2013-11-07 22:19:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения



Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения


Некоторыми учеными ставится под сомнение наличие причинной связи между бездействием лица и наступлением общественно опасных последствий. Тем не менее взгляд об отсутствии причинной связи при преступном бездействии не поддерживается большинством криминалистов [102]. Нет сомнений в том, что причина по времени должна предшествовать следствию. Следующее необходимое условие для признания причинной связи состоит в том, что причина должна создавать реальную возможность наступления следствия. Реальная возможность наступления определенного последствия означает возможность дальнейшего развития событий под влиянием совершенного действия в соответствии с закономерностью внешнего мира; необходимыми последствиями являются те, которые были внутренне присущи данному действию в конкретных условиях его совершения. При исследовании причинной связи необходимо учитывать то, что всякое событие, в том числе и преступный результат, вызревает в причине как реальная возможность, т.е. обнаруживается наличие объективных оснований, которые при благоприятных условиях воплотятся в действительность с относительной необходимостью, а иногда и с неизбежностью. Очень часто преступными действиями субъекта создаются несколько возможностей, однородных по своей сути, но превращается в действительность одна. В этом случае окончательный выбор могла сделать и случайность. Но она - случайность была лишь одной из нескольких форм воплощения ряда возможностей, утверждают М.И. Ковалев и Н.А. Ныркова [103]. Случайными последствиями рассматриваемого деяния будут те, которые в этой конкретной обстановке не вызывались закономерным развитием событий, не были присущи совершенному действию, а наступили в результате пересечения данной цепи причинности другой. Причина является необходимым условием наступления следствия, т.е. не будь которого, следствие не наступило бы [104]. Сторонники теории причины-условия считают, что наличие необходимого условия означает констатацию наличия причинной связи. Сторонники же необходимого причинения считают, что первое действие является лить начальным этапом установления действительной причины наступившего последствия. И.Д. Дурманов считает, что все действия, вызвавшие данный преступный результат, следует подразделять на действие-причину и действие-условие. Лица, совершившие действие-причину, считаются причинно связанными с наступившим преступным результатом и при наличии у них вины подлежат уголовной ответственности. Лица, совершившие действие-условие, не считаются причинно связанными с преступным результатом, и вопрос о наличии у них вины не ставится [105]. B.C. Прохоров отмечает, что «для уголовной права не имеет значения, находятся между собой деяние человека и связанные с ним последствия в необходимом или случайном отношении» [106]. А.А. Пионтковский утверждает, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только за те последствия, которые с необходимостью вытекают из его действий [107]. «В уголовном праве речь идет о предвидении последствий не всяких, а только возможных или неизбежных. Возможность бывает абстрактной - не вменяется, конкретная - вменяется» [108].

М.И. Ковалев, Н.А. Ныркова пишут, что «Случайность в теории причинности может иметь двоякое значение, т.е. выступать в двух формах: как форма проявления необходимости или как дополнительное последней. В данном контексте необходимость нельзя отождествлять с неизбежностью. Если случайность воплотилась в действительность как результат пересечения двух рядов причинности и стала дополнением необходимости, сделавшим ничтожным воплощение реально возможного результата в действительность, то за новый случайный результат лицо не может нести ответственность, поскольку между ним и предшествующими действиями субъекта нет причинной связи. По другое дело, если случайность выступает как форма проявления необходимости. Она имеется в любом процессе, заканчивающимся конкретным результатом, ибо необходимость проявляет себя как тенденция, заложенная в развитии процесса, а случайность придает ей индивидуальную форму. ... результат будет случаен, когда в нормальное развитие причинной связи вмешиваются обстоятельства, вызванные действиями других. В таком случае действия виновного могут быть необходимым условием, но не причиной результата» [109].

Обоснованно соотносил А.Н. Трайнин объективный характер наличия в деянии причинной связи с отношением виновного к своему деянию: «причиной в смысле уголовного права следует считать всякое поведение (действие или бездействие) лица, которое было одним из необходимых условий наступления общественно вредного результата, если только при этом на стороне лица было умышленное или неосторожное отношение к этому результату...» [110].

Таким образом, основываясь на вышесказанном, можно утверждать, причинная связь, возможности ее отклонения должны осознаваться лицом и быть предвиденными. Тем более это становится обязательным для лица, наделенного специальными признаками субъекта преступления, должностного лица, обладающего специальными знаниями, презумпция которых основывается на обязанности должностного лица корреспондировать свою деятельность с многочисленными инструкциями, нормативными актами, регламентирующими его права и обязанности, нарушение которых и ведет к преступлению. Как правильно отмечает В.Г. Беляев, «В обязанности многих специальных субъектов входит знание не только типовых характеристик собственных поступков (часто и поведения ряда других лиц), но и характеристик нетипичных, исключительных. Поэтому их предвидение охватывает и должно охватывать результат не только обычного хода событий, но и возникновения ситуаций особых, последствий нерядовых, подчас уникальных. В уголовном праве юридическое значение имеют, по общему правилу, лишь первичные, ближайшие к причине следствия, непосредственно производные от действий (бездействия). Только в особо оговоренных случаях закон придает такое значение последствиям вторичным («последствиям последствий» называл Гегель). Так обстоит дело с пределами уголовной ответственности и с точки зрения учения о причинной связи, и с позиций психологической теории вины и субъективного вменения» [111]. Также он пишет: «... мера обычной требовательности уголовного закона одинакова ко всем лицам, но лишь в объеме одинакового житейского и другого опыта. Совсем иная мера требовательности - к лицам, имеющим дополнительные, повышенные, специальные обязанности и возможность их выполнять (например, обязанности начальника в отношении подчиненных, родителей в отношении детей, врачей в отношении больных, инженеров по технике безопасности в отношении персонала шахты или завода). Одинаково обязательными могут быть только минимальные требования, а чем выше конкретные требования, тем они индивидуальнее». Поэтому сознанием и данного лица должны охватываться не только прямые, но и отдаленные последствиям, опосредованные наличием воздействия посторонних сил, которые могут придать последствиям его действий иную качественную характеристику.



[1] Выяснение объекта посягательства помогает выявить социальную и юридическую природу преступления, общественно опасные последствия, границы действия уголовно-правовой нормы, способствует правильной квалификации преступления.

[2] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под. ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 113. Нельзя согласиться с мнением Я.М. Брайнина, который утверждает, что преступление, посягая на те или иные общественные отношения, объективно не изменяет их. Данную посылку нельзя понимать как правило, поскольку оно может относиться лишь к тем составам преступлений, к последствиям которых выведены за рамки состава преступления, неоконченной преступной деятельности, т.е. к тем противоправным деяниям, которые создают реальную опасность причинения вреда объекту.

[3] Собственно разбивка объектов на общий, родовой, непосредственный основывается на философском понимании «общего, особенного, отдельного», общепринята в науке уголовного права, отвечает потребностям практики и не вызывает возражений.

[4] Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 327

[5] Так, в тридцатые годы этого определения придерживались Трайнин А.Н. Должностные и хозяйственные преступления. М., 1938, с. 6; М.Д. Шаргородский и М.В. Красильников. Указ. соч. С. 109; Курс советского уголовного права. Т. 5. М., 1970. С. 9.

[6] См.: Сахаров А.Б. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956, С. 31.

[7] Непонятно о каких отношениях здесь идет речь - составляющих ли содержание осуществления власти и исполнения или тех лицах кто ее обеспечивает, где приоритет? Насколько известно, власть и исполнение - понятия соотносящиеся друг с другом как целое и часть.

[8] Большинство подобных определений объекта должностного преступления отличаются формально-догматическим подходом к решению проблемы объекта указанной категории преступлений. Нет границы между объектами других групп преступлений, имеющих единый родовой объект. Так, видовой объект преступлений против порядка управления Ю. А. Красиков определяет как «нормальную деятельность государства и его аппарата, а также правильную деятельность должностных лиц и общественных работников» (Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 455). Подобное же определение видового объекта той же группы преступлений даст А. А. Пионтковский: «общественные отношения, которые обеспечивают нормальную работу органов государства, т.е. порядок управления» (Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1971. С. 190). В качестве видового объекта преступлений против правосудия Б.В. Здравомыслов называет совокупность общественный отношений, обеспечивающих нормальное функционирование органов правосудия. (Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995. С. 409).

[9] Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960; Глистин В.К. (Проблема уголовно-правовой охраны общественного отношения. С. 128); Каиржанов Е.Н. (Интересы трудящихся и уголовный закон. Алма-Ата, 1973. С. 160); Коржанский Н.И. (Объект посягательства и квалификация преступления. Волгоград. 1976. С. 20); Кузнецов А.В. (Уголовное право и личность. М., 1977. С. 161); Фролов Е.А. (Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сборник ученых трудов Свердловск. Юр. ун-та. 1969. Вып. 10. С. 184-225).

[10] Курс советского уголовного права. Т. 2. М., 1969. С. 116.

[11] Данный подход был реализован А.К. Квициния (Указ. соч. С. 24).

[12] Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1988. С. 25.

[13] Бахрах Д.Н. Административное право. Учебник. М., 1993. С. 21.

[14] Выяснение характера, объема компетенции необходимо для всех должностных преступлений (как общих так и специальных).

[15] Квициния А.К. Указ. соч. С. 25.

[16] Т.е. использование должностным лицом авторитета занимаемой должности.

[17] Волженкин Б.В. Коррупция. СПб., 1998. С. 17, 18.

[18] Так, ст. ст. 136, 140, 343 УК в качестве последствий указывается нарушение законных интересов граждан; в ст.ст. 163, 179 УК говорится о законных интересах потерпевшего или его близких; ст. 169 упоминает законные интересы индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; ст.ст. 201, 285, 286, 288, 293 также указывают на законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересам общества или государства; вред интересам службы может быть причинен в результате совершения преступлений, предусмотренных статьями 285, 332; вред интересам безопасности государства также может быть причинен в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 340, 341 УК. Две главы Кодекса упоминают об интересах (службы в коммерческих и иных организациях - гл. 23, и интересах государственной службы и службы в органах местного самоуправления гл. 30).

[19] Ю.А. Иванов считает, что интересы непосредственно выражают положение людей в обществе (Интерес и его криминологическое значение (значение) // Вестник Московского университета. Сер. Право. 1972. №2. С. 10); А.С. Айзикович утверждает: «интересы - это социально детерминированная потребность» (Айзикович А. С. Важнейшая социологическая проблема // Вопросы философии. 1965. №4. С. 167).

[20] Коржанский Н.И. Указ. соч. с. 25.

[21] Рассматривается видовой объект общих должностных преступлений, дополнительный непосредственный объект специальных и факультативный непосредственный альтернативно-должностных. Такое обобщение основало на том, что непосредственные объекты общих должностных преступлений находятся в плоскости видового объекта. А поскольку последние группы норм являются специальными по отношению к общим - допустимо рассматривать их объекты в совокупности.

[22] Здравомыслов Б.В. Новый Уголовный кодекс РФ (о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и в органах местного самоуправления) // Юридический мир. Ноябрь 1997. С. 34-38

[23] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 2. С. 4.

[24] Так, В.Е. Мельникова полагает, что «Самостоятельное изучение предмета общественного отношения имеет для уголовного права только тогда, когда предмет общественного отношения по своей форме и содержанию совпадает с предметом преступления, т.е. имеет уголовно-правовое значение» (Уголовное право. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 111). В.К Глистин утверждает, что в общественном отношении вообще нет предмета, если признавать, что есть так называемые беспредметные преступления (Глистин В.К. Общее учение об объекте преступления. Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. Л, 1981. С. 11). Здесь происходит отождествление понятий уголовно-правового предмета регулирования и предмета охраны (общественных отношений).

[25] Н.А. Беляев выделяет предмет посягательства и определяет его, как «тот элемент объекта посягательства, воздействуя на который преступник нарушает или пытается нарушить общественное отношение» (Курс советского уголовного права. Л., 1968, т. 1, с. 303. Такого же мнения придерживается Таций В.Я. (Ответственность за хозяйственные преступления. Объект и система. Харьков, 1984). При таком подходе к предметам преступления могут относиться субъекты общественного отношения, социальная связь между ними и предмет общественного отношения. НА. Беляев не выделяет в структуре объекта предмет преступления, который в ряде составов определен в качестве самостоятельного признака состава преступления (ст. ст. 287, 290, 292 УК РФ). По мнению Н.И. Загородникова: «предметом преступления необходимо признавать те вещи материального мира, воздействуя на которые субъект причиняет вред объекту преступления (Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве. С. 44). В.E. Мельникова относит к предмету преступления «материальную вещь внешнего мира, в связи или по поводу которой совершается преступление» (Уголовное право. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. с. 122). Также определяет предмет преступления С.И. Улезько: «это факультативный признак состава преступления, представляющий собой материальную вещь объективно существующего мира, в связи и по поводу которой совершается преступление» (Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 149).

[26] Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1971. С. 190.

[27] Квициния А.К. Указ. соч. С. 25.

[28] Таций В.Я. Указ. соч. С. 47.

[29] В новейшей юридической литературе, к сожалению, нет единства мнений относительно свойств предмета (Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999).

[30] Таций В.Я. Указ. соч. С. 48. Данное предложение было подвергнуто критике в научных кругах (Бурлаков В.Г., Милюков С.Ф., Шестаков Д. А. / рецензия на книгу В.Я. Тация Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1988. // Вестн. ЛГУ. Сер. 6. 1990. Вып. 3. С. 113).

[31] Квициния А.К. Указ. соч. 27.

[32] Отношения, поставленные под охрану норм, размещенных в гл. 30 УК РФ.

[33] На них указывает Конституция Российской Федерации в ст. 18.: «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1998. С. 23), ст. 5 Закона «Об основах государственной службы» (Федеральный закон от 31 июля 1995 г. №119-ФЗ (Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №31. Ст. 2990).

[34] Многие полагают, что безналичные деньги и банковские вклады - это не имущество, они представляют лишь право требования обязательственно правового, а не вещного характера, сущностью которого является обязательство банка выплатить клиенту определенную денежную сумму или перечислить ее (Новоселова Л. А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996. С. 46; Суханов Е. Комментарий ГК РФ // Хозяйство и право. 1996. № 77. С. 16). По мнению других специалистов, деньги - всегда деньги, а безналичность - лишь форма их существования. Следовательно, безналичные деньги также относятся к объектам права собственности (Ефимова Л. Правовые аспекты безналичных денег // Закон. 1997. № 1. С. 97; Банковский счет: законодательство и практика // Закон. 1997. № 1. С. 95).

[35] Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. М., 1975. С. 127,129.

[36] Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 374.

[37] Макашвили С.В. Строго выполнять требования закона об ответственности за взяточничество // Социалистическая законность. 1953. № 2. С. 41; см. также: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1992. № 9. С. 9.

[38] См.: Курс советского уголовного права. Т. 4, 1978. С. 284; п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1990. №3).

[39] См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для вузов /Отв. ред. И.Я. Козаченко. М., 1998. С. 611; Яни П. Получение должностным лицом доли от суммы договора - взятка или хищение? // Российская юстиция. 1995 №12. С. 41-43.

[40] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 451.

[41] См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для вузов /Отв. ред. И.Я. Козаченко. М., 1998. С. 611.

[42] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 451.

[43] Проблема регулирования данных предметов решается в следующих правовых актах: Таможенном кодексе Российской Федерации (с изм. и доп. 15 октября 1997 г., 16 ноября 1997 г.), Федеральном законе «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности от 7 июля 1995 г. (13 октября 1995) г. № 157-ФЗ (СЗ РФ, 1995, № 42, ст. 3923), Кодексе РСФСР об административных правонарушениях, Законе Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 20, ст. 718); Указе Президента Российской Федерации от 30 мая 1994 г. № 1108 «О реализации предметов антиквариата и создании специально уполномоченного органа государственного контроля по сохранению культурных ценностей» (СЗ РФ. 1994. № 6. Ст. 587), Положении о порядке контроля за экспортом из Российской Федерации возбудителей заболеваний (патогенов) человека, животных и растений, их генетически измененных форм, фрагментов генетического материала и оборудования, которые могут быть применены при создании бактериологического (биологического) и токсинного оружия (Утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1994 г. № 1098) (СЗ РФ 1994. № 23. Ст. 2573) и др.

[44] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 145.

[45] Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С..И. Никулина. М., 1998. С. 103.

[46] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 446.

[47] Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 370.

[48] Таций В.Я. Указ. соч. С. 59.

[49] Так, П.П. Осипов обоснованно полагает, что видовым объектом преступлении против порядка управления является не социальное управление, а определенная область управленческих отношений, такие отношения, которые складываются между управляющими (в большей степени должностными лицами) и управляемыми субъектами, т.е. гражданами (Курс советского уголовного права. Ч. 4. Л., 1978. С. 406). По существу правильно определяет различия объектов должностных преступлений и преступлений против порядка управления Г.Ф. Поленов: «объект должностных преступлений гораздо шире объекта преступлений против порядка управлений, он выходит за рамки, ограниченных сферой управления. Управленческие общественные отношения при должностных преступлениях выступают лишь как составная часть их родового объекта, как часть нормальной деятельности государственного аппарата. Если же при совершении должностных ущерб причиняется общественным отношениям, входящим в сферу управления, то и в этом случае они отличаются от преступлений против порядка управления, ибо совершаются они не частным, а должностным лицом» (Поленов Г.Ф. Ответственность за преступления против порядка управления. М., 1966. С. 8). Преступления против правосудия, совершаемые должностными лицами также ограничены определенной сферой деятельности обеспечения реализации правосудия органами предварительного следствия, дознания, прокуратуры, суда, задачами, стоящими перед ними.

[50] Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1988. С. 88. В.И. Ленин описывал такое отношением следующим образом: «самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся, отношение» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 29. С. 318).

[51] Он находится в одной плоскости с родовым объектом и совпадает с ним по содержанию.

[52] Видовой объект - это совокупность отношений, а непосредственный объект - конкретное общественное отношение, хотя его характеристика дается в общей форме.

[53] Курс советского уголовного права. Ч. 1. Л., 1968. С. 299.

[54] Квициния А.К. Проблемы ответственности за должностные преступления: Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. 1990. С. 14.

[55] Малинин В.Б. Причинная связь в уголовном праве: вопросы теории и практики. Автореф. дисс.... д-ра юрид. наук. СПб. 1999. С. 22.

[56] Так, Серечня, Васьковский и Васильев, являвшиеся милиционерами ОБ ППСМ, были осуждены по ч. 1 ст. 170 и ч. 2 ст. 173 УК РСФСР. Выполняя обязанности по охране общественного порядка, они задержали за угон автомашины граждан К. и X. Вместо надлежащего выполнения своих обязанностей, данные работники милиции с целью содействия уклонению от уголовной ответственности лиц, совершивших угон, отпустили задержанных, за что получили взятку. Таким образом, они не предприняли действий, обязанность совершить которые возлагалась на них законом (Архив Федерального суда Адмиралтейского района г. СПб, угол. д. № 2-28/95).

[57] Следует отметить, что включение в главу восьмую УК норм, содержащихся в ч. 1 ст. 40 и 42 было подвергнуто критике в научной литературе (Милюков С.Ф. Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния. СПб., 1998. С. 8).

[58] Бюллетень Верховного Суда СССР 1959. № 3. С. 42.

[59] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 97.

[60] Закон Российской Федерации о милиции. М., 1999. С. 22.

[61] Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 51, ст. 5681.

[62] Каплунов А.И.. Милюков С.Ф. Правовые и тактические основы применения и использования сотрудниками милиции огнестрельного оружия. СПб, 1998. С. 68.

[63] Бюллетень Верховного Суда. 1987. № 5. С. 8-9.

[64] Гринберг Г.С. Должностное преступление и крайняя необходимость // Советское государство и право. 1989. № 5. С. 71.

[65] Васильев А. Закон - инструмент обновления // Правда. 1987. 3 мая.

[66] Вексберг А. Кому это нужно? // Литературная газета. 1987. С. 12.

[67] Нарушение должностным лицом установленных правил, повлекшее сверхнормативные расходы, которые затем окупились и принесли прибыль, нельзя расценивать как злоупотребление служебным положением (Вестник Верховного Суда СССР. 1991. №9. С. 14-15).

[68] Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 4. Л., 1978. С. 224,225.

[69] Бюллетень Верховного Суда СССР, 1990, №3.

[70] Курс советского уголовною права. Особенная часть. Т. 4. Л., 1978. С. 226.

[71] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. №3. С. 41.

[72] Галахова А.В. Превышение власти или служебных полномочий. М., 1978. С. 20.

[73] Там же. С. 19.

[74] Смолицкий Г. Практика Верховного Суда РСФСР по делам о служебных злоупотреблениях // Социалистическая законность. 1946. № 6. С.; Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1973. С. 383.

[75] Толковый словарь русского языка. М., 1953. С. 250.

[76] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашсва. М., 1999. С. 177.

[77] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 156.

[78] Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершаемых должностными лицами. Минск, 1985. С. 39.

[79] Так, изъятие органов или тканей человека для трансплантации, совершенное без применения насилия не изменяет своей сущности совершено ли оно с применением насилия либо с угрозой его применения или без таковых. Однако при наличии указанных признаков оно становится «принуждением к изъятию органов или тканей человека для трансплантации» (ст. 120 УК РФ) и расценивается как уголовно наказуемое деяние. Совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества остаются хищением независимо от способа, указанного в основном составе (в отличие от предыдущей рассматриваемой нормы) независимо от способа хищения (тайного (ст. 158 УК РФ - кража), открытого (ст. 161 УК РФ - грабеж) или совершенного путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 159 УК РФ) и др.). Убийство остается таковым и при совершении его с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105) или же общественно опасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105).

[80] Архив Федерального суда Адмиралтейского района г. Санкт-Петербурга. Уголовное дело №1-115/96.

[81] Лысов М.Д. Указ. соч. С. 17. Видимо, это подразумевал законодатель, дав название ст. 285 - злоупотребление должностными полномочиями (хотя идея эта в самом составе не прослеживается, так как часть формулировки состава звучит, как «использование служебных полномочий»).

[82] См., напр., постановление Президиума ВС РСФСР от 28.02. 67 по делу Г. и К. ( Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1967. №7. С. 8).

[83] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 162.

[84] Там же. С. 163.

[85] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 144. Также определяет данные последствия С.В. Бородин (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 356).

[86] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 160.

[87] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 364.

[88] Незаконное задержание гражданина и доставление его в пикет милиции с последующим незаконным досмотром и похищением имущества задержанного, совершенные вопреки интересам службы, причинили существенный вред как государственным, так и законным правам и интересам граждан, (приговор по делу 1-739 - Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга 27.11.95).

[89] Так, обоснованно были признаны действия следователя как злоупотребление служебными полномочиями, причинившие вред государственным интересам, выразившийся в подрыве авторитета правоохранительных органов (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 4. С. 13).

[90] Сокрытие должностным лицом любого преступления, попустительство всегда должно рассматриваться как причинение существенного вреда правоохраняемым интересам.

[91] Семко М. А. Злоупотребление властью или служебным положением из корыстной заинтересованности: (Проблемы соотношения со смежными преступлениями). Автореф. дисс. ... канд. юр. наук. М., 1991. С. 13.

[92] Гук О.М. Проблемные вопросы уголовной ответственности за злоупотребление власти или служебным положением: Автореф. дисс. ... канд. юр. наук. Киев, 1998. С. 14.

[93] Уголовное право России. Особенная часть: учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М, 1996. С. 325.

[94] Семко А.А. Указ. соч. С. 14.

[95] Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 4. Л., 1978. С. 240.

[96] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. №3)

[97] Семко А. А. Указ. соч. С. 15.

[98] См. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ №10 от 10 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №3. С. 9).

[99] Напр., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ но делу К. (Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1986. № 9. С. 3).

[100] Гегель Г.В.Ф. Наука логики. Л., 1977. С. 512.

[101] Малинин В.Б. Причинная связь в уголовном праве: вопросы теории и практики. Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. СПб. 1999. С. 41.

[102] Уголовное право. История юридической науки /Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1978. С. 72, 75; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому. Л., 1950. С. 210-219; Меркушев М.Н Вопросы причинной связи в уголовном праве. В. кн.: Вопросы уголовного права и процесса. Минск, 1958. С. 19-20; Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. М., 1963. С. 245-252.

[103] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 174.

[104] К.Т. Ростов отмечает: «Очень важно исходить из того, чтобы связь причины и следствия является необходимой» (Преступность в регионах России (социально-криминологический анализ). СПб., 1998. С. 6).

[105] Дурманов Н.Д. Общие основания учения о причинной связи в уголовном праве // Вопросы уголовного права, 1945, №1.

[106] Курс советского уголовного права. Т.1. Л., 1968. С. 346.

[107] Пионтковский А.А. Уголовное право. Общая часть. М., 1938. С. 253; Пионтковский А.А. Проблема причинной связи в праве // Ученые записки ВЮИН и ВЮА». М., 1949. С. 77-78.

[108] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 201.

[109] Там же. С. 173, 174.

[110] Трайнин А.Н. Уголовное право. Общая часть. С. 230. А.Н. Трайнин придерживался концепции condilio sine qua non в ее интерпретации, даваемой Н.Д. Сергеевским (О значении причинной связи в уголовном праве. Ярославль, 1880).

[111] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 200-201.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Некоторые вопросы правового регулирования борьбы с организационной преступностью
К вопросу о правомочиях адвоката - защитника по самостоятельному собиранию доказательств на предварительном следствии
Гласность и рассекречивание тайн
Коррупция и тоталитарные секты
Новое понятие объекта и предмета контрабанды по уголовному кодексу Российской Федерации 1996 года
Вернуться к списку публикаций