2013-11-07 22:19:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения



Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения


В течение ряда лет в литературе по административному праву предлагается определять должностных лиц, как лиц, имеющих право осуществлять юридические действия [63]. Так же пишут специалисты уголовного права: «должностные лица - способность совершать при выполнении ими служебных обязанностей действия, имеющие юридическое значение» [64]. Действительно, функции представителя власти, организационно-распорядительные и административно- хозяйственные функции влияют на возникновение, существование, изменение и прекращение правоотношений (напр., отношения собственности).

Таким образом, не всякий государственный служащий, служащий органа местного самоуправления может признаваться должностным лицом (ч. 1 ст. 285 УК), в то же время как и не каждое должностное лицо является государственным служащим [65].

Если круг субъектов оговорен достаточно точно в специальных должностных преступлениях, то в отношении субъектного состава альтернативно-должностных преступлений в науке нет единого мнения, хотя очевидно, что субъекты таких преступлений должны по своей сути (т.е. кто является, а не кто «может быть» субъектом преступления в зависимости от конкретного случая) пониматься единообразно Покажем такую несогласованность на примере утверждений авторов одного из современных учебников по уголовному праву (Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова и B.C. Комиссарова. М., 1997).

Так, И.М. Тяжкова указывает, что субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 136 УК является «должностное лицо, либо государственный служащий (служащий муниципалитета, либо префектуры и других органов...» [66], п. «б» ч. 2 ст. 141 УК «должностные и иные лица государственных и общественных органов и организаций, которые в соответствии со своими полномочиями имеют отношение к проведению избирательной кампании или к проведению референдума» [67], ст. 144 УК - «должностное лицо» [68], ст. 145 УК - «представители администрации, наделенные правом приема и увольнения с работы, независимо от форм собственности» [69], п. «б» ч. 2 ст. 282 УК - «должностное лицо независимо от статуса организации, в которой работает лицо» [70]. А.Е. Якубов идет по следующему пути трактовки субъекта данных преступлений: субъектом преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 152 УК является «не только должностное лицо, но и, например, работник воспитательного учреждения, имеющий доступ к детям» [71]. Г.Н. Борзенков определяет субъекта преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 160 как должностное лицо, так и иного служащего, использующего свое служебное положение для присвоения имущества» [72]. Б.М. Леонтьев по субъекту п. «в» ч. 2 ст. 174 пишет, что им является как «должностное лицо или служащий, не являющийся должностным лицом государственной или негосударственной организации» [73]. B.C. Комиссаров пишет о субъекте (ч. 3 ст. 209 УК) следующее «Данные лица могут состоять на службе как в государственных органах ... или органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, так и в различных негосударственных структурах ...» [74], в отношении ч. 2 ст. 272 УК - «служащий государственной или негосударственной организации прав и полномочий, предоставленных ему по закону, для неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации» [75]. М.Н. Голоднюк определяет субъектами преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 294 «должностных лиц, государственных служащих или служащих органов местного самоуправления» [76]. Б.В. Волженкин пишет, что лицом, использующим служебное положение при легализации денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем, является должностное лицо государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, а также лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации [77]. Но судебная практика не ограничивает субъектный состав только должностными лицами, а зачастую прямо называет круг лиц, которые могут нести ответственность за совершение общеуголовного деяния с использованием своего служебного положения [78]. На наш взгляд, неверно определять субъектами альтернативно-должностных преступлений только субъектов, указанных в п. 1 примечания к ст. 285 УК при нынешней редакции рассматриваемого квалифицирующего признака (в то же время нельзя и их исключать). Даже при его изменении, о чем говорилось выше нельзя определять субъектов также только в соответствии с ним и определением субъекта, предложенного в п. 1 примечания к ст. 201 УК.

В соответствии с толкованием квалифицирующего для многих составов преступлений признака «использование лицом своего служебного положения», субъектом данных преступлений следует понимать лишь служащего, занимающего должность по исполнению какой-либо службы. В.М. Манохин, определяет понятие службы следующим образом: «это профессиональная деятельность определенного контингента лиц - служащих - по организации исполнения и практической реализации полномочий государственных, общественных и иных социальных структур» [79] . Если понимать службу, как элемент любой организации в ее внутренней структуре, то можно признать, что служба может быть государственной и негосударственной, в государственных органах, государственных предприятиях и учреждениях и их объединениях, вооруженных формированиях, политических партиях, общественных объединениях [80] и др. Так, В.М. Манохин выделяет следующие виды служб (основываясь на действующем законодательстве): государственная служба: служба по государственной должности категории «А», федеральная государственная служба, федеральная военная государственная служба, государственная служба субъектов Российской Федерации, находящаяся в их ведении, муниципальная служба; негосударственная служба: в аппарате объединений граждан, в аппарате политических партий, в системе кооперативных организаций, служба в частных организациях [81].

Поскольку уголовно-правовое понятие «должностное лицо» не тождественно понятию «служащего», что отмечалось выше, мы еще раз отмечаем необходимость редакции признака «использование лицом своего служебного положения» [82]. Исходя из принятия данных условий, субъектом данных преступлений может быть должностное лицо и любой служащий. Логично допустить, лица, указанные в п. 2 и 3 также являются служащими (хотя закон «Об основах государственной службы» не говорит прямо об этом), поэтому в случае совершения ими таких преступлений, они должны отвечать только по этим нормам, как часть и целое по правилам конкуренции уголовно-правовых норм.

Несмотря на обособленность правовых понятий, в частности, определения должностного лица, уголовное право может опираться в некоторых случаях на другие отрасли права. В этом оно исходит, определяя основания возникновения и прекращения исполнения должности (поскольку с ним оно связано в тех случаях, когда выполнение определенных функций связано с занятием определенной должности). Так, лицо приобретает комплекс должностных прав и обязанностей со дня, указанного в приказе о назначении на должность или в акте выборов.

Полномочия таких лиц прекращаются либо по инициативе самого лица или инициативе органа (вышестоящего должностного лица): по истечении срока должностных полномочий, досрочного отзыва с выборной должности, увольнения, по причине естественных событий и др.

Субъект должностного преступления в зарубежных странах определяется по-разному. Понятие должностного лица раскрыто в § 11 («Употребление терминов») Общей части УК ФРГ следующим образом: это «тот, кто согласно германскому праву: а) является чиновником или судьей; б) состоит к иных публично-правовых служебных отношениях или в) иным образом призван к тому, чтобы осуществлять задачи публичного управления при каком-либо органе власти или другом учреждении или по его поручению». В разделе 28 УК ФРГ в ряде случаев допускается возможность привлечения к уголовной ответственности как должностного лица тою, кто «непосредственно призван к несению публичной службы», т.е. работника, который, не будучи собственно должностным лицом, осуществляет задачи публичного управления при каком-либо органе власти или занят в учреждении или объединении, осуществляющем такие задачи. В соответствии с § 332 УК ФРГ субъектом является представитель власти и лицо, специально выполняющее обязанности государственного служащего. В § 11 дается разъяснение понятия представителя власти, это: «лицо, являющееся: а) чиновником или судьей; б) находится в иных государственно-правовых служебных отношениях или в) назначено иным образом для осуществления задач государственного управления в органе власти или ином учреждении по поручению». Лицом, на которое официально возложены обязанности государственного служащего, признается тот, кто не будучи представителем власти а) работает в органе власти или для него, или в другом учреждении, которое выполняет задачи государственного управления, или б) работает или действует от имени общества или иного объединения, предприятия или фирмы, которые выполняют по поручению органа власти или другого учреждения задачи государственного управления и формально обязан законом добросовестно выполнять свои обязанности [83].

Согласно уголовному законодательству Японии (ст. 7) под публичным должностным лицом понимается правительственный муниципальный чиновник или депутат либо член комитета или иные служащие, занятые выполнением публичных обязанностей в соответствии с законодательством» [84].

Субъектами должностных преступлений по Уголовному кодексу Великобритании являются, как правило, так называемые публичные должностные лица, хотя могут быть и другие служащие и любые лица, в т. ч. и юридические лица [85]. Наказанию наряду с ныне функционирующим подлежит как бывший, так и будущий служащий. В число федеральных должностных преступлений включаются и действия служащих банков, которые могут причинить ущерб федеральной банковской системе.

В Примерном уголовном кодексе США указано, что под термином «публичный служащий» понимается «любое должностное лицо или служащий государства, включая законодателей и судей, и любое лицо, принимающее участие в осуществлении государственной функции в качестве присяжного заседателя, советника или консультанта или в каком-либо ином качестве» (п. 7 ст. 240.00) [86].

Швейцарский уголовный кодекс субъектом получения взятки признает членов какого-либо органа власти, должностных лиц, а также лиц, призванных к отправлению правосудия, третейских судей, официально назначенных экспертов, переводчиков или толмачей (ст. 315, 316) [87].



[1] Уголовное право. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 190. Таким образом сконструированы предусмотренные ч. 2 ст. 128 УК и п «г» ч. 3 ст. 152, где указано умышленное деяние, которое по неосторожности может повлечь смерть потерпевшего.

[2] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 213.

[3] Позволим себе процитировать указанную норму: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, с которыми закон связывает более строгое наказание и которое не охватывается умыслом лица, уголовная ответственность наступает только в том случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, иль в случае, если лицо не предвидело, но должно было м могло предвидеть возможность этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

[4] Так, В.И. Ткаченко пишет, что «преступление с двойной виной, хотя и является одним, фактически состоит из двух: одного умышленного, другого неосторожного. Оба преступления совершаются одним действием». Также он обоснованно полагает, что «Отказ от выделения в особую группу составов преступлений по признаку двух последствий и вины за каждое из них и возвращение к оценке таких деяний по правилам ч. 2 ст. 17 УК устранит противоречия между Общей и Особенной частями УК. Кроме того, это помогло бы устранить разнобой в определении санкций, а также обеспечить справедливое назначение наказания с учетом ст. 69, 109, 118, 168 УК, предусматривающих ответственность за причинение вреда по неосторожности» (Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. 1998. № 5. С. 62). См. также Ширяев В. А. «Раздвоенная» форма вины как уголовно-правовая категория. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 8.

[5] Габузян А.А. Указ. соч. С. 23.

[6] Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970, с. 152-153; Сахаров А.Б. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956, с. 111.

[7] Меньшагин В.Д., Вышинская З.А. (Советское уголовное право. Учебник для юридических школ. М., 1950. С. 371); Здравомыслов Б.В. (Должностные преступления. М., 1975. С. 71.) и др.

[8] Сахаров А.Б. Указ. соч. С. 111.

[9] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 599.

[10] Галахова А.В. Уголовная ответственность за превышение власти или служебных полномочий. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1971. С. 12.

[11] Курс советского уголовного права. 1. 4. М., 1971. С. 41.

[12] Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 4. Л., 1978. С. 259, 260.

[13] Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц но советскому уголовному праву. Казань., 1972. С. 138

[14] М. Горький писал: «Ничего нет в жизни более важного и любопытного, чем мотивы человеческих действий» (Горький. М. Собр. Соч. в 30-ти томах. Т. 2. М., 1949. С. 194). М.П. Чубинский отмечал, что «При неизвестности мотива деяние является психологической загадкой» (Чубинский М.П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль, 1900. С. 130). Ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. ст. 68, 205, 314 УПК) относят мотивы к предмету доказывания и устанавливают требование, чтобы в обвинительном заключении и приговоре содержалось указание на мотивы совершения преступления.

[15] Действия должностных лиц совхоза, обеспечивающих хозяйственным способом в интересах производства ремонт и реконструкцию служебных и жилых помещений, при отсутствии корыстной заинтересованности не признаны преступлением. (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №2).

[16] Курс советского уголовного права. Т. 4. Л., 1978. С. 264.

[17] Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, B.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 321.

[18] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 1.

[19] Курс советского уголовного права. Т. 4. 1978. С. 260. В соответствии со ст. 323 уголовного законодательства Италии «Должностное лицо или исполняющий обязанности должностного лица, которые в целях получения для себя или для третьих лиц незаконных выгод неимущественного характера либо в целях нанесения незаконного ущерба другим лицам. Наказание увеличивается, если предметом злоупотребления служебным положением явилось достижение в личных целях или для других лиц выгод имущественного характера» (Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах / Отв. ред. Решетников Ф.М. М., 1994. С. 16).

[20] Там же. С. 261

[21] Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. Казань., 1972. С. 151.

[22] Там же. С. 152.

[23] Здесь уместно вспомнить споры в научных и практических кругах о так называемой «эвтаназии», который в данном случае можно рассматривать как прецедент, законодательно решаемый не в пользу виновного.

[24] Необходимо отметить, что вообще во всех основных составах, где присутствует указание на корыстную заинтересованность употребляется другой, альтернативный «личная заинтересованность» (ст. ст. 137, 145.1, 170, 181, 182, 183, 325 УК), «низменные побуждения» (ст. ст. 153, 154, 155 УК). Лишь конструкции такого состава преступления, как заведомо ложная реклама (ст. 182 УК) нет альтернативного мотивационного признака, и в ст. 245 УК (жестокое обращение с животными) указан совершенно отличный ему - «хулиганские побуждения.

[25] Сторонники включения данного признака к личной заинтересованности: Светлов Н.Я. (указ. соч. С. 76). Смолицкий Г.Р. Указ. соч. С. 335; противники: Волков Б.С. (Мотив и квалификация преступлений. Казань, 1968. С. 130).

[26] Признак «явности», указанный в составе превышения должностных полномочий (ст. 286 УК) также на каш взгляд следует рассматривать аналогично рассматриваемому признаку.

[27] Волженкин Б.В. Корыстные злоупотребления по службе (хищения, взяточничество, злоупотребление служебным положением): уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации: Автореф. дисс. ... д-ра юрид. М., 1991. С. 2.

[28] Ввиду большого объема избранной темы мы не можем претендовать на широкий анализ вышеупомянутых составов преступлений, использованных для сравнительного анализа. Поэтому речь в данном случае идет лишь о должностных преступлениях.

[29] Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск., 1985. С. 38.

[30] Некоторые авторы вслед за законодательством ряда зарубежных стран и Модельным Уголовным кодексом для государств - участников СНГ предлагают должностных лиц, указанных в примечании 1 к ст. 285 УК (исключив из него управленческих работников государственных или муниципальных учреждений), именовать «публичными должностными лицами» (в примечании к ст. 297 модельного УК субъект определяется как «публичный служащий»), ссылаясь на то, что название данной категории более точно соответствует характеру выполняемой ими деятельности и указывает на их особый правовой статус (Изосимов С.В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (уголовно- правовой анализ). Автореф. дисс. ... канд. юр. наук. СПб., 1997. С. 7-8). На наш взгляд, оснований для подобного изменения нет. Во-первых, понятие «должностное лицо» понимается единообразно в науке и практике уголовного права в соответствии с указанными в законе признаками, во-вторых, и употреблено лишь в отношении четко определенных составов, и поэтому не создает ничего нового. Также высказывалось мнение в пользу признания осужденного к лишению свободы, наделенного должностными функциями субъектом должностного преступления (Горобцов В.И. О возможности признания осужденного к лишению свободы субъектом должностного преступления // Демократизация государственного управления и борьба с должностными правонарушениями: Тез. докл. науч.-практич. конференции, декабрь 1988. Пермь: Перм. ун-т., 1988. С. 43). Судебная практика идет по правильному пути, не признавая такое лицо субъектом должностного преступления (см.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 4).

[31] Галахова А.В. Должностные преступления. М., 1998. С. 6

[32] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995. С. 365.

[33] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 441.

[34] Пылин В.В. Основы местного самоуправления. СПб. 1998. С. 79.

[35] Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 2. Ст. 224.

[36] Здравомыслов Б.В. Некоторые общие вопросы уголовной ответственности за должностные преступления// Вопросы уголовного права. Сборн. статей ВЮЗИ. М., 1966. С. 228.

[37] Поленов Г.Ф. К понятию представителя власти в уголовном праве// Ученые труды, т. 8. Сер. юр. наук, Вып. 8. Алма-Ата., 1967. С. 190

[38] Галахова А.В. Должностные преступления. М., 1998. С. 7.

[39] Кириченко В.Ф. О субъекте должностных преступлений// Советское государство и право. 1956. №2. С. 98.

[40] Клепицкий И. Эволюция понятия должностного лица в уголовном праве // Законность. 1997, №10. С. 23.

[41] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3.

[42] См, например, Бюллетень Верховного Суда СССР. 1985. № 2.

[43] Так, обоснованно был признан субъектом получения взятки преподаватель государственного университета, входивший в состав государственной аттестационной комиссии университета в качестве экзаменатора и в установленном законом порядке был наделен правами и обязанностями по приему экзаменов у студентов, т.е. был наделен организационно-распорядительными функциям. Постановление № 1180п98пр, определение по делу Красильникова (Бюллетень Верховною Суда РФ, 1999, № 3. С. 20).

[44] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С. 204, 205.

[45] См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3.

[46] Здравомыслов Б.В. О постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. // Социалистическая законность. 1990. №11. С. 30.

[47] Так, врач-хирург был обоснованно признан должностным лицом и осужден за совершение служебного подлога из корыстных побуждений (ст. 292 УК) и неоднократное получение взяток за выдачу фиктивных листков нетрудоспособности (п. «б» ч. 4 ст. 290 УК). Как указано в приказе о приеме на работу врача-специалиста, на него в числе других обязанностей возлагалось проведение экспертизы временной нетрудоспособности (Определение № 10-098-74 по делу Фадеева / Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 7. С. 13).

[48] Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» от 12 августа 1995 г. (Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст. 3506). Статья 12 Конституции определяет что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

[49] Костюков А.Н.: Н.В. Постовой. Местное самоуправление: история. теория, практика (М., 1995. 189 с.) // Государство и право. 1997. № 7. С. 111.

[50] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. т 18. Ст. 325; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 18. Ст. 1597.

[51] Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 6. Ст. 188.

[52] Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 23. Ст. 2750.

[53] Курс советского уголовного права. Т. 4. Л., 1978. С. 237.

[54] Бахрах Д.Н. Государственная служба в Российской Федерации, Екатеринбург, 1995. С. 25- 26.

[55] Юридический энциклопедический словарь /Гл. ред. А.Я. Сухарев. М., 1987. С. 118.

[56] Власов В. А., Студенкин С.С. Советское административное право. М., 1959. С. 111.

[57] Манохин В.Н. Нужны основы законодательства о службе в Российской Федерации Н Государство и право. 1997. №9. С. 6, 7; Советская государственная служба. М.. 1966. С. 124; Воронков А.В. Понятие должностного лица в административном праве // Правоведение. 1999. № 1. с. 65; Коренев А.П. Административное право России. Ч. 1. М., 1996. С. 113.

[58] Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 9; Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. А.В. Наумова. М., 1994. С. 4.

[59] Лысов М.Д. Указ соч. С. 18.

[60] Сахаров А.Б. Указ. соч. С. 80); Кириченко В.Ф. (Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956. С. 23); Кучерявый Н.П. (Понятие должностного лица по советскому уголовному праву // Ученые записки Киргизского ун-та. Вопросы советского права. Фрунзе. С. 105); Ямпольская Ц.А. (О должностном лице в советском государственном аппарате// Вопросы советского административного права. М., 1949. С. 134).

[61] Манохин В.Н. Нужны основы законодательства о службе в Российской Федерации // Государство и право. 1997. № 9. С. 6, 7.

[62] Курс советского уголовного права. Т. 4, Л., 1978. С. 224, 228

[63] Студенкин С.С. Советская государственная служба./ В кн.: Вопросы административного крана. М., 1949, с. 76-78

[64] Галахова А.В. Уголовная ответственность за превышение власти или служебных полномочий. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1971. С. 10; Ямпольская Ц.А. О должностном лице в советском государственном аппарате / В кн.: Вопросы советского административного права, с. 147.

[65] В науке уголовного права довольно часто высказываются предложения рассматривать в качестве субъекта должностных преступлений служащего (тенденция к расширению субъектного состава была характерна в доктрине уголовною права в 20-30-е г.г. этого века), а признаки должностного лица рассматривать в качестве отягчающего обстоятельства (см., напр.: Якименко А. Как усилить борьбу со взяточничеством? // Социалистическая законность. 1986. № 6. С. 11). Ошибочность таких воззрений была неоднократно подвергнута критике в научной литературе.

[66] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 1997. С. 131.

[67] Там же. С. 134.

[68] Там же. С. 141.

[69] Там же. С. 143.

[70] Там же. С. 567.

[71] Там же. С. 163.

[72] Там же. С. 216-217.

[73] Там же. С. 256.

[74] Там же. С. 354.

[75] Там же. С. 542.

[76] Там же. С. 608.

[77] Волженкин Б.В. Отмывание денег. СПб., 1998. С. 25.

[78] Так, в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» говорится: «Под совершением бандитизма (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибуцией, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3). В п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 № 5 «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» сказано, что «Под предусмотренным ст. 218.1 УК РСФСР (п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ) квалифицирующим признаком хищением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, выданных для служебного пользования, следует считать хищение их лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т.п.).Под квалифицирующим признаком хищением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, вверенных под охрану, надлежит понимать хищение их со склада или из другого места хранения не только лицом, выполняющим охранно-сторожевые функции, но также должностным и материально-ответственным лицом, в ведении которого они находились в силу служебного положения» (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. № 8).

[79] Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 9.

[80] Закон СССР от 9 октября 1990 г. «Об общественных объединения» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 42. Ст. 839.

[81] Манохин В.М. Указ. соч. С. 9.

[82] Н. Егорова пишет, что «понятия «должностное лицо», «государственный служащим» и служащий органа местного самоуправления» пересекаются, т.е. имеют различное содержание, но частично совпадающие объемы». Лица, названные в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК всегда должностные лица, поскольку выполняют функции представителей власти (Егорова Н. Субъект преступлений против интересов службы // Законность. 1998. № 4. С. 10).

[83] Уголовный кодекс ФРГ. Учебное пособие. М., 1981. С. 91.

[84] Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. Сборник законодательных актов. Под ред. Игнатова А.Н., Козочкина Н.Д., 1990. С. 295.

[85] Ответственность за должностные преступления а зарубежных охранах / Под. Ред. Ф.М. Решетникова. М., 1994. С. 54.

[86] Примерный уголовный кодекс США / Под ред. Б.С. Никифорова. М., 1969. С. 167.

[87] Швейцарский УК 1937 г. М., 1947. С. 88.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


История развития института должностных преступлений в отечественном законодательстве
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
К вопросу об определении юридического лица как потерпевшего от преступлений в сфере экономической деятельности
Необходимость совершенствования института возвращения судом уголовных дел на дополнительное расследование
Личность обвиняемого как объект уголовно-процессуальных отношений (познания)
Вернуться к списку публикаций