2013-09-13 15:56:42
ГлавнаяУголовное право и процесс — Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы



Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы


Для детального анализа деятельности специалиста обозначим ряд концепций, получивших распространение в специальной литературе: концепция специалиста-консультанта; концепция специалиста - самостоятельного участника уголовного судопроизводства.

Согласно первой концепции специалист даёт консультации в суде, сообщает научные положения, справочные данные из теории и практики соответствующей области человеческой деятельности.

Ю. К. Орлов выделяет два вида справок:

• во-первых, справки по вопросам, по которым соответствующей организацией исследование уже проведено и интересующие следствие и суд факты установлены;

• во-вторых, справки по общим вопросам какой-либо отрасли знания, которые известны только специалистам (например, о технических данных какой-либо системы оружия или модели транспортных средств) [14].

Правила УПК РФ позволяют привлекать к расследованию и судебному рассмотрению как письменные, так и устные справки, последние - в рамках полномочия специалиста давать сторонам и суду разъяснения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ). Справочная деятельность здесь переходит в форму участия в процессе специалиста-консультанта.

Согласно второй концепции специалист содействует обнаружению, закреплению и изъятию предметов и документов, производит фиксацию следов, изымает образцы для исследования, готовит вопросы для постановки их перед экспертами и др.

Следователь не может и не должен быть специалистом во всех областях науки и техники. Для эффективного проведения расследования ему вполне достаточно иметь представление о возможностях соответствующих наук и в правильной форме использовать знания сведущего лица для доказывания. Говоря о возможностях науки, ещё Г. Гросс писал, что «следует ... отнюдь не полагаться на свои собственные, всегда неполные познания и во всех случаях обращаться к компетентным лицам. Следуя этому правилу, можно достигать удивительных результатов, и как часто на обычное замечание: «я думал, что так всегда бывает», эксперт [15] представляет целый ряд явлений исключительных, в которых «бывает иначе». Поэтому следует по возможности расширить число случаев обращений к сведущим лицам и прибегать к помощи их даже тогда, когда на первый взгляд не может возникать никаких сомнений» [16].

Итак, специалист участвует в следственных действиях, чтобы, используя свои профессиональные знания и навыки, помочь следователю получить максимум доказательственной информации. Но сама деятельность специалиста не является источником доказательств. Согласно ст. 58 УПК РФ он содействует: следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, обращает внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, даёт пояснения по поводу выполняемых им действий.

Специалист может быть привлечён к участию в процессе как дознавателем, следователем, прокурором, судом, так и защитником. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 настоящего Кодекса [17].

Специалист, привлечённый к участию в уголовном деле защитником, несмотря на номинальное право последнего «привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК» (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК), реально участвовать в уголовном процессе наравне со сведущим лицом, привлечённым органами предварительного расследования или судом, не может. В следственном действии привлечённый защитником специалист, если он не принят следователем в качестве единственного, назначенного и следователем тоже, часто не сможет даже дублировать действия назначенного следователем специалиста и будет осуществлять лишь функцию квалифицированного контроля за действиями последнего.

Основное поле деятельности для работы сведущих лиц (специалистов), привлеченных сторонами, но не органами, ведущими процесс, - содержание материалов дела, с которыми вправе знакомиться потерпевший, его представитель, обвиняемый, защитник. Они могут снимать за свой счёт копии с материалов дела, в том числе с помощью технических средств. Такая широкая формулировка закона (п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 12 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК) позволяет сделать вывод, что обвиняемый, защитник, потерпевший вправе не только ксерокопировать листы дела, но и, не повреждая их, копировать материалы киносъемки, аудио- и видеозаписи, иные носители информации, приобщённые к делу в соответствии со ст. 84 УПК. Возникает угроза того, что при копировании материалов дела в них будут внесены изменения (например, адвокат при ксерокопировании заклеит подписи понятых), а следователь, не сверяя оригиналы с копиями, заверит последние. В суде недобросовестный защитник может заявить о том, что следует признать протокол следственного действия недопустимым доказательством, т.к. при ознакомлении с материалами дела в нём не было подписей понятых. Подтвердить или опровергнуть данное утверждение практически невозможно. К сожалению, на сегодняшний день алгоритма противодействия такой недобросовестности законодателем не выработано [18].

В части 1 ст. 58 УПК РФ указывается, что специалист привлекается к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов дела, для постановки вопросов эксперту и т.д. В первых комментариях к УПК РФ было высказано предположение, что теперь защитник, наряду со следователем, наделён правом привлекать специалиста к участию в следственных действиях для осуществления перечисленных и других функций, а следователь не вправе воспрепятствовать участию такого специалиста, за исключением случаев, предусмотренных ст. 62 УПК РФ, где речь идёт о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу [19].

Но мы поддерживаем Ю.П. Гармаева, который не согласился с такой позицией. Во-первых, в соответствии с частью 1 ст. 168 УПК РФ к участию в следственном действии специалиста вправе привлечь только следователь. Защитник такими полномочиями законодателем не наделён. Только к компетенции следователя относится удостоверение личности специалиста, разъяснение ему его прав и обязанностей, порядка производства следственного действия, предупреждение его об уголовной ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ, и др. (часть 5 ст. 164 УПК РФ). Во-вторых, только к компетенции следователя относится удостоверение компетентности специалиста, выяснение его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему (ч. 2 ст. 168 УПК РФ).

Таким образом, исходя из смысла анализируемых в статьях норм, следователь может не только привлечь по своему усмотрению специалиста к участию в процессуальных действиях, но и вправе не допустить того или иного специалиста по мотивам недостаточной компетентности, невозможности установить его личность, а также при наличии оснований для отвода (ст. ст. 61, 70, ч. 2, УПК РФ) [20].

Допрос специалиста дознавателем, следователем прямо законом не предусмотрен, однако возможность проведения допроса специалиста в ходе предварительного расследования вытекает из содержания статей 38 и 41 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 74 УПК РФ, которая относит показания специалиста к видам доказательств, и ч. 4 ст. 80 УПК РФ, дающей определение показаний специалиста. Согласно ст. 38 и 41 УПК РФ дознаватель и следователь самостоятельно принимают решения о производстве следственных действий, в частности вправе вызвать на допрос для дачи показаний любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу. Таким лицом, по смыслу указанных норм закона, вполне может оказаться и специалист, участвовавший ранее в проведении следственных действий по данному делу. Допрос специалиста в этом случае нельзя расценивать как допрос понятого или свидетеля. Если понятой и свидетель могут удостоверить лишь сами факты проведения определённых процессуальных действий, то специалист, кроме этого, может дать и оценку этим действиям с точки зрения полноты и правильности их проведения.

Кроме того, следователь вправе допросить специалиста по любым вопросам функций эксперта или специалиста, например, при необходимости сформулировать вопросы к эксперту (ст. 58 УПК РФ). Если предмет допроса специалиста выходит за рамки участия в следственном действии или за пределы специальных знаний, то изменяется и его процессуальный статус как допрашиваемого лица. Т.е. в этом случае мы получаем не показания специалиста как вид доказательств, а показания свидетеля.

В ходе судебного следствия возможность допроса специалиста предусмотрена статьей 271 УПК РФ. Более того, в соответствии с частью 4 данной статьи суд не вправе отказать в допросе лица, явившегося в качестве специалиста по инициативе сторон. В суде специалист может быть допрошен для уточнения любых обстоятельств, связанных с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств в ходе следственного действия, в котором он принимал участие, условий выполнения процессуального действия.

В какой-то части сведения, получаемые от специалиста в ходе его допроса, являются именно разъяснениями и дополнениями заключения. Хотя согласно ч. 4 ст. 80 УПК РФ показания специалиста могут быть и не взаимосвязаны с его заключением.

В следственных и судебных действиях сведущие лица, привлечённые к содействию судопроизводству своими специальными знаниями, участвуют в качестве экспертов и специалистов. Цели приглашения их, решаемые ими задачи, осуществляемые функции, в зависимости от формы участия, значительно разнятся. Сопоставим их.

Для специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ на первом месте стоит участие в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов. Действующий УПК закрепил также определившиеся в практике функции специалиста-техника (содействующего в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела) и специалиста-консультанта. Специалист- техник свои функции выполняет также и в ходе следственных и судебных действий. Согласно позиции С.А. Шейфера, такое закрепление в законе функций специалиста, участвующего в следственном действии, определяет роль специалиста как научно-технического помощника следователя: в процессе следственного действия поиск, восприятие и закрепление доказательственной информации осуществляет сам следователь, специалист же, используя свое умение обращаться с научно-техническими средствами, осведомлённость в процессах следообразования, особенностях производственной деятельности и т.д., помогает решать эти задачи. Однако обязательное участие специалиста в следственном (судебном) действии отдаляет его от роли помощника следователя. Примером может служить очевидная самостоятельность врача, присутствующего при осмотре трупа или педагога при допросе несовершеннолетнего. Интересно, что С.А. Шейфер считает характерной особенностью познавательной деятельности специалиста наглядность применяемых им приёмов. Они должны быть понятны участникам следственных действий, для их оценки не должны требоваться специальные знания [21]. Конечно, если для оценки применяемых специалистом методов, приёмов, средств также будут необходимы специальные знания, то мы можем дойти до абсурдной ситуации и столкнуться с бесконечной цепочкой специалистов, где последующий проверяет предыдущего. Но, в то же время, нельзя слепо верить специалисту, его компетентность должна поддаваться проверке. Иначе нельзя будет реализовать положения закона об отводе специалиста и об оценке доказательств. Хотя некоторые учёные допускают возможность участия в процессе специалиста, наличие специальных знаний которого не подтверждено документом. Например, Е.А. Карякин пишет: «Действительно, знания, которыми обладает лицо, могут и не предполагать наличие официального документа, что не означает, будто лицо не может быть привлечено к участию в деле в качестве специалиста. Так, дипломированный инженер в течение нескольких десятков лет увлекающийся филателией, изучающий специальную литературу, может дать заключение по вопросам, связанным с филателией» [22]. По нашему мнению, компетенция специалиста всё же должна подтверждаться доказательствами (документами об образовании, стаже работы) и поддаваться оценке. Проведённое нами анкетирование следователей, дознавателей показало, что лишь 1,4% опрошенных собирают доказательства, направленные на установление компетентности эксперта (его звания, стажа работы, авторитета и др.).

Итак, участие эксперта и участие специалиста в следственных действиях - это две процессуально самостоятельные формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Объединяет их то, что обе эти формы используются в расследовании для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В обоих случаях, то есть ни эксперт, ни специалист, участвуя в следственном действии, не проводят каких-либо исследований (по крайней мере, таких, результаты которых требуют специального толкования с использованием специальных знаний) и не дают письменного или устного заключения. Факты, устанавливаемые экспертом или специалистом в ходе следственного действия, могут иметь доказательственное значение, однако они не образуют самостоятельного доказательства, какими являются заключения или показания эксперта или специалиста. Полученные ими данные являются составной частью общих результатов процессуального действия и фиксируются следователем в тексте соответствующего протокола, а все возможные оценочные суждения эксперта и специалиста носят сугубо предварительный характер и излагаются только устно.

Заслуживает внимания позиция И.И. Трапезниковой. Рассматривая вопрос об участии специалиста в ходе освидетельствования, она пишет следующее: «Как представляется, исследования, которые специалист проводит в ходе производства освидетельствования для установления состояния опьянения намного сложнее, чем действия по оказанию помощи в обнаружении, изъятии предметов и документов и даче пояснений по поводу производимых им действий. Следовательно, простым внесением пояснений, которые самостоятельного доказательственного значения не имеют, в протокол следственного действия, в таких ситуациях ограничиваться нельзя. Необходимо наряду с составлением протокола следственного действия (в рассматриваемом случае протокола освидетельствования) оформление выводов специалиста в виде самостоятельного процессуального документа - заключения специалиста, который в дальнейшем будет непосредственно приобщен к материалам уголовного дела, и внесение соответствующих изменений в уголовно-процессуальный закон. А именно, дополнение статьи 179 УПК РФ указанием на то, что в ходе производства освидетельствования, к участию в котором привлекался специалист, возможно составление заключения, приобщаемого к материалам уголовного дела как самостоятельного доказательства» [23]. Данная точка зрения вполне обоснована, но здесь возникает другой вопрос: верно ли законодатель отнёс к задачам освидетельствования выявление состояния опьянения, ведь для решения этой задачи только лишь осмотра тела человека не достаточно, требуется проведение лабораторных исследований, а значит, экспертизы.

Для участия специалиста в следственных действиях характерно то, что он работает под руководством и контролем следователя и строго в рамках данного задания. Показательным в этом плане является Наставление по работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел» (утверждено Приказом МВД России от 01.06.1993. № 261), пункт 2 которого называется «Порядок работы специалиста при осмотре места происшествия и осуществлении иных следственных действий». Здесь, в частности, отмечается, что приступая к работе на месте происшествия, специалист предварительно изучает обстоятельства преступления, действия по охране места его совершения, уточняет задачи, которые предстоит решить с его участием. Уяснив обстановку, специалист предлагает следователю план своих действий, обеспечивающий выполнение поставленных перед ним задач, уточняет границы осмотра, последовательность действий по обнаружению, фиксации и изъятию следов и вещественных доказательств. Порядок фотосъёмки места происшествия, выбор объектов, подлежащих запечатлению, способ фотографирования и другие тактические задачи применения съёмки определяются по согласованию со следователем. Технические особенности фотографирования (дистанция, ракурс съёмки, вид освещения и другие) определяются самим специалистом.

Отличия понятий «участие эксперта» и «участие специалиста» в следственных действиях связано с особенностями их процессуального статуса. Если деятельность специалиста всегда носит подчинённый характер, в правовом отношении жёстко определяется следователем и все свои действия, даже в рамках предоставленных ему законом прав, специалист осуществляет только с согласия следователя или по его указанию, то эксперт по делу, одновременно участвуя в следственном действии, не теряет полностью своей процессуальной самостоятельности и независимости. Организационно подчиняясь указаниям следователя, эксперт сохраняет предоставленные ему законом права. В частности, при подготовке, а также в ходе следственного действия в пределах своих специальных знаний и предмета деятельности он может знакомиться с имеющимися материалами дела, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, в порядке инициативы выходить за пределы данного ему задания и т.д.

Определённые различия имеются и в целях использования специальных знаний эксперта и специалиста в ходе следственного действия. Специалист привлекается, главным образом, для оказания научно-технической помощи следователю в подготовке и проведении следственного действия, в поиске различных следов и объектов, фиксации результатов следственного действия, консультации следователя по специальным вопросам и т.д. (ст. 58 УПК РФ). Участие же эксперта в процессуальных действиях чаще имеет основной задачей оказание помощи следователю в выяснении взаимосвязей следов, объектов, явлений или расследуемых ситуаций, проверку ранее установленных следственных и экспертных данных, устранение противоречий между ними, выяснение дополнительных сведений и исходных данных для рациональной организации последующих исследований. Это не исключает оказание экспертом и научно-технической помощи следователю, но эта функция в деятельности эксперта, в отличие от участия специалиста, является второстепенной.

Наконец, ещё одно существенное отличие состоит в том, что если деятельность специалиста ограничивается временем проведения следственного действия и завершается одновременно с его окончанием, то для эксперта присутствие при производстве следственного действия условно можно рассматривать как один из этапов проводимой экспертизы.

Отметим, что содержание понятия «участие в процессуальном действии» анализируется в специальной литературе. Так, А.П. Рыжаков пишет, что «участвовать» в таком действии означает то, что специалисту, как минимум, должна быть предоставлена возможность присутствовать при каждом осуществляемом следователем (дознавателем и др.) действии, которые в своей совокупности составляют то более крупное процессуальное действие, в котором он принимает участие. Например, если специалист участвует в осмотре, он вправе в процессе этого процессуального действия наблюдать за совершением всех и каждого действия следователя (дознавателя и др.), непосредственно осматривать все изымаемые при осмотре предметы, а также место их обнаружения, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола осмотра [24]. Отдельные аспекты участия специалиста в следственных действиях более подробно рассматриваются в работах других авторов [25].

Результат участия специалиста в процессуальном действии зависит не только от уровня его знаний, но во многом определяется его личным опытом подобной работы, умением правильно организовать взаимодействие с другими участниками судопроизводства.

Определённые трудности возникают у учёных и практиков при разграничении таких видов доказательств как заключение эксперта и заключение специалиста. Отметим, что заключения специалиста, как и заключения эксперта, можно подразделять на два вида:

1) вполне «развёрнутые», не требующие разъяснения и дополнения,

2) могущие потребовать допроса специалиста, например, при наличии употребляемых и не разъясненных терминов, технических величин и используемых научных положений.

А.В. Кудрявцева выделяет следующие признаки, которым должно отвечать: заключение специалиста: 1) перед специалистом, проводящим исследование, не должны ставиться идентификационные задачи; 2) в заключении должно быть отражено исследование в форме простого логического силлогизма, где первой посылкой являются фактические обстоятельства дела, малой посылкой - специальные знания, а вывод должен быть в форме умозаключения; 3) это логическое заключение должно найти отражение в заключении специалиста, так как одним из признаков допустимости и достоверности доказательств должна быть проверяемость сведений. Другими словами, в заключении должна содержаться исследовательская часть; 4) при проведении исследований специалист не должен выходить за рамки своей компетенции, которая определяется объёмом и характером его специальных знаний [26].



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Классификация рецидивов преступлений
Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Новое понятие объекта и предмета контрабанды по уголовному кодексу Российской Федерации 1996 года
Вернуться к списку публикаций