2013-11-07 22:19:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения



Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения


Определение круга лиц, относящихся к числу должностных, имеет большое теоретическое и практическое значение для правильной квалификации преступления. Взаимодействия элементов состава преступления реализуются через функции должностного лица. Последние определяют, как субъект связан с объектом, как он воздействовал (мог воздействовать) на него, при помощи каких средств. Представители криминалистики утверждают: «Функции должностного лица могут проявлять себя как формы связи с объектом, как средства и цель воздействия. Они относятся к характеру осуществляемых лицом функций, правовому основанию наделения его этими функциями, принадлежности тех органов, учреждений, организаций, в которых трудится лицо» [29]. Различная трактовка понятия должностного лица может привести к самому различному определению круга деяний, относимых к должностным преступлениям.

Как уже указывалось в настоящей работе, должностное лицо может быть субъектом лишь общих и специальных должностных преступлений, в тех случаях, когда на это указывает текст закона. Доказательством тому, что требует редакции квалифицирующий признак «использование лицом своего служебного положения» путем добавления слов «должностного положения» будет рассмотрение не только признаков должностного лица, указанных в примечании к ст. 285 УК, но и понятия служащего, а также выделения тех черт последнего, использование которых может быть полезным для рассмотрения признаков должностного лица.

Субъектами общих должностных преступлений являются должностные лица, т.е. лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (примечание к ст. 285 УК) [30].

Определение должностного лица, даваемое в примечании к ст. 285 Уголовного кодекса позволяет выявить следующие виды должностных лиц, различающихся характером выполняемых функций:

1. представителей власти, т.е. лиц, осуществляющих свои функции постоянно, временно или по специальному полномочию в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации;

2. лиц, осуществляющих организационно-распорядительные функции постоянно, временно или по специальному полномочию в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации;

3. лиц, осуществляющих административно-хозяйственные функции постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Таким образом, можно считать основанием, различающим должностных лиц по смыслу примечания к ст. 285 УК, характер выполняемых функций, порядок их замещения, принадлежность (характеристика) тех органов или учреждений, в которых трудится лицо (это отмечает также А.В. Галахова) [31]. В отличие от других категорий субъектов, выполнение функций представителя власти может быть и не связано с назначением лица на определенную должность в государственном аппарате [32].

Законодательную власть осуществляют депутаты представительных органов государственной власти соответствующего уровня (Федерации и субъектов Федерации). Исполнительную власть представляют и осуществляют Правительство РФ и правительства субъектов Российской Федерации, руководители органов местного самоуправления, а также работники тех властных структур, которые осуществляют надзор за исполнением законов, поддержанием общественного порядка, ведут борьбу с преступностью, обеспечивают государственную, радиационную, пожарную, противоэпидемиологическую и иную безопасность (криминальная милиция, милиция общественной безопасности. Федеральная служба безопасности, прокуратура, Государственная таможенная служба. Департамент налоговой полиции. Государственная налоговая служба. Федеральный антимонопольный орган. Федеральный надзор по ядерной и радиационной безопасности, Федеральный санитарно-эпидемиологический надзор, Федеральный горный и промышленный надзор. Государственный архитектурно-строительный надзор, Государственная лесная охрана и т. д.). Судебная власть осуществляется судьями Конституционного Суда, Верховного Суда РФ, территориальных судов и арбитражных судов всех уровней [33]. Исполнительную и распорядительную власть в местном сообществе осуществляет администрация муниципального образования. Местная администрация состоит из главы муниципального образования либо главы администрации, их заместителей и аппарата, а также органов администрации (исполнительных органов местного самоуправления). Исполнительные органы местного самоуправления создаются для оперативного управления определенными сферами хозяйственной, социально-культурной и правоохранительной деятельности или для осуществления координационно-регулирующей и контролирующей деятельности органов, предприятий, учреждений, организаций и лиц, им не подчиненных [34]. Правовая регламентация муниципальной службы осуществляется уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов Российской Федерации и Федеральным законом «Об основах муниципальной службы» от 8 января 1998 г. [35] .

Характер выполняемых функций относится к указанному в законе (ином правовом акте) праву представителю власти в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями [36]. В науке уголовного права выделяют такой признак, как право применения принудительных мер воздействия в случае неисполнения законного требования представителя власти [37]. Обязательность исполнения законных повелений представителя власти обеспечивается именем (авторитетом) представляемого им государственного органа. В теории уголовного права нет однозначного ответа на вопрос, всегда ли представитель власти будет признаваться должностным лицом.

Так, А.В. Галахова утверждает, что функции представителя власти определяются задачами, стоящими перед органом, который он представляет, имеют ведомственные границы. Например, сотрудник милиции вправе предъявить определенные требования к гражданам, и он будет признан должностным лицом, но к сотрудникам, не находящихся в его непосредственном подчинении - нет [38]. В.Ф. Кириченко считал рядового представителя власти должностным лицом только по отношению к другим гражданам [39]. Действительно, полномочия представители власти могут ограничены в праве выполнения определенных функций. но это ограничение носит не «ведомственный», а «функциональный» характер. В случае такого ограничения, лицо может признано должностным, если выполняемые им функции носят также организационно-распорядительный (например, руководство коллективом) или административно-хозяйственный характер.

Примечание к ст. 285 УК РФ дает основание полагать, что функции представителя власти могут осуществляться временно и по специальному полномочию. Таковы, например, народные заседатели в судах, общественные контролеры по проверке общественного питания, общественные инспекторы рыбоохраны, представители общественности, которые в соответствии с законодательством привлекаются к охране общественного порядка и борьбе с правонарушениями», т.с. различные представители общественности в соответствии с законодательством официально привлекаемые к осуществлению властных полномочий по борьбе с преступностью или при выполнении различных надзорных и контрольных функций. Специальные полномочия предоставляются на определенное время и для выполнения конкретного задания (например, контролеру для проведения контрольных закупок). Осталось неясным, каковы же правовые основания для специальных полномочий (закон, иной нормативный акт, приказ, устное распоряжение и т. п.). Вряд ли можно считать лицо должностным, если его назначение было сделано в устной форме (сказанное в отношении лиц, выполняющие должностные функции по специально полномочию относится и к другим категориям должностным лицам).

Примечание к ст. 285 ограничило круг представителей власти, определив их как «работников государственных органов и учреждений». И. Клепицкий правильно указал, что «ограничение круга представителей власти исключительно государственными служащими не основано на законе и не имеет теоретических оснований» [40]. Закон может предоставить полномочия представителя власти лицу, не состоящему на государственной службе. Например, в соответствии со ст. 117 УПК капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, являются органом дознания. Не состоят на государственной службе присяжные и народные заседатели, представители общественности, которым предоставлены властные полномочия в связи с их участием в охране общественного порядка.

Одновременное указание в примечании к ст. 285 на то, что функции представителя власти могут осуществляться по специальному полномочию и указание на определенную принадлежность является противоречивым.

Коллизионную ситуацию создает одновременное действие положений, определяющих представителя власти, содержащиеся в примечаниях к ст. 285, ст. 318 УК РФ и постановлении Пленума от 30 марта 1990 г. № 3. Примечание к ст. 285 не дает определение представителя власти, но указывает на то, что определение должностного лица распространяется лишь на статьи главы 30 УК, соответственно, и постановление Пленума Верховного Суда СССР №3 даст определение представителей власти и, соответственно, относит его также к статьям указанной главы: к представителям власти относятся «работники государственных органов и учреждений, наделенные правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями независимо от их ведомственной принадлежности или подчиненности» [41]. В соответствии же с примечанием к ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти) представителем власти в настоящей статье и других статьях Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законе порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Систематическое толкование этих норм позволяет сделать вывод, логически следующий из данной уголовно-правовой ситуации. Наделенное функциями представителя власти и осуществляя их по специальному полномочию, будет нести уголовную ответственность, совершив общее должностное преступление, в случае же совершения другого должностного преступления, не предусмотренного какой-либо из статей гл. 30 УК, представитель власти, осуществляя функции представителя власти (должностные) по специальному полномочию не будет признаваться субъектом преступления. Такое противоречие является неоправданным и нецелесообразным. Вряд ли представитель власти как субъект преступления отличается от представителя власти в качестве потерпевшего. Указание на то, что действие разъяснения понятия должностного лица распространяется лишь на статьи главы 30 УК, наводит на мысль о том, что закон вообще исключает возможность признания должностного лица субъектом альтернативно-должностных преступлений. Поэтому следует, во-первых, исключить примечание к ст. 318, во- вторых, исключить из примечания к ст. 285 слова «в статьях настоящей главы», заменив их выражением «в статьях настоящего Кодекса».

Для признания лица субъектом должностного преступления по признакам наделения его организационно-распорядительными или административно- хозяйственными функциями требуется, чтобы оно занимало должность в конкретной организации, учреждении, т.е. состояло там на работе, связанной с выполнением указанных в законе (примечании к ст. 285 УК) обязанностей. При этом не имеет значения, выполняет ли лицо работу постоянно или временно [42], за плату или по выборам. Данные обязанности могут выполняться постоянно, временно или по специальному полномочию.

Организационно-распорядительные функции выражаются в руководстве трудовым коллективом, участком работы, отдельных работников (подбор и расстановка кадров, планирование работы, организация груда подчиненных, контроль и проверка исполнения, поддержание трудовой дисциплины и т. д.), т.е. всякий работник учреждения, имеющий в своем служебном подчинении других сотрудников, руководящий их деятельностью, направляющий и организующий их работу [43]. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 19 от 16 августа 1984 г. «Об ответственности руководителей самодеятельных туристских групп за нарушение правил безопасности при проведении походов и путешествий, повлекшие гибель людей и иные тяжкие последствия»[44] признало руководителей самодеятельных туристских групп субъектами должностных преступлений, наделенных обязанностями по организации и безопасному проведению туристского похода или путешествия субъектами должностных преступлений (халатности, в частности).

Организационно-распорядительные функции осуществляют руководители министерств, комитетов, департаментов, ведомств и т. д. (п. «б» постановления Пленума Верховного Суда СССР). По сравнению с представителем власти - это так называемое «внутреннее властвование».

Административно-хозяйственные функции - это полномочия по управлению и распоряжению государственным, муниципальным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, учет и контроль над расходованием материальных ценностей, получение и выдача денежных средств и документов и т. п. Таким образом, это полномочия по распоряжению имуществом. К числу лиц, выполняющих такие функции, относятся, например, начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб и их заместители, заведующие складами, магазинами, мастерскими, ателье, ведомственные ревизоры и контролеры, заготовители и др.[45] Пункт 4 постановления Пленума №3 от 30 марта 1990 г. указывает на то, что «не являются субъектам должностного преступления те работники государственных кооперативных и общественных организаций, предприятий, учреждений, которые выполняют сугубо профессиональные или технические обязанности. Если наряду с осуществлением этих обязанностей на данного работника в установленном порядке возложено и исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление». Б.В. Здравомыслов отмечал, что указание на «одновременное» выполнение функций профессионального и должностного характера невозможно, в связи с чем предложил иную трактовку подобного положения: «если на лицо, выполняющее профессиональные функции в установленном порядке возлагаются функции должностные, то допущенные при их исполнении преступные нарушения рассматриваются (в зависимости от их характера и содержания) как должностное преступление» [46]. Надо отметить, что подобные предложения являются достаточно редкими, что объясняется недвусмысленным разъяснением Пленума, не дававшим проблемных прецедентов на практике для затрагивания подобной проблемы [47].

Следует отнестись одобрительно к включению в определение должностного лица, выполняющего указанные функции в органах местного самоуправления. Несмотря на то, что статья 12 Конституции РФ признает: «Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Связь самоуправления с государством выражается через осуществление им государственных дел, налоговую политику, принятие законов о местном самоуправления, содействие в военной мобилизации, обеспечение общественного порядка, социальное обеспечение, организацию выборов [48]. В широком смысле слова органы местного самоуправления являются продолжением государственного управления на местах, и государственные начала местного самоуправления заложены в выполняемых им отдельных государственных функциях. Это органы публичной власти, а не органы производственного или корпоративного самоуправления, отмечает А.Н. Костюков [49].

Порядок прохождения военной службы регламентирован федеральными законами РФ: «О воинской обязанности и военной службе» от 11 февраля 1993 г. [50]; «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 г. [51] ; «Об обороне» от 31 мая 1996 г. № 61-Ф3[52] и другими законами и воинскими уставами.

В целях единообразного понимания термина «должностное лицо» при определении ответственности за должностные преступления и учитывая, что в праве нет единого определения этого понятия, которое может быть применимо ко всем отраслям права, законодатель счел необходимым дать его понятие в Уголовном кодексе. Н.С. Лейкина считает, что уголовное законодательство, определяя понятие должностного лица и устанавливая уголовную ответственность последнего, исходит из статуса должностного лица, принятого административным правом: «правомочия должностного лица, его права и обязанности устанавливаются не уголовным законодательством» [53]. Представители же административного права, напротив, отмечают, что «Когда в науке и на практике возникает надобность говорить о статусе должностного лица, обычно ссылаются на примечание ст. 285 УК РФ» [54]. В юридическом энциклопедическом словаре дается определение должностного лица из примечания к ст. 170 УК РСФСР (285 УК РФ) [55]. В теории административного права к должностным лицам относят только служащих государственного аппарата. При этом исходят из того, что понятие «служащий» более широкое, чем понятие «должностное лицо», т.с. «все должностные лица являются государственными служащими, но не все государственные служащие могут рассматриваться как должностные лица» [56].

В целом же, большинство ученых приходит к выводу, что единое понятие должностного лица выработать для всех отраслей права невозможно [57]. Каждый из принятых и ныне действующих законов устанавливает статус должностного лица лишь в рамках и для тех отношений, которые он регулирует. Уголовное право не регулирует, а охраняет отношения регулируемые другими отраслями права, регулирует же оно те отношения, которые возникают в связи с совершением преступления [58].

М.Д. Лысов, констатировал: «отдельные категории работников в уголовном праве признаются должностными лицами, а в административном праве такие лица к должностным не относятся что, естественно, исключает и возможность единого понимания должностного лица». И М.Д. Лысов приходит к выводу, что понятие должностного лица должно быть единым для всей системы права [59]. О необходимости такого общего определения неоднократно писали представители наук различных отраслей права [60]. При всем том многие административисты и государствоведы признают отсутствие законодательной почвы для выработки ныне единого понятия должностного лица, поскольку каждый из принятых и ныне действующих законов устанавливает статус должностного лица лишь в рамках и для тех отношений, которые он регулирует. Так, В.Н. Манохин считает, что «Общее состояние статуса должностного лица сегодня настолько неясно и расплывчато, что трудно с определенностью сказать, кого, каких именно служащих считать должностными лицами даже в сфере федеральной государственной службы» [61].

По мнению Н.С. Лейкиной, «наиболее важным признаком является материальный признак, указание на управленческие функции, возложенные на лицо в связи с занятием должности. Содержание управленческих функций не определено и для их раскрытия необходимо исходить из данных других правовых наук, практики управления» [62]. Думается, что даваемое определение материального признака, понимаемое как осуществляемые должностным лицом управленческие функции является недостаточным. В ст. 10 Конституции Российской Федерации провозглашено разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Управлением занимается исполнительная ветвь власти и прокуратура. Поэтому необходимо указывать на выполнение должностными лицами функций власти и управления.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Классификация рецидивов преступлений
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Состав налоговых преступлений
Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения
Теория виктимологии
Вернуться к списку публикаций