2013-11-10 23:58:06
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие и особенности уголовной ответственности подстрекателя



Понятие и особенности уголовной ответственности подстрекателя


Действующий уголовный закон определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа как попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных .организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Мы согласны с мнением Б.В. Волженкина, считающего редакцию ст. 304 УК РФ и основанное на её буквальном толковании разъяснение Пленума Верховного суда РФ [34] неудачными, поскольку они относят к составу соответствующего преступления только случаи попытки передачи предмета взятки или коммерческого подкупа должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, помимо воли этих лиц или вопреки ей. Учёный справедливо отмечает, что материальные ценности и услуги имущественного характера, предоставленные должностному лицу (лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях) в провокационных целях (в целях возбуждения у него намерения совершить преступление с тем, чтобы затем изобличить или шантажировать его, поставить его в зависимое положение, вызвать иные неблагоприятные для него последствия) не могут рассматриваться как взятка (коммерческий подкуп), а являются лишь имитацией этих преступлений и образуют состав преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, как тогда, когда попытка спровоцировать должностное лицо (лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях) не удалась, так и тогда, когда должностное лицо (лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях) принимает переданные ему материальные ценности (услуги имущественного характера), ошибочно по существу рассматривая их как взятку (коммерческий подкуп) [35].

Используя описание провокации взятки (коммерческого подкупа) как «попытки передачи» переносит момент окончания преступления на более ранний момент, не обусловливая, таким образом состав провокации взятки или коммерческого подкупа той или иной реакцией провоцируемого лица [36]. При этом норма об уголовной ответственности за провокацию взятки (коммерческого подкупа) должна являться специальной по отношению к норме об уголовной ответственности за подстрекательство (или организационную деятельность) к совершению соответствующего преступления, а потому, в силу ч. 3 ст. 17 УК РФ, не влечёт уголовной ответственности провокатора по совокупности со ст. 290 (204) и соответствующей части ст. 33 УК РФ.

Вопрос о привлечении к уголовной ответственности за провокацию преступления, в частности за провокацию получения взятки, тем не менее, остаётся дискуссионным и по сей день. Дело в том, что наиболее эффективным способом раскрытия и доказывания некоторых преступлений (получение взятки, сбыт наркотических средств и другие) является оперативно-розыскная деятельность, в ходе которой лицу, заподозренному в подготовке или совершении преступления, создаются условия, при которых это лицо имеет выбор преступного или непреступного поведения (оперативный эксперимент, проверочная закупка, оперативное внедрение). Очевидно, что эти оперативно-розыскные мероприятия должны осуществляться в соответствии с действующим законодательством. Однако разные учёные по-разному трактуют рамки дозволенного при разоблачении взяточников и сбытчиков наркотических средств.

Так, высказано мнение о том, что склонение к получению взятки или сбыту наркотических средств с целью разоблачения совершения соответствующих преступных действий должно расцениваться как добровольный отказ от соучастия (от подстрекательства или организационной деятельности) в совершении этих преступлений, и потому не влечёт уголовной ответственности [37].

Такое мнение не основано на действующем законе. Действительно, в соответствии с ч. 4 ст. 31 УК РФ, организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Но эта часть ст. 31 УК РФ подлежит применению в контексте других норм, регулирующих непривлечение к уголовной ответственности в связи с добровольным отказом. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 31 УК РФ, добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Эта норма устанавливает, что положения действующего уголовного закона о добровольном отказе распространяются только на те случаи, когда лицо, намеренное совершить преступление, в процессе его подготовки или совершения передумает его совершать. Систематическое толкование ч.ч. 1 и 3 ст. 31 УК РФ позволяют сделать вывод, что положения уголовного закона о добровольном отказе от преступления распространяются на организатора и подстрекателя лишь в тех случаях, когда эти лица при организации преступления или при склонении исполнителя к совершению соответствующего преступления действовали с умыслом, направленным на окончание исполнителем преступления, но в ходе подготовки или совершения исполнителем преступления изменили свои намерения на общественно полезные, направленные на предотвращение доведения исполнителем преступления до конца. Именно в этом смысл законодательных установлений, направленных на поощрение изменения преступного поведения на общественно полезное при добровольном отказе от преступления. При провокации же преступления провокатор (подстрекатель или организатор) изначально при склонении к совершению соответствующего преступления имеет намерение изобличения соответствующего лица. Поэтому к провокатору преступления не применяются положения, установленные ч. 4 ст. 31 УК РФ.

Кроме того, добровольный отказ от преступления невозможен, когда лицо, полностью совершив намеченные действия, не добивается желаемого результата (условно говоря, «на стадии оконченного покушения»). Поэтому и соучастники не могут добровольно отказаться от совершения преступления на этой стадии. А именно эта стадия присутствует в действиях должностного лица (лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях) в случае, когда провокатор попытался передать предмет взятки (коммерческого подкупа).

Более того, в силу ч. 3 ст. 31 УК РФ, лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. А как уже отмечалось, состав провокации взятки (коммерческого подкупа) окончен в момент попытки передачи материальных благ должностному лицу (лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях). Поэтому даже при недоведении получения взятки или коммерческого подкупа (а, следовательно, и подстрекательства к совершению этих преступлений) до конца при попытке передачи материальных ценностей в действиях провокатора должен быть оконченный состав преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ. В иных, кроме взяточничества, преступлениях (например в незаконном сбыте наркотических средств) провокация, совершённая должностным лицом правоохранительных органов, с целью искусственного создания доказательств, подлежит квалификации по ст. 286 УК РФ. При этом существенное нарушение интересов общества и государства действиями такого провокатора выражается в попытке чиновника реализовать преступное намерение, сформировавшиеся под воздействием преступного поведения провокатора [38]. В п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 15 июня 2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» прямо сказано, что в тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона; результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

В то же время, поскольку провокация преступления представляет собой подстрекательство к совершению этого преступления или его организацию, эта деятельность сама по себе является преступлением. Поэтому на провокатора могут быть распространены правила, предусмотренные 4.1 ст. 31 УК РФ, при условии, что его отказ от провокации преступления будет добровольным и окончательным, а в его действиях не будет иного состава преступления. Так, лицо, начавшее готовить провокацию взятки, не подлежит уголовной ответственности в связи с добровольным отказом, если оно до момента передачи соответствующих ценностей добровольно и окончательно откажется от этих действий, либо своевременно предупредит должностное лицо, которое оно пытается спровоцировать, о своих преступных намерениях.

Субъективная связь подстрекателя и исполнителя, как правило, носит двусторонний характер. Но теоретически возможно допустить склонение к совершению преступления, совершенное таким способом, что исполнитель не осознаёт факта подстрекательства, например, умышленное возбуждение ревности с целью совершения убийства.

Особенностью субъективной стороны преступной деятельности подстрекателя является то, что он должен осознавать, что он склоняет к совершению преступления лицо, подлежащее уголовной ответственности, ещё не намеренное совершать это преступление. В противном случае, подстрекатель превращается в посредственного причинителя или в пособника.

На основании вышеизложенного, мы полагаем, что ч. 4 ст. 33 УК РФ нуждается в изменениях. Мы предлагаем изложить её в следующей редакции: «4. Подстрекателем признается лицо, склонившее к совершению преступления, другое лицо, заведомо подлежащее уголовной ответственности».

Деятельность подстрекателя является оконченной только в случае выполнения исполнителем соответствующего состава преступления, предусмотренного соответствующей нормой Особенной части УК РФ. Поэтому не прав В. Солнарж, полагающий подстрекательство оконченным в момент принятия исполнителем решения совершить преступление [39].

Уголовная ответственность подстрекателя наступает по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ. Подстрекательская деятельность не охватывает пособничества, поскольку характер участия подстрекателя и пособника в совершении преступления совершенно разный. Поэтому в случае содействия подстрекателем совершению преступления его действия подлежат дополнительной квалификации по ч. 5 ст. 33 УК РФ. При этом такие случаи нельзя квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей статьёй Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ и соответствующей статьёй Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ, поскольку подстрекатель и пособник в этих случаях участвует в совершении одного единственного преступления, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части. Было бы странным в таких случаях привлекать к уголовной ответственности исполнителя за совершение одного преступления, например, убийства, а соучастника, выступавшего в качестве подстрекателя и пособника, - за соучастие в совершении двух убийств.

Подстрекатель к преступлению не подлежит уголовной ответственности, если он своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратил доведение преступления исполнителем до конца. Одним из средств добровольного отказа подстрекателя является склонение лица, у которого он возбудил решимость совершить преступление, к отказу от совершения этого преступления. Деятельность подстрекателя по добровольному отказу от совершения преступления может выражаться только в активных действиях.


Васюков Владимир Владимирович



[1] Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург. 1999. С. 125-126.

[2] Жиряев А.С. Указ. соч. С. 52.

[3] Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 100.

[4] Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 3.

[5] См. Бойко А.И. Указ. соч. С. 157.

[6] См, например, Определение Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации №4-014/03 от 05.09.2003 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2004. №11. С. 16; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 22.12.2004 №81-004-119 // Информационно-правовая система «Гарант».

[7] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. М. 1994. С. 347.

[8] Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 123.

[9] См. Ответственность за соучастие по уголовному законодательству зарубежных социалистических государств // Законодательство зарубежных стран. Обзорная информация. Вып. 227. С. 34.

[10] Белогриц-Котляревский Л.С. Указ.соч. С.217.

[11] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Ч. 2. Свердловск. 1962. С. 70.

[12] Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 14.

[13] Баршев С. О подстрекательстве // Журнал Министерства юстиции. СПб. 1868. Т. 1.С. 393.

[14] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 11.09.1967 по делу А. Бяшимова // Бюллетень Верховного суда СССР. 1967. №5. С. 43-44.

[15] См., например, Трайнин А.Н. Учение о соучастии. С. 102; Бурчак Ф.Г. Подстрекательство как вид соучастия в преступлении по советскому уголовному праву. С. 15; Берестовой Н. П. Указ. соч. С. 21 и другие.

[16] См., например, Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 594.

[17] Ордынский С. Возбуждение и подстрекательство // Право. Еженедельная юридическая газета. №22 от 30.05.1910. 1370-1375, №23 от 06.06.1910. 1442- 1450.

[18] Постановление Президиума Московского городского суда от 14.09.2000 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2001. №5. С. 23-24.

[19] См., например, Определение Военной коллегии по Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002. №1-043/2002 // Информационно-правовая система «Гарант»; Постановление Президиума Московского городского суда от 12.08.2004 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2005. №7. С. 11-12.

[20] См., например, Архив Санкт-Петербургского городского суда за 1999. Уголовное дело №2-25/99; Архив Дзержинского районного суда Санкт- Петербурга за 2006 г. Уголовное дело №130.

[21] Уголовное уложение 22 марта 1903 г. СПб. 1904. С. 109.

[22] См., например, Баршев С. Указ. соч. 394-395; Белогриц-Котляревский Л.C. Указ. соч. С. 217; Будзинский С. Указ. соч. С. 227-228.

[23] Козлов А. П. Соучастие: уголовно-правовые проблемы. С. 20.

[24] Безбородов Д. А. Подстрекательство к совершению преступления. С. 43.

[25] Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 28.12.2004. № 92-004-34сп // Информационно-правовая система «Гарант».

[26] Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 20.04.2005. № 59-о04-24 // Информационно-правовая система «Гарант».

[27] Жиряев А.С. Указ. соч. С. 64.

[28] Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 10.11.2005. №73-005-32 // Информационно-правовая система «Гарант».

[29] Безбородов Д. А. Уголовно-правовое и криминологическое исследование подстрекательства. Дис. ...канд. юрид. наук. С. 50.

[30] Постановление Президиума Верховного суда Российской Федерации от 27.02.2002 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2002. №7. С. 11-12.

[31] Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 580.

[32] Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 03.03.2005 №53-005-11 // Информационно-правовая система «Гарант».

[33] Шайкевич С. Указ. соч. С. 227; Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Свердловск. 1962. С. 87-89; Пинчук В.И. Указ. соч. С. 28; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2005. С. 80; Никулина В.А. Указ. соч. С. 21 и другие

[34] п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

[35] Волженкин Б.В. Служебные преступления. Санкт-Петербург. Юридический центр пресс. 2005. С. 309-315.

[36] Там же. С. 314-315

[37] Яни П. С. «Проверка на честность», или уголовно-правовые основания выявления взяточничества // Законность. 2007. №1. С. 32-37.

[38] Волженкин Б.В. Служебные преступления. Санкт-Петербург. Юридический центр пресс. 2005. С. 316.

[39] Солнарж В. Указ.соч. С. 126.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения
Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
К вопросу о правомочиях адвоката - защитника по самостоятельному собиранию доказательств на предварительном следствии
Реализация принципа состязательности и равноправия сторон в досудебных производствах уголовного процесса.
Вернуться к списку публикаций