2013-09-13 16:55:52
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства



Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства


Понятие доказательств в науке уголовно-процессуального права

Познание происшедшего события может происходить как непосредственным путём, например, через наблюдение, участие, так и опосредованно. Опосредованно действительность познаётся при помощи доказательств. Формирование доказательства как информации о происшедшем событии происходит в результате многократного отражения данного события, составляющего предмет исследования: сначала оно отражается в окружающем мире, оставляя в нём материальные (место происшествия, предметы, телесные повреждения и др.) и идеальные (память участников события) следы, затем эти следы воспринимаются субъектом доказывания (дознавателем, следователем, прокурором, судом), отражаются его сознанием и объективизируются в материалах дела, превращаясь в доказательства в уголовно-процессуальном смысле. Именно в процессе «вторичного отражения» формируются доказательства, как фактические данные, запечатлённые в предусмотренной законом процессуальной форме [1]. С.А. Шейфер подчёркивает, что «готовых доказательств, т.е. показаний, заключений, вещественных доказательств, протоколов и иных документов (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), в природе не существует и существовать не может: объективно существуют лишь следы события, в которых содержится нужная информация. Но эта информация — ещё не доказательство. И лишь в процессе познавательно-удостоверительной деятельности определённых субъектов доказывания, наделённых для этого соответствующими правомочиями, информации придаётся надлежащая процессуальная форма и возникают, т.е. формируются доказательства» [2].

Если рассматривать доказательство с позиции логики, то это логическая операция обоснования истинности какого-либо суждения с помощью других истинных и связанных с ним суждений, истинность которых установлена. Целью доказательства является установление либо истинности, либо ложности тезиса, задачей — формирование обоснованных убеждений. Под убеждением понимаются взгляды и представления людей, определяющие их поведение и поступки [3].

В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, установленном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В качестве доказательств допускаются: показания обвиняемого и подозреваемого; показания свидетеля и потерпевшего; заключения и показания эксперта; заключения и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Необходимо отметить, что это определение появилось на основе исследования, нескольких концепций доказательств, разрабатываемых представителями науки уголовно-процессуального права на протяжении нескольких веков [4]. Рассмотрим эти концепции.

1. Донаучная (архаическая концепция). Так, И. Бентам, рассматривает доказательства как «общее название, даваемое каждому факту, когда он представляется на рассмотрение судьи с целью вызвать в последнем убеждение в существовании факта, долженствующего послужить основанием для судебного приговора» [5]. Донаучную концепцию доказательств можно дополнить взглядами Я.И. Баршева, который определял доказательства как причину внутреннего убеждения «в действительности какого-либо происшествия» и делил доказательства на непосредственно получаемые следователем и судьёй посредством проведения определённых действий, на основании чего у них вырабатывается «судебное убеждение», и «улики» на основании которых можно сделать лишь вероятный вывод [6].

2. В дореволюционной русской процессуальной литературе доказательства определялись как основание для внутреннего убеждения, и только у Л.E. Владимирова мы находим определение доказательств через понятие факта, в частности он указывал: «Уголовным доказательством называется всякий факт, имеющий назначением вызвать в судье убеждение в существовании или несуществовании какого-либо обстоятельства, составляющего предмет судебного исследования [7]. Другими словами, русские процессуалисты называли доказательствами то, на основе чего можно прийти к какому-либо убеждению и установить обстоятельства дела [8], или определяли их как способы, средства познания.

Определение доказательств через факты встречается у А.Я. Вышинского и М.А. Чельцова и основывается на определении факта как аргумента (доказательства) в дискуссии и споре. Эта концепция доказательств получила в процессуальной литературе название логической [9]. В этом случае понятие факта и понятие доказательства полностью отождествляется.

3. Следующей концепцией, которая послужила своеобразным толчком к определению доказательств, развитию взглядов на сущность доказательств, является «двойственная концепция». Эта концепция доказательств обоснована М.С. Строговичем [10]. Её положительным моментом является то, что в понятие доказательств в качестве элемента вводилось понятие источника (средства) доказывания. Это давало возможность придать особое значение процессуальной форме доказательств с точки зрения соблюдения процедуры их получения. Содержание же доказательств рассматривалось опять-таки в виде определённого факта, что делало не вполне понятным, с помощью чего доказываются сами обстоятельства уголовного дела.

4. В современное определение доказательств вклад внесла и так называемая информационная концепция доказательств, разработанная В.Я. Дороховым, который считал, что доказательство имеет информационную природу, это такой же сигнал, сообщение. Неотъемлемой частью информации является её материальный носитель [11]. Ю.К. Орлов в качестве недостатка этой концепции отмечает, что эта модель доказательств отражает лишь одну сторону доказывания — информационную. За пределами этой модели осталась логическая сторона доказывания [12].

В.C. Балакшин в качестве изъяна этой теории называет то, что В.Я. Дорохов считал, что источником сведений о факте всегда выступает человек (субъект процессуальной деятельности) как носитель информации [13].

5. Следующей ступенью развития теории доказательств явилась «смешанная» или синтезированная концепция доказательств. Сторонников этой концепции Ю.К. Орлов и B.C. Балакшин делят на два лагеря. Одни учёные в понятие доказательств включали сведения о фактах и их источники, если речь идёт об информационном доказывании, и факты, в тех случаях, когда речь идёт о логическом доказывании [14]. Другие в содержание доказательств включали и сведения о фактах, и сами факты, если они содержатся в предусмотренных законом источниках [15].

6. B.C. Балакшин рассматривает ещё так называемую «прагматическую» модель понятия доказательств, сущность которой заключается в том, что под доказательствами понимаются «процессуально оформленные сообщения, а также документы и другие предметы, которые правомерно использовать в судопроизводстве для установления фактов, учитываемых при вынесении приговора» [16].

7. Сам B.C. Балакшин предложил «системную» концепцию доказательств. Он полагает, что доказательства можно рассматривать как определённую систему, состоящую из трёх элементов 1) сведения о факте или фактические данные; 2) источник сведений о факте; 3) способы и порядок их собирания, закрепления и проверки, осуществляемые с соблюдением законных требований [17].

В целом соглашаясь с тем, что правильнее всего рассматривать доказательства через понятие системы, следует указать на некоторую противоречивость концепции B.C. Балакшина.

Надлежащий порядок получения сведений и формирование источника, в котором эти сведения должны содержаться, предполагает надлежащие (предусмотренные законом) способы собирания, закрепления и проверки доказательств. Другими словами, надлежащий источник в своём содержании уже имеет третий элемент, выделяемый B.C. Балакшиным, - способы получения доказательств, предусмотренные законом. Само понятие источника предполагает законность способов получения информации, и в этом смысле нет необходимости в выделении третьего элемента.

Следует согласиться также с B.C. Балакшиным, который видит определённые противоречия между понятием «сведения» и источниками этих сведений, которые перечислены в качестве таковых в ст. 74 УПК РФ.

В частности, это проявляется в отношении заключения эксперта, заключения специалиста и вещественных доказательств. Заключение эксперта в соответствии со ст. 80 УПК РФ - это содержание исследования и выводы; заключение специалиста — это суждение; вещественные доказательства (ст. 81 УПК РФ) - это предметы. В этом случае возникает вопрос: являются ли выводы, суждения и предметы сведениями?

Представляется, что правильнее было бы говорить о сведениях, которые содержатся в выводах эксперта; о сведениях, которые содержатся в суждении специалиста, а также о сведениях, которые можно почерпнуть, исследуя свойства предмета, его признаки.

Более подробно хотелось бы остановиться на заключении эксперта как выводном знании. Это убедительно доказал Ю.К. Орлов в своей докторской диссертации [18]. А.В. Кудрявцева, в частности, по этому поводу пишет: «С точки зрения специальных знаний, промежуточные результаты, получаемые в ходе аналитического и сравнительного этапов, есть новые факты, добытые экспертом в ходе исследования, анализ которых позволяет затем сформулировать окончательный вывод, представляющий собой профессиональную оценку выявленных фактов. Цель исследования на основе специальных познаний не в простой констатации установленных экспертом фактических данных, а в их профессиональной оценке [19]». Другими словами, в заключении эксперта можно выделить саму информацию (сведения) о фактах и выводы (оценочные суждения, мнение эксперта). Но это мнение эксперта основано на оценке специально выделяемых свойств и признаков объекта на, основе знаний эксперта, и поэтому правильность этих оценочных суждений можно проверить. Другими словами, то, что содержится в выводах эксперта, в большей мере можно отнести не к информации, а к знанию как оцененной переработанной информации.

Поэтому, на наш взгляд, ч. 1 ст. 80 УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Заключение эксперта — это сведения, содержащиеся в исследовании и выводах эксперта по вопросам, поставленным перед экспертом».

Аналогично необходимо изменить ч. 3 ст. 80 УПК РФ: заключение специалиста - это сведения, содержащиеся в его суждениях, выводах, представленные в письменной форме.

Отдельно следует сказать о вещественных доказательствах. В литературе обращается внимание на необходимость особого подхода к понятию, форме и содержанию вещественных доказательств, и поэтому поводу высказывается несколько точек зрения. Так, например, одни авторы отождествляют форму и содержание вещественных доказательств. В.Д. Арсеньев указывает: «Известно, что вещи в процессе доказывания выступают в качестве своеобразных «материализованных» сведений, каковыми являются особенности этих вещей, имеющие отношение к искомому факту (индивидуальные признаки похищенной вещи, следы крови на одежде). Очевидно, что источниками сведений будут сами же вещи» [20]. А.А. Эйсман по этому поводу пишет: «Все доказательства могут быть подразделены на сообщения, исходящие от лиц (личные доказательства), и вещественные доказательства... Доказательства понимаются как сведения о фактах (фактические данные в смысле ст. 69 УПК РСФСР), включаемые в состав уголовного дела в форме показаний, заключения, документов и т.п., и предметы, приобщаемые в качестве вещественных доказательств... Понятие источника и факта нераздельно сливаются у вещественного доказательства» [21].

В.Я. Дорохов, справедливо критикуя эту позицию, указывает: «С этим положением нельзя согласиться. Содержание и форма присущи всем вещам, процессам и явлениям объективного мира, в том числе и судебным доказательствам. Образуя определённое единство, они взаимообусловлены, но никогда не совпадают, не сливаются друг с другом» [22]. Он считает, что формой вещественного доказательства является протокол его осмотра или протокол следственного действия, в ходе которого обнаружено вещественное доказательство. А под содержанием вещественного доказательства им понимаются «непосредственно воспринимаемые материальные физические свойства предмета: размер, геометрическая форма, характер материала, следы на поверхности, цвет, запах и другие подобные состояния, присущие материальному объекту» [23].

При этом необходимо иметь в виду, что с развитием научно-технического прогресса и экспертных исследований понятие вещественных доказательств как предмета (вещи) является весьма условным. Так, авторы коллективного труда «Вещественные доказательства» дают следующее определение: «Под вещественным источником доказательственной информации понимается любой материальный носитель, отображающий имеющую значение для дела информацию в форме физического сигнала» [24]. И далее В.Я. Колдин делит вещественные источники доказательств на предметы, вещества, следы-отображения, материальные комплексы (природные материальные комплексы; техногенные материальные комплексы; ситуационные материальные комплексы), материальную обстановку события, материалы дела. Причём следует признать, что вещественность источника доказательств является признаком каждого из перечисленных видов. И в этом смысле авторы приводят нас к мысли о том, что сами эти образования являются источниками (формой) сведений о факте, а свойства этих предметов, уже отделенные от них, отражённые субъектами доказывания и закреплённые в протоколах осмотра или протоколах следственных действий, в ходе которых они обнаружены, служат содержанием этих доказательств. Но в этом случае возникает вопрос: относятся ли эти протоколы к самостоятельному источнику доказательств или являются только принадлежностью (приложением) к вещественному доказательству? Представляется, что этот вопрос может быть решён при обращении к теории информации и закономерностям передачи информации в неживой природе.

Причём очень важно отметить, что через понятие сведений (сообщения) в литературе по теории информации даётся определение информации. Если мы будем исходить из того, что сигнал - это изменение характеристики материального носителя, которое используется для передачи информации, а знак - это средство передачи информации в языковой или цифровой форме, то деление доказательств на личные и предметные предполагает получение сведений в виде сигнала от материальных (предметных систем), а в виде знака - при получении информации от лиц.

Авторы работы «Вещественные доказательства» отмечают, что от предметов, отображающих информацию в форме физических сигналов (признаков), следует отличать предметы, отображающие информацию в форме знаков, - документы [25].

Представляется, что необходимо отталкиваться от этих категорий, не перенося их точный смысл в поле уголовно-процессуальной деятельности, а трансформируя их применительно к закономерностям образования следов в криминалистике. В этой связи мы обращаемся к следующему определению информации. Любое взаимодействие между объектами, в процессе которого один приобретает некоторую субстанцию, а другой её не теряет, называется информационным взаимодействием. При этом передаваемая субстанция называется информацией [26]. В этом определении также прослеживается связь теории информации с теорией отражения, в соответствии с которой отражение — это воздействие одной материальной системы на другую, ведущее к установлению определённого (конкретного) тождества между системами, когда внутренние различия одной системы (отражающей) соответствуют внутренним различиям другой системы (отражаемой), а информация является содержанием отражения.

Механизм образования вещественных доказательств свидетельствует о том, что чаще всего это воздействие элементов (отдельных действий, обстоятельств) механизма события преступления на предметы (вещества) материального мира. Но следует признать, что результаты такого взаимодействия (отражения) становятся доказательствами или иной информацией, значимой по делу, только тогда, когда они используются субъектом доказывания для установления обстоятельств, имеющих значение по делу, или помогают определить направление расследования, отыскать иные доказательства (информацию), а также выработать определённые версии. Другими словами, содержанием вещественных доказательств являются сведения, которые передаются через сами свойства, признаки, состояния вещественных доказательств, если они зафиксированы в протоколах следственных и судебных действий. В этом смысле В.Я. Дорохов правильно указывает на то, что если будет утеряна информация в виде самого предмета и его свойств, признаков или состояний, то она может быть зафиксирована в письменных документах (протоколах) [27]. Это вполне согласуется с положениями УПК РФ о хранении вещественных доказательств (ст. 82 УПК): после вступления приговора в законную силу вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам, уничтожены, но протоколы их осмотра остаются в деле и подлежат оценке при возможном пересмотре уголовного дела в порядке надзора, при возобновлении дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В этой связи видится, что при определении отдельных источников доказательств необходимо отразить и их содержание в виде сведений.

Строгий подход с позиции логики позволяет судить, что если источник сведений о факте включает в себя и соблюдение закона при получении этого источника, то в этом случае речь должна идти не только о соблюдении норм УПК РФ, но и других законов. Особо актуально этот вопрос стоит в отношении таких «свободных» источников доказательств, которыми являются иные документы и заключение специалиста, в отношении которых не предусмотрена не только процедура их получения, но и процедура приобщения к делу представляемых сторонами доказательств.

Следует отметить, что законодательное определение доказательств в целом верно отражает концепцию доказательств как единство содержания - сведений и формы - видов, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. При этом не совсем удачным следует признать законодательное закрепление содержания доказательств как любых сведений, так как это порождает иллюзию о том, что в качестве доказательств могут выступать любые данные. Безусловно, эта погрешность законодательно нивелируется ч. 2 ст. 74. Но с точки зрения правильности закона более удачной следует признать определение доказательств через категорию сведений о фактах [28].



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве
Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
Вернуться к списку публикаций