2013-11-10 01:48:12
ГлавнаяУголовное право и процесс — Квалифицированные виды нарушения правил дорожного движения и отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений.



Квалифицированные виды нарушения правил дорожного движения и отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений.


Квалифицированный и особо квалифицированный виды нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Как показывает отечественный и зарубежных опыт, автомобилизация, как один из наиболее массовых проявлений технического прогресса, наряду с, безусловно, положительным влиянием на экономику, социальное развитие государств, общий уровень благосостояния и качество жизни граждан, несет в себе и существенные негативные последствия, связанные с огромным количеством дорожно-транспортных происшествий, происходящих в России ежедневно. Сообщения с мест дорожно-транспортных происшествий все больше напоминают сводки военных действий. Жертвами ДТП становятся и всемирно известные личности, и обычные граждане. Каждые сутки на дорогах Российской Федерации погибают более 120 и получают ранения около 500 человек, значительное число которых является смертельно травмированными. Дорожно-транспортный травматизм в России ежегодно уносит свыше 50 тысяч человеческих жизней [1].

В зависимости от наступивших последствий выделяются: основной (ч. 1 ст. 264 УК РФ), квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный составы (ч. 3). В качестве квалифицирующего признака указано тяжкое последствие в виде смерти одного человека, а особо квалифицирующего — двух или более лиц. Квалифицирующими здесь являются отягчающие обстоятельства, выражающиеся количеством погибших людей.

Так, Зарайским районным судом Московской области 16 июля 2004 г. Романов был осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 7 годам лишения свободы с последующим лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. Суд установил, что 11 мая 2004 г. Р., находясь в сильной степени наркотического опьянения, управлял автомобилем Джип. Поздно вечером на трассе Рязань - Москва Романов, нарушая правила дорожного движения, выехал на левую сторону проезжей части дороги и на скорости 140 км/час врезался в рейсовый микроавтобус марки «Газель», в котором находилось 16 человек: водитель и 15 пассажиров. В результате столкновения погибло 4 человека, еще троим, был причинен тяжкий вред здоровью.

Учитывая злостность совершенного Романовым нарушения правил дорожного движения, а также особую тяжесть наступивших последствий, Судебная коллегия по уголовным делам Московской области отказала осужденному Романову в его просьбе о смягчении назначенной меры наказания.

Проведенное нами исследование статистических данных и судебной практики показывает, что причинением вреда жизни и здоровью потерпевших сопровождаются около 96% ДТП. Легкие и средней тяжести телесные повреждения фиксируются в 56% случаев, тяжкие – в 18%, гибель одного человека - в 16%, гибель двух и более лиц - в 6% случаев.

В соответствии с Правилами учета ДТП, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647, к числу погибших относятся не только умершие на месте происшествия, но и скончавшиеся от полученных травм в течение семи суток с момента ДТП.

Однако даже если смерть потерпевшего (потерпевших) наступила по истечении этого срока, эти последствия подпадают под признаки квалифицированного или особо квалифицированного составов.

Законодатель при этом имеет в виду, что потерпевшими могут быть любые лица, которые пострадали в результате ДТП, включая родственников и близких лиц виновного, т.е. это квалифицирующего значения не имеет. В то же время наличие родственных связей между виновным и погибшими может быть учтено судом при определении меры наказания.

Так, Унечский районный суд Брянской области 18 мая 2002 г. признал виновным и осудил гражданина Е. за грубое нарушение правил дорожного движения со стороны которого повлекло гибель нескольких людей, в том числе находившийся с ним в одном автомобиле, его жены.

Причинение смерти потерпевшему закон рассматривает как одно из самых тяжких последствий, которое вменяется в вину лицу, совершившему транспортное происшествие, только в том случае, если оно находилось в причинной связи с нарушением и если имелись при этом определенные субъективные основания: соответствующая форма вины (неосторожность).

Количество уголовных дел по такого рода преступлениям постоянно увеличивается, хотя по результатам опроса, проведенного среди водителей автотранспортных средств, абсолютно все из них на вопрос, чего они опасаются больше всего, ответили - «Сбить человека».

Изучение статистических данных [2] и материалов уголовных дел показало, что основная часть ДТП со смертельным исходом совершается водителями легковых автомобилей. По данным за 2003 г. 68,7 % ДТП со смертельным исходом совершены водителями транспорта, принадлежащего физическим лицам. При этом более половины всех таких ДТП (66 %) произошло в результате нарушения водителями правил обгона и выезда на полосу встречного движения. Почти каждое второе ДТП (47,8%) было связано с отсутствием у водителей должных навыков управления транспортом. Превышение водителями скорости движения и управление автомобилем в состоянии алкогольного или наркотического опьянения явилось причиной соответственно 32,2% и 27,3% всех ДТП со смертельным исходом. ДТП по вине нетрезвых водителей характеризуются более сложными последствиями, чем происшествия, совершенные всеми водителями транспортных средств (20 против 18 человек погибших на 100 пострадавших). Анализ статистических данных свидетельствует, что водители личного автотранспорта чаще совершают столкновения (46,3%) и опрокидывания (32,3%) со смертельным исходом. Наезды на пешеходов с трагическим результатом занимают по распространенности третье место (28,5%).

На водителей в возрасте от 18 до 30 лет приходится почти половина совершаемых дорожно-транспортных преступлений с погибшими, в результате, людьми.

За дела о дорожно-транспортных преступлениях с неохотой берутся адвокаты, так как они не выигрышны для защиты, в особенности ДТП со смертельным исходом. Судебные решения по таким делам чуть ли на 100 % зависит от заключения экспертов. Главным аргументом в доказательстве виновности водителя, совершившего наезд, служит факт - раз в результате ДТП погиб человек, а значит водитель — виновен. Однако наличие тяжких последствий в виде гибели людей далеко не всегда свидетельствует о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 и Зет. 264 УК РФ.

В рассматриваемого рода делах, на наш взгляд, имеет место то, что нередко правоприменитель забывает, что в компетенцию судебно-транспортной экспертизы, как уже давно отмечено Верховным Судом России, должно входить решение только специальных технических вопросов [3]. Основной же задачей следователя и суда по таким делам, является установление наличия или отсутствия причинной связи между допущенным нарушением правил и наступившими последствиями. Помимо того, что причина всегда по времени предшествует следствию, она должна явиться необходимым условием его наступления. Практическое значение имеет использование метода «мысленного исключения», при котором оцениваемое нарушение правил мысленно исключается и в зависимости от того, наступили бы последствия или нет, делается вывод о существовании или отсутствии причинной связи между данным нарушениям правил и наступившими последствиями [4]. В ходе процесса, при анализе, судьи используют наряду с другими материалами дела, и заключение, вынесенное судебно-транспортной экспертизой, но только на ее основе, выводы суда не могут быть построены.

В марте 2002 г. в Головинском районном суде г. Москвы рассматривалось дело Титова, обвинявшегося по ч. 2 ст. 264 УК РФ. Адвокат Куприянов принял защиту, когда дело уже поступило в суд. Главным доказательством обвинения в рассматриваемом деле было заключение экспертизы, подтверждавшей виновность Титова, о наличии технической возможности для водителя предотвратить наезд на гражданина Коростелева.

В построении защиты адвокатом были использованы не только знание правил дорожного движения, но и накопленный им, за долгие годы управления личным автомобилем, собственный автовождения. Ему необходимо было преодолеть негативное по отношению к подсудимому эмоциональное состояние профессионального юриста-судьи, вызванное тяжестью последствий: погиб человек, и, возможно, из-за «лихачества» подсудимого, что и следовало из заключения специалистов.

Титов обвинялся в том, что «следовал со скоростью, которую выбрал без учета характера организации движения». В то же время адвокат заметил суду, что автомобиль Титова двигался с общей скоростью для потока 80 км/час, поэтому водитель без необходимости не имел права, двигаясь в левом ряду, выбрать скорость меньшую, чем скорость потока в пределах разрешенного максимума. Такое снижение запрещено ч. 3 п. 10.5 правил дорожного движения, так как подсудимый создал бы помехи движению остальных автомобилей. Таким образом, адвокат утверждал, что скорость Титовым была избрана в полном соответствии с требованиями правил дорожного движения. Это подтверждала и экспертиза.

Стороной обвинения Титову вменялась неосторожная вина (ст. 26 УК РФ) в форме «легкомыслия» (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

В то же время, в правилах дорожного движения нет указаний, что водитель обязан ожидать нарушения Правил другими участниками движения, в том числе пешеходами. В Правилах говорится только об опасностях, «которые водитель в состоянии обнаружить» (п. 10.1 Правил дорожного движения).

В ходе рассмотрения дела адвокатом было обращено внимание суда на то, что на месте, где был сбит пешеход, есть подземный переход, который на 100% защищает пешеходов и которым Коростылев, не воспользовался.

Защитник, доказал, что главной же предпосылкой и единственной, непосредственной причиной ДТП стало грубое противоправное поведение пешехода Коростылева. Именно Коростылев, находясь в крайней степени опьянения, нарушил сразу несколько пунктов правил дорожного движения - 1.5; 4.3; 4.5, что также подтвердили эксперты.

Кроме того, было отмечено, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, должно обладать свойствами субъекта преступления, то есть достичь определенного возраста и быть вменяемым. Эти качества личности устанавливает, прежде всего, суд, изучая личность водителя, совершившего наезд. Стоящая перед судом задача назначения наказания с учетом личности обвиняемого предопределяет дальнейшее и более глубокое изучение личности человека, представшего перед судом. Адвокат предъявил суду свидетельства, что его подзащитный - профессиональный автоспортсмен, который обладает особыми навыками автовождения и ориентирования на дороге. Но при всем своем желании и возможностях он не смог бы предотвратить наезда на пьяного пешехода, неожиданно выскочившего на оживленную магистраль.

Благодаря аргументам защиты суд констатировал, что согласно объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в содеянном у обвинения остался доказанным только один его признак, а именно - тяжкие последствия. Остальные признаки объективной стороны отсутствовали. По субъективной стороне у подсудимого отсутствует как неосторожная вина в форме легкомыслия, так и небрежность.

В результате суд снял с Титова все обвинения [5].

При квалификации преступления по ч. 2 или ч. 3 ст. 264 УК РФ, впрочем, как и по 4.1 этой же статьи, необходимо помнить, что дорожно-транспортное происшествие зачастую есть результат действия множества обстоятельств, в совокупности создающих экстремальную ситуацию. Задача специалистов заключается в том, чтобы из многих причастных к происшествию фактов выбрать те, которые выполнили роль, основной причины наступления тяжких последствий, и дать необходимую оценку тем, которые выполнили лишь функцию условий, способствующих, как совершению преступления в целом, так и наступлению тяжких последствий.

Дорожно-транспортное происшествие и последовавшие за ним вредные последствия могут быть результатом: а) превышения скорости вопреки установленным ограничениям; б) несоответствия скорости движения конкретной дорожной обстановке, т.е. избрание ее без учета интенсивности движения, особенностей и состояния транспортного средства и груза, дорожных и метеоусловий; в) непринятия своевременных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить; г) выезда на полосу встречного движения; д) не соблюдения правил обгона, проезда перекрестков, железнодорожных переездов, пешеходных переходов, маневрирования, расположения транспортных средств на проезжей части; е) несоблюдение дистанции, интервала движения и т.д. [6].

Как уже упоминалось, субъектом нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств может быть любое лицо, фактически управляющее транспортным средством и достигшее 16-летнего возраста.

Слово «управляющее» здесь не стоит понимать буквально, так как возможны случаи, когда водитель, нарушив правила, передал управление транспортным средством пьяному или не имеющему навыков вождения и водительских прав лицу, либо, оставив транспортное средство, не поставил его на тормоз, и оно само начало двигаться. При наступлении последствий, указанных в ст. 264 УК РФ, виновный должен быть привлечен к уголовной ответственности по этой статье. Показательно в этом смысле дело Белоусова.

П.В. Замосковцев и А.И. Коробеев, ссылаясь на результаты специальных исследований, установивших, что повышенная внимательность, необходимая для управления современным транспортным средством, значительно снижается или даже утрачивается вовсе, если лицо находится на линии свыше установленных норм рабочего времени, высказывают мнение, что уголовная ответственность водителей за аварии, совершенные в таком состоянии, может исключаться. Именно по указанному основанию вышестоящие суды, нередко отменяют приговоры по делам, где установлено, что водители допустили нарушения соответствующих правил по причине переутомления, вызванного недостаточным отдыхом [7].

Однако с этим нельзя однозначно согласиться. Так, например, в последние годы по всей России наиболее популярным видом общественного транспорта становятся маршрутные и частные такси. Одновременно растет количество ДТП с участием таксистов, нередко со смертельным исходом и причинением тяжкого вреда здоровью граждан.

Результаты проведенного нами в 2003 г. опроса водителей маршрутных такси, а также анализ уголовных дел, связанных с нарушениями ими правил дорожного движения, выявил, что на первом месте среди причин, заставивших водителей нарушить правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, стоит их желание как можно быстрее и любыми способами заработать. И, как следствие, они сознательно идут на нарушение Правил (превышение допустимой скорости, проезд на красный сигнал светофора, выезд на разделительную или даже встречную полосу, проезд по пешеходной части дороги, провоз пассажиров сверх предельного количества, выход на рейс на неисправной машине или в крайне усталом состоянии и т.п.). При наступлении же негативных последствий и квалификации преступления по ст. 264 УК РФ субъективная сторона их деяния расценивается всего лишь как неосторожность.

Необходимо заметить, что нарушение лицом, управляющим транспортным средством, правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, повлекшее наступление последствий, предусмотренных несколькими частями ст. 264 УК РФ, но составляющих одно преступление, надлежит квалифицировать по той части, которая предусматривает уголовную ответственность за наиболее тяжкое из наступивших последствий. По совокупности преступлений деяния, с указанными в названной статье различными последствиями, должны квалифицироваться в тех случаях, когда они совершены в разное время и наступившие последствия явились результатом нескольких, взаимно не связанных, нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств [8].

Выводы

Случаи наиболее тяжких последствий дорожно-транспортных преступлений законодатель выделил особо, предусмотрев в ст. 264 УК РФ квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный составы (ч. 3). В качестве квалифицирующего признака указано тяжкое последствие в виде смерти одного человека, а особо квалифицирующего — двух или более лиц.

Как показывает изучение нами следственной и судебной практики, при квалификации нарушений правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекших за собой наступление последствий в виде человеческих жертв, допускаются серьезные ошибки, преодолеть которые возможно только, за счет правильного установления объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Кроме того, нередко имеют место не ошибки при отграничении состава, содержащегося в ст. 264 УК РФ от смежных и иных составов преступлений, что будет рассмотрено в следующем параграфе.



[1] Жуков Б. Осторожно дорога // Аргументы и факты. 2003. № 56. С. 4; Бюллетень ГИЦ МВД РФ. 2004. № 2. С. 43; Аргументы и факты. 2004. Февраль. № 7; Дмитриев С.Н. Дорожно-патрульная служба: Пособие для сотрудников ГИБДД. - М.: Спарк, 2000. С. 9-10.

[2] Информационные материалы ГИЦ МВД РФ за 2003 г. № 26. С. 37-39.

[3] См.: Постановление №50 Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 октября 1969 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения (ст. 211, 211-2, 148-1 УК РСФСР) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М., 2000. С. 323.

[4] См.: Замосковцев П.В., Коробеев А.И. Квалификация транспортных преступлений органами внутренних дел. Учебное пособие. - Хабаровск. 1988. С 31-34.

[5] Российская юстиция. - 2004. № 1. С. 61 - 65.

[6] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. / Отв.ред. А.А. Чекалин; Под ред. В.Т.Томина, В.С. Устинова, В.В. Сверчкова. - 2-е изд., испр, и доп.- М.: Юрист-издат. 2004. С. 815.

[7] Замосковцев П.В., Коробеев А.И. Квалификация транспортных преступлений органами внутренних дел. - Хабаровск. 1988. С. 29.

[8] п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР № 11 от 06.10.1970. «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. Отв. ред. В.И. Радченко. – М.: Изд-во БЕК. 1999. С. 426-427.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Квалифицированные виды налоговых преступлений
Ограниченная вменяемость
Понятие и особенности уголовной ответственности организатора
Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде
Возбуждение уголовного дела - теоретические и правовые проблемы
Вернуться к списку публикаций