2013-08-09 13:12:14
ГлавнаяУголовное право и процесс — Уголовно-правовая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего



Уголовно-правовая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего


Объективные признаки неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Установление уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних вполне обоснованно, учитывая, что оно не только посягает на общественные отношения, обеспечивающие условия нормального нравственного и физического развития личности несовершеннолетнего, но и может причинить серьезный вред здоровью, чести и достоинству потерпевшего [1].

Право на защиту интересов несовершеннолетнего реализуется через процесс воспитания в семье и проведение государственной политики в отношении несовершеннолетних. Нормативное воплощение это право получило в целом ряде документов. Статья 38 Конституции РФ определяет, что забота о детях, их воспитание есть равное право и обязанность родителей. Данные положения закреплены и на международном уровне (например, в ст. 18 и 19 Конвенции о правах ребенка). Обязанности по должному воспитанию в семье закрепляются в ряде других статей Семейного кодекса. Так, ст. 54 СК РФ провозгласила, что каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право на заботу со стороны родителей, на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства. Еще более конкретно этот вопрос решен в ст. 63 СК РФ, которая провозглашает, что родители имеют право, обязаны воспитывать и «несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей». Важное положение закрепляется и в ст. 65 СК РФ: «При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей».

Обобщение судебной практики по делам этой категории, рассмотренных судами КБР за последние семь лет, показало, что причиной этого преступления в основном является пьянство родителей. Распадаются семьи: дети, как правило, остаются у матери. Подавляющее большинство осужденных по ст. 156 УК РФ - это матери (72 %), оба родителя (15,5 %), отцы (5,8 %) и сожители матери (6,5 %). Большинство осужденных матерей - молодые женщины: до 30 лет (52 %) и от 30 до 35 лет (28 %). Более половины женщин имели одного ребенка (64 %), двух или трех детей (26 %), четырех и более детей (10 %).

Объект является обязательным элементом состава преступления. Без него деяние не может быть признано преступлением. Определение того, на какой конкретно объект направлено данное преступное посягательство, обеспечивает правильную юридическую оценку (квалификацию) деяния, а в конечном итоге - правильное применение уголовного закона.

Мы придерживаемся точки зрения авторов, утверждающих, что объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право ребенка на воспитание и заботу. Помимо основного объекта под угрозу нарушения ставятся здоровье, жизнь, свобода и достоинство несовершеннолетнего, страдающего от жестокого обращения с ним, которые выступают в качестве факультативных объектов [2].

В уголовном законе ответственность предусматривается за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которого возло- жеца эта обязанность, а равно педагогом или другим работником учебного или воспитательного учреждения, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Под воспитанием понимается процесс целенаправленного, систематического формирования личности в целях подготовки ее к активному участию в общественной и культурной жизни. Следовательно, объектом преступного невыполнения обязанности по воспитанию несовершеннолетнего являются условия такого формирования. Иначе говоря, исходя из законодательной конструкции статьи 156 УК РФ, непосредственным объектом преступления выступает нормальное психофизическое развитие несовершеннолетнего.

Принимая во внимание специфику потерпевшего, особенности его психики, повышающие виктимность (незрелость, любознательность, доверчивость, неосторожность и другие), влияние совершенного преступления на нормальное физическое и психическое развитие, причинение различных, но всегда более тяжелых последствий, правомерно было бы считать все преступления, совершаемые в отношении несовершеннолетних, в качестве деяний, имеющих высокую степень общественной опасности. Попыткой усиления уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних в действующем уголовном законодательстве стало наличие такого обстоятельства, отягчающего наказание, как «совершение преступления в отношении... малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного», содержащегося в п. «з» части 1 статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации. В действительности же, уголовный закон содержит наиболее существеннее гарантии лишь для лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста. В результате чего категория потерпевших в возрасте от 14 до 18 лет совершенно необоснованно исключается из сферы применения п. «з» части 1 статьи 63 УК РФ, так как на практике эти лица очень редко признаются «беззащитными или беспомощными» [3]. Мы полагаем, что в целях усиления уголовно-правовой охраны интересов несовершеннолетних, максимальной защиты их жизни, здоровья, нормального физического, нравственного и полового развития следует расширить законодательную трактовку обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотренного п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ, указав на совершение преступления в отношении несовершеннолетнего, а не малолетнего, как это имеет место в законе. Для этого необходимо в тексте п. «з» части 1 статьи 63 УК РФ заменить слово «малолетнего» на «несовершеннолетнего». Либо следует дополнить указанное обстоятельство следующей фразой «... в отношении заведомо несовершеннолетнего, либо в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления в его присутствии».

Это объясняется тем, что совершение убийства, изнасилования, истязания, а чаще всего это происходит в семейно-бытовых конфликтах, на глазах у подростка с еще несформировавшейся психикой, влияет на его нормальное нравственное развитие. Такие действия не могут пройти бесследно для несформировавшейся психики и причиняют серьезные моральные страдания и влекут тяжелые психологические травмы.

По нашему мнению, изменение законодательства возможно путем внесения в статью 63 УК РФ нового признака «в присутствии несовершеннолетнего» либо дополнением, квалифицирующим признаком содержания, аналогичного статье 105 (убийство); статье 131 (изнасилование); статье 132 (насильственные действия сексуального характера); статье 117 (истязания) и иных особо тяжких насильственных посягательств.

По данным Министерства внутренних дел КБР, уголовные дела по ст. 156 УК РФ возбуждались только в 12 % случаев. Так, в 2003 году возбуждено только 1 уголовное дело, 2004 году - 0, 2005 году - 6, 2006 году - 5, 2007 году - 8, в первом квартале 2008 года - 2 уголовных дела [4]. Следует учитывать, что в каждом уголовном деле фигурируют по два и более подозреваемых лиц. Низкий процент раскрываемости деяний, подпадающих под ст. 156 УК РФ, в большинстве ситуаций связан с трудностями толкования объективной стороны данного преступления.

Объективная сторона данного преступления состоит из альтернативных деяний:

— неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего совершается в форме бездействия;

— ненадлежащее исполнение указанных обязанностей, которое представляет собой активное поведение, то есть действие.

Несмотря на то, что законодатель не раскрыл в ст. 156 УК понятие «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», в теории уголовного права под «неисполнением обязанностей» подразумевается неучастие в воспитательном процессе в виде полного отстранения от него либо участие не в полном объеме, а также частичное выполнение обязанностей по воспитанию, соединенные с жестоким обращением с несовершеннолетним со стороны лиц, на которых возложены обязанности по его воспитанию (родители, учителя и т.п.). В соответствии со ст. 65 СК РФ при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Любое отступление от перечисленных правил уже представляет собой ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Учитывая данные обстоятельства, неисполнение представляет собой несовершение действий по воспитанию несовершеннолетнего, непринятие мер, которые виновное лицо должно было принимать в силу своих обязанностей. Нельзя вменять в вину несовершение тех действий по воспитанию несовершеннолетнего, которые не входили в обязанности привлекаемого к ответственности лица. Неисполнение обязанностей влечет ответственность лишь при наличии двух критериев: объективного — лицо обязано действовать, и субъективного, когда лицо могло действовать. Обязанность по воспитанию детей возложена, в первую очередь, на их родителей, в том числе усыновителей. А в случае их отсутствия или неспособности выполнять свои обязанности - на других родственников, опекунов или попечителей. Обязанность по воспитанию несовершеннолетних и надзору за ними возлагается также на педагогов или других работников образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждений.

Ненадлежащим исполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего считается также нечеткое, нерадивое, формальное, несвоевременное, неправильное, а чаще всего преднамеренно неполное их осуществление. Следует особо отметить, что неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является преступлением только в том случае, если оно соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Само по себе жестокое обращение состава преступления в настоящее время не образует, и уголовному преследованию обычно подвергаются лица, действия которых содержат еще и признаки других составов преступлений (например, ст. 115, 116, 117 УК).

По смыслу рассматриваемой нами статьи, оконченным преступление является только при условии систематичности жестокого обращения с ребенком. Единичные акты физического насилия влекут ответственность за то или иное преступление против здоровья. При этом фактического причинения здоровью ребенка вреда для признания данного преступления оконченным не требуется [5].

При расследовании уголовных дел, возбужденных по ст. 156, возникают трудности, связанные с необходимостью установления признака жестокого обращения с несовершеннолетними. В ряде регионов суды указывают на необходимость установления не менее трех фактов причинения именно телесных повреждений, а также установления дат их причинения, что не всегда возможно сделать.

Среди подростков, попавших в поле зрения комиссий по делам несовершеннолетних, 22 % нигде не работают и не учатся, как и 2 миллиона несовершеннолетних в возрасте 14-15 лет. К тому же, многие несовершеннолетние нуждаются в разноплановой медицинской помощи.

В 2002 г. через лечебно-профилактические учреждения прошли 28 тыс. беспризорных и безнадзорных детей. За шесть месяцев 2003 г. таких детей зафиксировано более 30 тыс. У 24 % из них обнаружена инфекционная патология, у 10 % - наркотическая патология, 14 % пациентов имеют проблемы с психикой, 55 % - соматические заболевания.

Особую тревогу вызывает рост числа детей и подростков, страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией. Причем не только среди беспризорных и безнадзорных. В сложной социально-психологической ситуации оказываются дети в семьях, находящихся на грани развода, где родители ведут асоциальный образ жизни. Например, ситуация, сложившаяся в Тверской области, показала устойчивую динамику роста числа таких детей и подростков. Так, если в 2004 г. таких детей было 2575 человек, то по состоянию на 1 января 2006 г. их стало 3109 человек (19,9 %).

В последние годы наблюдается постоянный прирост лиц, состоящих на учете в лечебных учреждениях области и страдающих психическими расстройствами. Этот прирост отмечается как в целом по области, так и по Твери (соответственно, на 44 % и 13 %). Особо тревожит значительный прирост подростков, страдающих психическими заболеваниями [6].

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» жестокое обращение - это прежде всего физическое или психическое насилие, применяемое в отношении несовершеннолетнего (нанесение побоев, умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное без хулиганских побуждений, связывание, систематические угрозы причинения вреда здоровью, сексуальные домогательства и т.п.), издевательство над его личностью (лишение пищи, тепла, воды). Жестокое обращение с детьми может проявляться и в применении к несовершеннолетним недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, уничижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей).

В юридической литературе, посвященной этой проблеме, а также на практике виды жестокого обращения объединяются в три большие группы: физическое насилие, отсутствие заботы и сексуальное насилие.

Так, под жестоким обращением понимается причинение ребенку особых физических или психических страданий путем побоев, лишения пищи и воды (истязание голодом), крова, одежды (в холодное время года) и тому подобное. При этом авторами указано, что данный признак по своему содержанию аналогичен понятию жестокости в составе доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ) [7].

Физическое насилие включает в себя различные действия, в том числе и причинение вреда здоровью. Так, анализ изученных некоторыми учеными материалов показал, что физическое насилие в отношении несовершеннолетних проявляется в следующем:

1) удары, оставляющие раны на теле, составляют наибольший процент — 72 %;

2) сознательное введение ребенку веществ в таких количествах и с такой частотой, которые могут вызвать болезнь ребенка — 1 %;

3) условия жизни, ставящие под угрозу безопасность или даже жизнь ребенка, например, когда в качестве наказания ребенка запирают в шкафу - 27 %;

4) насильственные действия сексуального характера — 2 % [8].

Все, что имеет отношение к физическому насилию, долгое время было окружено тайной. Это было связано, в частности, с распространенным представлением о воспитании детей. Родители имели «право» воспитывать своих детей так, как они считали нужным.

Жестокое обращение как характеристика объективной стороны встречается и в ряде других составов преступлений (см. ст. 110, 245, 356 УК РФ). Применительно к ст. 156 УК РФ А.Н. Игнатов определяет жестокость через «непредоставление несовершеннолетнему питания, в запирании в помещении одного на долгое время, в систематическом унижении его достоинства, издевательствах, нанесении побоев и т.п.» [9]. Аналогичным образом судит о жестоком обращении с несовершеннолетним С.А. Разумов: «...избиение, издевательство, унижение человеческого достоинства, отказ в питании, ограничение в свободе передвижения и т.д.» [10].

Как уже отмечалось, судебная практика, испытывая трудности в связи с неопределенностью понятия жестокого обращения с несовершеннолетним, исходит из того, что оно должно свидетельствовать об определенной системе, линии поведения виновного. Поэтому единичные случаи физического насилия, имевшие место в отношении детей со стороны родителей, педагогов и иных лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних, не признаются в качестве преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ.

Например, Президиум Ростовского областного суда отменил приговор Железнодорожного районного суда в отношении Мамкиной, осужденной по ст. 156 УК РФ за то, что она, работая педагогом в школе, возмущенная поведением нарушителей учебной дисциплины, ударила ладонью по лицу ученика Капралова, а его товарища Полякова вытолкнула из класса, пнув его ногой. Президиум областного суда, прекращая уголовное дело за отсутствием состава преступления в действиях Мамкиной, указал, что «в отношении каждого из учеников она допустила одиночный случай ненадлежащего исполнения своих обязанностей, что не может быть признано соединенным с жестокостью, а единичные факты физического насилия влекут ответственность за то или иное преступление против здоровья» [11].

При анализе уголовных дел по преступлению, предусмотренному ст. 156 УК РФ, рассмотренных судами КБР, нами установлено, что жестокость обращения с несовершеннолетним выразилась:

- в непредоставлении питания - 12 %;

- в запирании в помещении одного на длительное время - 25 %;

- в систематическом унижении достоинства несовершеннолетнего - 43 %;

- в издевательствах - 20 %.

Примером жестокого обращения с несовершеннолетними может служить следующее уголовное дело: являясь матерью малолетних детей Т. 2002 года рождения и И. 2004 года рождения и, будучи обязанной, по закону, заниматься надлежащим воспитанием названных детей, с октября 2006 года по октябрь 2007 года, не исполняла свои обязанности, предусмотренные ст. 63 Семейного Кодекса РФ, по воспитанию несовершеннолетних детей, проявляя жестокое обращение с ними. Она не заботились о здоровье детей, физическом, психическом, духовном и нравственном их развитии. Так, в нарушение требований ст. 63 Семейного кодекса РФ, она, в июле 2007 года, умышленно проявляя жестокость, оставила своих детей Т. и И. одних без присмотра и пищи, в результате чего дети, будучи голодными вынуждены были искать для употребления пищу в отходах продуктов питания, предназначенных для собак, которые находились около дома, и в мусорных контейнерах, расположенных там же. 27.09.2007 года около 15 часов К. оставила детей одних без присмотра. В результате несовершеннолетняя И. вышла одна из квартиры и уснула на песке около проезжей части дороги во дворе. Второй же ребенок Т. в это же время находился один во дворе по указанному адресу, не имея возможности зайти домой в результате утери ключа и отсутствия дома матери.

Кроме того, К. осознавая, что самовольно установленная незащищенная газовая форсунка, использовавшаяся для отопления помещения, угрожает здоровью ее несовершеннолетних детей, которые имели к нему доступ, периодически оставляла детей одних в квартире.

В конце сентября 2007 года К. избила своих детей, причинив им телесные повреждения в виде: кровоподтеков грудной клетки, обеих ягодичных областей, обеих нижних конечностей. В период времени с октября 2006 года по октябрь 2007 года К., умышленно проявляя жестокое обращение со своими малолетними детьми, оставляла их одних в антисанитарных условиях, без необходимой пищи, в условиях, угрожающих их жизни и здоровью.

В результате указанных действий К. малолетние Т. и И. находились на стационарном лечении в инфекционном отделении РБ г. Чегем. И. - с диагнозом острая очаговая пневмония в нижней доли справа и гипердинамическое нарушение поведения. Кроме того, у них там же был выявлен педикулез - «завшивленность».

Учитывая вышеизложенное, суд признал К. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, и назначил наказание в виде штрафа в размере 10 000 (десяти тысяч) рублей [12].

Необходимо, прежде всего, отметить, что жестокое обращение с несовершеннолетним является одним из оснований для лишения родительских прав (ст. 69 СК). К числу случаев жестокого обращения с ребенком Семейный кодекс относит, в частности, физическое или психическое насилие над ребенком, покушение на их половую неприкосновенность. Разъясняя это положение, вышеуказанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ перечисляет и другие случаи: грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с детьми, оскорбление или эксплуатация детей.

Некоторые формы жестокого обращения в силу повышенной общественной опасности содеянного могут выходить за рамки анализируемого преступления и требуют дополнительной квалификации. Например, если в результате жестокого с ним обращения несовершеннолетний погибает или ему причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью, то содеянное должно квалифицироваться не только по ст. 156, но и статьям УК, предусматривающим ответственность соответственно за убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 111, 112 УК РФ). Квалификация по совокупности имеет место также в случае, когда жестокое обращение с несовершеннолетним выражалось в его истязании (ст. 117 УК РФ). Жестокое обращение с ребенком иногда выражается и в бездействии. Так, встречаются случаи оставления без ухода детей в возрасте до одного месяца. В таких ситуациях применима ст. 125 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за оставление в опасности.

Довольно распространенным недостатком в правовой оценке деяний, предусмотренных статьей 156 УК РФ, является неправильная или неполная квалификация преступления. Как правило, это наблюдается в тех случаях, когда сам способ посягательства образует самостоятельней состав преступления (истязание - ст. 117, ч. 2 п. «г», оставление в опасности - ст. 125, причинение вреда здоровью - ст. 111, 112, 115, сексуальные посягательства - ст. 131-135 УК РФ и др.). В 48 % подобных случаев вопрос о совокупности преступлений не ставился. Тем самым незаслуженно облегчается участь виновных, смягчается их правовое положение и расширяются возможности освобождения их от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за совершение якобы нетяжких преступлений.

Так, например, по уголовному делу в отношении гражданки О. было установлено, что мать и отчим не обращались за медицинской помощью для дочери по поводу неоднократного получения ран ребенка домашней кошкой сиамской породы. Диагноз «множественные повреждения рук и ног, лицевой части, а также глубокие раны на спине» девочке был поставлен в стационаре, куда ее доставили в очередной раз в связи с травмами, полученными в результате очередного применения к ней родителями «воспитательных» мер.

На теле ребенка обнаружены также следы ожогов от сигарет. Несмотря на очевидные признаки преступлений, предусмотренных статьями 117, 125 и 156 УК РФ, дело было возбуждено только в отношении матери и лишь по статье 156 УК РФ, а впоследствии прекращено на основании статьи 6 УПК РСФСР в связи с «совершением ею нетяжкого преступления и раскаянием в содеянном». Из материалов дела следует, что эта «раскаявшаяся» мать за девять месяцев нахождения дочери в больнице лишь трижды навещала ее, в течение длительного времени не забирала после выписки и даже не справлялась о ее судьбе [13].

Поскольку понятие жестокого обращения с несовершеннолетними в самом законе сформулировано неопределенно, можно согласиться с замечанием, высказанным А. Дьяченко и Е. Цимбал в работе «Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России», о необходимости большей конкретизации определения жестокого обращения с ребенком и выработки дефиниций его отдельных форм (физического, сексуального, психического насилия) [14].

Представляется, что в целях уголовного преследования необходимо, отталкиваясь от представления о жестоком обращении как о действии или бездействии, причиняющем вред как физическому, так и психическому здоровью ребенка, отграничить понятие жестокого обращения от других преступных деяний, за которые Уголовным кодексом предусмотрена ответственность. При совершении родителями ребенка (или лицами, их заменяющими) деяний, отвечающих признакам убийства, неоказания помощи, причинения смерти по неосторожности и некоторых других преступлений против личности, уголовная ответственность должна наступать за соответствующие преступления [15].

Исследуя состав преступления, предусмотренной статьей 156 Уголовного кодекса Российской Федерации, нами была выявлена новая форма посягательства - жестокое обращение с детьми публично либо в присутствии других несовершеннолетних. Значение этого факта также достаточно велико. Это объясняется тем, что несовершеннолетние обладают ранимой психикой. Грубое и жестокое обращение с ними родителей или педагогов на глазах у посторонних лиц либо в присутствии сверстников причиняет им глубокую душевную травму и тяжелые моральные страдания, а также, как следствие, может повлечь самоубийство или иные тяжкие последствия. Доведение несовершеннолетнего до самоубийства путем жестокого обращения с ним квалифицируется по совокупности статьи 176 и статьи 110 УК РФ.

Несовершенство формулировки ст. 156 УК не всегда позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, за неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности. Для того чтобы в деянии был состав преступления, необходимы доказательства того, что имело место и жестокое обращение с несовершеннолетним, только в этом случае будут основания для привлечения к уголовной ответственности. Между тем неисполнение обязанностей по воспитанию само по себе уже значительно нарушает права и интересы несовершеннолетнего и может составлять самостоятельный состав преступления, в то время как жестокое обращение с несовершеннолетним или применение к нему насилия следует рассматривать как квалифицирующие признаки. Либо, на наш взгляд, целесообразно дать точное понятие «жестокого обращения» в уголовном праве (например, в качестве примечания), чтобы не допустить расширительного толкования данного понятия. Если не внести соответствующих изменений в УК, существующее на сегодняшний день положение дел не изменится. По данным всероссийской статистики, было подготовлено свыше 85 тыс. дел для принятия мер к лицам, не исполняющим родительские обязанности, однако лишь менее одного процента таких дел реально дошли до суда [16].

В настоящее время в теории остается спорным понимание таких вопросов, как обязательность систематического характера неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

На наш взгляд, правоприменители очень часто при определении признаков рассматриваемого преступления не учитывают такой признак, как систематический характер неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, объясняя это тем, что в законе текстуально отсутствует такое требование, то есть, по их мнению, криминальным может быть и однократное исполнение указанного деяния.

Анализ конструкции нормы статьи 156 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что для оконченного состава преступления достаточно одного-единственного акта жестокого обращения с ребенком, связанного с родительским или педагогическим произволом, переходом границ допустимых методов воспитания. И, напротив, по отношению ко второму обязательному признаку объективной стороны рассматриваемого вида преступления - неисполнению (ненадлежащему исполнению) субъектом своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего - характерен признак систематичности. При этом следует иметь в виду, что само по себе неисполнение (ненадлежащее исполнение) субъектом своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, как разновидность жестокого обращения, как правило, воплощается в форму продолжаемого преступления.

Таким образом, по нашему мнению, существует реальная, практическая необходимость в изменении диспозиции имеющейся статьи 156 УК РФ, которая бы четко формулировала общественно опасные деяния, совершенные родителями и иными лицами, на которых возложена обязанность по воспитанию детей. Прежде всего, представляется, что такая статья должна иметь более конкретное название, например, «Жестокое обращение с несовершеннолетними», а в примечании к статье 156 УК РФ следует дать понятие «жестокого обращения». Считаем, что такое понятие должно выглядеть следующим образом:

«Под жестоким обращением следует понимать постоянное травмирующее воздействие на несовершеннолетнего, выражающееся в применении физического или психического насилия, а также совершении иных недопустимых способов воспитания, если эти деяния не относятся к преступлениям, предусмотренным главами 16, 17 и 18 настоящего Кодекса».

Таким образом, мы полагаем, что в целях усиления уголовно-правовой охраны интересов несовершеннолетних, максимальной защиты их жизни, здоровья, нормального физического, нравственного и полового развития следует его внести в ст. 63 УК РФ.

По нашему мнению, существует реальная, практическая необходимость в изменении диспозиции имеющейся статьи 156 УК РФ, которая бы четко формулировала общественно опасные деяния, совершенные родителями и иными лицами, на которых возложена обязанность по воспитанию детей.

Прежде всего, следует изменить название ст. 156 УК РФ и дополнить ее примечанием, включив в него определение «жестокого обращения».



[1] В отечественных СМИ, например, неоднократно приводились факты, когда дети, спасаясь от жестокого обращения к ним родителей, находили «родительскую заботу» в стаях бродячих собак, приобретая определенные качества животных. Последствия пребывания в подобной среде были таковы, что, несмотря на комплекс психолого-педагогических и медицинских мероприятий, в полной мере воспитать человеческую личность из новых Маугли практически невозможно. См.: Григоренко Г. Маугли из Керчи // Труд. 1998. 1 сентября; Семенова И. Вы можете ответить на вопрос: чем занят в эту минуту ваш ребенок? // Российская газета. 2000. 28 ноября; Щуков Ю. Маугли в собачьей конуре // Российская газета. 2001. 19 августа.

[2] Гуль Н.В. Уголовная ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего // Журнал российского права. 2005. №3. С. 13.

[3] Яковлева Н.Г., Пристанская О.В. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних в проекте нового уголовного законодательства // Проблемы уголовного законодательства РФ. М., 1992. С. 32.

[4] См.: Статистические данные МВД КБР.

[5] См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И. Радченко. М., 2004. С. 238.

[6] См.: Нерстнева Н.С. Защита прав детей, проживающих в асоциальных семьях // Законность. 2006. № 11. С. 32.

[7] См.: Новый комментарий к УК РФ / Под ред. В.И. Радченко. М., 1996. С. 237.

[8] См.: Веред Е.Б. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 62.

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 3-е изд., изм. и доп. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2000.

[10] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. 3-е изд., доп. и испр. М., 2004.

[11] Обзор судебной практики Ростовского областного суда по рассмотрению жалоб и уголовных дел в порядке надзора за 2003 г.

[12] См.: Архив районного Чегемского суда КБР.

[13] См.: Архив Чегемского суда КБР.

[14] См.: Дьяченко А., Цимбал Е. Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России // Уголовное право. 1999. № 4.

[15] См.: Михеева Л.Ю. Ответственность родителей за воспитание детей: направления реформы законодательства // Семейное и жилищное право. 2005. № 4. С. 25.

[16] См.: Кушпель Е.В. Проблемы и специфика расследования и предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 15.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности
Исполнительное производство как способ принудительного взыскания денежных средств
Понятие личности обвиняемого
Деятельность органов дознания в системе мер противодействия незаконному обороту наркотиков
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Вернуться к списку публикаций