственности. Но этот вид посредственного причинения невозможен в преступлениях, предусматривающих только неосторожную форму вины, поскольку посредственный причинитель действует всегда умышленно. Так, посредственный причинитель, склонивший неосторожно действующего водителя автомобиля к нарушению правил дорожного движения, может отвечать только за посредственное причинение желаемых или сознательно допускавшихся им наступивших последствий (например, за спланированное таким способом убийство), но не за преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ.

Сама по себе зависимость непосредственного исполнителя преступления от соучастника по российскому уголовному закону ещё не создаёт посредственного причинения [5]. Однако посредственное причинение образуют случаи совершения преступления посредством использования лица, действующего под влиянием физического принуждения (если непосредственный причинитель вследствие физического принуждения не мог руководить своими действиями) (ч. 1 ст. 40 УК РФ) [6], незаконного приказа или распоряжения (ч. 1 ст. 42 УК РФ) [7] либо в состоянии крайней необходимости (ч. ст. 39 УК РФ) [8]. Ч. 1 ст. 42 УК РФ прямо устанавливает, что уголовную ответственность за вред причинённый лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения, несет лицо, отдавшее такой приказ или распоряжение.

Особым случаем посредственного причинения является использование посредственным причинителем для совершения преступления, предусматривающего специальные признаки субъекта, лица, не обладающего этими признаками. Посредственное причинение в этом случае возможно только в том случае, если посредственный причинитель обладает такими признаками. Непосредственный причинитель при этом подлежит уголовной ответственности за организацию, пособничество или подстрекательство (в зависимости от объёма и свойств выполненных действий) преступления со специальным субъектом в силу ч. 4 ст. 34 УК РФ [9]. Это положение зафиксировано в п. 12 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10.02.2000 №6. Само по себе посредничество в выполнении преступлений со специальными признаками субъекта лица, этими признаками не обладающего, образует пособничество в совершении этого преступления. Это правило было прямо закреплено в п. 5 ныне не действующего постановления Пленума Верховного суда СССР от 21.06.1985 №7 «О практике применения судами законодательства по делам о приписках и других искажениях отчётности о выполнении планов» [10]. Ему следует и современная судебная практика.

Так, например, Балтийский флотский военный суд в кассационном порядке по жалобе Пенькова установил, что в августе 1998 года Пеньков договорился с подчиненным о хищении золотосодержащих радиодеталей, которыми заведовал Пеньков. Осуществляя задуманное, подчиненный Пенькова в августе 1998 года изымал микросхемы, которые Пеньков затем продавал. Военный суд, признал Пенькова виновным в растрате вверенного ему имущества. Подчиненный Пенькова не являлся субъектом преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, по которой Пеньков был осужден, а потому в силу ч. 5 ст. 33 УК РФ мог быть лишь пособником, а не соисполнителем совершаемого Пеньковым преступления [11].

Если посредник при этом подстрекает посредственного причинителя или других лиц к совершению преступления, эти действия подлежат дополнительной квалификации как подстрекательство. Если посредник организует совершение этого преступления или руководит его исполнением, его действия образуют организацию преступления со специальным субъектом, а пособнические действия дополнительной квалификации не требуют.

Законодательное определение посредственного причинителя не охватывает случаев использования посредственным причинителем для совершения преступления лиц, не отвечающих требованиям специального субъекта преступления, и лиц действующих по неосторожности (в преступлениях, предусматривающих уголовную ответственность за неосторожное их совершение). Поэтому мы согласны с мнением В.С. Прохорова, предлагающего, говоря об используемых посредственным причинителем лицах, считать их лицами, не подлежащими уголовной ответственности в качестве исполнителей [12].

Возможны и такие случаи, когда лицо, обладающее общими признаками субъекта преступления, но не отвечающее установленным законом специальным признакам субъекта преступления сознательно использует для совершения преступления лицо, отвечающее лишь установленным законом специальным признакам субъекта преступления, но не являющееся субъектом преступления в силу ст. 19 УК. Такая ситуация, например, возможна, когда вменяемое физическое лицо, не являющееся должностным, склоняет к получению взятки должностное лицо, заведомо страдающее психическим заболеванием, исключающим вменяемость. Такие случаи также образуют посредственное причинение, поскольку посредственный причинитель, хоть и не отвечающий признакам специального субъекта преступления, использует для совершения преступления лицо вообще не подлежащее уголовной ответственности. Поэтому при определении понятия посредственного причинителя необходимо специально указать на две разновидности посредственного причинения: использование для совершения преступления лица, вообще не подлежащего уголовной ответственности, и использование для совершения преступления лица, не подлежащего уголовной ответственности в качестве исполнителя.

Мы не согласны с мнением М.И. Ковалёва, предлагающего рассматривать умышленное склонение несовершеннолетнего или невменяемого к самоубийству и содействие ему как посредственное исполнение убийства [13].

Место посредственному причинению есть лишь в тех случаях, когда посредственный причинитель использует «лицо-орудие» для совершения деяния, содержащего признаки преступления, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части уголовного закона (за исключением случаев использования неосторожно действующего лица). Самоубийца же, пусть даже невменяемый или несовершеннолетний, не посягает на охраняемые уголовным законом общественные отношения, а потому он не совершает деяния, содержащего признаки состава преступления. Следовательно, лицо, склонившее невменяемого или несовершеннолетнего к самоубийству не является посредственным причинителем убийства. Оно само, своими усилиями причиняет общественно опасный результат. Просто способом этого убийства является не физическое, а психическое насилие над потерпевшим.

Временем деяния посредственного причинителя следует считать время окончания выполнения действий лицом, посредством которого совершается преступления постольку, поскольку действия лица-орудия находятся во власти посредственного причинителя.

С субъективной стороны действия посредственного причинителя, использующего для совершения преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности, могут характеризоваться только умышленной формой вины. Посредственный причинитель должен осознанно и целенаправленно использовать для совершения преступления лицо, не подлежащее уголовной ответственности в качестве исполнителя.

Особенностью субъективной стороны деяния посредственного причинителя является то, что он осознаёт, что используемое им лицо-орудие не подлежит уголовной ответственности вообще или в качестве исполнителя в силу отсутствия в его действиях одного из признаков состава преступления, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части уголовного законодательства или в силу наличия обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, предусмотренных нормами Общей части уголовного закона, либо действует по неосторожности. Отграничение подстрекателя и организатора от посредственного причинителя, исполняющего преступление посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, а равно совершающего преступление посредством использования лица, действующего по неосторожности, должно проходить, с учётом субъективной стороны его деятельности. Посредственный причинитель должен осознавать, что он использует для совершения преступления невменяемое лицо, лицо определённого возраста или неосторожно действующее лицо. Если он ошибочно полагает, что он использует для совершения преступления умышленно действующее вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, то его действия образуют покушение на подстрекательство к преступлению или его организацию. Случаи принуждения к совершению преступления (при наличии признаков крайней необходимости) и обязательного для исполнения приказа отличаются от соучастия лишь по объективной стороне, поскольку принуждающее лицо и лицо, отдавшее незаконный приказ, всегда осознаёт, что подвластный ему субъект действует под влиянием указанных обстоятельств [14]. Что касается исполнения преступления посредством невиновно действующего лица, то необходимо учитывать, что посредственный причинитель всегда осознаёт введение им самим в заблуждение лица, выполнившего деяние, содержащее признаки состава преступления, относительно юридически значимых свойств этого действия. В остальных случаях необходимо устанавливать умысел посредственного причинителя на использование именно невиновно действующего лица.

На основании изложенного, мы считаем необходимым изменить ч. 2 ст. 33 УК РФ, изложив её в следующей редакции: «2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, заведомо не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом, либо лиц, не подлежащих уголовной ответственности в качестве исполнителя».

Лицо, которое умышленно непосредственно совершает преступление вместе с лицом, не подлежащим уголовной ответственности, сочетает в себе признаки непосредственного исполнителя и посредственного причинителя и именуется в специальной литературе посредственным сопричинителем [15].

Посредственное причинение возможно не во всех преступлениях. Так, посредством других лиц нельзя дать заведомо ложные показания, совершить побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, отказать в оказании помощи и т.д. [16].

Сегодня высказано мнение об оторванности «юридических догм» о посредственном причинении от реальных социальных явлений. «Отнесение в уголовно-правовой теории и в уголовном законе невменяемых и лиц, не достигших возраста уголовной ответственности к неким «живым орудиям» есть крайняя вульгаризация индивида как социальной личности», не основанная на социальной действительности [17]. Но это не так. Как уже было нами заявлено, деление соучастников на виды в уголовном законе не произвольная законодательная конструкция, а нормативное закрепление средств дифференциации уголовной ответственности соучастников, отвечающее насущным требованиям борьбы с преступностью. Так, нормы о посредственном причинении позволяют обосновать уголовную ответственность лица, не участвующего непосредственно в выполнении состава преступления, но использовавшего для совершения преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности в качестве исполнителей, как исполнителя преступления. При этом уголовное право не даёт оценки социальной значимости лицам, не достигшим возраста уголовной ответственности, и невменяемых, а лишь обращает внимание на юридически значимые стороны их личности с целью освобождения их от уголовной ответственности и привлечения к уголовной ответственности действительно виновных, их использующих для совершения преступления. Поэтому п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства, отягчающего наказание ввёл такие виды посредственного причинения, как привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами и лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

При добровольном отказе посредственный причинитель не подлежит уголовной ответственности только в случае, если он предотвратит совершение преступления лицом, посредством которого он собирался совершить преступление [18].

Действия посредственного причинителя образуют исполнение преступления. Потому ответственность посредственного причинителя наступает без ссылки на ст. 33 УК РФ.


Васюков Владимир Владимирович



[1] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Свердловск. 1962. С. 29.

[2] См. Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 15, 26; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 588; Кригер Г. Л. Указ. соч. С. 353; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401; Баранков Н. В. Указ. соч. С. 15; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2005. С. 79.

[3] Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 26; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 588; Кригер Г. Л. Указ. соч. С. 354; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401; Баранков Н. В. Указ. соч. С. 6; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2005. С. 79.

[4] См., например, Прохоров В.С. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. С. 13; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2005. С. 79.

[5] См. Арямов А. А. Уголовно-правовая категория “зависимость”. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1991. С. 6.

[6] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. 1969. С. 168; Кригер Г. Л. Указ. соч. С. 353; Баранков Н. В. Указ. соч. С. 6.

[7] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. С. 168; Кригер Г. JL Указ. соч. С. 353; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401; Баранков Н.В. Указ. соч. С. 15.

[8] Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. С. 168; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 588; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 401; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2005. С. 79.

[9] Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 26; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. С. 12; Аветисян С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом: теория и практика правового регулирования. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М. 2005. С. 20; Баранков Н.В. Указ. соч. С. 15; Макарова Т. Г. Виды соучастников в уголовном праве. С. 27; Арутюнов А. Уточнить понятие посредственного причинителя // Российская юстиция. 2002. №3. С. 60 и др.

[10] Сборник постановлений пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. .Спарк. 1995. С. 286-288.

[11] Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и объединений за 1999 год // Информационно-правовая система «Гарант».

[12] Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 588.

[13] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Свердловск. 1962. С. 21.

[14] См. Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. С. 168.

[15] Баранков Н. В. Указ. соч. С. 7.

[16] Солнарж В. Указ. соч. С. 83-84.

[17] Гонтарь И. Посредственное исполнение: Теория и проблемы судебной практики // Уголовное право. 2004 № 2. С. 18 — 20.

[18] См. Клюев А. А. Особенности добровольного отказа от совершения преступления в неоконченном посягательстве и в соучастии. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар. 2003. С. 23.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Обычный подарок или взятка
Российская наука уголовного права о вине
Понятие личности обвиняемого
Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве
Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения
Вернуться к списку публикаций