2013-11-10 23:58:06
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие и особенности уголовной ответственности подстрекателя



Понятие и особенности уголовной ответственности подстрекателя


Подстрекателем согласно ч. 4 ст. 33 УК РФ следует считать лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путём уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Подстрекатель — один из самых опасных видов соучастников. Ему в научных трудах по соучастию отводится особое место. В специальной литературе его называли «генератором идеи преступления», «развратителем человеческих душ» [1], «интеллектуальным исполнителем преступления» [2], «интеллектуальным виновником преступления» [3]. Подстрекателю посвящали свои труды Г.Е. Колоколов, И.Я. Хейфец, С. Шайкевич, С. Баршев. Не обходит вниманием подстрекателя и современная наука уголовного права: вопросами его уголовной ответственности специально занимались Ф.Г. Бурчак, А.В. Пушкин, Д.А. Безбородов. Ф.Г. Бурчак считал воздействие подстрекательства одним из каналов, питающих преступность, указывая на особую опасность влияния подстрекателей на несовершеннолетних [4]. В Римском праве к уголовной ответственности подстрекателя применяли правило «plus peccat autor quam actor» (автор подлежит большей ответственности, чем исполнитель) [5].

Деятельность подстрекателя возможна только до момента начала выполнения исполнителем объективной стороны состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ.

Характер преступной деятельности подстрекателя в совершении преступления заключается в склонении других лиц к совершению преступления. Под другими лицами здесь понимается не только исполнитель, но и любые другие соучастники (организатор, пособник или другой подстрекатель). Случаи склонения к соучастию в совершении преступления широко распространены в судебной практике [6]. Возможность подстрекательства к пособничеству признавали Н.С. Таганцев [7] и А.Н. Трайнин [8]. В доктрине румынского уголовного права существует понятие «соподстрекательства», когда несколько лиц, договорившись между собой, склоняют кого-либо к совершению преступления [9].

Склонить других лиц к совершению преступления - значит возбудить у них решимость участвовать в совершении преступления, если у них не было такого намерения. Здесь мы отождествляем намерение и решимость совершить преступление, поскольку полагаем, что возникшее намерение предполагает наличие принятого решения совершить преступление. Поэтому мы не согласны с Л.С. Белогриц-Котляревским, полагающим, что случаи возбуждения у лица намерения совершить преступление, которое не перешло в решимость, образуют интеллектуальное пособничество, а не подстрекательство [10].

Склонение к совершению преступления предполагает воздействие на сознание и волю другого человека с тем, чтобы он сам принял решение участвовать в совершении преступления, оставляя ему свободу выбора. Умышленное воздействие на волю другого лица таким образом, что он не имеет возможности отказаться от совершения преступления, создаёт не подстрекательство к совершению преступления, а посредственное причинение преступного результата. Осознанное укрепление уже сложившейся решимости другого лица совершить преступление при определённых условиях может являться лишь интеллектуальным пособничеством.

Подстрекатель преступления не всегда является его инициатором. Он может и не быть автором преступления, восприняв идею преступления у одного из соучастников.

Деятельность подстрекателя может выражаться только в активных действиях. Поэтому не составляет подстрекательства молчаливое одобрение решимости совершить преступление (mandatum facitum). М.И. Ковалёв, допускавший теоретическую возможность подстрекательства бездействием, под таким бездействием понимал жесты подстрекателя [11]. Но жест — это активное телодвижение человека, и его нельзя рассматривать как воздержание от должного поведения. Подстрекать можно как к активному действию, так и к пассивному поведению. По форме выражения склонение к совершению преступлении может осуществляться устно, письменно или конклюдентными действиями: жестами, мимикой и т.п. При этом жесты, как форма подстрекательства обычно используются непосредственно перед совершением преступления на месте предполагаемой преступной драмы, либо во время преступного посягательства, «когда ясная определенность ситуации придает жесту необходимую выразительность, делает его однозначным, понятным исполнителю» [12].

Подстрекательство всегда обращено к одному или нескольким конкретным лицам, круг которых строго определен подстрекателем. Поэтому призывы к совершению преступления, адресованные к неопределённому кругу лиц, не являются подстрекательством. Ещё С. Баршев писал: «Подстрекательство есть чисто личное отношение и состоит в нравственном воздействии одного лица на другое» [13].

Подстрекательство предполагает склонение к совершению определённого преступления. Так, например, уголовное дело в отношении А. Бяшимова, осужденного судом первой инстанции за подстрекательство своего брата к убийству Карлиевой, было прекращено Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда СССР, а он был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. Несмотря на то, что он писал своему брату, проходящему службу в вооружённых силах, о порочном образе жизни супруги последнего, что послужило мотивом В. Бяшимова к убийству супруги, факт подстрекательства к убийству в действиях А. Бяшимова не был установлен [14].

В литературе, посвящённой соучастию, иногда пишут о том, что подстрекатель должен склонить к совершению конкретного преступления. Этот приём используется для того, чтобы отграничить подстрекательство от так называемого разлагающего влияния на личность, которое может выражаться, например, в вовлечении в преступную деятельность, пропаганде неприязни к охраняемым уголовным законом объектам и т.п. Но каждое преступление обладает множеством юридически значимых и незначимых признаков. И подстрекатель при склонении к совершению преступления вовсе необязательно должен перечислять их все. Поскольку склонить к преступлению можно и с неопределённым умыслом, то подстрекатель не должен даже обрисовывать склоняемому им лицу все признаки соответствующего состава преступления. Поэтому неправы учёные полагающие, что объект преступления, к совершению которого склоняет подстрекатель, должен быть индивидуально определённым [15]. Представляется, что склонить к совершению определённого преступления - значит убедить другое лицо совершить преступление, обрисовав соучастнику видовой объект преступления, то есть объект, охраняемый соответствующей главой УК РФ. Совета: «Похитить», - данного лицу, не знающему, где ему взять деньги, вполне достаточно для признания наличия подстрекательства. Более того, мы не согласны с мнением, безусловно отрицающим возможность подстрекательства при вовлечении в преступную деятельность [16]. Так, лицо, не являющееся участником организованной группы, но предлагающее другому лицу вступить в эту группу для участия в совершении преступлений, входящих в цели организованной группы, является подстрекателем либо организатором. Об этом писал ещё в начале прошлого века С. Ордынский [17].

При неопределённом умысле подстрекателя он отвечает за фактически наступивший преступный результат. Поэтому мы считаем неверным Постановление Президиума Московского городского суда, переквалифицировавшего действия Полшкова с подстрекательства к совершению разбоя на подстрекательство к совершению грабежа. По уголовному делу установлено, что Полшков предложил Атяшкину В. и Готфриду совершить ограбление квартиры, в которой заведомо находились хозяева. Полшков должен был открыть изнутри дверь, а Атяшкин В. и Готфрид, должны были дальше «действовать по обстановке» [18]. Представляется, что в отношении характера применённого Атяшкиным В. и Готфридом насилия умысел Полшкова был неопределённым. Поэтому он должен был отвечать за подстрекательство к разбою.

Уголовный закон в ч. 4 ст. 33 УК РФ устанавливает открытый перечень способов подстрекательства, прямо называя лишь уговоры, подкуп и угрозу.

Представляется, что указание в законе на способы подстрекательства является излишней попыткой ориентировать правоприменителя обязательно устанавливать способ склонения к совершению преступления. А это не всегда возможно. Так, распространённым видом подстрекательской деятельности является склонение другого лица к подделке документа. Иногда установить способ склонения к подделке документа невозможно, но сам факт склонения налицо. Неужели из-за невозможности установления способа склонения к совершению преступления нужно освобождать подстрекателя от уголовной ответственности? Опубликованная судебная практика [19] и практика судов Санкт-Петербурга [20] свидетельствует о том, что подстрекатели привлекаются к уголовной ответственности независимо от установления или не установления способа склонения к совершению преступления. Ещё Н.С. Таганцев в пояснениях к Уголовному уложению 1903 года писал: «Существо подстрекательства состоит не в том, что виновный прибегнул к тем или другим средствам для воздействия на другое лицо, а в том, что он действительно склонил к преступному деянию или вовлек другое лицо в соучастие; поэтому перечень отдельных средств, употребляемых при подстрекательстве, и не внесен в текст закона» [21]. Такой же позиции придерживались Л.С. Белогриц-Котляревский, С. Будзинский, С. Баршев и другие [22]. Установить в законе исчерпывающий перечень способов подстрекательства значило бы запретить правоприменителю привлекать к уголовной ответственности как подстрекателей, склонивших другое лицо к совершению преступления не предусмотренным в законе способом, так и подстрекателей, конкретный способ преступной деятельности которых не установлен. Поэтому мы не согласны ни с мнением А.П. Козлова, предлагающего установить в уголовном законе исчерпывающий перечень способов подстрекательства [23], ни с логикой законодателя, предлагающего открытый перечень способов подстрекательства.

Все способы подстрекательства в специальной литературе принято разделять на убеждающие и принуждающие. К убеждающим способам обычно относят предложения, убеждения, уговоры, советы, подкуп, а к принуждающим - угрозы, принуждения, преступный приказ, поручение. Согласно последним исследованиям, по степени распространённости предложение занимает 48% от всех способов подстрекательства, убеждение - 24%, подкуп — 15%, просьба — 8%, угроза - 1%, а все остальные способы - 4 % [24].

Предложение, как способ подстрекательства носит единовременный характер и предполагает приведение доводов подстрекателя о выгодах от совершения преступления и для подстрекателя и для подстрекаемого. Так, например, подстрекательством является предложение X., адресованное к Ч., об убийстве потерпевших, которым ранее соучастниками были причинены телесные повреждения, с целью предотвратить обращение потерпевших в правоохранительные органы [25].

Убеждение как средство подстрекательства заключается в склонении другого лица к мысли о необходимости выполнить задуманное подстрекателем. При убеждении подстрекатель предоставляет подстрекаемому такие основания, которые создают у последнего необходимость совершения преступления. Характерной чертой убеждения является то, что подстрекатель внешне не имеет интереса в совершении преступления. Убеждение носит продолжительный, неоднократный характер. В процессе убеждения подстрекатель стремится не только вызвать у подстрекаемого мотивы, которые содействовали бы принятию последним преступного совершить преступление, но и ослабить и нейтрализовать мотивы, удерживающие подстрекаемого от принятия этого решения. При убеждении подстрекатель апеллирует к разуму подстрекаемого, стараясь его убедить. Примером склонения к совершению преступления путём убеждения могут служить действия Б., которая после того, как она вместе с братом «выясняли отношения» с потерпевшим, предложила брату убить потерпевшего, а после того, как он проявил нежелание, сказала: «Если делать, то делать до конца» [26].

Совет, в отличие от убеждения, представляет собой единовременный акт по склонению подстрекаемого к совершению преступления. Мы не согласны с мнением А. Жиряева, полагающего, что совет не является самостоятельным способом подстрекательства, если он не скрывает какой-нибудь другой замаскированный способ (уговоры, обольщения и т.п.), а представляет собой лишь один из способов интеллектуального пособничества [27]. Представляется, что совет может быть как средством подстрекательства, так и способом интеллектуального пособничества в зависимости от того, по поводу чего он дан. Способом подстрекательства будет совет, направленный на возбуждение решимости совершить преступление, например, совет решить материальные проблемы путём хищения. Совет по способам устранения препятствий к совершению преступления, данный лицу, уже решившему совершить преступление, является интеллектуальным пособничеством. Так, например, совет Н., кричавшего К.: «Не стреляй в воздух, стреляй прямо в них!», справедливо был признан судом подстрекательством к убийству [28].

Просьба в своей основе имеет интерес подстрекателя. Она носит одномоментный характер. Интерес подстрекаемого при просьбе заключается в выгодах имущественного и неимущественного (морального) характера, которые он ожидает получить от подстрекателя.

Уговоры являются разновидностью просьбы и отличаются от нее тем, что повторяются неоднократно. Уговоры обычно воздействуют на эмоциональную сферу подстрекаемого. Уговоры более настойчивы, чем просьба. При них сознание подстрекаемого подвергается систематическому психическому воздействию с целью внушить ему решимость совершить преступление и преодолеть мотивы, удерживающие его от преступного поведения.

Подкуп может заключаться в передаче или обещании передачи денежных средств или имущества, выгод имущественного характера, освобождения от имущественных обязательств за совершение преступления. Подкуп должностного лица или коммерческий подкуп с целью совершения подкупаемыми должностного преступления образует совокупность преступлений, предусмотренных соответственно ч. 2 ст. 291, ст. 204 УК РФ и подстрекательства к совершению соответствующего преступления (п.п. 17, 19 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10.02.2000 №6).

Угроза — высказанное намерение применить физическое и психическое насилие, уничтожить имущество, распространить порочащие подстрекаемого или других лиц сведения (шантаж), разорвать брачные или дружеские отношения, отказаться от продолжения интимной связи и привести в исполнение другие последствия негативного характера в случае отказа склоняемого лица совершить преступление. Угроза является способом подстрекательства только если она не лишает подстрекаемого свободы выбора.

Приказ как способ подстрекательства представляет собой акт властного повеления лица в отношении другого лица, подчинённого первому лицу по службе. Издание приказа, строго обязательного для исполнения, является не подстрекательством к совершению преступления, а посредственным причинением преступного результата.

Поручение как способ подстрекательства представляет собой возложение подстрекателем на подстрекаемое лицо обязанности совершить преступление. Оно возможно только тогда, когда подстрекатель в силу своего положения может оказывать решающее воздействие на подстрекаемого. В отличие от приказа оно представляет собой злоупотребление служебным положением, а не полномочиями [29]. Примером подстрекательства путём преступного поручения могут служить действия директора школы Машковой, которая, «опасаясь за репутацию школы», дала указание работнику школы Власовой спрятать разорванные вещи заведомо убитой в школе девочки. Машкова была признана судом подстрекателем к заранее не обещанному укрывательству убийства [30].

Обман - умышленное введение в заблуждение или поддержание заблуждения с целью побудить к совершению преступления. Обман может быть способом подстрекательства, если он не касается обстоятельств, характеризующих состав соответствующего преступления, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ. Обман может выражаться во введении в заблуждение или в использовании ошибки подстрекаемого лица.

Выражение притворного желания удержать от совершения преступления не является самостоятельным способом подстрекательства, так как оно предполагает наличие уже имеющейся у исполнителя решимости совершить преступление. Поэтому при наличии к тому оснований оно может рассматриваться как интеллектуальное пособничество.

С субъективной стороны деятельность подстрекателя характеризуется умыслом. Умысел подстрекателя может быть как прямым, так и косвенным. Форма умысла подстрекателя зависит от использованного средства склонения к совершению преступления. По мнению B.C. Прохорова, уговоры, подкуп и угрозы предполагают действия подстрекателя только с прямым умыслом [31]. А вот, например, предложение совершить преступление может осуществляться и с косвенным умыслом. Мы допускаем возможность склонения к совершению преступления с косвенным умыслом и путём подкупа. Так, Л. была признана подстрекателем убийства. Была установлена её вина в том, что она в присутствии Д. сказала, что она заплатила бы любые деньги, чтобы кто-нибудь избавил её от мужа. Д. убил потерпевшего и потребовал у Л. оплаты. После совершения убийства она оплатила «услуги», вытерла следы крови. Хотя и не установлено, что своими словами Л. желала склонить Д. к убийству, она была признана виновной в том, что сознательно допускала такое развитие событий [32].

Поэтому мы не согласны с мнением учёных, которые исключают возможность подстрекательства с косвенным умыслом [33]. Например, М.И. Ковалёв выдвигал два довода против возможности соучастия с косвенным умыслом: невозможно его доказать на основе объективных факторов и обязательное наличие у подстрекателя желания совершить преступление. Что касается первого довода, то доказанность вины подстрекателя, действующего с косвенным умыслом, - это вопрос факта. Так, в приведённом примере о наличии умысла Л. на подстрекательство к убийству свидетельствовало последующее её поведение — оплата убийства и сокрытие его следов. Второй довод не опровергает возможности лишь сознательного допущения подстрекателем совершения преступления исполнителем, поскольку оно логически не исключено и в редких случаях встречается в практике.

Подстрекателю, склонившему исполнителя к совершению умышленного преступления, подлежат вменению в ответственность наступившие по неосторожности исполнителя последствия этого преступления, если самим подстрекателем проявлена неосторожность. Умысел подстрекателя может быть внезапно возникшим и заранее обдуманным, определённым, альтернативным и неопределённым.

Цели и мотивы, которыми руководствуется исполнитель, могут вменяться подстрекателю в том случае, если он их осознавал.

Мотивы, которыми руководствуется подстрекатель при склонении другого лица к совершению преступления, подлежат учёту в случаях, предусмотренных уголовным законом. Поэтому провокатор, имеющий своей целью изобличение преступника путём склонения его к совершению преступления, является подстрекателем. Провокация совершения преступления не освобождает от уголовной ответственности лицо, его совершившее, которое фактически является обыкновенным исполнителем.

Провокация взятки и коммерческого подкупа предусмотрена российским уголовным законом в качестве специального состава преступления (ст. 304 УК РФ).



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


История российского уголовного законодательства об ответственности за мошенничество
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Особенности понимания института смертной казни в XVIII - XIX веках
Вернуться к списку публикаций