2013-09-13 15:56:42
ГлавнаяУголовное право и процесс — Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы



Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы


Доказательства, полученные в ходе производства следственных действий, прежде чем лечь в основу промежуточных и конечных выводов при предварительном расследовании, подлежат проверке, к которой следователь, дознаватель могут возвращаться неоднократно. Следует обратить внимание на то, что проверка доказательств по отношению к процессу доказывания в целом имеет относительную (условную) самостоятельность. При рассмотрении вопросов, связанных с проверкой доказательств, следует исходить из единства гносеологической и правовой природы доказывания как целого, так и образующих его частей. Нельзя забывать, что деление процесса доказывания на собирание, проверку и. оценку доказательств носит условный характер, поскольку на практике для проверки имеющихся доказательств следователю, прокурору, суду часто бывает необходимо получить новые доказательства.

Под проверкой доказательств в российском уголовном процессе понимается деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда,; связанная с исследованием механизма их образования, доброкачественности носителей доказательственных данных. Она осуществляется путём анализа, сопоставления каждого доказательства с уже имеющимися и производства новых следственных и процессуальных действий, направленных на получение дополнительных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство [32]. В соответствии со ст. 87 УПК РФ способами проверки являются: 1) сопоставление проверяемых доказательств с другими доказательствами; 2) установление источников доказательств; 3) получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемые доказательства.

Цель проверки доказательств в теории большинством авторов трактуется как уяснение качества и свойств самих проверяемых доказательств - их достоверности или недостоверности, правильности или неправильности, доброкачественности [33].

В литературе проверка доказательств сопоставляется с понятием исследования доказательств. В некоторых учебниках указывается на то, что понятие исследование доказательств является более широким, чем понятие проверка доказательств, так как исследование предполагает, по мнению ряда авторов, ещё и получение, а не только проверку доказательств [34].

На наш взгляд, это не вполне верно. Представляется, что термин «исследование» в уголовно-процессуальной литературе применяется в основном в двух аспектах: исследование доказательств и исследование обстоятельств дела. Если говорить об исследовании доказательств, то в этом случае речь должна идти о способе проверки самого доказательства путём его непосредственного изучения. Так, исследование доказательств может быть следственным и экспертным. Под следственным исследованием можно понимать проведение таких следственных действий как осмотр и освидетельствование, а под экспертным - назначение и проведение экспертизы. В этом аспекте исследование доказательств является одним из путей, способов его проверки.

О проверке доказательств следует говорить в контексте преобразования оперативно-розыскной информации в доказательства, так как при этом используются все способы и методы проверки доказательств, в том числе и указанные в ст. 87 УПК РФ. Сегодня многие учёные отмечают несовершенство законодательной базы, регламентирующей использование в процессе доказывания результатов ОРД. Так, Н.Н. Ковтун и А.А. Юнусов пишут, что «десятилетиями в процессуальной доктрине обосновывается необходимость непосредственного включения в орбиту доказывания данных, полученных в ходе ОРД. В основе подхода - тезис о том, что при оценке представленных сведений суд должен, прежде всего, исходить из свойств их относимости к делу и достоверности полученных данных, а не вдаваясь в вопрос: из какого источника получены эти сведения; как они легализованы процессуальным путём. Этот подход является определяющим в странах англо-саксонской системы права; во многом благодаря сведениям оперативно-розыскного характера они достигли весомых успехов в борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Известно и то, что для использования такого подхода не требуется ни материальных затрат, ни увеличения штата правоохранительной системы. Казалось бы, надо осознать реальную необходимость кардинальных новелл в этом вопросе. Увы, предложения по данному поводу отвергаются, а «бюрократизация» процесса доказывания - растёт» [35].

Использование в доказывании в уголовном процессе данных, полученных оперативным путём, - объективная необходимость. Оперативно-розыскная деятельность позволяет получить информацию о составе, структуре преступной группы, её связях, планах, методах и т.п. И если не удастся предотвратить, пресечь преступление, то может быть собрана оперативная информация, которая позволит к началу официального расследования эффективно использовать данные ориентирующего характера, в частности, о возможных источниках доказательств, а также некоторые надлежаще зафиксированные сведения, которые могут быть в соответствии с законом введены в процесс в качестве доказательств. Именно в этом смысл и содержание использования результатов ОРД в уголовно-процессуальном доказывании.

Главная задача законодателя заключается в том, чтобы, с одной стороны, обеспечить эффективное использование в процессуальном доказывании результатов ОРД, а с другой - не допустить принятия оперативных данных без надлежащей проверки, «подавления полицией юстиции».

Первое, что необходимо сделать, - обеспечить использование установленного законом порядка предоставления результатов ОРД. В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее по тексту - ФЗ «Об ОРД») «представление результатов ОРД для использования в доказывании осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами». Таким актом является Инструкция о порядке представления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, которая согласована с Генеральным прокурором Российской Федерации и утверждена 17.04.2007. совместным приказом восьми федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации [36].

В Инструкции подробно указано, в каком порядке должны представляться результаты ОРД. Главное заключается в том, что результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которого получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе (п. 21 Инструкции).

При исполнении этих требований возникают трудности, связанные с тем, что ОРД невозможно осуществлять без значительной степени секретности (нормы, обеспечивающие сохранение в тайне необходимых сведений, содержатся в ст. 5, 9, 14, 15, 17, и 21 ФЗ об ОРД). Основная сложность состоит в том, что при использовании результатов ОРД в уголовно-процессуальном доказывании требование секретности может вступить в противоречие с интересами полного исследования обстоятельств дела, обнаружения истины. Поэтому перед представлением результатов ОРД руководитель органа, осуществляющего эту деятельность, должен решить подлежат ли соответствующие данные рассекречиванию могут ли они быть представлены. Но если все же принимается решение о представлении таких данных для использования в доказывании, оперативные службы должны быть готовы к тому, что доказательства, формируемые на основе результатов ОРД, будут подвергнуты тщательной и всесторонней проверке, как и любые другие доказательства.

В.М. Мешков и В.Л. Попов пишут, что результаты ОРМ могут стать, доказательствами по уголовному делу, если они имеют к нему отношение (т.е. являются относимыми); их можно перепроверить (т.е. они являются принципиально проверяемыми), и на их основе можно установить какие-либо факты, явления, обстоятельства, имеющие значение для установления истины по делу и правильного его разрешения [37].

Непремённое условие использования в доказывании результатов ОРД - законность производства оперативно-розыскных мероприятий, с помощью которых были получены соответствующие данные. С проверки законности представленных оперативных данных и должно начинаться рассмотрение вопроса о возможности использования в доказывании их допустимости.

При проверке результатов оперативно-розыскных мероприятии необходимо установить:

1) проведены ли оперативно-розыскные мероприятия управомоченным государственным органом (перечень таких органов содержится в ст. 13 ФЗ об ОРД);

2) предусмотрены ли законом оперативно-розыскные мероприятия, в результате которых получена представленная информация (исчерпывающий перечень таких мероприятий приведён в ст. 6 ФЗ об ОРД);

3) были ли предусмотренные законом основания для производства оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД);

4) были ли дополнительные условия, предусмотренные законом, для проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий (ч. 5 и 6 ст. 8 ФЗ об ОРД);

5) соблюдены ли требования закона о применении в ходе ОРМ надлежащих технических средств;

6) соблюдены ли положения закона о неприкосновенности должностных лиц, занимающих некоторые государственные должности (ст. 91, 98, 122 Конституции РФ);

7) соблюдён ли порядок передачи результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд [38].

Учёными разрабатываются вопросы, связанные с использованием результатов ОРД в доказывании. Так, по мнению Пономаренкова В.А., оперативно-розыскная информация может быть использована в доказывании по уголовному делу только при условии, что она указывает на обстоятельства, подлежащие доказыванию; является доступной для надлежащего процессуального оформления; проверяемой и нё расшифровывает методы, тактику и средства оперативно-розыскной деятельности [39].

Одно из важнейших положений заключается в том, что результаты ОРД не могут использоваться в уголовно-процессуальном доказывании непосредственно, а должны вводиться в уголовное дело в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (ч. 2 ст. 11 ФЗ об ОРД). Это означает, что сведения, полученные оперативным путём, могут фигурировать в деле только в виде доказательств, предусмотренных частью 2 ст. 74 УПК РФ: показаний потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, вещественного доказательства либо документа. Результаты ОРД могут лишь послужить основой для формирования одного или нескольких из перечисленных видов доказательств. При этом возможны два варианта.

Первый: когда оперативный работник или лицо, оказывающие ему содействие, лично, непосредственно наблюдал те или иные факты, события, действия, обстоятельства, имеющие значение для дела, входящие в предмет доказывания. Это может происходить, например, в ходе проверочной закупки (оружия, наркотиков и т. п.); в процессе наблюдения за поведением подозреваемых в совершении преступления; в процессе оперативного эксперимента и т.п. Полученные при этом данные могут быть введены в процесс только (в подавляющем большинстве случаев) путём допроса соответствующего лица в качестве свидетеля.

Помимо показаний указанных лиц в вышеизложенных случаях используются результаты фиксации значимых для дела обстоятельств с помощью технических средств, возможность использования которых предусмотрена ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД. Полученные при этом материалы (например, аудиозапись телефонных переговоров, видеозаписи или фотографии, сделанные во время наблюдения, и т. п.) могут помочь проверить и правильно оценить показания допрашиваемых по делу участников оперативно-розыскных мероприятий.

Второй вариант: когда оперативный сотрудник или лицо, оказывающее ему содействие, при проведении оперативно-розыскных мероприятий обнаруживает те или иные предметы или документы, которые могут иметь значение для дела. Например, в результате обследования помещения обнаружено похищенное имущество, оружие, боеприпасы и т.п.; при контроле почтовых отправлений обнаружено письмо, в котором участники преступной группы сообщают друг другу о планах предполагаемого преступления; в результате проверочной закупки в руках оперативного сотрудника оказывается оружие, наркотики и т.п. Сами по себе указанные предметы и документы доказательствами не являются. Для введения их в процесс в качестве таковых в деле должна быть информация о происхождении соответствующего предмета или документа, обстоятельствах его обнаружения. Поэтому и здесь, как правило, необходим допрос лица, обнаружившего предмет или документ (или сделавшего его копию, отображение). Естественно, необходимость проверки показаний названного лица, в частности, в связи с вопросами со стороны защиты, может потребовать производства и других следственных действий.

И.И. Крапива пишет, что приобщение уголовно-процессуальными средствами результатов ОРД к уголовному делу в суде предполагает проведение следующих действий: осмотр вещественных доказательств (ст. 284 УПК РФ); приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду (ст. 286), если оперативные результаты являются документами (рапорта, справки, сводки, акты, отчеты и т.п.), предметами (фоно- и видеограммы, киноленты, фотопленки, фотоснимки, магнитные, лазерные диски, слепки и т.п.); допрос свидетелей и очевидцев событий, а также оперативных сотрудников, участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 287).

В основе формирования доказательств в уголовном процессе могут использоваться только те результаты ОРД, которые отвечают требованиям оперативно-розыскной безопасности и оперативно-розыскной допустимости, т.е. получены и представлены в уголовный процесс в установленном порядке [40].

Условиями оперативно-розыскной допустимости, помимо соблюдения порядка проведения ОРМ, является то, что результаты ОРД получены уполномоченным лицом, а также то, что проведено надлежащее ОРМ: Рассмотрим пример, в котором сторона защиты ссылалась именно на нарушение данных требований.

По делу об обвинении П. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 228 ч. 4, 161 ч. 3 п. «б», 162 ч. 2 п. «а», 222 ч. 1 УК РФ, защитник указал на недопустимость использования в качестве доказательств результатов ОРД, а именно проверочной закупки, ссылаясь на то, что в деле имеется постановление о проведении оперативного эксперимента, а фактически произведена проверочная закупка, на которую, такое разрешение отсутствует. В связи с этим ОРМ проведено не уполномоченными лицами. Такая позиция защиты была отвергнута судом по следующим основаниям. Действительно, ст. 6 ФЗ «Об ОРД» содержит в себе перечень видов оперативно-розыскных мероприятий, в котором проверочная закупка и оперативный эксперимент выделены как отдельные виды данной деятельности. Однако суть оперативного эксперимента заключается в активном наблюдении за поведением человека в управляемых или контролируемых условиях или проведении иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения оперативно значимой информации, которой проверяют и уточняют имеющиеся сведения о вероятной подготовке или совершении тяжкого (особо тяжкого) преступления. Достоверность результатов проводимого оперативного эксперимента достигается его проведением в наиболее приближенной к реальности обстановке. По смыслу данного закона в рамках оперативного эксперимента в т.ч. возможны и действия, которые формально подпадают под понятие проверочной закупки. Следовательно, в данном случае полномочия оперативных работников сомнению не подлежат [41].

Среди причин, по которым результаты ОРД не всегда используются в доказывании, учёные и практики называют конфликт интересов следователя и сотрудников оперативных служб, вызванный недоверием к сведениям, полученным оперативным путём, а также спорами об их достаточности для принятия процессуального решения. Оперативные работники стараются избегать возможной расшифровки источников получения конспиративной информации. Следователь, который в отличие от оперативного работника заботится о судебной перспективе дела, но не имеет возможности ознакомиться в полном объёме с материалами дела оперативного учёта, принимает процессуальные решения, осознавая, что владеет неполными материалами. Такая конфликтная ситуация сохраняется не только на стадии возбуждения уголовного дела, но и в ходе расследования [42].

Итак, для оптимизации процесса использования результатов ОРД в доказывании необходимо устранить противоречия между ст. 89 УПК РФ и ст. 11 ФЗ «Об ОРД» в том плане, что при получении и документировании результатов ОРД должны соблюдаться положения ФЗ «Об ОРД», а не УПК РФ. Результаты ОРД не могут быть получены в соответствии с УПК РФ, т.к. они носят характер непроцессуальной информации, а следовательно они не могут отвечать требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам. Но после вовлечения их в уголовный процесс в качестве доказательств соответствующего вида (показаний, вещественного доказательства) они могут быть проверены, оценены и использованы по общим правилам.

В теории уголовного процесса проверка доказательств начинается с их анализа и синтеза. Процесс анализа как приём научного мышления выявляет структуру доказательства, фиксирует её составные элементы, устанавливает характер взаимосвязи между ними, сопровождается формированием у следователя, дознавателя, прокурора понятий, суждений об отдельных частях, сторонах доказательства, их свойствах. Анализу подвергаются все стороны доказательства: его содержание, источник.

Е.А. Доля пишет, что для исследования неясных моментов в выявленных ранее связях, отношениях и зависимостях между сторонами проверяемого доказательства, как и в отображаемых им фактах, характер и содержание которых невозможно установить посредством анализа и синтеза, необходимо его сопоставление с другими, уже имеющимися в деле, доказательствами, связанными с ним через отображаемые факты. Это позволяет убедиться в полном или частичном совпадении, несовпадении содержания доказательства с другими доказательствами. Сопоставляя доказательство с иными доказательствами, дознаватель, следователь, прокурор познают и другие его свойства, знание которых они не могли получить в результате анализа и синтеза [43].

О признании важности и необходимости сопоставления доказательств между собой при их проверке говорит и судебная практика, расценивающая как необоснованные и недоказанные случаи обвинения, построенные на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами [44].

Е.А. Доля отмечает, что проверка доказательства после анализа и синтеза путём сопоставления с другими доказательствами не всегда оказывается эффективной. Причинами может быть то, что других доказательств недостаточно или они полностью отсутствуют. Либо доказательства одного вида (например, показания свидетелей) содержат искажения из-за действия одних и тех же причин. К последним можно отнести: общую эмоциональную возбуждённость потерпевших, свидетелей, обусловленную исключительностью характера воспринятых событий; их заинтересованность в уголовном деле; сговор о даче заведомо ложных показаний. Приём сопоставления окажется неэффективным и в том случае, если доказательства, связанные с проверяемым через отображаемые факты, вызывают серьёзные сомнения в своей достоверности, поскольку их проверка тоже не завершена.

В приведенных случаях, пишет Е.А. Доля, дальнейшая проверка возможна только посредством собирания новых доказательств. Причём указания на пути проверки, её формы, характерен это следует отметить особо, содержатся в самом проверяемом, доказательстве, его неясностях, неточностях, неполноте, противоречивости и несоответствии содержанию других доказательств. Не менее важно выделить и то, что отмеченные пути проверки доказательства являются одновременно и теми направлениями, по которым должен протекать дальнейший процесс доказывания по уголовному делу [45].



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Вопросы совершенствования правомочий защитника на стадии расследования уголовных дел
Компромисс как общая задача сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве
Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения
Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период
Вернуться к списку публикаций