2013-11-09 23:59:58
ГлавнаяУголовное право и процесс — Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств



Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств


Развитие дорожно-транспортной сферы является для современной России острой социальной проблемой, что вынуждает законодателя постоянно совершенствовать законодательство о дорожном движении и эксплуатации транспортных средств. Так за последние годы (с 2000 по 2005 г.г.) периодически (порядка 7 раз) [1] вносились самые различные изменения и дополнения в Правила дорожного движения, 17.10.2005. распоряжением Правительства Российской Федерации была объявлена Целевая программа «Повышения безопасности движения в 2006-2012 г.г» [2]. При этом, по некоторым из вносившихся изменений в законодательство органами власти принималось решение по отложению на более поздний срок начала их действия, а от введения в действие отдельных из них, власть отказалась вовсе.

Принимая во внимание, что диспозиция ст. 264 УК РФ носит бланкетный характер и то, что как показала практика, новые изменения в законодательство о дорожном движении и эксплуатации транспортных средств, принимаемые в последнее время противоречивы и неадекватны сложившейся в России ситуации, необходимо признать, что они сами по себе могут явиться одним из криминогенных факторов, вызывающих нарушения. В связи с чем, было бы правильным проводить криминологическую экспертизу, вносимых в Правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, изменений и дополнений. Это бы послужило необходимой предпосылкой предупреждения и сдерживания преступных проявлений в дорожно-транспортной сфере.

В настоящее время из-за увеличения числа ДТП все более заметной становиться необходимость, строгого исполнения действующих законов, изучение и определение путей дальнейшего совершенствования уголовного законодательства, предусматривающего составы преступлений, посягающих на безопасность дорожного движения и эксплуатации транспорта. Не менее важным является и научное формирование критериев, позволяющих с определенной точностью установить степень виновности лиц, совершивших эти преступления, практического применения закона, в отношении виновных. Особое значение приобретает создание предпосылок для максимально возможного ограничения в применении таких крайних мер уголовного воздействия, как лишение свободы. Необходима строгая дифференциация мер наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности содеянного и личности виновного.

Характерно, что нормы, охватывающие составы дорожно-транспортных преступлений, представляют собой базу уголовно-правовой деятельности, относящуюся к решению именно тех задач, которые определены как важные в общей системе общественных отношений, а именно в сфере охраны безопасности дорожного движения, жизни и здоровья граждан.

В правоприменительной деятельности, направленной на обеспечение безопасности дорожного движения, много недостатков, которые, как правило, «списывают» на счет сотрудников ГИБДД, милиции в целом.

Основными причинами неудовлетворительной правоприменительной практики в рассматриваемой нами сфере являются недостатки законодательства, призванного обеспечивать безопасность дорожного движения, и в частности, недостатки уголовно-правовой его составляющей. Сюда же можно отнести недостаточное теоретическое и учебно-методическое обеспечение наличия у заинтересованных лиц. знаний о рассматриваемых явлениях и применения этих знаний на практике. Об анализируемых нами проблемах безопасности дорожного движения, регулирующих его законах и практике их применения.

В целях совершенствования уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, нами был проведен опрос среди двух групп респондентов: 1) сотрудников органов внутренних дел (ГИБДД, следствие), расследующих дорожно-транспортных преступления (57 чел.) и судей (28 чел.). Полученный коэффициент ранговой корреляции Спирмена (р = 0,643) свидетельствует о достаточно высокой общности отражения предложенных мер в сознании двух опрошенных групп.

Анализ мнений респондентов, а также уголовно-правовых норм, действующих в настоящее время в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, показывает имеющиеся в этой области юридической деятельности неточности, вызванными новыми потребностями жизни и имеющие объективные причины.

Таблица 1.

Ранговые места мер, связанных с правильной квалификацией дорожно-транспортных преступлений и установлением справедливой ответственности за них, в оценках сотрудников ГИБДД, следствия и судей


Наименование мер (мероприятий)

Сотрудники ГИБДД, следствия

Судьи

Разность рангов (d)

Квадрат разности рангов (d2)

Сумма баллов (%)

Ср. балл

Ранг

Сумма баллов %

Ср. балл

Ранг

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1. Дальнейшая разработка и решение проблем, связанных с субъективной стороной этого вида преступлений, касающихся разграничения умысла и неосторожности в действиях виновного водителя.

22 (18,3)

0,44

3

17 (13,2)

0,34

2

1

1

2. Предусмотреть в законе ответственность за умышленное нарушение правил безопасности дорожного движения и относительно безразличное отношение к его последствиям по сравнению с теми случаями, когда такое нарушение, повлекшее аналогичные последствия, явно совершается по неосторожности. В первом случае ответственность должна быть более строгой, чем во втором.

24 (20,6)

0,48

4

18 (14,5)

0,38

4

0

0

3. Согласовать признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, с теми подзаконными актами, к которым адресует бланкетная диспозиция этой статьи.

35 (32,9)

0,7

6,5

49 (46)

0,98

7

0,5

0,25

4. Избавить подзаконные акты, к которым адресует бланкетная диспозиция ст. 264 УК РФ, от избыточности, сгруппировать необходимые нормы и представить их в концентрированном виде

35 (31,2)

0,7

6,5

53 (48,9)

1,06

8

1,5

2,25

5. Согласовать соответствующие действующие нормативные правовые акты друг с другом и с существующей практикой

30 (26,3)

0,60

5

34 (30,2)

0,68

5

0

0

6. Верховному Суду РФ обеспечить и осуществлять своевременное максимально адекватное толкование применения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм по дорожно-транспортным преступлениям (в особенности при внесении в них очередных изменений и дополнений)

7 (2,8)

0,14

2

12 (8,2)

0,24

1

1

1

7. Уточнить целый ряд понятий и терминов, таких как: «дорога», «дорожное движение», «безопасность дорожного движения», «транспортное средство»

5 (2)

0,10

1

18 (14,5)

0,36

3

2

4

8. Верховному Суду РФ в очередном постановлении своего Пленума необходимо дать комментарий того, что понимать под «общественно опасными нарушениями правил дорожного движения», как различать их по форме вины и чем они отличаются от тех нарушений, которые посягают на порядок движения, но не затрагивают состояния его безопасности.

32 (28)

0,64

6

61 (57,8)

1,22

10

4

16


Одна из причин этого заключается в том, что автомобилизация России происходит такими быстрыми темпами, что уголовно-правовые нормы, призванные обеспечить противодействие нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, не смотря на периодически вносимые в них изменения, не успевают за происходящими в дорожной обстановке и эксплуатации транспортных средств изменениями.

Другая важная проблема по существу вопроса состоит в том, что многие актуальные задачи уголовно-правовой науки, законодательной и правоприменительной практики в сфере обеспечения безопасности дорожного движения и квалификации дорожно-транспортный преступлений остаются на сегодня нерешенными. Это и затянувшаяся на сегодня дискуссия по поводу определения соотношения умысла и неосторожности при квалификации дорожно-транспортного преступления и его последствия. Отсутствует единство мнений и в части, касающейся объективной стороны рассматриваемого преступления: сколько и какие из ее признаков её характеризуют состав общественно опасного деяния в ст. 264 УК РФ. Данный вопрос является далеко не простым. Его решение позволит обеспечить правильную квалификацию содеянного по ст. 264, отграничить состав преступления, предусмотренный в этой норме от смежных и иных составов преступлений. В результате будет достигнута адекватная оценка содеянного и назначение справедливого наказания.

Не совсем понятно то, почему многие проблемы, касающиеся дорожно-транспортных преступлений, законодателем вовсе игнорируются или замалчиваются. Создается впечатление, что уголовное право «хочет» вообще «избавиться» от дорожно-транспортных происшествий, переведя их в разряд административно-наказуемых. Иначе никак не объяснить тех фактов, что многие поставленные практикой вопросы так и остаются без ответа. В изменениях, вносимых в последнее время в уголовный закон, четко прослеживается последовательная тенденция к смягчению наказания за дорожно-транспортные преступления.

При совершенствовании законодательства и составлении комментариев к нему, а также при написании учебников, учебных пособии и рекомендаций не учитываются отдельные разумные, но очень радикальные мнения относительно внесения изменений в определение объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Например, остаются без внимания законодателя, а значит и правоприменителя, внесённые в этой части В.В. Лукьяновым, А.И. Коробеевым, Н.И. Пикуровым и др. в юридической печати предложения по совершенствованию нормы о дорожно-транспортных преступлениях (ст. 264 УК) и иных норм, предусмотренных гл. 27 УК РФ [3].

Как следствие, действующая уголовно-правовая норма, предусматривающая составы дорожно-транспортных преступлений(ч.ч. 1, 2, 3 ст. 264 УК РФ), совершаемых водителями, ставят уголовную ответственность за их совершение в зависимость от тяжести последствий этих деяний указывая, только на неосторожность нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

При таком положении дел в следственной и судебной практике имеет место переоценка объективной стороны состава в ущерб обеспечения полноты оценки его субъективных признаков, что может привести в свою очередь к ошибкам в квалификации содеянного, извратить задачи борьбы с преступностью и повлечь за собой нарушение принципа законности [4].

Считаем необходимым обратить внимание законодателя к проблеме субъективной стороны преступления и разграничению умысла и неосторожности в действиях виновного водителя. Очевидная необходимость этого диктуется крайней неоднозначностью мотивов нарушения правил дорожного движения водителями. Логично поставить назначение наказания виновному лицу в зависимость от формы той вины, которая имеется в содеянном. Необходимо проявлять жесткость в отношении нарушителей, действующих умышленно и мягкость, основанную на законе, к лицам, допустившим нарушение по неосторожности.

В связи с чем, в диспозиции ст. 264 УК РФ должно найти отражение различие формы вины по преобладающему компоненту в психическом отношении виновного к содеянному. В самом законе нужно предусмотреть более суровую ответственность за умышленное нарушение правил безопасности движения и относительно безразличное отношение к его последствиям по сравнению с теми случаями, когда такое нарушение, повлекшее аналогичные последствия, явно совершается, по неосторожности [5].

На наш взгляд, следует более четко сформулировать объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ в ее диспозиции, отразив в ней, то, каким образом, и через какую последовательность событий нарушение правил дорожного движения приводит к причинению вреда жизни и здоровью людей.

Существует потребность более тесного согласования содержания тех подзаконных актов, к которым отсылает ст. 264 УК РФ, с её бланкетной диспозицией.

Как уже было нами рассмотрено в предыдущих параграфах работы, бланкетная диспозиция ст. 264 УК РФ отсылает к подзаконным актам: к правилам дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, нарушение которых и образует признаки, относящиеся к объективной стороне преступления. В самой диспозиции названной статьи не дается какого-либо перечня этих правил. А между тем, правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств могут содержаться в самых различных документах, в том числе и ведомственных, имеющих часто неодинаковое значение и нередко известных сравнительно небольшому кругу лиц. Логично предположить, что ни один водитель не в состоянии не только все их запомнить, но и просто найти и ознакомиться.

Особенностью регулирования безопасности дорожного движения является то, что запреты и дозволения могут устанавливаться не только федеральным законодательством, нормативными правовыми актами субъектов федерации, различных министерств и ведомств, но и локальными и даже индивидуальными нормативными правовыми актами и распоряжениями (например, об ограничении движения, сужении дороги), обладающими различной юридической силой.

Как мы ранее уже упоминали, нормативные правовые акты, обладающие наименьшей юридической силой, разумеется, тоже могут применяться с целью конкретизации признаков состава преступления со смешанной противоправностью, даже если одновременно с ними действуют нормативные акты, обладающие большей юридической силой. Для уточнения признаков состава преступления следователь должен использовать лишь те нормативные акты, которые соответствуют закону, не противоречат ему. Однако это диктует для следователя и судьи необходимость при квалификации преступления установить, приняты ли подзаконные нормативные акты компетентными органами, содержат ли они соответствующие реквизиты. Кроме того, нужно выяснить, имеются ли в них вторичные положения, конкретизирующие какой-либо самостоятельный элемент или просто их посредством дублируется вышестоящий нормативный правовой акт, как это, имеет место, например, в Инструкции водителям городского общественного транспорта по отношению к Правилам дорожного движения. Если в какой-либо норме этих правовых актов речь идет практически об одном и том же действии, но в одном оно более конкретизировано, то руководствоваться надо нормой, содержащейся в Правилах. Однако в любом случае для конкретизации признаков состава преступления будет правильным руководствоваться обоими правовыми актами, ссылаться в принятом решении на первый и второй, что подчеркивает их взаимосвязь и непротиворечивость.

Исходя из вышеизложенного и учитывая избыточной информацию, содержащуюся в подзаконных нормативных актах, к которым отсылает диспозиция ст. 264 УК РФ, целесообразно избавить подзаконные акты от такой избыточности, сгруппировать их нормы, имеющие прямое отношение к дорожно-транспортному правонарушению в Правилах дорожного движения, представив их в нём в концентрированном виде.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие соучастия в преступлении и общие положения об уголовной ответственности соучастников
Тактические приемы подготовки и особенности проведения некоторых видов очной ставки
Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления
Вернуться к списку публикаций