2013-09-13 15:56:42
ГлавнаяУголовное право и процесс — Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы



Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы


На практике вызывает вопросы процедура получения заключения специалиста и его приобщения к материалам дела. Так, если заключение получено защитником, то признать его доказательством можно на основании ходатайства. Последнее может быть удовлетворено или не удовлетворено. В случае отказа в удовлетворении ходатайства заключение специалиста вообще не будет приобщено к материалам дела. Поэтому практики предлагают следующую схему: в том случае, если специалистом уже было составлено заключение или сформировано мнение, которое защита считает необходимым донести до суда или следователя, целесообразно приобщить к письменному ходатайству о его допуске к делу (о его допросе, о проведении повторной экспертизы и т.д.) протокол опроса специалиста в порядке ч. 3 ст. 86 УПК РФ с приложением к нему самого заключения. Будучи приложенным к ходатайству, такой протокол не может уже быть возвращён защитнику [27]. Аналогичное предложение вносит Игнатов Д.С. [28]

Е.Ю. Львова также отмечает, что суды зачастую отказывают в приобщении к материалам дела заключений специалистов на том основании, что в деле уже имеются по обсуждаемым вопросам заключения экспертиз, проводившихся по постановлениям судебно-следственных органов. В этом случае суды дают оценку ещё не исследованному доказательству, нарушая положения ч. 2 ст. 17 УПК РФ, согласно которым доказательства не имеют заранее установленной силы [29].

Отметим, что неурегулированность процедуры получения заключения специалиста, а также его содержания порождают дискуссии среди юристов. В целях устранения пробелов правового регулирования разрабатываются разные варианты дополнений в УПК РФ по данным вопросам. Так, Л.С. Данилова и Н.А. Громов пишут, что понятие «суждение», которым пользуется законодатель для характеристики заключения специалиста (ч. 3 ст. 80 УПК РФ), имеет другое значение, нежели сведения или фактические данные, которые образуют главный признак понятия доказательства по уголовному делу (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Понятие «суждение» способно увести правоприменителей в область предположений, несовместимых с понятием «доказательство». В этой связи названные авторы предлагают ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ изложить в новой редакции: «3. Заключение специалиста — представленные в письменном виде сведения о фактах, относящихся к проблемам науки, техники, искусства или ремесла, по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. 4. Показания специалиста — сведения о фактах, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла, полученные в соответствии с требованиями статей 53, 168, 271 настоящего кодекса» [30].

Е.П. Гришина и С.А. Саушкин предлагают дополнить УПК РФ главой 27-А «Заключение и допрос специалиста», куда включить ст. 207-1 «Порядок получения заключения специалиста», 207-2 «Представление заключения специалиста защитником», 207-3 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при вынесении постановления о получении заключения специалиста», 207-4 «Заключение специалиста», 207-5 «Допрос специалиста» и 207-6 «Предъявление заключения специалиста» [31].

Предлагаемые положения по сути уравнивают заключение эксперта и специалиста. Разница лишь в том, что привлечь специалиста для дачи заключения защитник сможет самостоятельно, без согласия следователя. Включение в УПК РФ данных статей действительно будет способствовать реализации принципа состязательности в уголовном процессе и сделает заключение специалиста полноценным доказательством.

Представляет интерес вопрос о том, чему отдать предпочтение: заключению эксперта или специалиста, если, допустим, заключение специалиста было представлено стороной защиты в опровержение выводов эксперта. Согласно ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Поэтому отвергать заключение специалиста только потому, что он не был предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, нет оснований. Правоприменительная практика свидетельствует о том, что заключения специалистов могут быть более аргументированными по сравнению с заключениями экспертов. Убедительные примеры в пользу данного утверждения приводит Л. Александрова, которая предлагает в случаях противоречий между заключениями эксперта и специалиста проводить допрос обоих и назначать повторную экспертизу [32].

На практике иногда происходит замена возможности получения заключения, показаний эксперта или специалиста самостоятельным обращением следователя, суда к справочной информации за разъяснениями по поводу исследуемого события. Нам представляется, что в случае необходимости приобщения к делу выдержек из специальной литературы, следователь должен оформить запрос соответствующему специалисту, который к своему ответу приложит данную выдержку (при этом обязательно указание исходных данных издания). Такой ответ можно рассматривать как самостоятельное доказательство - иной документ. Результаты наших исследований показали, что 28% респондентов при необходимости привлечь выдержки из специальной или справочной литературы самостоятельно делают ксерокопии и приобщают к материалам уголовного дела. Остальные 72% опрошенных с такой ситуацией не сталкивались. Очевидно, это связано с тем, что в УПК РФ механизм приобщения подобных материалов не урегулирован. С точки зрения теории и практики интересен также вопрос о возможности и процедуре приобщения к материалам уголовного дела справочной информации, взятой из Интернет. Только 14% опрошенных нами следователей и дознавателей считают возможным использовать в качестве справочной информации выдержки из Интернет. И это вполне понятно, т.к. на сегодняшний день информация, размещённая в Интернет, не всегда контролируется. Но если в сети помещены конкретные работы учёных с указанием всех исходных данных, то такая информация не отличается от той, что издана в виде печатной продукции.

В научной литературе мы встретили также предложение легализации в качестве доказательств справок специалиста. Так, Е.П. Гришина и С.А. Саушкин считают необходимым внести в ст. 84 УПК РФ дополнение следующего содержания: «Письменные документы, содержащие сведения консультативного, справочного, разъясняющего характера, имеющие значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 настоящего Кодекса, представленные сторонам и суду специалистом, допускаются в качестве иных документов» [33]. Но мы полагаем, что в данном случае можно говорить всё же о заключении специалиста (если в документе содержатся сведения разъясняющего характера, т.е. если специалист приводит своё суждение, а не просто направляет выдержку из специальной литературы).

Справки специалистов предлагается получать, например, в случаях, когда надо установить общеизвестность какого-либо факта. Е.В. Селина, рассматривая вопрос о признании фактов общеизвестными, предлагает свою формулировку ч. 1 т. 90 УПК РФ: «Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Для признания общеизвестными обстоятельств, являющихся таковыми среди специалистов, достаточно привлечения справочных сведений о том, что об этих обстоятельствах имеются общепринятые научные и практические данные. Справочные сведения могут быть привлечены путём допроса специалиста, письменной справки, обращения суда и сторон к научным и справочным источникам». Таким образом, пишет Е.В. Селина, возможность ограничиться истребованием справки является освобождением от доказывания. Кроме того, справка, содержащая сведения об известных среди специалистов фактах, явно представляет собой нечто иное по сравнению с документом, взятым из цепи исследуемых органом предварительного расследования отношений, событий, действий (бездействия) [34]. В целом признавая данные рассуждения правильными, отметим, что предлагаемые изменения в УПК потребуют также регламентации порядка допроса специалиста, а также обращения к справочным источникам. При этом на практике появятся проблемы, связанные с определением приоритета одних источников перед другими в случае различия содержащихся там сведений.

Следует отметить, что Федеральным законом от 02.12.2008. № 226-ФЗ в ст. 5 УПК РФ было включено новое понятие — следователь-криминалист. Это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству (п. 401 ст. 5 УПК РФ). Очевидно, что таким нововведением законодатель хотел подчеркнуть значение использования специальных криминалистических знаний в уголовном судопроизводстве.

Законопроект в части понятия «следователь-криминалист» вызвал неоднозначное отношение. Так, Верховный Суд РФ не посчитал необходимым внести замечания и предложения на законопроект [35]. Комитет Совета Федерации по правовым и судебным вопросам в своём отзыве на законопроект также не выразил замечаний относительно понятия «следователь-криминалист» [36]. Но в заключении Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству отмечается, что в приведённом определении понятия «следователь-криминалист» нет чётких критериев, из которых было бы ясно, каков конкретно процессуальный статус данного лица и чем процессуальный статус следователя-криминалиста отличается от процессуального статуса следователя, предусмотренного ст. 38 УПК РФ. Поэтому включение в УПК РФ лишь определения понятия без установления конкретных полномочий следователя-криминалиста представляется юридически неверным [37]. В заключении Правового Управления аппарата Государственной Думы отмечается, что из названия ст. 5 УПК РФ следует, что в ней приведены основные понятия, используемые в кодексе, но ни в действующей редакции УПК, ни в тексте законопроекта не содержится ни одного упоминания о таком участнике уголовного судопроизводства как следователь-криминалист [38]. Есть и иное мнение: в ст. 5 УПК РФ вводится понятие «следователь-криминалист» и одновременно конкретизируются полномочия этого должностного лица путём наделения его правом участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или проводить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству. По мнению Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству, вопрос о необходимости такой конкретизации, даваемой в общих понятиях Кодекса, нуждается в дальнейшем обсуждении [39]. Т.е. предложение законодателя нельзя признать обоснованным и необходимым. Очевидно, следователь-криминалист по замыслу авторов проекта должен обеспечивать эффективное применение криминалистических средств и научных рекомендаций по расследованию преступлений. И здесь можно увидеть аналогию с должностями прокуроров-криминалистов, которые предусмотрены ч. 5 ст. 201 ФЗ «О прокуратуре РФ», п. 6 Положения о Следственном комитете при прокуратуре РФ, утверждённого Указом Президента РФ от 01.08.2007. № 1004. Деятельность прокуроров-криминалистов призвана обеспечить внедрение в практику расследования и раскрытия преступлений современных возможностей криминалистики и судебной экспертизы, научных рекомендаций, передового опыта, повышение профессионального уровня прокурорско-следственных кадров. Причём на прокуроров-криминалистов в ряде случаев возложено также проведение расследования в полном объёме [40]. По сути, прокурор-криминалист - это тот же следователь, только обладающий передовыми знаниями в области применения криминалистической техники и современными методиками расследования преступлений. Тогда не ясно, зачем законодатель ввёл ещё одно понятие — «следователь-криминалист». Кроме того, криминалист - это специалист, и выходит, что в лице следователя-криминалиста совмещаются две функции - обвинения и содействия правосудию. При этом нужно учесть, что согласно ст. 61 УПК РФ следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он участвовал в качестве специалиста по данному уголовному делу. Учитывая изложенное, следует признать, что законодатель в очередной раз проявил поспешность. Включение в УПК понятия «следователь-криминалист» порождает много вопросов теоретического и практического характера и, безусловно, снижает эффективность применения уголовно-процессуального закона.

Итак, в настоящее время отсутствует процессуальный порядок привлечения специалиста к участию в деле, а также процессуальный порядок представления заключения специалиста стороной.

В условиях научно-технического прогресса возрастающие возможности использования специальных знаний с целью установления обстоятельств по уголовным делам сдерживаются в силу ряда объективных и субъективных причин. Одна из них заключается в том, что совершенствование процессуального законодательства отстаёт от норм материального права и нужд практики. Такое положение ограничивает использование ряда достижений науки и техники; пробелы в законодательстве приводят к отказу суда и сторон от помощи сведущих лиц или же использованию их знаний и навыков с нарушениями действующего законодательства.

Подведём итоги нашего исследования и сформулируем основные выводы.

1. Доказывание обстоятельств дела охватывается понятием познание обстоятельств дела, поскольку доказывание, в отличие от познания, осуществляется только процессуальным путём, только определёнными в законе участниками процесса, доказывание имеет «адресата», т.е. в конечном итоге преследует цель разрешения дела по существу.

2. Представляется, что в условиях развития состязательных начал в уголовном процессе использование доказательств заслуживает выделения в самостоятельный этап. Это согласуется также с содержанием ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, где речь идёт о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В ч. 5 ст. 235 УПК РФ законодатель также упоминает об использовании доказательств. Все предыдущие элементы (этапы) доказывания не имели бы значения без того, чтобы собранные, проверенные и оцененные доказательства не были положены в основу процессуального решения, т.е. использованы.

3. Для доказывания характерно единство предметно-практической и мыслительной деятельности, приводящее к формированию представлений об исследуемом событии. Кроме того, доказывание представляет собой познавательный процесс, которому присуще единство эмоционального и рационального, субъективного и объективного, непосредственного и опосредованного, что проявляется во всех его взаимосвязанных элементах. Все элементы доказательственной деятельности - собирание, проверка, оценка и использование доказательств - неразрывно между собой связаны, протекают в единстве, имеют место на всех стадиях процесса в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам той или иной стадии и установленному в ней порядку производства.

4. Можно констатировать, что с учётом нынешней редакции УПК РФ целью уголовного процесса является установление не объективной истины, не реальности, имевшей место в прошлом, а истины процессуальной, т.е. истинным признаётся то, что установлено судом на основе доказательств, признанных им достоверными, доброкачественными.

5. Целью доказывания должно быть достижение тождества материальной и процессуальной истины. В том случае, когда по объективным причинам материальная истина достигнута быть не может, а все меры, предусмотренные законом, предварительным расследованием и судом по её установлению исчерпаны, - во всяком случае должна быть достигнута истина процессуальная, которая основывается на достоверных обстоятельствах, на всех возникших и исследованных в результате следствия версиях, на выясненных и оцененных противоречиях.

6. В УПК следовало бы закрепить следующее определение собирания доказательств: это процессуальная деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда по обнаружению, получению (изъятию) информации и её процессуальному закреплению с помощью следственных и иных процессуальных действий.

7. В законе нет прямого указания на право суда по собственной инициативе проводить осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, освидетельствование, предъявлять для опознания (ст. ст. 287 - 290 УПК), как это сделано применительно к судебной экспертизе, однако нет и оснований лишить суд этого права, поскольку все указанные действия направлены на проверку имеющихся в деле или представленных в суд доказательств, без чего суд не сможет оценить их достоверность. Это вполне согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определениях от 23 января 2001 года, от 6 марта 2003 года.

8. Несмотря на то, что формально защитник наделён УПК РФ правом собирать доказательства, считаем, что ни с точки зрения полученных результатов, ни с точки зрения методов получения доказательственного материала, подобную деятельность нельзя считать собиранием доказательств. Это в полной мере также относится и к перечисленным выше лицам: подозреваемому, обвиняемому, гражданскому истцу, потерпевшему, гражданскому ответчику.

9. В целях совершенствования правовой регламентации собирания доказательств защитником необходимо введение меры принуждения в виде денежного взыскания за игнорирование запросов адвокатов об истребовании справок, иных документов.

Полагаем возможным внести в ч. 3 ст. 86 УПК РФ изменения, закрепив в ней правило о том, что защитник вправе собирать и представлять дознавателю, следователю, суду письменные и иные документы и предметы, которые могут быть признаны документами-доказательствами либо вещественными доказательствами. При этом запрашиваемые адвокатом от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций справки, характеристики, иные документы или их копии должны предоставляться не позднее 15 суток со дня поступления запроса.

10. Для оптимизации процесса использования результатов ОРД в доказывании необходимо устранить противоречия между ст. 89 УПК РФ и ст. 11 ФЗ «Об ОРД» в том плане, что при получении и документировании результатов ОРД должны соблюдаться положения ФЗ «Об ОРД», а не УПК РФ. Результаты ОРД не могут быть получены в соответствии с УПК РФ, т.к. они носят характер непроцессуальной информации, а следовательно они не могут отвечать требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам. Но после вовлечения их в уголовный процесс в качестве доказательств соответствующего вида (показаний, вещественного доказательства) они могут быть проверены, оценены и использованы по общим правилам.

11. Собирание новых доказательств, как способ проверки доказательства, должно применяться лишь только после того, как произведены анализ и синтез данного доказательства и его сопоставление с уже собранными по делу доказательствами. В результате этих действий субъект проверки получает знания о том, какие стороны проверяемого доказательства требуют дальнейшей проверки; сведения о каких обстоятельствах и фактах, имеющих значение для уголовного дела и связанных с проверяемым доказательством, должны быть получены путём собирания новых доказательств; какие конкретно следственные, судебные действия по собиранию новых доказательств, когда и в какой последовательности для этого необходимо провести.

12. Оценка доказательств — это не просто мыслительный процесс, он должен иметь своей целью использование доказательств при принятии решений. Оценка доказательств должна обязательно находить отражение в процессуальном решении. Т.е. в нём обязательно должны быть указаны мотивы, по которым доказательство признано достоверным или недостоверным, допустимым или недопустимым.

13. Основное значение использования доказательств как самостоятельного элемента процесса доказывания - направленность на обоснование процессуальных решений. Но использование доказательств трудно отделить от оценки достаточности доказательств для принятия того или иного решения, что ещё раз свидетельствует о взаимосвязи всех элементов процесса доказывания.

14. Заключения эксперта и специалиста по правовым вопросам допустимы в качестве доказательств. Однако квалифицировать деяние, а также решать другие вопросы, ответы на которые должны в соответствии со ст. 299 УПК РФ содержаться в приговоре суда, правоприменитель должен самостоятельно. Хотя при этом не исключается его консультирование другими специалистами в непроцессуальном порядке.

15. Процедура участия специалиста в уголовном судопроизводстве не достаточно урегулирована в части получения его заключения как стороной защиты, так и стороной обвинения. В этой связи мы рассмотрели предложения учёных о включении в УПК РФ норм, регламентирующих порядок получения заключения специалиста. Принятие соответствующих изменений в УПК РФ, безусловно, снимет многие вопросы у практиков и по сути уравняет такие виды доказательств как заключение эксперта и заключение специалиста, что будет способствовать реализации принципа состязательности в уголовном процессе.

16. Законодательная новелла о включении понятия «следователь- криминалист» представляется не оправданной: не определен статус данного лица, не понятна разница между ним и следователем, специалистом.


Курзинер Евгений Эдуардович



[1] Хрусталёв, В.Н. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях / В.Н. Хрусталёв, Р.Ю. Трубицын. - СПб.: Питер, 2003. - С. 7-8.

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова, нр. 122-XV принят 14 марта 2003 года, промулгирован 02 июня 2003 года, вступил в силу 12 июня 2003 года: Текст Кодекса по состоянию на 19 февраля 2007 г. — Кишинёв: «Elena-V.I.», 2007. - С. 54.

[3] Кудрявцева, А. Доказательственное значение «правовых» экспертиз в уголовном процессе / А. Кудрявцева, Ю. Лившиц // Российская юстиция. - 2003. - № 1 (Справочная правовая система «Гарант»).

[4] Полещук, О.В. Теория и практика применения специальных знаний в современном уголовном судопроизводстве / О.В. Полещук, С.В. Саксин, В.В. Яровенко. — М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007. — С. 11.

[5] Виницкий, Л.В. Заключение и показания специалиста на предварительном следствии / Л.В. Виницкий // Актуальные проблемы государства и права в славянском мире: материалы Международной научной конференции, Витебск, 26-27 апреля 2007 года / Вит. гос. ун-т; редкол.: А.А. Бочков (отв. ред.) [и др.]. — Витебск: Издательство УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2007. - С. 52-53.

[6] Рыжаков, А.П. Специалист в уголовном процессе: научно-практическое руководство / А.П. Рыжаков. — М.: Издательство «Экзамен», 2007. — С. 14.

[7] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 5.

[8] Соловьёв, А. Использование специальных познаний при доказывании по УПК РФ / А. Соловьёв // Уголовное право. - 2006. - № 2. - С. 97.

[9] Гросс, Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики / Г. Гросс. — Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. - М.: ЛэксЭст, 2002. — С. 184.

[10] Рыжаков, А.П. Указ. соч. - С. 15.

[11] Шейфер, С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма / С.А. Шейфер. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - С. 137.

[12] Владимиров, Л.E. Учение об уголовных доказательствах / Л.E. Владимиров. 3-е изд. СПб., 1910. - С. 199.

[13] Сорокотягин, И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений / И.Н. Сорокотягин. - Ростов-на-Дону, 1984. - С. 18.

[14] Орлов, Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам / Ю.К. Орлов. - М.: Юрист, 1995. - С. 20.

[15] Нужно пояснить, что Г. Гросс не проводил чёткой границы между понятиями «эксперт» и «специалист», называл их сведущими лицами.

[16] Гросс, Г. Указ.соч. С. 186.

[17] Данное право закреплено также в пп. 4 п.3 ст.6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

[18] Сильнов, М. Допустимость доказательств / М. Сильнов // Эж-Юрист. — 2004. - № 3 (Справочная правовая система «Гарант»).

[19] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: общ. ред. В.В. Мозяков. - М., 2002. - С. 151.

[20] Гармаев, Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве / Ю.П. Гармаев. - Иркутск: ИПКПР ГП РФ, 2005 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/garm2005/01.htm

[21] Шейфер, С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма / С.А. Шейфер. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. — С. 136.

[22] Карякин, Е.А. Вовлечение специалиста в уголовное судопроизводство и последующая оценка его заключения и показаний / Е.А. Карякин // Современное право. — 2006. - № 6. - С. 79.

[23] Трапезникова, И.И. Возможность получения заключения специалиста в ходе производства следственного действия (на примере освидетельствования для выявления состояния опьянения) / И.И. Трапезникова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2007: Материалы IX Международной научно-практической конференции 29-30 марта 2007 г. - Челябинск: Цицеро. Ч. III. - С. 390.

[24] Рыжаков, А.П. Специалист в уголовном процессе: научно-практическое руководство / А.П. Рыжаков. — М.: Издательство «Экзамен», 2007. - С. 30.

[25] См., например: Хрусталёв, В.Н. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях / В.Н. Хрусталёв, Р.Ю. Трубицын. - СПб.: Питер, 2003.

[26] Кудрявцева, А.В. Уровни решения задач как основание разграничения компетенции эксперта и специалиста / А.В. Кудрявцева // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международной научно-практической конференции, г. Екатеринбург, 27-28 января 2005 г.: В 2 ч. — Екатеринбург, 2005. Ч. 1. - С. 488-489.

[27] Львова, Е.Ю. Взаимодействие специалиста и защитника в рамках уголовного процесса / Е.Ю. Львова // Возможности защиты в рамках нового УПК России: Материалы науч.-практ. конф. адвокатов, про вед. Адвокат, палатой г. Москвы при содействии Коллегии адвокатов «Львова и партнеры» 17 апр. 2003 г. / [Под ред. Г.М. Резника, Е.Ю. Львовой]. - М.: ЛексЭст, 2004. - С. 50.

[28] Игнатов, Д.С. Криминалистические основы деятельности адвоката-защитника по сбору доказательств и представлению их суду : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Д.С. Игнатов. Ижевск, 2004. — С. 22.

[29] Львова, Е.Ю. Указ. соч. — С. 52.

[30] Данилова, Л.С. Об универсальности термина «специалист» / Л.С. Данилова, Н.А. Громов // Современное право. - 2006. - № 8. - С. 64.

[31] Гришина, Е.П. Совершенствование правового регулирования производства следственных действий с участием специалиста / Е.П. Гришина, С.А. Саушкин // Современное право. - 2006. - № 3. - С. 38-40.

[32] Александрова, Л. Мнение специалиста опровергает заключение эксперта? / Л. Александрова // Уголовное право. - 2008. - № 1. — С. 78-82.

[33] Гришина, Е.П. Совершенствование правового регулирования производства следственных действий с участием специалиста / Е.П. Гришина, С.А. Саушкин // Современное право. - 2006. - № 3. — С. 37.

[34] Селина, Е.В. Доказывание с использованием специальных познаний по уголовным делам / Е.В. Селина. - М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. - С. 29.

[35] Письмо Верховного Суда РФ от 17.03.2008. №2 /общ.-436 // Справочная правовая

система «Консультант Плюс».

[36] Письмо Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам от 17.03.2008. № 3.2-08/350 // Справочная правовая система «Консультант Плюс»

[37] Решение от 13.03.2008. №7(10) о проекте Федерального закона №12297- 5 «О внесении изменений в УПК РФ» // Справочная правовая система «Консультант Плюс».

[38] Заключение от 13.03.2008. №2.2-1/897 по проекту Федерального закона №12297-5 «О внесении изменений в УПК РФ» // Справочная правовая система «Консультант Плюс».

[39] Заключение от 13.03.2008. на проект Федерального закона №12297-5 «О внесении

изменений в УПК РФ» // Справочная правовая система «Консультант Плюс».

[40] См. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 27.01.1997. № 4 «Об улучшении организации работы прокуроров-криминалистов» и Положение о прокурорах- криминалистах в органах прокуратуры РФ, утв. Генеральной прокуратурой РФ 23.01.1997.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Обычный подарок или взятка
Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве
Квалификация мошенничества в зависимости от способов его совершения
Криминологическая характеристика рецидива преступлений
Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору и организационной группой
Вернуться к списку публикаций