2013-11-07 22:19:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения



Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения


Вопрос о квалификации незаконных действий за взятку в прежнем законодательстве решался по правилам реальной совокупности. Значительная часть ученых придерживается такого способа оценки действий взяткополучателя. Таким образом поступали и суды [76]. Тем не менее признак «незаконности» требует единообразного токования, что не наблюдается в настоящее время. Так, С.Г. Келина пишет: «Термин «незаконные», употребленный законодателем, следует трактовать как «преступные» [77]. Б.В. Здравомыслова определяет незаконные действия, как неправомерные действия, не являющиеся преступлением; или же преступное деяние. В последнем случае содеянное квалифицируется по совокупности преступлений [78].

Не менее убедительно отрицает необходимость указания на совершение незаконных действий за взятку А.Я. Светлов. Так, он утверждает, что «закон прямо не говорит о выполнении тем, кто получает взятку, законных действий, а предусматривает возможность любых действий с использованием служебного положения виновного. Поэтому деление действий на «законные» и «незаконные» является искусственным» [79]. Получение взятки признается оконченным преступлением с момента принятия материального вознаграждения, независимо от того, выполнены ли действия по службе, которые были обещаны взяткодателю. Б.В. Волженкин считает, что идея усиленной ответственности за незаконные «проведена непоследовательно, поскольку в квалифицированных видах получения взятки (ч. 3 и 4 ст. 290 УК) уже не имеет значения, получалась взятка за действия, входящие в служебные полномочия субъекта, или за совершение незаконного действия с использованием служебного положения. «И, - по его мнению, - если уж выделять непосредственно в законе виды взяточничества, то более значимым для ответственности является подразделение на взятку-подкуп и взятку-благодарность» [80].

Уголовный кодекс определяет состав, предусмотренный ст. 292, как внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти действия совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Данная норма является специальной по отношению к той, которая предусмотрена ст. 327 УК (отличия - конкретизирован субъект служебного подлога, не указана цель преступления).

Отсутствие указания на специальную цель - сбыта поддельных документов вполне естественно, так как в конечном итоге общественные отношения, связанные с законным документооборотом официальных документов нарушаются равным образом в случае совершения их специальным субъектом (путем воздействия на предметы, уже находящихся в обороте) и общим (путем воздействия на предметы обладающих возможностью находиться в обороте государственных органов). Поэтому основное различие здесь видится в особенностях субъекта преступления. Очевидно, что специальное положение субъекта, должно усиливать ответственность субъекта по сравнению с общим (ст. 327 УК). Тем не менее минимальное наказание за служебный подлог существенно ниже по сравнению с той же мерой ответственности за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, а максимальные санкции равны. На наш взгляд, санкции за служебный подлог должны быть несколько выше по сравнению с соответствующей ей нормой.

Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации ст. 287 УК определяет как «неправомерный отказ в предоставлении или уклонение от предоставления информации (документов, материалов), а также предоставление заведомо неполной либо ложной информации Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации, если эти деяния совершены должностным лицом, обязанным предоставлять такую информацию».

Объективная сторона состоит в одном из четырех действий должностного лица, в служебные обязанности которого входит предоставление информации (документов или материалов) в Совет Федерации Федерального Собрания РФ, Государственную Думу Федерального Собрания РФ или Счетную палату. Первой формой совершения данного преступления является отказ соответствующего должностного лица представить в указанные органы нужную информацию. Отказ представляет собой открытое проявление нежелания представить требуемую информацию без уважительных причин. Вторая форма - замаскированный вид отказа. В прямом смысле отказ здесь отсутствует, однако виновный под различными предлогами всячески уклоняется от предоставления информации. Третья форма состоит в предоставлении неполной информации, то есть содержащей не все сведения и дынные, которые должны составлять ее содержание. Четвертая форма заключается в представлении ложной, то есть не соответствующей действительности информации. Указание в законе на заведомость исключает все иные виды кроме прямого умысла.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть только должностное лицо, в чьи служебные обязанности входит предоставление информации перечисленным в законе органам [81]. Тем не менее, Федеральный закон от В мая 1994 г. № 3-ФЗ «О статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» предписывает, что «При обращении депутата Совета Федерации и депутат Государственной Думы в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения, на предприятия, в учреждения, организации должностные лица обеспечивают депутата по вопросам, связанным с его депутатской деятельностью, консультациями специалистов, безотлагательно предоставляют им необходимую информацию и документацию...» [82]. Федеральный закон «О счетной палате Российской Федерации от И января 1995 г. № 4-ФЗ содержит следующее указание: «Все органы государственной власти в Российской Федерации, предприятия, учреждения, организации, независимо от форм собственности, и их должностные лица обязаны предоставлять по запросам Счетной палаты информацию, необходимую для обеспечения ее деятельности. При проведении ревизий и проверок Счетная палата получает от проверяемых предприятий, учреждений, банков и иных кредитных учреждений всю необходимую информацию по вопросам, входящим в ее компетенцию».

Очевидно, что рассматриваемая норма не может охранять в должной мере общественные отношения данного вида, поскольку должностное лицо, выполняющее определенные в п. 1 примечания к ст. 285 функции в предприятиях не является субъектом данного преступления, а глава 21, содержащая альтернативные составы преступлений также не предусматривает аналогичного состава, и это логично, если учитывать видовой объект данной группы преступлений. Поэтому следует расширить круг субъектов преступления. В статье необходимо указать, что субъектом данного преступления может быть «лицо обязанное предоставлять такую информацию». Странно, что учитывая приоритет личности - максимальные санкции при причинении тяжких последствий - в ч. 2 ст. 237 - до трех лет лишения свободы, а в п. «в» ч. ст. 287 - до восьми лет лишения свободы.

Исходя из буквального толкования п. «а» ч. 3 ст. 287 УК РФ можно считать, что ответственность за данное преступление может наступить при условии, если деяние сопряжено с сокрытием двух и более правонарушений. Думается, что данное преступление представляет опасность и в случае, если поводом для его совершения явилось сокрытие и единичного факта правонарушения. Также диспозицию нормы можно понимать таким образом, что субъект совершает преступление для того, чтобы скрыть преступление совершаемое (совершенное другими лицами). Подобные альтруистические стремления преступника вряд ли стоит преследовать, забывая о том, что совершение преступления (ст. 287 УК) скорее обусловлено иным незаконным деянием самого субъекта преступления.

Нельзя признать удачным наличие квалифицирующего обстоятельства «использование лицом своего служебного положения» в ч. 2 ст. 128, т.к. основное деяние может быть совершено только специальным субъектом в соответствии со ст. ст. 29, 33 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. [83]. Например, С.В. Бородин пишет: «Субъектом преступления могут быть лица которые принимают решение о незаконном помещении лица в психиатрический стационар либо о незаконном продлении срока пребывания в нем подлежащего выписке из стационара лица» [84]. Непонятно, каким образом суд будет разграничивать категории субъектов, и в зависимости от этого применять ч. 1 или 2 ст. 128. В этом отношении более удачной является ст. 1262 УК РСФСР, не предусматривавшая такого квалифицирующего признака.

Следует также обратить внимание на неудачность размещения должностных преступлений против правосудия в соответствующей главе (гл. 31 УК РФ).

В подтверждение обратимся к мнениям известных ученых. Так, Б.В. Здравомыслов пишет: «В отличие от других групп преступлений посягательства на деятельность органов правосудия целесообразно подразделять на виды (или группы) в зависимости от субъекта преступления. Приняв это за основу, к преступлениям, которые совершаются работниками правосудия при выполнении возложенных на них функций следует отнести: привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК); незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК); незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК); принуждение к даче показаний (ст. 302 УК); вынесение заведомо неправосудного, приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК); квалифицированные виды фальсификации доказательств (ч. 2 ст. 303)» [85].

В последнее время в науке уголовного права появилась широкая тенденция классифицировать в зависимости от общественного отношения, охраняемого конкретной нормой. Так, А. И. Чучаев [86], Г.Г. Криволапов [87] предлагают разделять все преступления против правосудия разделять на 5 групп исходя из непосредственного объекта: 1. посягательства на отношения по реализации конституционных принципов правосудия; 2. на деятельность органов правосудия; 3. нарушающие процессуальный порядок получения доказательств по делу; 4. деятельность органов правосудия по своевременному пресечению и раскрытию преступлений; 5. посягающие на отношения реализации судебного акта.

На наш взгляд, нормы внутри главы теоретически обоснованно было бы располагать, исходя их характеристики общественной опасности отдельных видов преступлений и признаков их субъекта[88], причем данную группу преступлений следует поместить в начале главы, как представляющие наибольшую степень общественной опасности, поскольку интересы правосудия попираются теми лицами, которые обязаны их защищать и обеспечивать.


Тарасова Елена Валерьевна



[1] Как недостаток законодательной техники расценивал В.Н. Кудрявцев наличие конкурирующих норм в уголовном праве «В самом деле, если существуют две или более нормы, предусматривающие одно и то же преступление, то в чем социальный смысл этого явления? Не является ли оно недостатком действующей системы уголовного права и не лучше ли было ограничиться изданием таких норм, которые ни в коем случае не совпадали и не «пересекались» между собой, даже частично?». При этом В.Н. Кудрявцев отмечал, что в таких кормах иначе решаются вопросы уголовной ответственности (Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 246).

[2] Пинчук В.И. Множественность преступлений. СПб., 1999. С. 21.

[3] Семернева Н.К., Новоселов Г.П, Николаева З.А. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказаний. Свердловск, 1990. С. 48-49.

[4] Там же. С. 45.

[5] Куринов Б.А. Нанятые основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 176.

[6] Малков В.И. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань, 1982. С. 61.

[7] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 296.

[8] Конфликтное отношение может возникнуть между актами толкования. Столкновение между актами толкования может происходить как на основе противоречия, так и на основе различия (Семернева Н.К., Новоселов Г.П, Николаева З.А. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказаний. Свердловск, 1990. С. 47).

[9] Коллизия может возникнуть между нормами сменяющих друг друга уголовных законов, т.е. законов, действующих в разное время (так называемые транзитные, темпоральные коллизии). Семернева Н.К., Новоселов Г.П., Николаева З.А. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказаний. Свердловск, 1990. С. 47. Незнамова З.А Коллизии в уголовном праве. Авгореф. дисс.... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1995. С. 13.

[10] Малков В.П Конкуренция уголовно-правовых норм и ее преодоление // Советское государство и право. 1975. № 3; Власенков И. А. Коллизионные нормы в советском уголовном праве. Иркутск, 1984; Черданцев А.Ф. Системность норм права .// Сб. науч. тр. СЮИ. Свердловск, 1970. Вып. 12.

[11] Семернева Н.К., Новоселов Г.П, Николаева З.А. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказаний. Свердловск, 1990. С. 45.

[12] См.: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 114-115.

[13] Как это и было сделано в ч. 3 ст. 17 УК РФ.

[14] См., напр.: В.И Ткаченко. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 296.

[15] А.С. Горелик пишет: «Одновременная квалификация по общей и специальной норме возможна только при реальной совокупности, т.е. когда совершено несколько отдельных преступлений» (Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. Красноярск, 1998. С. 17).

[16] Пинчук В.И. Квалификация преступлений при их совокупности. Л., 1988. С. 21.

[17] Пинчук В.И. Множественность преступлений. СПб., 1999. С. 21-24.

[18] Семернева Н.К., Новоселов Г.П., Николаева З.А. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказаний. Свердловск, 1990. С. 49.

[19] Шишов О.Ф. Теоретические проблемы квалификации преступлений. М., 1988. С. 33-34.

[20] Там же. С. 33-34.

[21] Возможность совершения злоупотребления путем бездействия признается рядом авторов: В.Ф. Кириченко, В.И. Соловьевым, Б.В. Волженкиным, А.Я. Светловым. Бездействие как форма злоупотребления служебным положением может выражаться, в частности, в попустительстве.

[22] Бюллетень Верховного Суда СССР, 1959, №3, с. 41.

[23] См, постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3.

[24] Аснис А.Я. К вопросу о понятии «Использование служебного положения» в должностных преступлениях // Криминология, уголовное право и прокурорский надзор. М: ВИП, 1990. С. 98.

[25] Постановление Президиума Верховного суда РСФСР от 28 февраля 1967 по делу Г. и К. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1967. № 7. С. 8). Необоснованно осуждение директора комбината стройматериалов В., который нарушал штатную дисциплину, но при этом не имел корыстной или иной личной заинтересованности, а названное нарушение не повлекло существенного вреда (Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1987. №8. С. 6,7). Если последствия не наступают по каким-либо причинам, совершенные должностным лицом действия (бездействия) могут рассматриваться как приготовление или покушение и квалифицироваться по ст. ст. 30 и 285 УК РФ в случае, если установлена вина в виде прямого умысла со стороны должностного лица.

[26] Хозяйство и право. 1987. № 10.

[27] Курченко В., Сухарев Е. Отграничение злоупотребления служебным положением из корыстной заинтересованности от хищения // Социалистическая законность. 1991. №12. С. 20.

[28] Там же. С. 21.

[29] Там же. С. 262 -263.

[30] Колыско А.О. Злоупотребление служебным положением как форма хищения государственного и общественного имущества. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1991. С. 22; Соколовский А. Как квалифицировать должностные злоупотребления? // Социалистическая законность. 1986. № 6. С. 59.

[31] Действия лица, связанные с присвоением денежных средств путем злоупотребления доверием и обмана под видом дачи взятки должностным лицом, подлежат квалификации как мошенничество (Опр. СК ВС РФ по делу Ш. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. С. 11).

[32] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по рассмотрению дел, возникающих в связи с незаконной выплатой государственных пенсий» от 31 марта 1961 г. № 5 в ред. Постановлений Пленума от 11 сентября 1962 г. № 12, 5 июля 1965 г. № 28, 11 декабря 1968 г. № 44, 20 декабря 1976 г. № 7, 27 июля 1983 № 7, 21 декабря 1993 г., 25 октября 1996 г. № 10.

[33] Так, были неправильно были осуждены К. и В. - милиционеры отдельной роты ППСМ Куйбышевского РУВД г. Санкт-Петербурга, которые, незаконно задержали гражданина М., незаконно досмотрели его, обнаружили у него деньги и, вступив в сговор, совершили грабеж. Кроме того, К. и В. нанесли легкие телесные повреждения гражданину М., ударив по голове. Суд квалифицировал эти действия по ч. 1 ст. 170 и ч. 2 ст. 145 УК РСФСР, как злоупотребление властью и служебным положением и открытое похищение чужого имущества, соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, совершенное по предварительному сговору группой лиц (Архив Федерального Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга. Угол. д. №1-739).

[34] Сахаров А.Б. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956. С. 138.

[35] Стручков Н.А. Воинские должностные преступления. М., 1955. С. 12.

[36] Так, она писала: «Конструкция узких составов преступлений имеют смысл, когда общественная опасность соответствующих преступлений особенно велика, когда четко выявляются признаки таких преступлений и законодатель имеют возможность выделением delictum sui generus подчеркнуть актуальность борьбы с определенным преступлением. Применительно к ч.1 ст. 171 этого сказать нельзя» (Курс советского уголовного права. Т. 4. Л, 1978. С. 266).

[37] Аснис А. Разграничение превышения власти или служебных полномочий и злоупотребления властью или служебным положением // Социалистическая законность. 1987. № 12.

[38] См., например: Здравомыслов Б.В. (Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 353); Ю.И. Ляпунов (Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 616); В.Ф. Кириченко (Курс советского уголовного права. Т. 6. М., 1971. С. 46); А.В. Галахова (Превышение власти или служебных полномочий. Вопросы уголовно-правовой квалификации. М., 1978. С. 15). В другой работе Ю.И. Ляпунов пишет, что превышение должностных полномочий может быть совершено и в виде бездействия (например, в невыполнении постановления об освобождения из-под стражи со стороны начальника следственного изолятора) (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 443).

[39] Здравомыслов Б.В. Указ. соч. 1975. С. 106-107. По существу это положение должно касаться и злоупотребления должностными полномочиями. Если нет определенного круга должностных полномочий, которые должностное лицо использует, трудно говорить и об их нарушении. Т.с. формально должностное лицо совершает деяние, нарушая какие-либо правовые акты, регламентирующие его деятельность. То же можно сказать и о превышении должностных полномочий.

[40] Е.А. Фролов. Уголовный кодекс РСФСР. Научный комментарий. Т. 2. Особенная часть. Свердловск, 1962. С. 308; см. также: С.И. Тихенко. Уголовная ответственность за должностные преступления. Киев, 1964. С. 15.

[41] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. №3.

[42] Курс советского уголовного права. Т. 6. М., 1971. С. 46.

[43] Курс советского уголовного права. Т. 4. Л, 1978. С. 267.

[44] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 617.

[45] Б.В. Здравомыслов. Должностные преступления. С. 107.

[46] Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 353.

[47] См., например: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 5; 1971. № 2; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. № 8 (По: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995. С. 378)

[48] См.: Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1964. С. 272 (По 3. 75)

[49] Здравомыслов Б.В. Указ. соч. С. 108;

[50] См., напр.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 617; Курс советского уголовного права в 5-ти т., Л-д, 1968-19 , т. 4,1978, с. 267

[51] См., например: Курс советского уголовного права. Т. 5 .М. С. 47.

[52] Специфика предмета исследования предопределяет при рассмотрении вопросов уголовно-правовой конкуренции приоритет составов преступлений, предусмотренных гл. 30 УК.

[53] Объективная сторона выражается в совершении действий (бездействия), выразившихся в нарушении равноправия граждан (Конституция РФ: ст. ст. 45, 46, 55, 56; Декларация прав и свобод человека. Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 52, ст. 1865) (например, в воспрепятствовании в приеме на работу или на учебу) в зависимости от указанных в ч. 1 ст. 136 этнических и общественных характеристик личности, а также в наступлении указанных в диспозиции данной статьи последствий - причинение вреда правам и законным интересам личности.

[54] Незаконным является в том случае, если указанные виды мероприятий проводились в соответствии с законом (Указ Президиума Верховною Совета СССР «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» от 28 июля 1988 г. № 9306-XI. (Ведомости СССР, 1988, № 31, ст. 504); Указ Президента Российской Федерации «О порядке организации и проведении собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г. № 524 (Ведомости РФ, 1992, № 22, ст. 1216); Указ Президента Российской Федерации «Об утверждении Временного положения о порядке уведомления органов исполнительной власти г. Москвы о проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования на улицах, площадях и в иных общественных местах города» (САПП РФ, 1993, № 22, ст. 2023).

[55] Поддержку такого решения мы находим в трудах Б.В. Волженкина (см. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 80), В.Н. Кудрявцева (Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 225). Некоторые ученые предлагают квалифицировать подобные случаи по правилам идеальной совокупности (Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Т. 1 / Под ред. П.Н. Панченко. Н. Новгород, 1997. С. 462).

[56] Лопашенко Н. Квалификация должностных преступлений в сфере экономической деятельности // Законность. 1998. № 5. С. 15.

[57] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 701; подобное мнение поддерживает Ю.И. Ляпунов, хотя оговаривает, что в случае вымогательства взятки размер подарка не имеет значения и квалифицируется, соответственно по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ (Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 630-631). Модельный Уголовный кодекс СНГ содержит рекомендацию не признавать преступлением принятие публичным служащим имущественных благ, если стоимость подарка не превышает 1 МРОТ.

[58] Ляпунов Ю.И. Ответственность за взятку. М., 1987. С. 19.

[59] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 629.

[60] Волженкин Б.В. Квалификация взяточничества. Л., 1984. С. 38; Он же. «Обычный подарок» или взятка? // Законность. 1997. № 4. С. 25-27.

[61] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И. Радченко. М., 1996. С. 524; Волженкин Б.В. Коррупция. СПб., 1998. С. 21.

[62] См.: Трайнин А.Н.. Должностные и хозяйственные преступления. М., 1938. С. 47-48; Бакланов С.В Ответственность за взяточничество. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1970.

[63] Некоторые ученые пишут, что действия могут быть и не связаны с обязанностями по службе (Утевский Б.С. Общее учение о должностных преступлениях. М., 1948. С. 327-328; Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество по советскому уголовному праву. М., 1957 С. 90-99; Степанов В.В. Актуальные вопросы борьбы со взяточничеством // Вопросы предупреждения преступности. Томск, 1967. С. 55-57; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1971. С. 365, 375).

[64] Уголовное право. Особенная часть: Учебник. 4 2/ Под ред. Н. А. Беляева, Д.П. Водяникова, В.В. Орехова. СПб., 1995. С. 31.

[65] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 413. Существует точка зрения, согласно которой - если должностное влияет на лицо с равным правовым статусом, то здесь не используется служебное положение, а лишь личные связи должностного лица, которые установились при исполнении служебных функций (Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для вузов /Отв. ред. И.Я. Козаченко. М., 1998. С. 611).

[66] Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1971, с. 300; См. также: Гальперин И. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон // Социалистическая законность. 1989. №4. С. 37.

[67] Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. М., 1975, с. 134

[68] Причем данные дела можно отнести к разряду «громких»: см., напр.: «Пятая колонна» // Советская Россия. 1986. 8 июля; Обвинение председателя Госкомитета СССР нефтепродуктов Хурамина (Бюллетень Верховного Суда. 1987. № 1 с. 39); осуждение министра автомобильного транспорта Казахской ССР Караваева (Бюллетень Верховного Суда. 1988. № 2. С. 37); министра внутренних дел Чурбанова (Известия. 1989. 2 января; Правда. 1989. 21 января.).

[69] Волженкин Б. О скрытых формах взяточничества // Законность. 1990. № 11. С. 24.

[70] Так, В. Ярочкин наряду с основными признаками организованной преступности называет «внедрение организованной преступности в официальные структуры, их коррумпирование (Ярочкин В. Организованная преступность, откуда исходит угроза. М., 1995. С. 13).

[71] Ковалев М.И., Шелковин Г.В. Взяточничество - тягчайшее преступление // Советская юстиция». 1961. №24. С. 10.

[72] Волженкин Б.В. О так называемой взятке-благодарности // Законность. 1991. №. С. 48.

[73] Уголовный кодекс РСФСР. Научный комментарий. Т. 2. Особенная часть. Свердловск, 1964. С. 317.

[74] Курс советского уголовною права. М. С. 63; см. также Б.В. Здравомыслов. Должностные преступления. С. 139.

[75] Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. М., 1975. С. 136.

[76] Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1973. С. 518.

[77] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 702.

[78] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 415-416.

[79] Светлов А.Я. Борьба с должностными злоупотреблениями. С. 109.

[80] Б.В. Волженкин (см.: Новое уголовное право России. Особенная часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996. С. 320).

[81] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 446.

[82] Собрание законодательства. 1994. № 2. Ст. 74.

[83] Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 33. Ст. 1913.

[84] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 338.

[85] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 431.

[86] Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М.. 1996. С. 376.

[87] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 642-643.

[88] См., напр.: Курс советского уголовного права. Л., 1978. С. 331.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Ответственность за мошенничество по зарубежному уголовному законодательству
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
История российского уголовного законодательства об ответственности за мошенничество
Коррупция в органах государственной власти и обстоятельства, способствующие криминальности правящей элиты
Вернуться к списку публикаций