2013-11-10 02:51:12
ГлавнаяУголовное право и процесс — Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.



Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.


Дорожно-транспортные преступления возникают вследствие нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Это нарушение и составляет один из признаков, относящийся в объективной стороне преступления.

Анализ работ различных авторов, рассматривавших в разное время признаки объективной стороны дорожно-транспортного преступления [19], с учетом из изменений и дополнений, внесенных в ст. 264 УК РФ Федеральными законами от 25.06.1998 г. и от 08.12.2003 г., позволяет заключить, что объективная сторона данного деяния, выражается во-первых, в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, основные из которых предусмотрены Правилами дорожного движения Российской Федерации и Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации, а также Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 (в ред. постановлений Правительства РФ от 8 янв. 1996 г., от 31 октября 1998 г.). Во-вторых, она включает наступление общественно опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 264 УК) либо последствия, повлекшие за собой смерть одного, двух и более лиц (ч. 2 и 3 ст. 264 УК). В-третьих, о ее наличии можно говорить, если имеется причинная связь между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства и наступившими последствиями [20]. В связи с чем, при привлечении лица к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ является необходимым установление следующих признаков объективной стороны данного состава: 1) нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств; 2) наступления определенного рода негативных последствий, предусмотренных в законе; 3) наличия причинной связи между фактом нарушения Правил дорожного движения и наступившими негативными последствиями.

Как пишет Н.И. Пикуров, при выяснении признаков объективной стороны состава преступления, сначала требуется установить принадлежность нарушенных правил к тем, которые регламентируют безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Затем следует определить конкретные правила безопасности дорожного движения, нарушенные виновным, с конкретным указанием действий совершенных водителем, нарушающих правила, а также какие действия он должен был бы совершить, чтобы выполнить предписания Правил [21].

В диспозиции ст. 264 УК РФ говорится о нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств в отличие от ст. 211 прежнего Уголовного кодекса, со ссылкой на правила безопасности движения и эксплуатации транспорта. Поэтому первоначальная задача при расследовании уголовного дела и установлении признаков объективной стороны состава преступления заключается в установлении самого факта нарушения указанных правил путем определения характера происшествия: связано ли оно с дорожным движением (т.е. выполнялась транспортная функция) или имеет иную природу (выполнялись ли какие-либо технологические операции, производились ли сельскохозяйственные или иные хозяйственные работы и т.д.). Но для этого необходимо знать - о нарушении, каких именно правил идет речь в ст. 264 УК РФ.

Диспозиция ст. 264 УК РФ носит бланкетный характер и отсылает, прежде всего, к Правилам дорожного движения в Российской Федерации (утв. постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. №1090), (с изменениями от 8 января 1996 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г., 24 января 2001 г., 28 июня 2002 г., 7 мая, 25 сентября 2003 г., 14 декабря 2005 г., 28 февраля 2006 г.) [22]. При этом, необходимо учитывать всю специфику административно-правового регулирования безопасности дорожного движения. Федеральный закон «О безопасности дорожного движения» (1995) составляет основу законодательству, регламентирующему безопасность дорожного движения. Он содержит в основном определения терминов, нормы принципы, а также правовые основы общего порядка, конкретизируемые в других нормативных актах. Поэтому при установлении признаков объективной стороны преступления нет необходимости ссылаться на нарушение водителем Федерального закона.

Законодательство, действующее в сфере безопасности дорожного движения, состоит не только из федеральных законов, но также из иных нормативных актов, принимаемых в установленном порядке органами власти, как федерального уровня, так и субъектов Российской Федерации, различными министерствами и ведомствами. Если имеет место нарушение правил эксплуатации транспортных средств, то необходимо учитывать все соответствующие нормативные правовые акты. Основным (но далеко не единственным) подзаконным нормативным правовым актом, к которому отсылает бланкетная диспозиция ст. 264 УК РФ, являются Правила дорожного движения, представляющие собой единый нормативный акт, регламентирующий порядок дорожного движения и эксплуатации транспортных средств на всей территории Российской Федерации. Учитывая необходимость безопасного функционирования механического транспорта как источника повышенной опасности, а также большую вероятность причинения тяжких последствий в случае нарушения условий такого функционирования, законодатель устанавливает общеобязательные правила безопасности и эксплуатации транспортных средств.

Как известно, диспозиция ст. 264 является бланкетной и имеет отношение прежде всего к уже названным Правилам дорожного движения в Российской Федерации от 23 октября 1993 года (с изменениями о дополнениями, внесенными Постановлениями Правительства РФ от 8 января 1996 г., 4 февраля 1997 г., 31 октября 1998 г., 21 апреля 2000 г. и 24 января 2001 г.) [23] и Федеральному закону «О безопасности дорожного движения» от 10 ноября 1995 года, определяющим правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения [24]. В этих нормативных актах указывается, что регулирование эксплуатации транспорта, отдельные особенности перевозки грузов, функционирования самоходных машин, могут быть установлены и другими нормативными актами. К последним относятся, например, Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 года(с измен, и доп., внесенными Постановлением Правительства РФ от 24 января 2001 г.) [25], Положение об обеспечении безопасности дорожного движения в предприятиях, учреждениях, организациях, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов, утвержденное Приказом Министерства Транспорта РФ от 9 марта 1995 г.[26] и др.

В тех случаях, когда нарушение правил, предусмотренных названными основными положениями или Положением от 9 марта 1995 г. ставит под угрозу безопасность движения, в результате чего наступают указанные в законе общественно опасные последствия, речь должна идти о привлечении виновного к уголовной ответственности. Нарушение же правил технической эксплуатации и иных правил предосторожности, не относящихся к обеспечению безопасности движения, например, при заправке горючим, производстве погрузо-разгрузочных и других работ, посягает не на безопасное функционирование транспорта, а на иной объект, не подпадает под действие ст. 264 УК РФ.

Так П. был осужден по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2, ст. 264 УК РФ) за то, что на не закрепленной за ним автомашине, находясь на территории базы передвижной механизированной колонны, по просьбе заведующей складом пытался с помощью бревна подтолкнуть ближе к складу стоящий на путях железнодорожный вагон. При попытке сдвинуть вагон, бревно упало на землю, а автомашина продолжала движение, грузчик В. был прижат ею к вагону, и от полученных повреждений скончался на месте.

В обоснование такой квалификации, суд сослался на заключение эксперта о нарушении П. Правил дорожного движения. Однако, при решении вопроса о правовой оценке его действий не было учтено, что по смыслу закона действия водителей автотранспортных средств, повлекшие за собой указанные в ст. 211 УК РСФСР (ст. 264 УК РФ) последствия, при погрузке и выгрузке грузов, ремонте транспортного средства, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других не транспортных работ, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям Уголовного Кодекса, предусматривающим ответственность за преступления против личности. Учитывая это, Верховный Суд РСФСР изменил приговор в отношении П., переквалифицировав его действия на ст. 106 УК РСФСР (ст. 109 УК РФ) [27].

Изложенное свидетельствует о том, что виновный может быть привлечен к ответственности по ст. 264 УК РФ, если будет установлено, что он нарушил правила, непосредственно связанные с обеспечением безопасности дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, т.е. ответственность, имеет место тогда, когда содержащиеся в законе последствия наступили в результате нарушения конкретного пункта Правил, обеспечивающих безопасность движения (или пункта иного нормативного акта при нарушении правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Не без учета этого Московским городским судом был отменен приговор и дело направлено на новое рассмотрение в отношении Л.(сбил пешехода). При этом, Президиум суда подчеркнул, что по делу остались невыясненными основные вопросы: при нарушении каких правил (дорожного движения или производства определенных работ) погиб К., и в какой степени в этом виновен Л.? Поскольку органами предварительного расследования не выяснено, какие именно правила были нарушены Л. Квалификацию его действий по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК РФ) нельзя признать доказанной [28].

По мнению Н.И. Пикурова, в целях конкретизации признаков состава преступления со смешанной противоправностью могут применяться нормативные акты, обладающие наименьшей юридической силой, даже если вместе с ними действуют нормативные акты, обладающие большей юридической силой [29]. Действующим законодательством это допустимо, так как для уточнения признаков состава преступления следователем используются лишь те нормативные акты, которые соответствуют закону, не противоречат ему. При этом следователь обязан установить, приняты ли эти нормативные акты компетентными органами, содержат ли все необходимые реквизиты, не дублируют ли вышестоящий нормативный акт.

Преступление может быть совершено как путем действия, так и бездействия различными способами, относящимися, как было сказано выше, к факультативным объективным признакам состава преступления. Так, нарушение правил дорожного движения может выражаться: а) в превышении скорости вопреки установленным ограничениям; б) в несоответствии скорости движения конкретной дорожной обстановке, т.е. избрание ее без учета интенсивности движения, особенностей и состояния транспортного средства и груза, дорожных и метеорологических условий; в) в неподчинении сигналам светофора или жестам регулировщика; г) в непринятии своевременных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить; д) в выезде на полосу встречного движения; е) в несоблюдении очередности проезда перекрестков, неправильном обгоне или маневрировании на дороге; ж) в несоблюдении дистанции при движении; и) в несоблюдении требований дорожных знаков и указателей и т.п.

Нарушение правил эксплуатации транспортных средств выражается в эксплуатации технически неисправных транспортных средств, причем именно с такими неисправностями, которые могут вызвать аварию во время движения транспорта; нарушении правил перевозки пассажиров; в допуске к управлению автомашиной или иным транспортным средством лиц, не закрепленных за транспортным средством, находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также в болезненном или утомленном состоянии и т.д.

К видам нарушения правил эксплуатации относится использование транспортных средств, имеющих технические неисправности, создающие угрозу безопасности дорожного движения, перечень которых определяется Правительством РФ и дается в Основных положениях по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностях должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения [30], а также других нормативных актах, например, в Положении о государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 декабря 1993 г. № 1291, в Инструкции водителям городского общественного транспорта. В этих нормативных правовых актах определяется характер должного поведения лиц, эксплуатирующих тот или иной вид транспорта, а правила, заключенные в них либо предписывают, либо запрещают определенного рода поведение.

В Приложении к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения приведен перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств. ГОСТ 25478-91 («Автотранспортные средства. Требования к техническому состоянию по условиям безопасности движения, Методы проверки») регламентирует методы проверки транспортных средств с целью выявления неисправностей основных узлов и механизмов, при которых запрещается их эксплуатация и которые могут привести в ДРП: тормозные системы (п. 1.1 - 1,5); рулевое управления (п. 2.1-2.3); внешние световые приборы (п. 3.1-3.3); стеклоочистители (п. 4.1-4.2); колеса и шины (п. 5.1-5.5); двигатель (п. 6.2); прочие элементы и конструкции (п. 7.1, 7.4, 7.6, 7.9-7.10, 7.12-7.14).

К нарушениям правил эксплуатации транспортных средств относится также нарушение правил перевозки пассажиров и грузов, управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также в болезненном или утомленном состоянии и т.д. При этом необходимо учитывать, что ответственность по ст. 264 УК РФ наступает за такое нарушение, которое находится в тесной связи с обеспечением правил дорожного движения. Законодатель, устанавливая уголовную ответственность за нарушение правил эксплуатации, имеет в виду только те из них, которые непосредственно регулируют безопасность движения.

Несмотря на широкий круг нормативных правовых актов, предусматривающих правила, регулирующие безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, Б.А. Куринов придерживался мнения, что при определении объективной стороны нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств могут нарушаться не только «писанные» правила, но и «общепринятые неписанные правила предосторожности». Этот вывод он делал из того, что поведение водителей транспортных средств, лиц, обслуживающих транспорт, лиц, пользующихся транспортом, определяется не только правилами, записанными в соответствующих нормативных актах, но и общепринятыми нормами поведения, правилами предосторожности, а также профессиональными правилами работы». В нормативных актах могут быть не полностью отражены фактически существующие правила поведения при движении и эксплуатации транспортных средств. Развитие науки и техники в области транспорта может вызвать к жизни такие правила поведения людей, которые своевременно не будут отражены в нормативном акте [31]. Поэтому в целях ликвидации возможных пробелов он также предлагал квалифицировать как преступление подобного рода нарушения «общепринятых неписанных правил предосторожности» [32].

Это мнение, хотя и не лишенное определенной логики, однако, не нашло поддержки ни в теории, ни в судебной практике как противоречащее закону. В частности, П.В. Замосковцев и А.И. Коробеев по этому поводу заметили, что последствия транспортных преступлений бывают настолько серьезными, что государство не может допустить, чтобы эти правила оставались «неписанными», а точно фиксирует их в различных правовых предписаниях [33]. Бланкетная диспозиция ст. 264 УК РФ сформулирована таким образом, что может отсылать лишь к действующим нормативным актам, регулирующим безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. На этих же позициях стоят и другие авторы, и Верховный Суд РФ.

Состав преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, сформулирован как материальный. Это означает, что уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств возможна лишь при наступлении определенных последствий, в качестве которых закон называет причинение тяжкого вреда здоровью и гибель людей. Следовательно, другим признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, является наступление тяжкого вреда здоровью человека (часть 1 ст. 264 УК), гибель одного (часть 2), двух и более лиц (часть 3), которые должны произойти в результате нарушения правил дорожного движения.

Закон при этом имеет в виду, что потерпевшими могут быть любые лица, которые пострадали по причине нарушения виновным правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. При этом гибель в аварии родственников виновного водителя или причинение тяжкого вреда их здоровью не должно влиять на решение вопроса о квалификации преступления, хотя может учитываться судом при определении меры наказания.

Иное решение должно иметь место, если в результате допущенного лицом нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств был причинен тяжкий вред здоровью самого виновного. Так, водитель автомобиля «Хонда» Логвинов, грубо нарушив правила проезда перекрестков, выехал на красный свет и столкнулся с многотоннажным автомобилем, в результате чего была разбита принадлежащая ему автомашина, а сам виновный получил тяжкие телесные повреждения. Водитель грузового автомобиля не пострадал.

Тяжкие последствия, наступили в отношении только самого нарушителя Логвинова. В этом случае следует признать, что хотя наступившие тяжкие последствия по внешним признакам и соответствуют последствиям, указанным в ст. 264 УК РФ, по существу они совершенно иного рода. Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, необходимо, чтобы тяжкий вред здоровью был причинен другим лицам, а не самому виновному.

Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. может иметь место при причинении не любого вреда здоровью, а лишь такого, который будет признан тяжким. Признание причинения вреда здоровью тяжким есть вопрос факта. Он может выражаться в получении тяжелого увечья, потере трудоспособности, стойком психическом расстройстве. Однако Верховный Суд РФ придерживается такой точки зрения, что в любом случае суды не должны ограничиваться в приговорах общей ссылкой на то, что виновным причинен тяжкий вред здоровью, а должны указываться конкретные фактические данные. Не выяснение этого обстоятельства может повлечь отмену приговора, как это имело место в деле С., когда судом не было выяснено, какой степени вред был причинен в результате нарушения правил дорожного движения, тогда как от этого зависело решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях С. состава преступления. По протесту председателя Верховного Суда приговор и кассационное определение по делу С. было отменено ввиду не исследованности материалов дела [34].



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности
Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения
О субъективных признаках вымогательства
Исполнительное производство как способ принудительного взыскания денежных средств
Некоторые вопросы правового регулирования борьбы с организационной преступностью
Вернуться к списку публикаций