2013-09-13 15:56:42
ГлавнаяУголовное право и процесс — Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы



Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы


Право на самостоятельное собирание доказательств участник уголовно-процессуальной деятельности имеет в том случае, если: а) УПК дозволяет ему производить те или иные процессуальные действия, направленные на обнаружение и закрепление информации, сведений об исследуемых событиях; б) УПК признает результаты данных действий доказательствами по уголовному делу. Если же субъект вынужден обращаться к лицу, имеющему на то соответствующие полномочия, с просьбой превратить имеющуюся у него информацию в полноценные доказательства, то такой субъект не собирает доказательства, а лишь содействует их собиранию.

В. Семенцов и Г. Скребец также считают, что законодатель допустил терминологическую неточность, когда указал на право защитника собирать доказательства. Защитник не собирает доказательства в процессуальном смысле этого слова, а обнаруживает сведения, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность [24].

Е. Доля пишет, что если согласиться с возможностью собирать доказательства защитником, т.е. признать доказательственное значение результатов проведённого им опроса (равно как и за предметами, документами и иными сведениями, полученными им или другими невластными участниками уголовного судопроизводства) за пределами производства следственных и судебных действий, то необходимо будет признать, что законодатель устанавливает двойной стандарт относительно допустимости доказательств. Вместе с тем, он указывает на то, что признание того, что защитник и другие невластные субъекты уголовного процесса не собирают доказательства не означает, что они исключены из процесса их собирания, проверки и оценки. Их правовое положение по действующему законодательству позволяет им активно участвовать в процессе доказывания, существенным образом влиять на его направленность и содержание, исходя их своих (представляемых) процессуальных интересов. Они могут достигать этого посредством: участия в производстве следственных и судебных действий, являющихся способами формирования доказательств; заявления ходатайств; представления предметов и документов, могущих служить основой для формирования доказательств; принесения жалоб на действия и решения властных субъектов уголовного судопроизводства, связанных с формированием, проверкой и оценкой доказательств [25].

В ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств не названы результаты опроса, проведённого защитником. Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключения и показания эксперта появляются в деле только посредством допросов, очных ставок и др. следственных действий, исключительное право на проведение которых имеют только специально уполномоченные органы государства, т.е. органы уголовного преследования - дознаватель, следователь, прокурор (ст. 21 УПК). Вещественные доказательства, которыми признаются предметы, обладающие определёнными свойствами, также приобщаются к материалам уголовного дела дознавателем, следователем, прокурором только после их осмотра и исследования, а затем вынесения соответствующего постановления о приобщении в качестве вещественного доказательства (ст. 81 УПК). «Иные документы» приобщаются к делу опять же по усмотрению органов, осуществляющих уголовное преследование, или суда (ст. 84 УПК).

Рассматривая права защитника, предоставленные ему законодателем, нетрудно заметить, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ не согласуется с п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, в плане собирания и представления защитником доказательств, необходимых именно для оказания юридической помощи. По мнению Мизулиной Е.Б. и Козак Д.Н. «защитник должен и имеет право собирать только ту доказательственную информацию, которая отвечает предназначению защитника в уголовном процессе, а именно реализации функции защиты, т.е. смягчающую ответственность подзащитного или доказывающую его невиновность» [26].

Отметим, что согласно п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002. № 62- ФЗ, где установлено, что адвокат вправе собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами в порядке, установленном законодательством РФ.

Таким образом, в двух федеральных законодательных актах указанные полномочия защитника (адвоката) именуются по-разному. В ст. 53 УПК РФ говорится о «представлении доказательств», а в законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о «представлении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами».

Так как защитник не может производить следственные действия, то он и не вправе проводить «параллельное расследование». Собранные им материалы в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ становятся доказательствами только после их закрепления путём приобщения к уголовному делу в качестве таковых лицом, производящим расследование, или судом. Кроме того, отсутствие обеспечения мерами принуждения в отношении требования ответа на запрос, явки физических лиц для опроса делает право защитника собирать доказательства формальным.

В результате сравнительного анализа законодательства и полученных умозаключений очевидна условность термина «собирания доказательств» в отношении защитника - правильнее было бы говорить о собирании и представлении защитником документов и предметов.

Интересно, что в соответствии со ст. 48 УПК Республики Беларусь защитнику предоставлено право представлять доказательства, а также собирать по своей инициативе сведения, относящиеся к обстоятельствам совершенного преступления, и представлять их органу дознания, дознавателю, следователю, суду, участвовать в следственных действиях, производимых в связи с представлением названных сведений [27]. Таким образом, белорусский законодатель разделяет понятия «доказательства» и «сведения, относящиеся к обстоятельствам совершенного преступления».

Способы собирания доказательств защитником, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УПК РФ вызвали наибольшее количество вопросов. Каков механизм проведения опроса защитником лиц с их согласия? Каков порядок фиксации полученных сведений? И, наконец, каков порядок оценки допустимости таких доказательств?

Сведения, способные стать доказательствами защиты, могут быть получены самим адвокатом, представлены адвокату частным детективом, а также иными лицами, например, обвиняемым или его родственниками в результате опроса.

Данный опрос может быть произведен частным детективом - по поручению адвоката, после заключения соответствующего соглашения. Закон от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) даёт адвокату такую возможность. На основании п. 7 ст. 3, данного закона частным детективам разрешается в целях сыска «сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса». Для допустимости сведений, собранных частным детективом, защитник должен соблюсти следующие условия:

- заключить договор с частным детективным бюро;

- получить копию лицензии этого бюро или частного детектива, подтверждающую законность их деятельности;

- получить письменный отчёт частного детектива о произведенных им действиях по сбору нужных защите сведений;

- заявить ходатайство о приобщении к материалам дела указанных документов, а также сведений, материалов или предметов, полученных частным детективом;

- заявить ходатайство о проверке добытых материалов процессуальным путём.

Чтобы легализовать результаты опроса лица, защитнику необходимо обратиться в соответствии со ст. 119-120 УПК РФ с письменным ходатайством к следователю с просьбой допросить указанное лицо в качестве свидетеля и приложить к ходатайству полученное объяснение. Следователь на основании ст. 159 УПК обязан рассмотреть ходатайство. При этом в удовлетворении ходатайства может быть отказано. Но возможен и ещё один, вариант развития событий, также не выгодный для защитника: допрашиваемое лицо может сообщить на допросе совершенно иные сведения по сравнению с теми, которые были даны в ходе опроса.

Поэтому для защиты тактически более выгодно представлять потенциального свидетеля защиты только в суде, где он будет обязательно допрошен согласно ч. 4 ст. 271 УПК.

Статья 271 УПК РФ закрепляет, что в подготовительной части судебного заседания при рассмотрении ходатайств сторон, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе, сторон, следовательно, у обвиняемого и его защитника появляются гарантии по представлению дополнительного доказательственного материала и его обязательному исследованию и оценке в процессе осуществления правосудия, что непосредственно связано с реализацией основных принципов уголовного судопроизводства.

Совет адвокатской палаты Москвы дал разъяснение «Об адвокатском опросе». Здесь сказано, что путём опроса адвокат выявляет лиц, владеющих информацией об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовным, гражданским и административным делам, чьи показания могут содействовать защите или представительству. С согласия лица адвокат может получить объяснения в письменной форме либо составить протокол опроса. При этом следует учитывать, что опрос ещё не создаёт доказательства по делу, поскольку собранные адвокатом сведения не обладают требуемой законом процессуальной формой. Для этого необходим допрос лица, который дознаватель, следователь или суд осуществляют по ходатайству адвоката. Проводить допрос лиц, уже допрошенных в качестве свидетелей, адвокат не вправе. Они являются участниками судопроизводства, и адвокат должен получать от них интересующие его сведения при проведении следственных действий [28].

Поскольку уголовно - процессуальный закон не говорит о том, как оформить результаты опроса, представляется, что результаты беседы должны фиксироваться в протоколе, который составляется защитником в присутствии собеседника. К опросу могут прилагаться аудио-, видеозапись, кино-, фотоматериалы, которые могут быть признаны доказательствами.

Опрос может проводиться на любой стадии уголовного процесса. До возбуждения уголовного дела не существует процессуальной фигуры защитника, а, значит, опрос в том значении, которое придаётся ч. 3 ст. 86 УПК РФ, не допускается. Следует отметить, что участие в беседе опрашиваемого лица может быть только добровольным. Представляется, что в протоколе опроса должны быть указаны: анкетные данные опрашиваемого лица; фамилия, имя и отчество адвоката, номер адвокатского удостоверения; фактические обстоятельства, ставшие известными опрашиваемому лицу. Результаты опроса должны быть подписаны как опрошенным, так и самим адвокатом.

Другой вариант закрепления результатов опроса - изложение содержания беседы в ходатайстве с указанием лица, подлежащего вызову для его допроса следователем. Адвокат В.В. Паршуткин предлагает следующую схему вовлечения в уголовный процесс протокола опроса лица в качестве полноценного доказательства. 1) Опрос лица с его согласия следует оформить в виде протокола, при этом желательно, чтобы ответы на вопросы опрашиваемый писал собственноручно, каждая страница протокола должна подписываться опрашиваемым. 2) Во время допроса подозреваемый, обвиняемый (очевидно, и свидетель, потерпевший) могут заявить: «Такого-то числа адвокат Иванов опрашивал меня с моего согласия. Сведения, изложенные мною собственноручно в протоколе опроса, полностью подтверждаю. Протокол опроса от такого-то числа является составной и неотъемлемой частью протокола настоящего допроса». После этого следователю не остаётся ничего иного, как хранить адвокатский протокол в материалах дела и учитывать его в своих последующих действиях и решениях. Ведь Вы не заявили ходатайство о приобщении его к материалам дела (скорее всего, в этом было бы отказано). И вместе с тем в допустимой процессуальной форме трансформировали протокол опроса из источника доказательств в доказательство [29].

П. 1 ч. 3 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» даёт адвокату право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать . справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

Представляется, что для того, чтобы запрос отвечал требованиям документа, он должен быть составлен в определённой форме и содержать следующие реквизиты:

1) наименование адвокатского образования, где работает адвокат-защитник, а также индекс, точный юридический адрес и телефон;

2) наименование организации, которой направляется данный запрос, а также фамилия, имя, отчество его должностного лица, индекс, точный юридический адрес;

3) дату составления: число, месяц, год;

4) описательную часть: основания данного запроса, ссылку на уголовное дело с изложением обстоятельств, в связи с которыми подаётся этот запрос, требование предоставить необходимые сведения, которые указываются в запросе, срок, в течение которого необходимо предоставить этот документ;

5) фамилия, имя, отчество лица, составившего запрос;

6) подпись лица, составившего запрос, или должностного лица организации, от которой исходит это требование;

7) штамп, печать организации, через которую подаётся запрос, личная печать адвоката.

Однако адвокату следует учитывать и то, что необходимые ему сведения, составляющие, например, государственную, коммерческую или другую охраняемую законом тайну, едва ли будут ему предоставлены только лишь на основании составленного им запроса. В таких случаях адвокат должен заявить ходатайство об изъятии предполагаемых документов в рамках процессуальных действий, производить которые уполномочено должностное лицо органа предварительного расследования. Напомним, что в соответствии со ст. 183 УПК РФ выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится на основании судебного решения.

Что касается истребования справок, характеристик и иных документов согласно ч. 3 ст. 86 УПК РФ и ч. 3 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации», то конструктивной следует считать точку зрения, высказанную в литературе, что адвокаты и до введения нового УПК РФ и Закона «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» осуществляли подобную деятельность в соответствии с Положением об адвокатуре в РСФСР. При этом государственные органы нередко игнорировали запросы адвоката по истребованию документов. Подобная практика продолжается и по настоящее время: никаких санкций за неисполнение Закона «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» в этой части не существует [30].

Представляется, что для решения вопроса можно обратиться к ст. 117 и 118 УПК РФ, а также ч. 3 ст. 57 ГПК РФ, согласно которым на участников уголовного судопроизводства в случае неисполнения ими процессуальных обязанностей, предусмотренных УПК РФ, за нарушения, допущенные в ходе судебного заседания, а также за невыполнение должностными лицами или гражданами требований суда по предоставлению доказательств по причинам, признанным судом неуважительными, налагается денежное взыскание.

Полагаем, что введение аналогичной процедуры в уголовное судопроизводство применительно к запросам адвокатов позволит более оперативно получать истребованные документы защитником и значительно увеличит роль запросов в доказывании по уголовным делам.

Ходатайства о легализации доказательств, собранных защитой, могут быть поданы дознавателю, следователю, прокурору на стадии предварительного расследования, либо в суд. Правило о необходимости заявления ходатайства участниками процесса объясняется тем, что источником движения производства является инициатива участников процесса, а не суда.

Рассматривая право защитника собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами (п. 3 ч. 3 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации»), следует пояснить, что если во время предварительного расследования адвокат узнает о существовании такого предмета, он должен известить о нём следователя или прокурора, заявив мотивированное ходатайство о необходимости произвести изъятие этого предмета в рамках соответствующего следственного действия [31], хотя, очевидно, что эта обязанность тесно связана с процессуальной функцией, которую выполняет защитник, т.е. действия защитника не должны вредить подзащитному.

Следует также отметить, что месячный срок для ответа на запрос адвоката довольно продолжительный, и ответ на него может оказаться несвоевременным при принятии решения, например, об избрании меры пресечения, о продлении срока содержания под стражей, поэтому его следует сократить хотя бы до пятнадцати суток.

С учётом изложенного полагаем возможным внести в ч. 3 ст. 86 УПК РФ изменения, закрепив в ней правило о том, что защитник вправе собирать и представлять дознавателю, следователю, прокурору, суду письменные и иные документы и предметы, которые могут быть признаны документами- доказательствами либо вещественными доказательствами. При этом запрашиваемые адвокатом от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций справки, характеристики, иные документы или их копии должны предоставляться не позднее 15 суток со дня поступления запроса.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Состояние антикоррупционного законодательства - уголовно-правовой аспект
Личность обвиняемого как объект уголовно-процессуальных отношений (познания)
Реализация принципа состязательности и равноправия сторон в досудебных производствах уголовного процесса.
Классификация рецидивов преступлений
Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.
Вернуться к списку публикаций