2013-08-09 16:33:54
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них



Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них


К середине XIX века при подготовке Уложения о наказаниях уголовных и исправительных было признано целесообразным деяниям рассматриваемой нами категории посвятить особый раздел «О преступлениях против прав семейных», содержащий в себе несколько глав. В одну главу — «О преступлениях против союза брачного» - были помещены статьи, предусматривающие ответственность за противозаконный брак, т.е. брак, заключенный против воли другого лица, либо при наличии нерасторгнутого брака, либо без необходимого согласия родителей, опекунов или начальства, либо с сокрытием обстоятельств, препятствующих вступлению в брак и т.д. Здесь речь шла о похищении замужних женщин, нанесении увечья супругу, прелюбодеяние лиц, состоящих в браке. В главе 2 «О злоупотреблении родительской властью и о преступлениях детей против родителей» наказуемыми со стороны родителей объявлялись: принуждение детей к браку, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность или их развращение, присвоение или растрата принадлежащего детям имущества. В свою очередь, преступлениями детей рассматривалось нанесение родителю телесных повреждений или упорное неповиновение родительской власти, развратная жизнь и другие явные пороки. Глава 3 «О преступлениях против союза родственного» устанавливала наказуемость кровосмешения, добровольного или насильственного. Исключив из числа преступлений против семьи кровосмешение, Уголовное Уложение 1903 года внесло некоторые изменения в саму группировку составов. Как и прежде, было выделено довольно большое число преступлений, связанных с незаконным заключением брака, к которым относилось прелюбодеяние. Уложение сохранило возможность привлечения к ответственности самих родителей (опекунов и попечителей) за такие деяния, как жестокое обращение с несовершеннолетними; приобщение его к нищенству или иным безнравственным занятиям; принуждение к вступлению в брак; оставление несовершеннолетних без надзора, если он в результате этого совершил преступление.

Нельзя не обратить внимания на раздел 10 Уложения о злоупотреблении родительской властью. Это отмечается в ряде статей. Так, статьи 2078, 2079, 2080, 2082 говорят о принуждении детей к браку и пострижению в монашество, вовлечении их в совершение преступлений, развращении нравственности детей и потворстве их разврату, присвоении или растрате принадлежащего детям имущества [7].

Статьей 2081 Уложения было установлено правило, согласно которому родители, совершившие наряду со злоупотреблением своей властью какое-либо иное преступление, подлежащее более строгому наказанию, должны отвечать за содеянное по совокупности преступлений. Данная группа объектов имеет один родовой объект. Однако они могли быть совершены только родителями ребенка-потерпевшего.

Другим лицам, виновным в совершении аналогичных преступлений, также Уложение не позволяло избегать ответственности. Так, например, в статье 1285 предусматривалась ответственность лиц, имеющих надзор за малолетними или несовершеннолетними, или же находящихся в услужении у их родителей, опекунов либо родственников, которые будут благоприятствовать склонности этих малолетних и несовершеннолетних к непотребству или иным порокам, или же станут побуждать их к таким действиям своими внушениями или обольщеньями. Статья 1298 устанавливала наказание для лиц, которые исполняли надзор за малолетними, за совершенное ими сводничество.

Уложение уделяло большое внимание уголовно-правовой охране прав состояния несовершеннолетних, устанавливая ответственность за действия либо бездействия, способные привести к изменению или сокрытию сословной или иной корпоративной принадлежности несовершеннолетнего. Наиболее тяжкими из этой группы преступлений считались: обращение малолетнего в крепостное состояние (ст. 1855), которое наказывалось ссылкой в Сибирь с лишением всех прав, а также оставление у себя неизвестного ребенка и ребенка, чье происхождение было известно виновному.

Анализ исследуемого раздела свидетельствует о том, что уголовное законодательство, в частности статьей 1554, под страхом уголовной кары защищает единобрачие, установленное для последователей христианских вероучений, ограждает святость союза брачного и незыблемость истекающих из этого правовых отношений, как между супругами, так и между детьми, от этого брака рожденными [8].

Впервые в Уложении 1845 года предусматривалась уголовная ответственность за уклонение от обязанности по воспитанию ребенка.

Так, статья 1590 прямо говорит о том, что за присвоение и растрату родителями принадлежащего детям их имущества виновные подвергаются высшей мере наказания за присвоение и растрату чужого имущества.

Высшей мере наказаний подвергались опекуны и попечители, за подлоги и обманы в отношении вверенных им лиц. Об этом свидетельствует статья 1598: «Опекуны и попечители, за подлоги и обманы ко вреду лиц, вверенных опеке или попечительству, а равно и за присвоение и растрату имущества сих лиц, подвергаются: высшей мере наказаний, за сии преступления в разделе XII сего Уложения определенных» [9].

В Уставе (1864 г.) система уголовно-правовой охраны несовершеннолетних просуществовала вплоть до начала XX века, когда обнаружившееся несоответствие этих актов европейским воззрениям на проблемы уголовно-правовой политики и Российской действительности привели к созданию Уголовного кодекса - Уголовного Уложения (1903 г.), в котором эта система приобрела более совершенную форму. Уложение вводилось в действие постепенно и полностью никогда не было реализовано. Из вступивших в силу в 1905 году правовых норм вопросам охраны несовершеннолетних было посвящено всего лишь несколько, предусматривающих несовершеннолетие как квалифицирующий признак.

Ряд статей не был востребован в силу того, что глава 14-я «О нарушении постановлений о надзоре за воспитанием юношества» и глава 19 «О преступных деяниях против прав семейственных» не были введены в действие.

Глава 26 «О преступных деяниях против личной свободы» была призвана охранять интересы развития несовершеннолетних. Нормы о похищении или подмене ребенка, не достигшего 14-летнего возраста, в статье 502 Устава, которые Уложением 1845 года также признавались преступлением, были дополнены квалифицирующим признаком - целью использования этого ребенка для нищенства, иного безнравственного занятия или иной корыстной цели, что позволило увеличить наказание до трех лет заключения в исправительном доме. В отдельную статью было выделено похищение несовершеннолетней девицы с ее согласия для непотребства, причем ответственность виновного дифференцировалась в зависимости от возраста похищаемой.

Статьи 503 и 504 предусматривали ответственность за невозвращение ребенка, не достигшего 14-ти лет, по требованию родителей, если это деяние не сделано из сострадания к ребенку, а также за незаявление полиции или родителям в течение двух недель об оставленном у себя подкинутом или заблудившемся ребенке.

В главе 25 «Об оставлении в опасности» уголовно наказуемым стало не только оставление ребенка в возрасте до трех лет, но и оставление любого лица, не имеющего возможности по малолетству или по иным причинам принять меры к самосохранению, если это деяние совершено лицом, обязанным по закону, по принятой на себя обязанности или по семейным отношениям иметь о нем попечение, в случаях, когда жизнь оставленного подвергалась опасности или нет.

В XVIII - первой половине XIX вв., как и в раннее время, власть отца над детьми была столь велика, что их продавали, отдавали в кабалу, то есть в услужение или как оплату за долги. После эмансипации положение изменялось медленно. Целью воспитания являлось развитие страха Божьего, покорности родителям, церкви и власти. Народная педагогика признавала принуждение и насилие нормальными и важными формами воздействия. Дети наказывались физически, особенно маленькие. В тот же период времени происходила ломка традиционных внутрисемейных отношений, об этом свидетельствует рост «преступлений против союза брачного и родственного», которые включали в себя злоупотребление властью родителей и опекунов над детьми. Как показывает статистика того времени, с 1843 по 1863 годы во всей России по этой категории преступлений число возбужденных дел (следствий) возросло с 893 до 1496 [10].

Октябрьские события 1917 года нарушили процесс поступательного развития Российского государства, прервали правовую традицию по охране лиц, не достигших совершеннолетия.

Советская власть отказалась от использования законодательства царского периода. Между тем изучение законодательства дореволюционного периода времени показывает, что не все они были плохими, было в них и не мало хорошего, так как наработка норм права шла веками и над конструированием законов трудились выдающиеся ученые юристы.

Начиная с первого Уголовного кодекса РСФСР 1922 года, все последующие уголовные законы не содержали специализированной главы о преступлениях против несовершеннолетних, что явилось шагом назад не только в техническом, но и в социально-политическом отношениях.

Тем не менее говорить о том, что государство вовсе не проявляло интереса к установлению правовых запретов на определенный вид поведения в отношении несовершеннолетних, было бы несправедливо.

Действительно, советское уголовное законодательство специально не выделяло соответствующего раздела в Особенной части Уголовного кодекса и в первые годы вообще отказалось от криминализации многих вышеназванных деяний. Однако затем оно постепенно восстанавливало эти составы. Так, в области брачных отношений принятый в 1922 году Уголовный кодекс РСФСР установил наказуемость (в качестве преступления против порядка управления) за сокрытие обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, и дачу ложных сведений органам, ведущим регистрацию актов гражданского состояния.

Вступивший в силу с 1 января 1927 года новый Уголовный кодекс главой «О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» предусматривал более широкий круг деяний: «Злостное, несмотря на имеющуюся к тому возможность, уклонение от платежа присужденных судом средств на содержание детей» и «Оставление родителями малолетних детей без всякой поддержки, а равно принуждение детей к занятию нищенством» (в редакции 1973 года: «Злостный неплатеж средств на содержание детей, а равно оставление родителями детей до их совершеннолетия без всякой поддержки»).

Уголовный кодекс 1926 года включает в себя статью 158, в которой говорится о том, что злостный неплатеж средств на содержание детей, а равно оставление родителями детей до их совершеннолетия без всякой поддержки - карается тюремным заключением на срок до шести месяцев или штрафом до трехсот рублей [11]. Данная статья широко применялась на практике правоохранительными органами страны, для реализации положений, закрепленных в Кодексе о браке, семье и опеке по защите законных прав и интересов несовершеннолетних детей.

Объектом этого преступления являлось здоровье и нормальное развитие несовершеннолетних, т.е. лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

Объективная сторона преступного поведения состояла в несовершении тех действий, которые являются обязательными для родителей согласно Кодексу законов о браке, семье и опеке. Несовершение этих действий, ставящее в опасность нормальное (физическое и психическое) развитие ребенка, может выражаться в неплатеже средств на содержание (алиментов) и в оставлении без поддержки детей.

Неплатеж средств на содержание представляет уклонение родителя от обязательной материальной поддержки ребенка до восемнадцатилетнего возраста.

Закон 27 июня 1936 года точно определяет размер этих средств: на содержание одного ребенка - 1/4 заработка плательщика, на содержание двух детей - 1/3, на содержание трех и более детей - 1/2. Лишь неплатеж средств на содержание детей может дать основание для привлечения к уголовной ответственности по ст. 158 УК.

Анализ существовавшего, в те годы, уголовного законодательства свидетельствует о том, что неплатеж средств на содержание нетрудоспособного супруга или родителей, согласно существовавшего законодательства, мог вызвать лишь гражданскую ответственность.

Не всякий неплатеж средств на содержание детей влечет за собой уголовную ответственность. Она устанавливается законом лишь в случаях злостного неплатежа, т.е. неплатежа при наличии к тому возможности.

С целью усиления борьбы с данным видом преступления на всей территории Советского Союза Пленум Верховного суда СССР в своем постановлении от 15 ноября 1939 года, указал на то, что суды должны решительно усилить репрессии в отношении виновных в злостном неплатеже алиментов, применяя к виновным меры наказания, указанные в законе в виде лишения свободы. В этом же постановлении Пленум Верховного суда СССР определил квалифицирующий признак злостного неплатежа средств на содержание детей, караемый по ст. 158 УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик, который проявляется в неплатеже алиментов, вызванным фактом перемены ответчиком своего адреса местожительства без уведомления об этом судебного исполнителя или истца [12].

Оставление родителями без всякой поддержки детей до их совершеннолетия заключается не только в отказе от материальной поддержки, но также и в отказе от воспитания и подготовки их к полезной деятельности. Это сложение с себя родительских обязанностей вызывает детскую беспризорность и безнадзорность. Поэтому государство угрожает таким родителям в этих случаях применением наказания.

Субъектом рассматриваемого преступления могут быть лишь те лица, на которых лежат родительские обязанности согласно Кодексу о браке, семье и опеке. Лишение родительских прав не устраняет обязанности платить алименты. Поэтому лица, лишенные родительских прав, могут быть субъектами исследуемого преступления в части, касающейся неплатежа алиментов на содержание детей.

По Постановлению президиума Верховного суда РСФСР 10 октября 1937 года за неплатеж средств на содержание детей отвечают в уголовном порядке не только родители, но и любое другое лицо, на которое судебным решением возложена обязанность доставлять средства на их содержание [13].

Следует отметить, что к рассмотренному составу преступления близко примыкают составы преступления, предусмотренные ст. 158' УК РСФСР. Так, часть первая названной статьи предусматривала наказание В виде лишения свободы на срок до трех лет за использование опеки в корыстных целях (занятие жилой площади, использование имущества, оставшегося после смерти родителей, и т.п.) и оставление опекаемых детей без надзора и необходимой материальной помощи.

Часть вторая данной статьи предусматривала уголовную ответственность за не принятие мер охраны и заботы о воспитании детей-сирот председателями сельских советов и назначенными сельскими советами опекунами, допустившими своими действиями или бездействием вступление этих детей на путь бродяжничества, в отношении опекунов лишением свободы на срок до двух лет, а в отношении председателей сельских советов - по ст. 111 УК РСФСР, т.е. как халатное отношение к своим служебным обязанностям.

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР 01 апреля 1936 года предложило привлекать по ст. 158' УК лиц, взявших ребенка на воспитание (патронат) и использовавших патронат в корыстных целях или оставивших патронируемого без надзора и необходимой материальной помощи.

Преступления, предусмотренные ст. 158' УК, также ставят в опасность здоровое развитие ребенка [14].

Аналогичная тенденция проявилась в УК 1960 года, где с учетом специфики субъекта преступления были сформулированы составы об ответственности родителей - уклонение от уплаты алиментов или содержания детей; детей — злостное уклонение от оказания помощи нетрудоспособным родителям, опекунов - злоупотребление опекунскими обязанностями, любого лица - похищение или подмена ребенка (в редакции 1993 года - подмена ребенка).

Статья 122 УК РСФСР - «Злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей».

Злостное уклонение от уплаты родителей по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей или от содержания состоящих на их иждивении совершеннолетних, но нетрудоспособных детей –

наказывается лишением свободы на срок до одного года, или ссылкой на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до одного года.

Она по своему смыслу явилась правопреемницей ст. 158 УК РСФСР 1926 года.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья
Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве
Тактические приемы подготовки и особенности проведения некоторых видов очной ставки
Социально-правовое содержание вины
Виды и основания ответственности за нарушения лесного законодательства России 19 века
Вернуться к списку публикаций