2013-09-13 16:55:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства



Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства


Понятие и способы объективизации доказательств

В условиях судебно-правовой реформы значительно возрастает значение так называемой «объективизации» доказывания, которая призвана обеспечить должные уровень и результаты деятельности дознавателя, следователя, прокурора по расследованию преступлений во все усложняющихся условиях их деятельности. Объективизация доказательств - это деятельность участников уголовного процесса, направленная на установление и закрепление фактических данных с помощью средств, применение которых в последующем исключает влияние на эти данные каких-либо субъективных и иных факторов [1]. Для объективизации привлекается такой комплекс процессуальных и технических средств, результаты использования которых не могут быть по чьему-либо произвольному решению неопровержимо объявлены несуществовавшими, изменёнными или сфальсифицированными [2].

На современном этапе развития науки и техники технико-криминалистическим средствам принадлежит важная роль в получении и объективизации доказательств (их сохранению), а поэтому проводится большая работа по внедрению в следственную практику новых их видов. Объективизация доказывания может быть главным образом осуществлена за счёт установления и фиксации событий преступления с использованием современных методов и технических средств криминалистики, значительного расширения использования таких процессуальных средств, как назначение экспертиз и привлечение к участию в следственных действиях специалистов [3]. Несмотря на это, роль человеческого фактора в следственных действиях (понятых) также остается все ещё значимой.

По мнению К.В. Вишневецкого, объективизация доказывания при расследовании преступлений реализуется различными путями. Традиционный и надежный путь - выявление материальных следов преступлений, а также отыскание объектов, которые могут быть приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

В случаях, когда обычные следы не были обнаружены, объективные данные могут быть установлены с помощью микроследов и микрочастиц различного происхождения, поскольку полное их уничтожение невозможно.

Интерес к ним как к доказательствам при раскрытии и расследовании уголовных дел стал возрастать в нашей стране с шестидесятых годов прошлого века, что обусловливалось развитием криминалистической техники, соответствующим оснащением правоохранительных органов более совершенными технико-криминалистическими средствами и, как следствие, возможностью экспертного исследования малых количеств веществ методами микроанализа и ультрамикроанализа, растровой электронной микроскопии и прочими методами, обеспечивающими извлечение ранее недоступной информации. Сыграли свою роль причины и субъективного характера: более изощрённые способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений; отсутствие на месте происшествия во многих случаях так называемых традиционных следов (рук, ног и пр.).

Судебная микрология возникла как поисковое направление, объединяющее знания из различных научных отраслей для комплексного решения задач по изучению частиц малых размеров, т.е. направление междисциплинарного характера с интеграцией усилий специалистов различного профиля (криминалистов, специалистов в области медицины, химии, физики, биологии и др.) [4].

Для того, чтобы микроследы могли использоваться в доказывании, необходимо соблюдать разработанные криминалистикой правила их обнаружения, фиксации, изъятия. Вопросы поиска, фиксации, изъятия, экспертного исследования микроследов довольно подробно рассмотрены в работе Л.B. Виницкого и Т.В. Поповой [5].

Исследование микроследов позволяет решить многие вопросы идентификационного и неидентификационного характера, например:

- Имеются ли на объекте-носителе микроследы конкретных веществ или материалов?

- Имеются ли в представленной массе вещества (материала) посторонние микрочастицы определенного вида?

- Что представляет собой вещество (материал), микрочастицы которого обнаружены на месте происшествия (на предмете-носителе), где и для какой цели оно применяется?

- Каков механизм образования микроследов на объекте?

- Не является ли микрочастица частью конкретного объекта?

Большую роль в объективизации доказывания и защите полученных фактических данных играют технико-криминалистические средства и методы фиксации. Они дополняют протокольное описание и наглядно запечатлевают наблюдавшиеся факты. В.Я Карлов пишет, что технико-криминалистическое обеспечение представляется как наиболее перспективный и оптимальный путь повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений. При этом очевидны возможности расширения доказательственной базы по уголовным делам и объективизации процесса доказывания [6].

При применении технико-криминалистических методов и средств должны соблюдаться некоторые требования: 1) неуклонное соблюдение законности (применение научно-технических средств, технико-криминалистических методов ни при каких условиях не должно противоречить конституционным положениям, нормам и принципам материального и процессуального права); 2) соответствие научно-технических средств установленным правилам безопасности, исключающим нанесение вреда здоровью людей и окружающей среде; 3) при использовании технических средств необходимо принимать во внимание этические нормы; 4) в процессе доказывания по уголовным делам могут найти применение технические средства и методы, которые основаны на подлинно научных достижениях, прошли экспериментальную проверку и признаны судебно-следственной практикой; не могут, например, использоваться устройства, основанные на не установленных наукой явлениях, результаты применения которых неоднозначны и зависят от субъективного толкования лицами с действительными или мнимыми экстраординарными способностями; 5) научно-технические средства не должны приводить к уничтожению объектов или некомпенсируемой утрате ими свойств, которые могут иметь доказательственное значение по делу; 6) сущность производимых технических операций должна быть понятной всем участникам следственного действия, а получаемые при этом результаты - очевидными и общепонятными [7].

В УПК РФ содержатся нормы, определяющие общие принципы допустимости использования в целях расследования и раскрытия преступлений технико-криминалистических средств (ч. 6 ст. 164 УПК РФ), а также относящиеся к использованию некоторых из этих средств (например, фотографирования, киносъемки, аудио- и видеозаписи: ч. 2 ст. 84, ч. 8 ст. 166, ч. 4 ст. 189, ч. 6 ст. 164 УПК РФ). Но закон не даёт исчерпывающего перечня средств и методов криминалистической техники, т.к. это не целесообразно, ведь перечень средств криминалистической техники, и без того достаточно широкий, постоянно дополняется. Следует согласиться с В.В. Игошиным, который пишет: «Законодатель прав, отказываясь идти в направлении строгой регламентации использования отдельных технических средств либо закрепления их исчерпывающего перечня. Обратный ход повлек бы за собой установление препятствия на пути внедрения достижений науки и техники в уголовное судопроизводство. Используя силу художественного образа, заметим, что фотоаппарат, фиксируя события настоящего, оставляет на пленке изображение уже минувшего, так и закон, закрепляя состояние науки и практики в момент своего издания, содержит отнюдь не современные положения. Вместе с тем, целесообразно, что неоднократно отмечалось учёными, закрепить в нормах уголовно-процессуального закона общие критерии допустимости использования технических средств и методов в уголовном судопроизводстве» [8].

Сегодня многие российские предприятия разрабатывают и выпускают криминалистические комплекты универсального и специального назначения (к ним относятся НИИ специальной техники МВД России, г. Москва, Научно-исследовательский институт промышленного телевидения «Растр», г. Новгород, ООО «Аликом», Калужская область и др.). Оптимальная комплектация криминалистических наборов утверждается ведомственными нормативными актами и приведена в специальной литературе [9]. Однако практика диктует необходимость разработки новых средств криминалистической техники. Так, относительно недавно появился комплект аппаратно-программных средств для изменения голоса при допросах засекреченных свидетелей, георадар «Око», позволяющий обнаруживать трупы на основе процесса радиолокации [10].

На заседании расширенной коллегии МВД РФ министр внутренних дел РФ Р.Г. Нургалиев отметил, что за последние три года в органах внутренних дел осуществлялась работа по внедрению новейших достижений науки и укреплению технической оснащённости. За указанный период создано более 200 новых лабораторий по различным видам экспертных исследований. С введением в 2007 году пяти автоматизированных комплексов ДНК-анализа завершено формирование лабораторий такого типа в 34 регионах Российской Федерации. При этом эффективность поиска и доказывания вины преступников, совершивших особо опасные преступления, повысилась почти в три раза [11]. Всё это говорит о том, что средства криминалистической техники могут обеспечивать объективизацию доказательств.

Особое место в ряду средств фиксации занимает видеозапись, используемая при осмотрах, обысках, выемках, опознаниях, допросах и других следственных действиях. Видеозапись применяется в целях объективной фиксации материальной обстановки на месте происшествия, динамики явлений, действий участников процесса, а также признаков предметов, следов и микрочастиц (с привлечением метода макро- и микросъемки).

Эти методы объективизируют данные о внешне выраженных фактах: поведении лица, наличии конкретного предмета, следа. Кроме того, в ходе анализа видеоматериалов можно сделать вывод о нарушениях процессуального порядка проведения того или иного следственного действия или применения самой видеосъемки, что может повлечь самые серьёзные сомнения не только в её допустимости, но и в допустимости самих протоколов следственных действий со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Уровень современных знаний в области магнитной записи изображений позволяет осуществлять полный контроль за процессом видео моделирования и всесторонне оценивать получаемую при этом информацию. Хотя видеомагнитофонная запись поддается монтажу, эти воздействия могут быть установлены экспертным исследованием. Следовательно, заключение об отсутствии в правильно выполненной записи изменений подтверждает её подлинность и позволяет использовать в процессе доказывания.

С развитием технического прогресса стали возникать вопросы о правомерности использования в расследовании, в том числе и при допросах, новых технических разработок. Так, в развитии современной техники отчетливо прослеживается тенденция к компьютеризации. Появились новые цифровые фото-, видео- и аудиосистемы, основанные на программной обработке оптических и звуковых данных. Но если говорить о конкретных цифровых устройствах фиксации звука и изображения, то возникают большие сомнения в возможности использования их в качестве средств собирания, проверки и оценки доказательств в достаточно широких границах.

Проблема видится в том, что принцип преобразования оптического или звукового сигнала в электронный вид с фиксацией изменения его амплитуды на магнитных носителях в обычных аналоговых устройствах делает достаточно трудоёмким процесс их подделки. Цифровые же системы, являющиеся своего рода разновидностью компьютерной техники, позволяют значительно изменять характеристики и параметры фиксируемых объектов уже в процессе съёмки. Так, с помощью цифровых видео- и фотокамер можно производить наложение движущегося объекта на другой фон, изменять визуальные свойства объекта (например, изменять цвет одежды) и т.д. уже в момент записи, не говоря уже о последующей обработке данных в мощных графических программах-редакторах, в том числе и на обычных персональных компьютерах.

Если процесс обычной аналоговой съемки позволяет фиксировать лишь постановочные (специальные) эффекты, то процесс цифровой видеозаписи позволяет моделировать визуальные эффекты. М. Сильнов пишет, что недобросовестный следователь, используя возможности цифрового фото или видео, может умышленно изменить параметры фиксируемого изображения в ходе осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и т.д. При этом присутствующие понятые запечатлевают действия такого следователя как правильные и не вызывающие сомнений. Нетрудно представить, какой вред интересам правосудия может быть нанесён [12].

В.Я. Карлов полагает, что противники широкого внедрения в практику раскрытия и расследования преступлений цифровой фотографии формально усложняют эту проблему, ссылаясь на технические возможности подделки фотоснимков. При этом он убеждён, что для исключения подобных фактов могут быть задействованы правовые возможности, например, удостоверение фотоснимков понятыми, изготовление дубль-фотоснимков, которые могут храниться в уголовном деле, будучи помещёнными в конверт и опечатанными [13]. Представляется, что возможно также применение иных механизмов, которые следует закрепить в УПК РФ: распечатывание снимков прямо на месте производства следственного действия, изъятие на месте электронного носителя информации, его упаковка и опечатывание о последующим изготовлением снимков в присутствии понятых.

Большое значение в удостоверительной деятельности дознавателя следователя имеет правильное решение вопросов, связанных с участием понятых в предусмотренных законом действиях. Необходимость выполнения своих функций в присутствии понятых отнюдь не означает какого-либо недоверия к следователю, ущемления его самостоятельности, хотя такое мнение распространено среди практических работников [14]. Наоборот, именно дознаватель, следователь в первую очередь заинтересованы в присутствии понятых. Необходимость присутствия понятых объясняется стремлением гарантировать достижение достоверности доказательств, а также необходимостью обеспечить правильность закрепления результатов непосредственного восприятия. Кроме того, присутствие понятых желательно и для того, чтобы удостоверить факт наличия следов на объекте, которые могут исчезнуть и безвозвратно утратить своё доказательственное значение. Понятые в этом случае помогут более полному и объективному установлению обстоятельств дела, поскольку они могут быть допрошены в судебном заседании.

Удостоверяя факт, содержание и результаты наблюдаемых действий, понятые способствуют получению и сохранению полноценных доказательств по делу, помогают опровергать выдвигаемые ложные версии и ограждают работников следственного аппарата от необоснованных нареканий со стороны обвиняемого и других лиц. Кроме того, понятые участвуют для того, чтобы избежать возможных злоупотреблений со стороны следователя, лица, производящего дознание, которые нередко проводят следственные действия в одиночку.

Эффективность удостоверительной функции понятых во многом зависит от правильности их выбора дознавателем, следователем в стадии подготовки к следственному действию. В настоящее время выбор понятых как правило, носит случайный характер. Считается, что нет смысла тратить, время на выбор понятых, поскольку в конечном итоге их роль сводится к роли свидетелей. Однако между понятыми и свидетелями есть существенное различие. Свидетель становится таковым в силу объективного стечения обстоятельств. Если по какой-то причине свидетель не может с достаточной полнотой передать информацию, представляющую юридический интерес, дознаватель, следователь, прокурор вынуждены восполнить этот пробел при помощи других доказательств. Иначе обстоит дело с понятыми: выбирая данных процессуальных участников, лицо, ведущее расследование, может заранее создать условия для наиболее полного сохранения информации о фактах, установленных в ходе следственного действия, и обеспечения их доказательственного значения. По этой причине вопрос о правильном выборе понятых относится к многоплановой проблематике процесса удостоверений фактов.

Исходя из законодательного требования о том, что понятыми могут быть лица, не заинтересованные в исходе дела, дознаватель, следователь при наличии любых обстоятельств, ставящих под сомнение беспристрастности вызванных лиц, должны отказаться от их привлечения в качестве понятых. При оценке обстоятельств, препятствующих выполнению функции понятых, необходимо учитывать не только «процессуальный интерес» (участие в деле, или связь с участниками), но и психологические факторы, снижающие объективность восприятия фактов помимо воли наблюдающего. В этой связи нельзя признать правильным создание каких-либо групп «постоянных понятых», выступающих в этой роли при расследовании различных дел. Участие понятых всегда должно носить эпизодический характер. Недопустимо привлечение в качестве понятых лиц, ранее принимавших какое-либо участие в данном деле (оказывали помощь в задержании преступника, охране помещения и т. п.), так как их беспристрастность, а, следовательно, и действительность выполненного удостоверения могут оспариваться.

Выполнение удостоверительной функции понятыми возможно, если они способны по своим физическим и психическим данным правильно воспринимать происходящее и свидетельствовать в суде. Это обязывает при выборе понятых выяснить, не страдают ли вызванные лица недостатками, препятствующими их участию в удостоверительных мерах. В частности, важным следует признать выяснение способности понятых к запоминанию воспринятого. Поскольку накопленная в памяти информация может быть затем получена при допросе, есть основания рассматривать память как психологическое средство фиксации удостоверяемых фактических данных и ставить целенаправленные задачи по использованию этого средства (установки на запоминание определённых действий, состояния объектов, их признаков).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Состав налоговых преступлений
Квалифицированные виды налоговых преступлений
Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде
Понятие, сущность и значение очной ставки
Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору и организационной группой
Вернуться к списку публикаций