2013-11-10 01:48:12
ГлавнаяУголовное право и процесс — Квалифицированные виды нарушения правил дорожного движения и отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений.



Квалифицированные виды нарушения правил дорожного движения и отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений.


Как следует из разъяснений Пленумов Верховного Суда, если лицо, управляющее трактором или иной самоходной машиной, нарушило правила производства определенных работ, техники безопасности или иные правила охраны труда, хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины, содеянное надлежит квалифицировать по статьям УК, предусматривающим уголовную ответственность за нарушение этих правил, и в соответствующих случаях - за преступления против жизни и здоровья граждан, уничтожение или повреждение имущества (ст. 109, 118, 143, 216 УК) [17].

Решая вопрос о том, какие предписания нарушил водитель - Правила дорожного движения или правила техники безопасности, регулирующие производство определенных работ, следует учитывать всю совокупность конкретных обстоятельств, роль потерпевшего и его отношение к производимым работам.

По смыслу 4.1 ст. 264 УК РФ лицо, управляющее сельскохозяйственной, специальной или иной самоходной машиной, может нести ответственность по этой норме лишь в том случае, когда преступление связано с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Если же такое лицо, согласно пояснения Пленума Верховного Суда СССР в постановлении №11 от 6 октября 1970 г. «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях», нарушило правила производства определенных работ, техники безопасности или иные правила охраны труда (хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины), то действия виновного подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за нарушение этих правил, а в соответствующих случаях - за преступления против жизни и здоровья граждан, уничтожение или повреждение имущества (п. 5) [18].

Отдельные суды, как показывает анализ практики, все же допускают ошибки в квалификации действий лиц, управляющих тракторами и иными самоходными машинами. Так, Президиум Верховного Суда РСФСР переквалифицировал действия В, С ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2, ст. 264 УК РФ) на ст. 106 УК РСФСР (ст. 109 УК РФ) и при этом указал следующее. В. работал трактористом в леспромхозе. В день происшествия трактор, которым он управлял, использовался для работ в лесу по заготовке древесины. Во время подравнивания одного из штабелей, В., находясь в нетрезвом состоянии, проявил неосторожность. Не убедившись в отсутствии около штабеля людей, он стал подравнивать концы стволов и прижал трактором десятника Н. к штабелю, причинив ей телесные повреждения, от которых она скончалась.

Таким образом, во время происшествия В. на тракторе выполнял производственные функции и не нарушал правил безопасности дорожного движения и эксплуатации автотранспорта.

В действиях В. имеет место нарушение правил по технике безопасности при выполнении производственных работ, но, учитывая, что он должностным лицом не являлся, его действия по своему характеру являются причинением смерти по неосторожности [19].

В другом примере, Люблинским районным судом г. Москвы Л. осужден за нарушение правил безопасности движения, повлекшее смерть потерпевшего. Деяние совершено при следующих обстоятельствах. Управляя технически исправным автогрейдером, Л. следовал по проезжей части строящейся дороги через Москву-реку. На выезде с моста, следуя задним ходом, он совершил наезд на пешехода К., в результате чего тот скончался на месте.

Президиум Московского городского суда приговор отменил и дело направил на новое расследование. При этом Президиум подчеркнул, что по делу остались невыясненными основные вопросы: при нарушении каких правил дорожного движения или производства определённых работ - погиб К., и в какой степени в этом виновен Л.? Поскольку органами предварительного расследования не выяснено, какие именно правила были нарушены Л., квалификацию его действий по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК РФ) нельзя признать доказанной [20].

Проблема разграничения автотранспортного и иного преступления может возникнуть и в случае совершения общественно опасного деяния при управлении автомобилем, если он использовался не по назначению (например, как тягловая сила), как это имело место в деле Овченко, который по просьбе заведующей товарной базой Володиной пытался с помощью автомобиля «Нива» сдвинуть с места прицеп большегруза. В результате слишком сильного толчка автомобиля прицеп начал движение и задавил двух рабочих. Следователь привлек Овченко к ответственности за автотранспортное преступление. Так же квалифицировал это преступление и суд. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия Овченко на статью о причинении смерти по неосторожности, так как смерть потерпевшим была причинена действиями водителя автомобиля при производстве нетранспортных работ. Нарушения правил технической эксплуатации транспорта, техники безопасности при производстве различных работ не могут квалифицироваться по ст. 264 УК РФ, так как посягают на другие объекты (безопасные условия труда, жизнь и здоровье человека и т.п.).

В практике расследования и судебного рассмотрения дел об дорожно-транспортных преступлениях встречаются отдельные ошибки, выражающиеся в том, что следственные органы и суд фактически устанавливают не причинную связь, а лишь чисто внешнюю последовательность между нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и наступившими вслед за этим последствиями. Подобное имело место при расследовании и рассмотрении в суде ДТП, произошедшего в 2002 г. в Смоленской области.

Гражданин М., работая шофером в ООО «Трамп» по указанию директора развозил сотрудников после застолья по домам на грузовой машине, не приспособленной для перевозки людей. Всю дорогу его пассажиры продолжали бурно веселиться, пытаясь продемонстрировать друг другу поистине каскадерские трюки. Водитель М. не раз останавливал машину и просил пассажиров успокоиться, но его слова не возымели должного действия.

На очередном крутом вираже один из пассажиров У. попытался показать очередной трюк. Но не удержался и упал, ударился головой о землю, а в последствии, не приходя с сознание, умер в больнице.

Городской Суд г. Смоленска признала водителя М. виновным в том, что он вез выпивших сотрудников ООО «Трамп» в необорудованном для перевозки грузовом автомобиле, вследствие чего произошел несчастный случай с человеческими жертвами. Следовательно, суд признал наличие причинной связи между допущенными М нарушениями правил эксплуатации транспортных средств и смертью У.

Мы полагаем, что между нарушением, допущенным водителем М., и смертью У. имеется лишь внешняя последовательность событий, которая не может рассматриваться в качестве причинной связи. Как видно из материалов дела непосредственной причиной наступления смерти У. явилось не нарушение правил эксплуатации транспортных средств, совершенное М. при перевозке людей на грузовой машине, не приспособленной для этого. При этом водитель не раз останавливал автомашину н просил пассажиров успокоиться, сидеть смирно, не совершать разного рода трюки и т.д., но не был услышан. В результате при попытке показать очередной трюк У. не удержался, выпал из машины и, ударившись головой о землю, получил травмы, от которых умер в больнице, не приходя в сознание. Полагаем, что при наличии таких обстоятельств, суду следовало бы прекратить уголовное дело в отношении М. из-за отсутствия состава преступления. Между тем Областной суд г.Смоленска, приняв во внимание действия со стороны потерпевшего в рассматриваемой ситуации, лишь снизила наказание водителю М.

По нашему мнению, следствие и суд, установив факт нарушения, вредные последствия и внешнюю (во времени) последовательность событий, не должны считать, что вопрос о наличии причинной связи уже решен. Необходимо точно определять роль и значение факта нарушения соответствующих правил в общей цепи развития событий. В большинстве случаев эта задача не представляет особых сложностей и решается сравнительно просто. Иное дело, если к развитию событий были причастны другие лица или на их развитие оказали влияние силы природы, технические особенности транспорта и т.д.

В причинной связи с наступившими последствиями могут состоять нарушения правил безопасности движения и эксплуатации, допущенные не одним водителем, а двумя и более. Поэтому для того чтобы обеспечить полноту, всесторонность и объективность расследования и рассмотрения дела в суде, необходимо при определении причины ДТП учитывать весь комплекс взаимодействующих сил и обстоятельств, характеризующих движение.

В случаях нарушения Правил несколькими участниками дорожного движения, которые приводят к наступлению вредных последствий, указанных в ст. 264 УК РФ, как рассматривает в своем исследовании Л.B. Любимов, возможны три основные модели взаимодействия участников дорожно-транспортного происшествия, каждая из которых сопряжена с самостоятельной уголовно-правовой оценкой виновных лиц [21].

Для первой модели характерно то, что нарушителем правил движения выступает один участник дорожного движения, которому причиняется вред. Однако происходит это в результате виновного поведения другого участника ДТП, также нарушающего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Например, когда пешеход переходит проезжую часть дороги под острым углом слева направо по ходу движения транспортных средств, создавая тем самым помеху для нормального движения транспорта. А водитель, видя данного пешехода и имея техническую возможность для остановки транспортного средства, не принял своевременных мер к торможению. В результате наезда на пешехода был причинен тяжкий вред его здоровью.

В данном случае нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, допущенное причинителем вреда - водителем, находится в прямой причинной связи с общественно опасными последствиями, указанными в ст. 264 УК РФ. В создавшейся обстановке водитель хотя и был в состоянии предотвратить наступление вредных последствий, но не использовал представившуюся ему возможность предотвратить их причинение путем своевременного и четкого выполнения правил дорожного движения. В силу этого, содеянное водителем содержит признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Вина же потерпевшего пешехода в нарушении правил дорожного движения подлежит учету при назначении наказания как обстоятельство, смягчающее ответственность виновного водителя - причинителя вреда. В этих целях уже на стадии предварительного расследования при формулировании обвинения необходимо указывать, что виновное нарушение потерпевшим пешеходом правил безопасности и движения способствовало совершению другим участником дорожного движения - водителем - преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Во второй модели взаимодействия участников дорожного движения в качестве нарушителя правил дорожного движения и пострадавшего от ДТП выступает одно и то же лицо. Однако в отличие от первой модели причинение ему вреда - это следствие невиновного поведения другого участника дорожного движения, в действиях которого отсутствуют какие-либо нарушения, находящиеся в причинной связи с наступившими последствиями.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда водитель управляет автомобилем на полосе движения, которую перебежал пожилой гражданин и остановился на осевой линии проезжей части дороги. Испугавшись сигнала встречного автобуса, он резко повернулся, бросился назад и угодил под колеса автомобиля.

В данном случае причинитель вреда - водитель автомобиля не нарушил правила дорожного движения. Потерпевший же гражданин в нарушение этих Правил, обязывающих пешехода, не успевшего закончить переход, находиться на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений, создал помеху транспортным средствам, начав неожиданное интенсивное движение в обратную сторону, что и послужило причиной ДТП.

Применительно ко второй модели причинитель вреда - водитель, действуя невиновно и будучи не в состоянии в создавшейся ситуации предотвратить причинение вреда, не подлежит уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ из-за отсутствия в его действиях состава нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Вина в создании аварийной обстановки, приведшей к ДТП, равно как и наступившие последствия, в полном объеме возлагаются на потерпевшего.

Для третьей модели взаимодействия участников дорожного движения характерно нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств несколькими (преимущественно двумя) участниками дорожного движения. Причиненный ими вред является совокупным результатом их виновного поведения. Здесь налицо причинная связь между действиями виновных и наступившими общественно опасными последствиями. Третья модель может выражать в двух видах зависимости от того, кому причиняется ущерб - обоим виновным или третьим лицам. В первом случае каждый из обоих виновных в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств несет уголовную ответственность за причинение вреда другому участнику ДТП. При этом каждый из них одновременно выступает в качестве как виновного, так и потерпевшего. И соответственно действия каждого из них квалифицируются по той или иной части ст. 264 УК РФ. Примером здесь может служить ДТП по вине обоих водителей на регулируемом перекрестке. Один из них выехал на красный сигнал светофора. Другой, видя это, в нарушение правил дорожного движения не снизил скорость и не принял мер к объезду автомобиля, продолжал движение, подавая световые и звуковые сигналы водителю автомашины, выехавшей на красный свет. Заметив друг друга, оба водители имели техническую возможность избежать столкновения, однако продолжили движение, игнорируя создавшуюся опасную ситуацию. В случае наступления соответствующих последствий они подлежат ответственности по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

При совершении неосторожных преступлений, к которым относится и деяние, предусмотренные ст. 264 УК РФ ответственность сопричинителей вреда подчиняется определенным правилам, так как в последствиях, причиненных одному из участников ДТП, имеется доля вины другого. Поэтому данное обстоятельство следует учитывать при определении конкретного наказания каждому из них, в меру ими содеянного.

Во втором случае, когда вред причиняется третьим лицам, наступление преступных последствий является результатом виновных действий обоих участников ДТП - сопричинителей вреда. Ввиду этого их действия квалифицируются одинаково. Вместе с тем оценка вины участников происшествия как обоюдной обязывает сделать еще один вывод. Суть его в том, что вина одного из указанных лиц в причинении преступных последствий выступает в тоже время как обстоятельство, смягчающее ответственность другого виновного — сопричинителя вреда. Чем выше причиненный содеянным вред со стороны одного из них в дорожно-транспортном преступлении, тем в большей мере это должно учитываться при назначении наказания другому в сторону смягчения либо решения вопроса об освобождении второго от уголовной ответственности.

Таким образом, при одновременном нарушении несколькими участниками ДТП правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств все они должны нести ответственность по ст. 264 УК РФ. Квалификация действий каждого из них осуществляется по той или иной части названной статьи в зависимости от тяжести вреда, причиненного другим участника ДТП, а не себе.

Состав преступления, предусмотренный ст. 264 УК РФ, налицо только в том случае, если нарушение правил дорожного движения повлекло определенные последствия, указанные в законе. В юридической литературе иногда высказывались предложения о необходимости установления уголовной ответственности водителей транспортных средств за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, даже если оно и не повлекло каких-либо вредных последствий. Согласно этой точке зрения, первоочередным последствием нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств является аварийная обстановка, т.е. создание реальной возможности преступного результата, а наступивший результат – вторичные последствия, завершающий элемент объективной стороны [22].

Рассмотрение последовательного развития событий в механизме ДТП, играющего важную роль для установления причинной связи показывает, что она действительно выражена в следующем: нарушение правил - аварийная обстановка - общественно-опасные последствия. Вместе с тем, аварийная обстановка не является тем преступным последствием, с которым законодатель, связывает ответственность в ст. 264 УК РФ. Аварийная обстановка - есть лишь определённый этап в развитии неосторожного причинения и не может быть приравнен к преступным последствиям, как элементу объективной стороны неосторожного преступления. «Иное решение вопроса обязывало бы правоприменительные органы всякий раз устанавливать, при совершении рассматриваемых преступлений, причинную связь и с реальной возможностью наступления общественно-опасного последствия, и с наступившим результатом. Однако реальная возможность наступления вреда может только иметь самостоятельное уголовно-правовое значение, когда об этом прямо указано в законе» [23].

В процессе квалификации действий водителей транспортных средств необходимо учитывать их поведение после совершения преступления. Оно не всегда оказывается правомерным, поэтому нередко требует дополнительной уголовно-правовой оценки. После отмены в новой редакции УК РФ (ФЗ РФ от 08.12.2003) статьи 265 «Оставление места дорожно-транспортного происшествия», создававшей во многих случаях дублирование ст. 125 «Оставление в опасности», действия водителя, виновного в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью и заведомо оставившего без помощи потерпевшего в опасном для жизни состоянии, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 и ст. 125 УК РФ.

Если же водитель не был виновен в преступном нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, но жизнь или здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате происшествия с управляемым им транспортным средством, то невыполнение водителем обязанности по оказанию помощи потерпевшему влечет ответственность по ст. 125 УК РФ (оставление в опасности).

Вместе с тем возможны ситуации, когда ст. 125 УК РФ неприменима. Например, не основанным на законе будет приговор в отношении водителя, осужденного по ст. 125 УК РФ, если смерть потерпевшего наступила мгновенно, в момент совершения транспортного преступления. Сасовским районным судом Рязанской области Г. был осужден по ч. 2 ст. 264 и ст. 125 УК РФ. Президиум Рязанского областного суда обоснованно отменил приговор в части осуждения Г. по ст. 125 УК РФ и прекратил дело в этой части за отсутствием состава преступления, исходя из того, что потерпевший умер мгновенно в результате открытой черепно-мозговой травмы с переломом костей свода и основания черепа. Как подтвердила судебно-медицинская экспертиза, при таких повреждениях помощь потерпевшему не могла быть оказана [24].

Определенные трудности могут возникнуть при квалификации дорожно-транспортного преступления, совершенного во время буксировки автомобилей. В данном случае по сути происходит объединение действий по управлению двумя автомобилями, у каждого из которых остаются относительно автономные варианты принятия решений. Отсюда можно сделать вывод, что в случае нарушения правил одним или обоими водителями, повлекшем последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, ответственность по этой статье несет лицо, виновное в нарушении. В то же время следует отметить, что установление признаков вины в рассматриваемом случае зависит от выяснения возможностей для водителя, особенно буксируемого транспорта, соблюдать пункт Правил дорожного движения, который был формально (объективно) нарушен. Возможны ситуации, когда один из водителей не мог совершить требуемый маневр в силу нарушения правил другим. Разумеется, в таком случае он не должен нести ответственности за наступившие последствия.

Преступные последствия ДТП могут быть результатом сложного взаимодействия целого ряда факторов, среди которых и неправомерное поведение водителей транспортных средств и других участников дорожного движения, техническое состояние, как транспортных средств, так и средств регулирования дорожного движения (например, неисправный светофор); и состояние дорожного покрытия, и неблагоприятные факторы внешней среды (туман, гололед, темное время суток, полнолуние и т.п.).

При расследовании преступления, квалифицируемого по ст. 264 УК РФ, должен быть установлен механизм ДТП, под которым понимается сложная динамическая система, характеризующаяся взаимосвязью поведения водителя (водителей) транспортного средства (средств) с конкретной дорожной обстановкой и влекущая за собой закономерное развитие опасной дорожной ситуации в аварийную и наступление преступного результата [25].

Дорожная обстановка представляет собой совокупность имеющихся дорожных условий, организации и характеристики дорожного движения, транспортных средств, участников дорожного движения, взаимодействующих в месте совершения ДТП. Дорожная обстановка определяет режим движения транспортного средства, дает возможность водителю правильно ориентироваться и одновременно оказывает психофизиологическое воздействие на его состояние, которое может породить причины ДТП.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Возбуждение уголовного дела - теоретические и правовые проблемы
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
К вопросу о методологическом значении соотношения понятий коррупции и организованной преступности
Исследование судом данных, характеризующих личность подсудимого
Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Вернуться к списку публикаций