2013-11-07 22:19:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения



Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения


Классификация должностных преступлений.

Чрезвычайно широкие возможности для совершения преступлений предоставляют недобросовестному должностному лицу те права и обязанности, которыми наделяют его государство, общество, граждане для исполнения занимаемой должности. «Классическими» нормами, предусматривающими ответственность за совершение общественно опасных деяний должностными лицами путем использования своего служебного положения, являются злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) (расположены в настоящем Кодексе в виде самостоятельной группой норм). Тем не менее деятельность должностных лиц в некоторых отраслях государственного аппарата может напрямую отражаться на характере совершаемых преступлений и степени их общественной опасности. Учитывая данное обстоятельство, законодатель прибегает к конструированию конкретизированных по объективным признакам составов должностных преступлений, выходящих за пределы обособленной группы (гл. 30 УК) преступлений, и, соотносящимися с ними как общие (ст. 285 УК) и специальные (ст. 169 УК), часть (п. «в» ст. 159 УК) и целое (ст. 285 УК) [1]. Такое соотношение позволяет выделить три группы составов должностных преступлений: общие, специальные и альтернативно-должностные [2]. При такой классификации учитывается общность основных и дополнительных непосредственных объектов преступлений, особенности объективной стороны, умышленный характер вины, специальный субъект.

Общие составы должностных преступлений предусмотрены статьями 285, 286, 287, 289, 290,292 УК РФ. Непосредственный объект преступлений лежит в одной плоскости с видовым, содержание последнего составляет, по признанию большинства теоретиков нормальная деятельность государственного аппарата [3], государственную власть, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления [4]. Преступления могут быть совершены в любой сфере деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления. Деяния совершаются как в форме действия, так и бездействия (за исключением составов, предусмотренных ст. ст. 286, 289, 290, 292 УК РФ), и их совершение возможно лишь благодаря занимаемому лицом своего служебного положения. Совершаются в пределах предоставленных лицу предоставленных лицу прав и обязанностей по должности (за исключением получения взятки - ст. 290 УК РФ). Те преступления, составы которых сконструированы по типу материальных, существенно нарушают охраняемые законом интересы граждан, организаций, общества, государства либо содержат реальную угрозу такого нарушения (ст. 287, 289, 290, 292), влекут тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Вина выражается в форме умысла. Для некоторых составов преступлений установлен конструктивный мотив - корыстная (ст. ст. 285, 292) или иная личная заинтересованность (ст. 285). Субъектом названных преступлений (ст. 292 УК - альтернативно) является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного уголовным законом возраста (ст. 19 УК), обладающее признаками должностного лица, описание которых содержится в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ.

Родового понятия общих должностных преступлений в уголовном законодательстве не предусмотрено. В науке уголовного права делались неоднократные попытки сформулировать общее определение должностного преступления, которое по мнению ученых было бы целесообразно включить в законодательство [5]. История отечественного уголовного законодательства свидетельствует об отсутствии данного определения на протяжении всего его существования. В зарубежном уголовном законодательстве существуют подобные определения [6]. На наш взгляд, те обоснования, которые приводят авторы в пользу целесообразности выработки такого понятия и его законодательного закрепления, например, определения есть ли вообще должностное преступление [7], выработать общее определение коррупции и закрепить его в Уголовном кодексе с целью успешной борьбы с последней [8], не являются достаточными, и в целом вопросы дифференциации составов (должностных от недолжностных) позволяют решить выработанные наукой уголовного права приемы квалификации преступления [9], например, по правилам конкуренции уголовно-правовых норм. Поэтому установление общего определения (родового состава) должностных преступлений не вызывается необходимостью.

Специальные составы должностных преступлений предусмотрены статьями 140, 169, 170, 299, 300, 301, 302, 305 УК РФ и др. Непосредственный объект в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата не является основным в данных преступлениях. Преступления посягают на конкретную обозначенную в норме (или группе норм) область функционирования аппарата, могут быть совершены лишь в отдельных звеньях и сферах деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления (например, правосудия, гл. 31 УК РФ [10]). Объективная сторона рассматриваемых составов преступлений представляет конкретизацию признака «использование своих служебных полномочий» («должностных полномочий»). Вина выражается в форме умысла. Преступления совершаются должностными лицами, наделенными дополнительными специфическими признаками, обладающими правом совершения определенных действий, использование которых влечет уголовное преследование (ст. ст. 169, 170, 299, 300, 301, 302, 305 УК РФ).

Рассматриваемые преступления наиболее близки к так называемым общим должностным преступлениям, хотя и размещены в других главах и имеют несколько отличные объекты уголовно-правовой охраны [11].

Составы альтернативно-должностных преступлений предусмотрены следующими статьями Уголовного кодекса РФ: ч. 2 ст. 128, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 138, ч. 3 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст. 141, 143, ч. 2 ст. 144, 145, 1451, 149, п. «г» ч. 2 ст. 152, п. «в» ст. 159, п. «в» ч. 2 ст. 160, п. «в» ч. 2 ст. 174, ч. 3 ст. 175, п. «в» ч. 3 ст. 188, ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210, п. «в» ч. 3 ст. 221, п. «в» ч. 3 ст. 226, п. «в» ч. 2 ст. 229, ст. 237, ч. 2 ст. 258, п. «б» ч. 2 ст. 260, ч. 2 ст. 272, п. «б» ч. 2 ст. 282, ч. 3 ст. 294, ч. 2 ст. 354, ч. 2 ст. 359 и др.

Основной вред причиняется (или создается реальная угроза причинения такого вреда) иным общественным отношениям: собственности, общественной безопасности и др. При этом, конечно, вред наносится и нормальной деятельности государственного аппарата, так как должностное лицо использует вопреки интересам службы свое служебное положение. Подобные деяния представляют повышенную опасность, поскольку причиняют ущерб одновременно двум или более объектам уголовно-правовой охраны. Учитывая это, законодатель прибегает к конструированию составных преступлений, содержание которых, наряду с «основным» преступлением, включает в качестве конструктивного их признака и злоупотребление служебным положением. Нормальная деятельность государственного аппарата является здесь дополнительным непосредственным объектом посягательства. Общеуголовное деяние совершается путем использования лицом своего служебного положения. Вина выражается в форме умысла. Субъектами данных преступлений при определенных условиях могут являться должностные лица.

Очевидно, что рассматриваемые группы преступлений имеют достаточно много общих черт, позволяющих говорить о них как о системе норм (каждая из которых при квалификации определенных, конкретных подобных деяний требует уяснения сходных, типологических качеств состава преступления по отношению к смежным, и в то же время тех различий, которые объясняют дифференцированную уголовную ответственность). Системность рассмотрения вопросов уголовной ответственности должностных лиц полезна также и в плане нормотворчества.

Немаловажную роль при решении вопросов криминализации и декриминализации общественно опасных деяний отдается заимствования аналогичных норм зарубежного законодательства [12]. Широкая распространенность должностных преступлений во многих странах Запада заставляет законодателей этих стран принимать особые меры уголовно-правовой борьбы с ними. Законодательство различных стран Запада неодинаково определяет круг деяний, относимых к должностных преступлениям. Надо отметить, что различная трактовка понятия должностного лица приводит к самому различному определению круга деяний, относимых к должностным преступлениям [13].

УК Германии 1871 г., действующий в редакции 1987 г. предусматривает ответственность должностных лиц в разделе 28 Особенной части. Названный раздел не содержит нормы об ответственности за злоупотребление властью. В нем присутствуют составы преступлений против правосудия (вымогательство показаний путем физического воздействия, уголовное преследование заведомо невиновного, нарушение своих обязанностей судьями или третейскими судьями и др.). Раздел содержит параграфы о телесных повреждениях, причиненных должностным лицом при отправлении службы. Субъектами указанных преступлений являются должностные лица: судьи, сотрудники правоохранительных органов. Несколько норм, вошедших в него, относится к официальному удостоверению подложных документов, а также к произвольному завышению или незаконному взиманию различных сборов или к нарушению «налоговой тайны». В раздел о должностных преступлениях УК ФРГ включены нормы об ответственности за нарушение служебной тайны, тайны судебного разбирательства, тайны почтовых и телесообщений. Германские юристы считают, что должностные преступления объединены в разделе 28 Уголовного кодекса прежде всего по признаку субъекта преступления - должностного лица. Понятие должностного лица раскрыто в §11 («Употребление терминов») Общей части УК ФРГ следующим образом: это тот, кто является «а) чиновником или судьей; б) состоит в иных публично-правовых служебных отношениях или в) иным образом призван к тому, чтобы осуществлять задачи публичного управления при каком-либо органе власти или другом учреждении или по его поручению» [14]. В разделе 28 УК ФРГ в ряде случаев допускается возможность привлечения к уголовной ответственности как должностного лица того, кто «непосредственно призван к несению публичной службы», т. е. работника, который, не будучи собственно должностным лицом, осуществляет задачи публичного управления при каком-либо органе власти или занят в учреждении или объединении, осуществляющем такие задачи.

Ответственность за должностные преступления по Уголовному кодексу Франции 1992 г. предусмотрена в основном в гл. 2 «О покушениях на государственные органы, совершаемые лицами, исполняющими служебные функции» в III разделе Книги четвертой, которая посвящена ответственности за преступления и уголовные деликты, совершенные против нации, государства и общественного порядка [15]. В Кодексе предусмотрена ответственность за взяточничество, злоупотребление властью, разглашение профессиональной тайны и покушение на нее, хищение и присвоение вверенного имущества, исключена ответственность за участие должностных лиц в делах и коммерческих сделках, несовместимых с их служебным положением (по сравнения с предыдущим Уголовным кодексом 1810 г.). Данное положение применялось ко всякому должностному лицу или агенту правительства, заинтересованным в деле, по которому они обязаны были сделать распоряжение об уплате или произвести расчет [16].

В Италии в 1990 г. был принят закон № 86, внесший значительные изменения в главу итальянского Уголовного кодекса 1930 г. о должностных преступлениях. Глава 1 «О преступлениях против публичной администрации» содержит такие должностные преступления как, присвоение (ст. ст. 314, 316), взяточничество (ст. 317), подкуп (ст. ст. 318, 319, 320), подстрекательство к совершению подкупа (ст. 322), злоупотребление служебным положением (ст. 323), использование изобретений и открытий, ставших известных по службе (ст. 325), использование служебной тайны (ст. 326), подстрекательство к пренебрежению и глумлению над учреждениями законами и нормативными актами властей совершенное должностным лицом (ст. 327), отказ от выполнения служебных обязанностей (ст. 331), невыполнение должностных обязанностей по причине оставления государственного учреждения или прерывание государственной службы (ст. 332), виновное нарушение обязанностей связанных с хранением вещей подлежащих аресту в ходе уголовного и административного процесса. Закон 1990 г. отменил ответственность за растрату, нанесшую ущерб частным лицам (ст. 315), за частный интерес в служебной деятельности (ст. 324), коллективное оставление публичных учреждений, службы или работы (ст. 330), индивидуальное оставление публичных учреждений, службы или работы (ст. 333).

Ответственность за должностные преступления в США предусмотрена федеральным законодательством и уголовными кодексами штатов [17]. Федеральное уголовное законодательство и уголовное законодательство штатов содержат общие и специальные нормы о различного рода злоупотреблениях служебным положением и использовании информации. Субъектами должностных преступлений могут быть не только так называемые публичные должностные лица, но и обычные служащие и наемные работники органов публичной администрации, публичных корпораций и государственных банков [18]. Наказанию наряду с ныне функционирующим подлежит как бывший, так и будущий служащий [19]. В число федеральных должностных преступлений включены действия служащих банков, которые могут причинить ущерб федеральной банковской системе [20]. В разделе 18 Свода законов США ответственность за должностные преступления содержится, в основном, в четырех главах: 1) гл. 11 «Взяточничество, нечестные доходы и злоупотребление своим положением публичными должностными лицами», 2) гл. 93 «Должностные лица и служащие по найму»; 3) гл. 41 «Вымогательство и угрозы» и 4) гл. 29 «Выборы и политическая деятельность». Должностные преступления оказались перемешанными с посягательствами против правосудия со стороны частных лиц.

В целом можно сказать, что общие подходы дифференциации уголовной ответственности за должностные преступления зарубежного законодательства вряд ли могут быть полезными для российского уголовного законодательства.

Объяснением тому может служить то, что системы норм в различных странах разнообразны, что обуславливается соотношением как Общей и Особенной частей уголовного законодательства, так и составов преступлений, почвенностью норм - особенностями происхождения и генезиса норм определенной системы права.



[1] Далее по тексту работы выражения: «преступления, совершаемые должностными лицами путем использования своего служебного положения» и «должностные преступления» понимаются как тождественные, что отнюдь не означает, что предметом рассмотрения являются и другие преступления, находящиеся за пределами очерченного круга рассматриваемых преступлений, совершаемых должностными лицами.

[2] Подобное разделение поддерживают: В.Ф. Кириченко В.Ф. (Виды должностных преступлений по советскому уголовному праву. М., 1959. С. 9), А.К. Квициния (Должностные преступления. М., 1992. С. 5), Здравомыслов Б.В. (Проблемы законодательной регламентации ответственности за должностные преступления // Теоретические проблемы разработки нового уголовного законодательства. М.: ВЮЗИ, 1989. С. 32). А.А. Пионтковский предлагал систематизировать должностные преступления в зависимости от той отрасли государственного аппарата где возможно их совершение должностными лицами, выделяя при этом общие должностные и специальные должностные преступления (Курс уголовного права. Т. 6. М., 1971. С. 25). Недостатком этой системы является то, что в ней игнорируются «пограничные» преступления, те, которые могут быть совершены как общим, так и специальным субъектом, должностным лицом. В.Б. Боровиков: также предлагает классификацию лишь из двух групп (разделение осуществляется по субъекту): преступлений, предусмотренных гл. 30 и остальных - специальных (Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 365).

[3] Данная точка зрения будет подвергнута критике. Пока в настоящем рассмотрении используются научные достижения, являющиеся парадигматическими в уголовном праве.

[4] Утверждение следует из названия главы 30 УК.

[5] Квициния А.К. Указ. соч. С. 5; Здравотделов Б.В. Указ. соч. С. 24; Курс советского уголовного права. Т. 6. М., 1971. С.13; Курс советского уголовного права. Т. 4. Л., 1978. С. 220; Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д., Чхиквадзе В.М. Указ соч. С. 30; Лысов М.Д.. Указ. соч. С. 58-60.

[6] Напр., ст. 432-1 УК Франции 1992 г. дает определение должностного преступления: «умышленное нарушение представителем государственной власти закона своими действиями в ходе исполнения служебных обязанностей» (Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах. / Отв. ред. Ф.М. Решетников М., 1994. С 20).

[7] Квициния А.К. Указ. соч. С. 5.

[8] Гальперин И. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон // Социалистическая законность. 1989. № 4. С. 37.

[9] См., например: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1983. С. 176-179. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 240-277. Свидлов Н.М. Специальные нормы и квалификация преступлений. Волгоград. 1981. С. 121; Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 246; Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. С. 14; Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург, 1994. С. 115-130.

[10] Хотя органы предварительного расследования, прокуратура не осуществляют правосудие (так, ст. 118 Конституции Российской Федерации указывает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом), тем не менее суд опирается на деятельность других органов, которые ведут борьбу с правонарушениями. Эти органы входят в систему органов правосудия в широкого смысле этого слова (C-м., например: Советское уголовное право. Часть особенная /Отв. ред. М.И. Ковалев. М., 1983. С. 302; Рашковская Ш.С. (Правосудие под охраной уголовного закона // Учен. зап. ВЮЗИ. Т. XVI. Ч. 2. М., 1970. С. 138); Власов И.С., Тяжкова И.М. (Ответственность за преступления против правосудия. М., 1968. С. 25-26) и др.).

[11] Так, глава «Преступления против правосудия» появилась впервые в истории российского уголовного законодательства только в 1960 г. Изначально данные составы преступлений были размещены в одной группе вместе с должностными.

[12] Официальным признанием приоритета международного законодательства перед законодательством внутренним являются указания ч. 2 ст. 1 УК РФ.

[13] Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах / Отв. ред. Ф.М. Решетников. М., 1994. С. 3.

[14] Там же. С. 40.

[15] Там же. С. 19.

[16] Там же. С. 21.

[17] Там же. С. 3.

[18] Там же. 61.

[19] Там же. 64.

[20] Там же. 64.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве
Уголовно-правовая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего
Понятие, признаки и цели смертной казни как уголовного наказания
Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству
Ювенальная виктимология
Вернуться к списку публикаций