2013-09-13 15:56:42
ГлавнаяУголовное право и процесс — Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы



Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы


Понятие, сущность и цель доказывания в уголовном процессе

Теория доказательств рассматривает доказывание в широком смысле как удостоверение, подтверждение, обоснование правильности каких-либо мыслей или решений при помощи доводов, аргументов, фактов. Доказывание в уголовном процессе определяется как осуществляемая в процессуальных формах деятельность органов расследования, прокурора и суда с участием других субъектов процессуальной деятельности по собиранию, закреплению, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по уголовному делу и решения задач уголовного судопроизводства [1]. По мнению А.Р. Белкина, доказывание представляет собой процесс установления истины в судопроизводстве, её познание, обоснование представлений о её содержании. Его сущность заключается в собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств [2].

По мнению ряда учёных, под доказыванием в уголовном процессе понимаются два диалектически взаимосвязанных между собой аспекта единого понятия и единой практическо-мыслительной деятельности, где в. зависимости от этапа доказывания по уголовному делу или от роли (функции) субъекта в уголовном процессе на первый план выступают либо доказывание как собирание, проверка и оценка доказательств, либо доказывание как обоснование выводов и решений по делу, к которым приходят органы и лица, осуществляющие доказывание [3]. К.В. Вишневецкий в этой связи отмечает, что «взаимно дополняя и обогащая друг друга, эти аспекты (а равно две стороны практической деятельности государственных органов и лиц) и образуют то неразрывное диалектическое единство чувственного, эмпирического, рационального, логического, непосредственного и опосредованного познания, которое, имея коммуникативный характер и строгую процессуальную форму, составляет сущность и содержание процесса доказывания в уголовном процессе. Искусственно разрывать, а тем более противопоставлять эти аспекты друг другу, пытаться определить сущность и содержание процесса доказывания только через один из них - значит сознательно ставить достижение целей и задач уголовного судопроизводства перед целым комплексом неразрешимых проблем и противоречий» [4].

Сообразно доказыванию, в двух аспектах следует рассматривать и обязанность по доказыванию. В первом случае — это обязанность по обоснованию своих выводов с помощью приведённых доказательств. Во втором случае обязанность доказывания рассматривается как обязанность по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления объективной действительности.

Доказывание как познание обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, может осуществляться либо путём получения сведений, информации непосредственно об этих обстоятельствах (показания свидетелей-очевидцев, показания обвиняемого и его действиях) информационная сторона доказывания, либо путём логического построения выводов от известных обстоятельства к неизвестным - логическая сторона доказывания. Эти два пути в процессуальной литературе еще именуют, уровнями доказывания. Первый уровень - эмпирический, когда с помощью наблюдения, чувственного восприятия следователь и суд получают сведения, по делу, а второй - логический, когда на основе полученной информации с использованием законов логики делаются выводы по делу [5].

Некоторые авторы называют это путями познания: первый информационный, второй - логический [6].

B.C. Балакшин выделяет три уровня доказывания: 1) информационно-накопительный; 2) фактосинтезирующий; 3) логико-аналитический [7]. Следует признать, что данная точка зрения отражает необходимость принятия решения и оценки доказательств с точки зрения их достаточности для принятия наиболее важных процессуальных решений, причём не только при, постановлении приговора, но и при принятии других решений: о возбуждении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, о направлении дела в суд и др. Именно на этих этапах движения уголовного дела можно говорить о фактосинтезирующем уровне доказывания, но в этом случае применяется и логико-аналитический уровень доказывания, т.к. анализ и синтез - это две стороны процесса познания, а значит и доказывания по делу.

Следует отметить, что в процессе доказывания выделяются различные элементы или этапы. Причём большинство процессуалистов считают, что наиболее удачным термином является «элементы», т.к. в практической деятельности нельзя отделить собирание от проверки, проверку от оценки и т.д. [8]. Термин «этапы» употребляется в работах М.С. Строговича, Ю.К. Орлова [9].

Нам представляется, что эти два понятия можно использовать как синонимичные. Мы придерживаемся позиции А.В. Кудрявцевой и B.Л. Сыскова о том, что терминологические споры, в ходе которых не затрагивается внутренний объём и содержание этих понятий, не имеют практического значения, а поэтому они излишни [10].

Но сами элементы (этапы) процесса доказывания, безусловно, имеют и научное, и практическое значение. По этому вопросу в научной литературе можно встретить множество мнений. Но всех авторов точек зрения можно условно разделить на два лагеря: лагерь «криминалистов» и лагерь «процессуалистов».

Для «лагеря криминалистов» характерно очень подробное выделение элементов (этапов) процесса доказывания. Это объясняется необходимостью разработки тактических приёмов и рекомендаций для каждого из них. Так, например, авторы Теории доказательств указывают: «Способы собирания и проверки доказательств - это реализуемая в предусмотренных процессуальным законом действиях следователя, суда и других управомоченных на то лиц и органов система приёмов и операций, предназначенных для поиска, обнаружения, получения, закрепления, исследования фактических данных (информации) определённого вида» [11]. В «лагере процессуалистов» также нет единства по этому вопросу. В основном все единодушны в выделения таких элементов (этапов) как собирание, проверка и оценка доказательств [12]. В дополнение выделяют такие этапы (элементы) процесса доказывания как построение и динамическое развитие следственных версий по делу [13]. Представляется, что этот элемент (этап) процесса доказывания можно выделить только по тем делам, где есть стадия предварительного расследования. Выдвижение версий по делу скорее можно отнести к логическому, теоретическому уровню доказывания, а не к элементу или этапу.

Познание — это активное, целенаправленное отражение действительности в мозгу человека, а мышление — это особое свойство высокоорганизованной материи — мозга отражать объективный мир в идеальных образах. В отличие от чувственного познания мышление отражает внешний мир в абстракциях - отвлечениях от одних свойств предмета и выделениях других его свойств. С помощью абстрактного мышления мы познаём недоступные чувственному познанию явления [14]. Данные категории применяются в самых разных областях человеческой деятельности.

Но А.Р. Белкин справедливо отмечает, что «будучи разновидностью всеобщего процесса познания, выражая все его существенные черты, доказывание имеет и свои особенности, коренящиеся в условиях протекания этого процесса:

• сроки исследования определяются законом и ограничены им;

• субъекту доказывания необходимо принять решение в любом случае;

• в качестве средств исследования используются лишь те, которые предусмотрены законом либо не противоречат закону;

• исследование проводится только определенными, специально уполномоченными на то законом субъектами» [15].

Авторы Теории доказательств, анализируя соотношение понятий «доказывание» и «познание», делают вывод о том, что эти понятия нельзя рассматривать как равнозначные. Так, познание — это получение истинного представления о чём-либо, приобретение знаний. Но можно познавать и быть обладателем истинного знания «для себя», не заботясь о передаче и использовании этого знания другими, не стремясь обосновать, подтвердить, удостоверить, т.е. сделать его достоверным для всех. В процессуальной же деятельности наличие оснований, аргументов, доводов, подтверждающих и позволяющих проверить правильность наших знаний и выводов является, обязательным правилом [16].

B.C. Балакшин сопоставляет такие понятия как «установление (выявление, выяснение) обстоятельств дела», «познание обстоятельств дела» и «доказывание обстоятельств дела» и приходит к выводу, что как тождественные они могут быть тогда, когда речь идёт о фактических, обстоятельствах совершения общественно опасного деяния. Если же под обстоятельствами дела понимать и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, то формула «познание обстоятельств дела» (уголовно-процессуальное познание) по смыслу шире «доказывания обстоятельств дела» (уголовно-процессуального доказывания) [17].

Нам представляется, что доказывание обстоятельств дела охватывается понятием познание обстоятельств дела, поскольку доказывание, в отличие от познания, осуществляется только процессуальным путём, только определёнными в законе участниками процесса, доказывание имеет «адресата», т.е. в конечном итоге преследует цель разрешения дела по существу. К.В. Вишневецкий верно отмечает: «Познание иногда ограничивается выявлением какого-либо факта самим следователем (например, уяснение им обстановки на месте происшествия); доказывание предполагает не только уяснение факта следователем, но и превращение его из факта «для себя» в доказательственный факт» [18].

Следует отметить, что в процессе доказывания применяются определённые методы, присущие познанию в целом. Под методом в широком смысле следует понимать способ подхода к действительности, способ познания, изучения, исследования явлений природы и общественной жизни, способ достижения какой-либо цели, решения задачи [19]. Многообразие методов можно разделить на три большие группы: всеобщие, общенаучные, частнонаучные [20].

В науке к методам исследования предъявляются определённые требования. Во-первых, методы должны быть эффективными, т.е. их применение должно обеспечивать достижение поставленной цели, результативность. Во-вторых, методы должны обладать простотой и надёжностью, быть безопасными (применение технических средств не должно ставить под угрозу жизнь или здоровье исследователей и других лиц). В-третьих, методы должны быть экономичными и научными. Недопустимы методы, которые не имеют твердой научной основы [21].

Очевидно, что доказывание не может строиться на каком-либо одном методе, применяемом изолированно. Только совокупность методов познания . позволяет достичь целей доказывания.

На основании изложенного сделаем вывод: для доказывания характерно единство предметно-практической и мыслительной деятельности, приводящее к формированию представлений об исследуемом событии. Кроме того, доказывание представляет собой познавательный процесс, которому присуще единство эмоционального и рационального, субъективного и объективного, непосредственного и опосредованного, что проявляется во всех его взаимосвязанных элементах. Все элементы доказательственной деятельности - собирание, проверка, оценка и использование доказательств - неразрывно между собой связаны, протекают в единстве, имеют место на всех стадиях процесса в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам той или иной стадии и установленному в ней порядку производства.

Рассмотрим цели доказывания. Очевидно, что цель доказывания в уголовном процессе должна согласоваться (но не отождествляться) с задачами самого уголовного процесса. В этой связи отметим, что в УПК РФ определены не задачи, а назначение уголовного судопроизводства (ст. 6). Многие учёные сегодня с сожалением пишут о том, что из УПК была исключена задача установления истины по делу [22]. Но можно встретить и другие взгляды на цели доказывания. Так, В.Ю. Миронов приходит к выводу, что целью уголовно-процессуального доказывания является доказанность обстоятельств уголовного дела, которая имеет первостепенное значение для разрешения уголовного дела по существу [23].

Вопросы, связанные с целью уголовного судопроизводства, исследовались на уровне диссертационных работ. Так, Р.А. Хашимов отмечает, что все известные высказывания по вопросу о целях в уголовном процессе могут быть сведены к следующим группам: 1) цель - наказание преступника; 2) цель — истина; 3) цель — разрешение правового конфликта; 4) цель - защита личности. При этом анализ новых процессуальных кодексов бывших республик СССР показывает, что формулы целевых характеристик во многом схожи, и их схожесть обусловлена доктринальным единством. Общим для всех этих кодексов является указание защиты личности в качестве цели (задачи), что позволяет говорить о построении «защитительной» модели уголовного процесса на постсоветском пространстве. По мнению Р.А. Хашимова, истина в уголовном процессе есть проявление логической цели в праве, вследствие чего именно истина может рассматриваться в качестве цели в уголовном процессе [24].

Целью уголовно-процессуальной деятельности и доказывания, в частности, не может быть что-либо иное, кроме как установление объективной истины, т.е. установление всех фактических обстоятельств расследуемого события в точном соответствии с действительностью. На это указывают в своих работах многие учёные [25]. Не абсолютной истины, ибо достичь ее невозможно, не относительной, ибо это повлечет нарушение прав участников процесса, другие нежелательные последствия, а истины объективной. Она предполагает наличие таких знаний и выводов об обстоятельствах дела, которые правильно отражают существующую вне человеческого сознания действительность. «Установить истину в уголовном процессе, - пишет П. Лупинская, - означает познать прошедшее событие и все обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, в соответствии с тем, как они имели место в действительности» [26]. По мнению А.Р. Белкина, истина в уголовном судопроизводстве может считаться абсолютной, если исходить из задач доказывания, когда требуется установить не бесконечное многообразие сторон, свойств, признаков и тому подобных фактов, явлений, а лишь то, что диктует закон, когда познание этих фактов, явлений ограничивается лишь тем, что и как диктует предмет доказывания [27]. Ю.К. Орлов не согласен с такой позицией. Он полагает, что в отношении фактов, устанавливаемых в ходе судебного доказывания, понятие абсолютной истины не применимо. Полнота и точность, с которыми устанавливаются обстоятельства уголовного дела, достигаются лишь в определённых пределах, диктуемых целями доказывания и конкретной ситуацией. Такая истина не является абсолютно неопровержимой, окончательной, поскольку, как известно, оставляет возможность проверки и отмены или изменения даже вступившего в законную силу приговора. Поэтому считать истину, получаемую в уголовном судопроизводстве абсолютной, нет никаких оснований. Ю.К. Орлов также пишет, что концепция формальной (юридической, процессуальной) истины не отвечает требованиям научной обоснованности. По своей сути она представляет собой предельно упрощённую и выхолощенную схему процесса получения истинного знания, отличающуюся крайним примитивизмом, поскольку отражает лишь внешнюю, видимую сторону этого сложного и многогранного процесса. Искателю такой истины не нужно знать ничего о доказывании как познавательном процессе, - ни понятия достоверности, ни логического механизма получения достоверного знания, ни многого другого, над чем десятилетиями работали лучшие представители уголовно-процессуальной науки. Не надо утруждать себя даже знанием самых элементарных логических правил. Достаточно соблюсти процессуальный порядок судопроизводства - и все, истина готова [28].

А.Ф. Лубин обращает внимание на то, что когда процессуалисты-учёные и практики говорят об объективной истине, они забывают уточнить, о каком уголовном процессе идет речь, поскольку здесь можно иметь в виду уголовный процесс вообще, процесс доказывания вообще, а также уголовный процесс по конкретному уголовному делу. Что касается первого случая, ещё никто достаточно серьёзно не возразил против классического «Практика — критерий истины». Формирование минимальной совокупности (системы) досудебных и судебных доказательств, необходимых для оправдания уголовно-процессуальных решений в ходе и по результатам доказывания, является основной целью доказывания по конкретному уголовному делу. Именно для случая конкретного доказывания, пожалуй, применима радикальная мера: изгнать понятие «объективная истина» и заменить его иным понятием результатов доказывания — «обоснованное решение» [29].

Как известно, в УПК РФ не было воспроизведено требование всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, ранее закреплённое в ст. 20 УПК РСФСР. Однако УПК РФ содержит ряд положений, направленных на обеспечение полноты и объективности уголовного судопроизводства: в ч. 4 ст. 152, ч. 2 ст. 154 УПК РФ говорится об объективности и всесторонности предварительного расследования, в ч. 6 ст. 340 УПК РФ - об объективности и беспристрастности при рассмотрении дела судом присяжных. Вместе с тем, С.А. Шейфер справедливо отмечает, что предписания УПК РФ по вопросу об истине как цели доказываний противоречивы: согласно ч. 4 ст. 302 обвинительный приговор является правосудным (т.е. согласно ч. 1 ст. 297 законным, обоснованным и справедливым), если «виновность подсудимого ... подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств». Здесь речь явно идет о соответствии вывода доказательствам, а не фактическим обстоятельствам дела, т.е. о формальной истине. Вопреки этому одним из оснований отмены приговора является «несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела» (ст. 380). Здесь речь идет об объективной, а не о формальной истине [30].

Заслуживает внимания позиция B.C. Балакшина, который пишет, что объективной истиной в уголовном процессе является соответствие содержащихся в итоговых выводах и решениях органов расследования, прокуратуры и суда знаний об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, реальной действительности. Но на практике установить по уголовному делу объективную истину невозможно. Поэтому целью уголовно-процессуального доказывания для субъектов, на которых лежит бремя уголовного преследования, следует признать установление объективной истины, а целью правосудия — установление процессуальной истины [31].

Интересную позицию обосновывает Ю.Ю. Воробьёва. По её мнению, целью доказывания в уголовном судопроизводстве является установление обстоятельств дела в соответствии со ст. 73 УПК. Вместе с тем, не исключается возможность достижения объективной истины (в отдельных случаях совпадающей с предметом доказывания), процессуальной (судебной, формальной), либо конвенциальной истины с учётом рассмотрения дела в порядке главы 40 УПК. В этой связи ею предлагается в ст. 5 УПК дать характеристику каждого вида истины [32].

Можно констатировать, что с учётом нынешней редакции УПК РФ, целью уголовного процесса является установление не объективной истины, не реальности, имевшей место в прошлом, а истины процессуальной, т.е. истинным признаётся то, что установлено судом на основе доказательств, признанных им достоверными, доброкачественными.

В реальной жизни установить все обстоятельства уголовного дела порой не представляется возможным, а потому, исходя из принципиальных положений теории доказательств признать, что при расследовании и рассмотрении уголовного дела установлена объективная истина и вынесен справедливый приговор, невозможно. И, наоборот, в результате процессуальной деятельности органов предварительного следствия, дознания и суда объективная истина по уголовному делу может быть достигнута. В результате полученных и собранных доказательств, приведённых в приговоре, и аргументов в их пользу, их полный и тщательный анализ позволяет сделать вывод о том, что установлены все обстоятельства расследуемого события в точном соответствии с действительностью и- вынесен справедливый приговор. Налицо совпадение истины объективной (материальной) и процессуальной.

Таким образом, возможно существование обоих вариантов, а потому целью доказывания должно быть достижение тождества материальной и процессуальной истины. В том случае, когда по объективным причинам материальная истина достигнута быть не может, а все меры, предусмотренные законом, предварительным расследованием и судом по её установлению исчерпаны, - во всяком случае должна быть достигнута истина процессуальная, которая основывается на достоверных обстоятельствах, на всех возникших и исследованных в результате следствия версиях, на выясненных и оцененных противоречиях.

Представляется, что ст. 85 УПК РФ должна содержать указание на то, что доказывание осуществляется в целях установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дела.



[1] Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное. — М.: «Юридическая литература», 1973. — С. 288, 298.

[2] Белкин, А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие / А.Р. Белкин. - М.: Издательство НОРМА, 1999. - С. 1.

[3] См., например: Горский, Г.Ф. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. - Воронеж, 1978. - С. 206.

[4] Вишневецкий, К.В. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве : дис. ... канд. юрид. наук / К.В. Вишневецкий. - Краснодар, 2001. - С. 16.

[5] См., например: Давлетов, А.А. Основы уголовно-процессуального познания / А.А. Давлетов. - Екатеринбург,! 997. - С.136-138; Колдин, В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания / В.Я. Колдин // Советское государство и право. - 1974. - № 11 .

[6] Орлов, Ю.К. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства. / Ю.К. Орлов. - М.: ВЮЗИ, 1987. - С. 27.

[7] Балакшин, B.C. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания / B.C. Балакшин. - Екатеринбург: ООО «Издательство УМЦ УПИ», 2004. - С. 64.

[8] См.: Кокорев, Л.Д. Уголовный процесс: доказывание и доказательства / Л.Д. Кокорев, Н.П. Кузнецов. — Воронеж, 1995. - С. 210; Зинатуллин, З.З. Уголовно-процессуальное- доказывание. Учеб. пособие / З.З. Зинатуллин. - Ижевск, 2003. - С. 71; Безлепкин, Б.Т. Уголовный процесс России / Б.Т. Безлепкин. - М., 2003. - С. 141; Ульянова, Л.Т. Доказательства в уголовном процессе: общие положения / Уголовный процесс: учебник / Под ред. Гуценко К.Ф. - М., 1996. - С. 114-115; Шейфер, С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма / С.А. Шейфер. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - С. 6.

[9] Строгович, М.С. Курс советского уголовного процесса / М.С. Строгович. - М., 1968. Т. 1. - С. 303; Орлов, Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе / Ю.К. Орлов. - М., 2000. - С. 63.

[10] Кудрявцева, А.В. Доказательственная деятельность суда первой инстанции по уголовным делам / А.В. Кудрявцева, В.Л. Сысков. - М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007. - С. 20.

[11] Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное. - М.: «Юридическая литература», 1973. - С. 367.

[12] См.: Горский, Г.Ф. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. - Воронеж, 1978. - С. 208; Кузнецов, Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России : автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Воронеж, 1998. - С. 9 и др.

[13] Фаткуллин, Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания / Ф.Н. Фаткуллин. - Казань, 1973. - С. 8.

[14] Лапта, С.П. Логика в следственной и экспертной деятельности: проблемы применения и оценки. Учебное пособие / С.П. Лапта, А.Н. Литвинов, Н.Н. Тагаев. - М.: ЮРКНИГА, 2005. С. 11.

[15] Белкин, А.Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно-розыскной аспекты: автореф. дис. ... докт. юрид. наук / А.Р. Белкин. - Воронеж, 2000. — С. 13.

[16] Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное. — М.: «Юридическая литература», 1973. — С. 287-288.

[17] Балакшин, B.C. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания / B.C. Балакшин. - Екатеринбург, 2004. - С. 52.

[18] Вишневецкий, К.В. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве: дис. ... канд.юрид.наук / К.В. Вишневецкий. - Краснодар, 2001. – С. 48.

[19] Мостепаненко, М.В. Философия и методы научного познания / М.В. Мостепаненко. - Л., 1972. - С. 197.

[20] См. об этом подробнее: Павлов, С.В. Предмет и метод теории, государства и права / С.В. Павлов // Актуальные проблемы развития социально-гуманитарных, экономических и психологических наук. Материалы Всероссийской научной конференции 15-16 апреля 2004 г. Юриспруденция. - Тверь: ТФМГЭИ, 2004. - С. 39-40.

[21] Вишневецкий, К.В. Указ. соч. — С. 4.

[22] См., например: Орлов, Ю.К. Проблемы истины в уголовном процессе / Ю.К. Орлов // Государство и право. - 2007. - № 3. - С. 50.

[23] Миронов, В.Ю. Достоверность доказательств и их значение при постановлении приговора: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / В.Ю. Миронов. — Челябинск, 2005. - С. 16.

[24] Хашимов, Р.А. Категория «цель» в уголовном процессе: автореф. Дис. ... канд. юрид. наук / Р.А. Хашимов. - Челябинск, 2006. - С. 17-19.

[25] См., например: Ларинков, А.А. Теоретические и правоприменительные проблемы доказывания на стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции : автореф.1 дис. ... канд. юрид. наук / А.А. Ларинков. - СПб., 2006 [Электронный ресурс]. - Режима доступа: http://wvvw.procuror.spb.ru/doc/5.doc

[26] Лупинская, П.А. Уголовный процесс: учебник / П.А. Лупинская. - М., 1995. - С.129.

[27] Белкин, А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие / А.Р. Белкин. - М.: Издательство НОРМА, 1999. - С. 7.

[28] Орлов, Ю.К. Указ. соч. - С. 52-56.

[29] Лубин, А.Ф. ? цели доказывания в уголовном судопроизводстве / А.Ф. Лубин // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международной; научно-практической конференции, г. Екатеринбург, 27-28 января 2005 г.: В 2 ч. Екатеринбург, 2005. Ч. 2. — С. 30-31.

[30] Шейфер, С.А. Куда движется российское судопроизводство? (Размышления по поводу векторов развития уголовно-процессуального законодательства) / С.А. Шейфер // Государство и право. - 2007. - №1. – С. 31.

[31] Балакшин, B.C. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания / B.C. Балакшин. - Екатеринбург, 2004. - С. 43.

[32] Шейфер, С.А.Куда движется российское судопроизводство? (Размышления по поводу, векторов развития уголовно-процессуального законодательства) / С.А. Шейфер // Государство и право. - 2007. - № 1. - С. 31.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Некоторые методологические аспекты осуществления экспертной профилактики финансовых злоупотреблений
Вернуться к списку публикаций