2013-11-10 02:51:12
ГлавнаяУголовное право и процесс — Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.



Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.


Причинная связь при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств путем бездействия характеризуется специфическими особенностями. В таких случаях причинную связь можно считать установленной, если: а) на субъекта была возложена обязанность выполнить требование соответствующих правил; б) он имел возможность выполнить ожидаемые от него действия; в) выполнение ожидаемого и возможного действия могло предотвратить негативные последствия. Нарушение лицом установленных для него обязанностей по выполнению соответствующих правил создает опасность причинения вреда и служит одним из объективных оснований ответственности за бездействие.

Во всех случаях нужно иметь в виду, что причинная связь при совершении преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ должна устанавливаться с учетом нарушения правил, допущенных водителем. Если вредный результат и наступил в связи с действиями водителя, но при этом им правила дорожного движения не нарушались, то он не несет ответственности.

Так Ж. по приговору был осужден по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК РФ) за то, что на вверенной ему автомашине УАЗ-469 с двумя пассажирами следовал по дороге Прохладный - Нальчик. В нарушение Правил дорожного движения Ж. не избрал скорость с учетом дорожных условий, заехал на неровный участок дороги, где не справился с управлением. Машина съехала в кювет и опрокинулась, при этом один из пассажиров получил телесные повреждения, от которых скончался.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор отменила и дело в отношении Ж. прекратила за отсутствием состава преступления. При этом указала, что поврежденная часть дороги не была обозначена, предупредительных или иных дорожных знаков не имелось. Из материалов дела видно, что Ж. следовал с дозволенной скоростью, неисправный участок дороги, не обозначенный предупредительным знаком, мог видеть только на расстоянии 5 м., что не давало ему возможность предотвратить происшествие.

Таким образом, Ж. Правил дорожного движения не нарушал, и в его действиях отсутствует состав преступления [51].

В.В. Лукьянов выделяет еще один признак объективной стороны преступления [52]. Он полагает, что если за основу принять преступление, совершаемое водителем, противоправным деянием служит нарушение правил дорожного движения, создающее аварийную обстановку, заключающую в себе реальную угрозу совершения дорожно-транспортного происшествия, которая является единственным непосредственным результатом противоправного деяния. Таким образом, угроза, выраженная в создании аварийной обстановки, по его мнению, является обязательным и полноценным признаком объективной стороны дорожно-транспортного преступления [53].

В.В. Лукьянов полагает, что ни диспозиция ст. 264 УК РФ, ни комментарий к ней не дают возможности полностью раскрыть действительное содержание объективной стороны, так как не разъясняют того, что собой представляет противоправное деяние и в чем заключается сущность причинной связи с наступившими последствиями.

Краеугольным камнем своей позиции, которую он отстаивает уже на протяжении более 25 лет, В.В. Лукьянов избрал признание обязательного наличия в каждом дорожно-транспортном преступлении аварийной обстановки, т.е. такого периода, с наступлением которого водитель лишается возможности нормального управления, в результате чего транспортное средство, выходя из повиновения человека и подчиняясь естественным механическим законам движения, причиняет вред жизни, здоровью людей или имуществу («потеря управления») [54].

Правда, здесь можно поспорить с В.В.Лукьяновым, так как появившаяся при нарушении Правил угроза совершения дорожно-транспортного происшествия и, следовательно, аварийная остановка не так уж непреодолима и неизбежно ведет к ДТП. Как заметил Б.А. Куринов, немаловажным обстоятельством в рассматриваемом плане является и то, что лица, которым угрожает опасность, могут при должном внимании избежать ее. Так, водитель, превышающий скорость при обгоне другой автомашины, может сам при должном внимании избежать аварии либо водитель обгоняемой машины, проявив необходимую осмотрительность, - предотвратить столкновение автомашин и т.д. [55].

Более того при создавшейся аварийной обстановке может иметь место и благоприятное стечение обстоятельств, которое И.Г. Маландин и Л.Г. Крахмальник в свое время назвали «случайным ненаступлением вредных последствий» [56]. Например, когда разогнавшийся на обгоне и выехавший на встречную полосу автомобиль к счастью удачно уходит от реально возможного столкновения, благодаря профессионализму водителя встречной автомашины (или его самого - водителя выехавшего автомобиля).

В.В. Лукьянов выделяет два случая возникновения угрозы совершения водителем дорожно-транспортного преступления: если водитель, нарушая Правила дорожного движения, превышает скорость сверх предела, позволяющего ему своевременно и правильно произвести маневр, предупреждающий удар, или водитель создаст помеху движению другого автомобиля, неожиданную для водителя. Следовательно, угроза совершения дорожно-транспортного преступления, то есть, по его мнению, угроза является полноправным признаком объективной стороны. Эта угроза имеет границы во времени и пространстве и обладает качественной определенностью - наличием разрушительной, вредоносной силы движения автомобиля, лишенного надлежащего управления.

В.В. Лукьянов, тем не менее, последовательно проводит свою мысль о четвертом признаке объективной стороне дорожно-транспортного преступления. Поясняя свою мысль, он замечает, что фактическому совершению дорожно-транспортного преступления всегда предшествует угроза его совершения, например, неожиданное появление автомобиля на пути следования другого автомобиля, или потеря управления автомобилем на мокрой и скользкой дороге. С момента возникновения угрозы совершения дорожно-транспортного преступления уже независимо от воли водителя, а под воздействием различных обстоятельств и условий, в которых происходит движение автомобиля, возникают последствия, вследствие которых может быть причинен вред жизни, здоровью и имуществу.

Угроза совершения дорожно-транспортного преступления и связанного с ним причинения вреда, по мнению В.В. Лукьянова, завершает противоправное деяние и одновременно кладет начало последствию, представляющему собой совокупность явлений, подчиняющихся естественным закономерностям, не зависящим уже от воли водителя, нарушившего правила дорожного движения. В этой цепи явлений - неконтролируемое движение автомобиля, лишенного управления, удар, возможно, его опрокидывание, загорание, взрыв, заезд в водоем или кювет. На каждом этапе развития цепочки явлений, образующих последствие, может быть причинен вред жизни, здоровью людей, имуществу, которые представляют собой объекты посягательства.

Вина водителя в совершении дорожно-транспортного преступления заключается в создании аварийной обстановки. А значит, обвинение в совершении преступления не может быть связано с таким нарушением правил дорожного движения, которое не создавало аварийной обстановки [57]. Выявление нового элемента объективной стороны - аварийной обстановки - с большей полнотой раскрывает специфику связи событий, образующих дорожно-транспортное преступление. Он позволяет определять характер психического отношения к ее созданию как юридическую категорию формы вины. Таким путем, по мнению В.В. Лукьянова, восполняется существующий пока пробел в системе субъективных признаков дорожно-транспортного преступления. Свое же мнение по этому поводу мы выскажем далее, при рассмотрении вопросов субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Выводы

Основным непосредственным объектом состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ выступает безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, т.е. безопасность функционирования (движения и эксплуатации) всех тех видов механических транспортных средств, о которых говориться в примечании к данной норме. Одним из подтверждений этому является формулировка понятия «безопасность дорожного движения», содержащаяся в ст. 2 Закона РФ от 15 ноября 1995 года « О безопасности дорожного движения». Под безопасностью дорожного движения Закон понимает также состояние данного процесса, которое отражает степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий.

Дополнительным объектом анализируемого состава преступления выступают жизнь и здоровье человека. Речь идет о причинении по неосторожности тяжкого вреда здоровью. Нарушение правил движения, в результате которого, не был причинен вред жизни или тяжкий вред здоровью человека, является административным правонарушением.

Предметом преступления являются упомянутые в диспозиции ст. 264 УК РФ и в примечании к ней механические транспортные средства, под которыми понимаются троллейбусы, а также тракторы и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства. Как видим, закон относит в ст. 264 УК к транспортным средствам несколько видов транспорта. В их числе, прежде всего, любые автомобили - легковые и грузовые, для перевозки грузов и пассажиров (в том числе автобусы), специального назначения (например, пожарные, санитарные, гоночные). Транспортным средством являются и трамваи, представляющие собой рельсовый городской электротранспорт, предназначенный в основном для перевозки пассажиров.

К иным механическим транспортным средствам относятся: троллейбусы - городской безрельсовый транспорт с электрической тягой; мотоциклы - двух или трехколесное транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания (с объемом двигателя свыше 50 куб.см.); самоходные машины - специальные механизмы, предназначенные для выполнения различных работ (строительных, дорожных, погрузочных и пр.) и оборудованные автономным двигателем, что позволяет им самостоятельно передвигаться (например, к месту работы). К числу самоходных машин относятся трактора, автокраны, скреперы, грейдеры, экскаваторы и др.

В примечании к ст. 264 УК РФ законодатель не дает исчерпывающего перечня механических транспортных средств. Если обратиться к примечанию к ст. 12.1 Кодекса об административных правонарушениях 2001 года, под транспортным средством следует понимать автотранспортное средство с рабочим объемом двигателя более 50 куб.см. и максимальной конструктивной скоростью более 50 км/час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации. В данном случае законодатель указывает на ограничители для отнесения транспортного средства к разряду механических. Ими являются два критерия: а) объем двигателя (он не должен превышать 50 куб.см.) и б) конструктивная скорость (она не должна превышать 50 км/час). Транспортные средства, отвечающие этим параметрам, не входят в предмет преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

К механическим транспортным средствам отнесены мотороллеры, мотоколяски, мотонарты, мопеды. К последним приравниваются велосипеды с подвесным двигателем и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками, например, скутеры.

Дорожно-транспортные преступления имеют место вследствие нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Это нарушение и составляет один из признаков, относящихся к объективной стороне преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Нарушение правил безопасности движения может выражаться в превышении скорости, неподчинении сигналам светофора или жестам регулировщика, выезде на встречную полосу движения, несоблюдение очередности проезда перекрестков, не правильном обгоне или маневрировании на дороге, несоблюдении требований дорожных знаков и указателей и т.п.

К видам нарушения правил эксплуатации транспортных средств, следует относить, эксплуатацию технически неисправных транспортных средств, нарушение правил перевозки пассажиров и грузов, управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также в болезненном или утомленном состоянии и т.п., т.е. ответственность по ст. 264 УК РФ наступает за такие нарушения правил эксплуатации, которые находятся в тесной связи с обеспечением безопасности дорожного движения. Нарушение одних лишь правил эксплуатации без управления самим транспортным средством (в отличие от ст. 263 УК РФ), лежит за рамками состава ст. 264 УК РФ.

Между общественно опасным поведением лица и наступившими вредными последствиями могут существовать различного рода связи и зависимости, однако, уголовно-правовое значение имеет только определенный вид связи - причинная связь. В частности, в рассматриваемой нами категории дел причинная связь будет иметь место только в том случае, если общественно опасное, противоправное поведение участников движения в данной конкретной обстановке, при данных конкретных условиях, обусловило наступление вредных последствий, указанных в ст.ст. 264 и 268 УК РФ.

В транспортных преступлениях причинную связь можно считать установленной, если: а) нарушение правил безопасности и эксплуатации транспортных средств имело место до наступления преступных последствий (преступного результата); б)нарушение явилось необходимым условием наступления такого результата; в) оно создало реальную возможность его наступления; г) превратило эту возможность в реальную действительность.

Проведенное нами изучение следственной и судебной практики указывает на то, что следствие и суд, установив факт нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, вызванные этим вредные последствия и внешнюю (во времени) последовательность событий, не должны считать, что вопрос о наличии в рассматриваемой ситуации причинной связи ими уже решен. Необходимо идти дальше и определить роль и значение факта нарушения в общей цепи развития событий. Во многих случаях, это не представляет каких-либо трудностей и решается сравнительно легко. В иных же ситуациях, когда к развитию событий были причастны другие лица или на их развитие оказали влияние силы природы, технические особенности транспорта и т.д., установление причинной связи представляет трудности.

Таким образом, по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ причинная связь устанавливается только между нарушением лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и наступившими в результате этого общественно опасными последствиями. При отсутствии факта нарушения названных правил вопрос о причинной связи рассматриваться не должен.

Было бы правильным, если бы законодатель учел в уголовном законе случаи, когда наступление указанных в законе последствий обусловлено неправомерными действиями или грубой неосторожностью потерпевшего или другого участника движения. Поэтому представляется целесообразным создание в рамках ст. 264 УК РФ привилегированного состава автотранспортного преступления (состава со смягчающими обстоятельствами), рассчитанного на перечисленные в параграфе, случаи.



[1] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - М.: АО «ЦентрЮрИнфоР», 2001. С. 35-60.

[2] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть/ Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., 1997. С. 385; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Отв. ред. А.А. Чекалии; Под ред. В.Т. Томина, B.C. Устинова, В.В. Сверчкова - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 813.

[3] Лукьянов В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступлений и административных правонарушений. Специальные вопросы уголовного и административного права. - М.: Дашков и Ко, 2003. С. 25-26.

[4] Пикуров Н.И. Квалификация дорожно-транспортных преступлений. Учебное пособие. - Волгоград: Волгоградская Академия МВД России, 2001. С. 7.

[5] См.: п. 1.2. Правил дорожного движения Российской Федерации. Официальный текст с изм. и доп., введенными в действие с 1 января 2004 г. - М., 2004.

[6] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М., 1997. С. 385; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин / Под ред. В.Т. Томина, В.С. Устинова, В.В. Сверчкова – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 816.

[7] См.: п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях».

[8] П. 7 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 06.10.1970 № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях».

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Отв. ред. А.А. Чекалин; Под ред. В.Т. Томина, B.C. Устинова, В.В. Сверчкова - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 814.

[10] См.: п. 1.4 Правил государственной регистрации тракторов самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним органами государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации, утвержденных Минсельхозпродом РФ 16.01.1995 г.

[11] Реннеберг Иоахим. Объективная сторона преступления. – М.: Госюриздат, 1957. С. 18.

[12] Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Том 1. Общая часть/ Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 114.

[13] Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. – М.: Госюриздат, 1960. С. 9.

[14] Курс советского уголовного права (Часть Общая). Т. 1. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1968. С. 312.

[15] Уголовное право. Общая часть /Отв.ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 145.

[16] Уголовное право. Общая часть/ Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист, КноРус, 1997. С. 194.

[17] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001. С. 90.

[18] Там же. С. 91-92.

[19] Алексеев Н.С. Транспортные преступления. Изд-во ЛГУ. - Л., 1957, С. 3-7; Автотранспортные происшествия и их расследование/ Под ред. к.ю.н. Н.С. Алексеева и к.ю.н. И.Х. Максутова. - М.: Госюриздат, 1962.; Куринов Б.А. Автотранспортные преступления. - М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 27 - 36; Пикуров Н.И. Квалификация дорожно-транспортных преступлений. Учебное пособие. - Волгоград: Волгоградская Академия МВД России, 2001. С. 12-24; Лукьянов В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступлений и административных правонарушений. Специальные вопросы уголовного и административного права. - М.: Дашков и Ко, 2003.

[20] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть/ Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., 1997. С. 616; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Отв. ред. А.А. Чекалин; Под ред. В.Т. Томина, B.C. Устинова, В.В. Сверчкова - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 815.

[21] Пикуров Н.И. Квалификация дорожно-транспортных преступлений: - Волгоград: ВА МВД России, 2001. С. 12-13.

[22] Правила дорожного движения в Российской Федерации (утв. постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N1090), (с изменениями от 8 января 1996 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г., 24 января 2001 г., 28 июня 2002 г., 7 мая, 25 сентября 2003 г., 14 декабря 2005 г., 28 февраля 2006 г.)

[23] Правила дорожного движения Российской Федерации. М., 2006.

[24] Собрание законодательства РФ. 1995. №50. Ст. 4873.

[25] Правила дорожного движения Российской Федерации. М., 2006. С. 52.

[26] Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1996. №3. С. 3-11.

[27] Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел. Сб. документов. М., 1987. с. 453-455.

[28] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 4. с. 13; 14.

[29] Пикуров Н.И. Квалификация дорожно-транспортных преступлений: - Волгоград: В А МВД России, 2001. С. 16.

[30] Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения./ Правила дорожного движения РФ. Официальный текст с изм. и доп., введенными в действие с 1 января 2004 г.- М., 2004. С. 50-57.

[31] Куринов Б.А. Автотранспортные преступления (квалификация и наказание), М.. «Юридическая литература», 1970. С. 31.

[32] Там же. С. 29.

[33] Замосковцев П.В., Коробеев А.И. Квалификация транспортных преступлений органами внутренних дел: Учебное пособие. Хабаровск. Хабаровская высшая школа МВД СССР. 1988. С. 26.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. С. 16,

[35] Куринов Б.А. Автотранспортные преступления (квалификация и наказание). - М., Юрид. лит., 1970. С. 49.

[36] Болдырев Е.В., Лысков К.И., Соя-Серко О.А. Судебное разбирательство дел об автотранспортных преступлениях. - М., 1975; Чучаев А. Причинная связь в транспортных преступлениях // Советская юстиция. 1985. № 24; Калистов А. Оценка причинных связей по делам об автотранспортных преступлениях. // Социалистическая законность. 1971. №4. С. 39.

[37] В.Н.Кудрявцев. Объективная сторона преступления. - М.: Госюриздат, 1960. С. 87.

[38] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации/ Отв.ред. А.А.Чекалин; Под ред, В.Т.Томина, В.Р.Устинова, В.В. Сверчкова - 2-е изд., испр. и доп.- М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 817.

[39] Тяжкова И.М. Неосторожные преступления с использованием источников повышенной опасности(Под ред. В.С.Комиссарова - Спб.: изд-во «Юридический центр Пресс», 2002. С. 128.

[40] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1974. № 11. С. 14-15.

[41] Замосковцев П.В., Коробеев А.И. Квалификация транспортных преступлений органами внутренних дел: Учебное пособие. - Хабаровск: Хабаровская высшая школа МВД СССР, 1988. С. 30.

[42] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. С. 12.

[43] Горбуза А., Сухарев Е.О. О квалификации дорожно-транспортных преступлений // Советская юстиция. - 1980. №8. С. 12.

[44] Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел. - М., 1987. С. 453.

[45] Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1999. С. 146.

[46] Пикуров Н.И. Квалификация дорожно-транспортных преступлений. Волгоград: ВА МВД России, 2001. С. 20-21.

[47] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1974. с. 11-12.

[48] Галиакбаров P.P. Групповое преступление. - Свердловск, 1973. С. 93.

[49] Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. д.ю.н., проф., Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева. - М.: Норма, 2005. С. 622-623.

[50] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1974. №8. С. 8-9.

[51] См.: Тяжкова И.М. Указ. соч. С. 129.

[52] Лукьянов В.В. Состав и квалификация дорожно-транспортных преступлений и административных правонарушений. Специальные вопросы уголовного и административного права. - М., 2003. С. 25-29.

[53] Из рассуждений В.В. Лукьянова следует, что термины угроза совершения дорожно-транспортного происшествия и аварийная обстановка, заключающая в себе такую угрозу, фактически это одно и то же. Термин угроза применяется в законодательстве и в юридической литературе, понятие аварийная обстановка - в технической и в практической деятельности, обозначая обстановку, предшествующую аварии.

[54] Лукьянов В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступлений. - М., 1979; Он же. Форма вины в дорожно-транспортных правонарушениях// Российская юстиция. 2002. № 12. С. 59-61.

[55] Куринов Б.А. Автотранспортные преступления. - М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 41-42.

[56] Крахмальник Л.Г., Маландин И.Г. Об уголовной ответственности за автотранспортные преступления. Правоведение. 1964. № 3. С. 115.

[57] Лукьянов В.В. Состав и квалификация дорожно-транспортных преступлений и административных правонарушений. Специальные вопросы уголовного и административного права. - М., 2003. С. 28.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья
Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ
Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству
Вернуться к списку публикаций