2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Деятельность органов дознания в системе мер противодействия незаконному обороту наркотиков



Деятельность органов дознания в системе мер противодействия незаконному обороту наркотиков


Архивные документы и исторические исследования свидетельствуют о том, что проблема немедицинского потребления наркотиков и их незаконного оборота существует в России уже в течение нескольких столетий. Во все времена пытались контролировать незаконное распространение и употребление этого смертоносного зелья.

Еще до христианства языческие жрецы следили за тем, чтобы в общинах не было злоупотребления наркотическими средствами и чтобы они использовались в строго лечебных целях. Препаратов, полученных из различных трав, мхов, ягод и грибов, насчитывалось более ста наименований.

С приходом на Русь христианства урегулирование этой проблемы взяли на себя церковные власти. Уже в Уставе князя Владимира Мономаха (ХI – XII века) в отношении лиц, нарушавших правила обращения с одурманивающими средствами, предусматривалось жестокое преследование вплоть до лишения жизни. Несколько позднее функции контроля над оборотом наркотиков перешли к военачальникам.

В эпоху царствования Петра Великого действия, связанные с оборотом одурманивающих веществ без предписания властей, относились к разряду политических преступлений.

С развитием сообщения между Туркестанским краем и европейской частью Российской империи, в первую очередь Москвой и Санкт-Петербургом, проблема наркотиков стала еще более актуальной. По некоторым оценкам, в Средней Азии начала ХХ века проживало не менее миллиона потребителей наркотиков, а контрабандный оборот опия и гашиша исчислялся сотнями тонн. К сожалению, местные власти в то время не занимались решением этой проблемы, ввиду нехватки сил и средств на лечение наркомании и борьбу с наркоторговлей.

Во время первой мировой войны в крупных городах России начали распространяться кокаин и опийные наркотики, что вынудило власти 7 июня 1915 года принять первый в истории России целевой антинаркотический закон – «О мерах борьбы с опиумокурением». С 1916 года в крупных городах при поддержке властей начали открываться клиники для лечения наркоманов.

События 1917 года еще более усугубили проблему злоупотребления наркотиками. Официальным документом, обязывавшим правоохранительные органы того времени приступить к решению проблемы незаконного оборота наркотиков, стало предписание Правительства России конца лета 1918 года «О борьбе со спекуляцией кокаином».

Далее распространение наркотиков происходило волнообразно. В отдельные годы отмечались незначительные всплески либо наблюдался определенный спад. В целом же серьезной опасности для российского общества проблема наркомании не представляла. Однако к началу девяностых годов в России резко повысился спрос на наркотики. Ухудшение социально-экономических условий жизни граждан, крушение традиционной системы морально-этических ценностей оказали негативное влияние на морально-нравственное настроение людей, что привело к резкому росту немедицинского потребления наркотических средств и незамедлительно сказалось на развитии подпольной наркоторговли, в том числе и на международном уровне.

На основе изучения юридической литературы и публикаций в периодических изданиях по представленной проблеме можно сказать, что сегодня в Российской Федерации наблюдается самый большой за прошедшее столетие всплеск наркомании, который в ближайшие годы будет нарастать. По данным МВД России, за последние пять лет число потребителей наркотиков в стране увеличилось почти в 3,6 раза, и, по мнению специалистов, при сохраняющейся тенденции число лиц, злоупотребляющих наркотическими средствами и психотропными веществами в России уже в первом десятилетии ХХI века может превысить 3 миллиона человек.

Все это обуславливает необходимость осуществления серьезного противодействия наркотизму в различных направлениях деятельности и сферах жизни.

Российская Федерация является участницей универсальных конвенций ООН в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков – Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с протоколом 1972 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года.

Государственную политику Российской Федерации в сфере контроля за наркотиками осуществляет Правительственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту (ПКПН).

Правительственную комиссию возглавляет Министр внутренних дел Российской Федерации. Комиссия организует свою работу во взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также иными организациями независимо от их ведомственной принадлежности.

В связи с этим определены полномочия и функции в этой сфере деятельности более чем 20 федеральным органам исполнительной власти, а также научным, общественным и иным организациям. Все эти органы и организации наделены определенными полномочиями в сфере противодействия незаконному распространению наркотиков. Э.Г. Гасанов приводит различные классификации мер преодоления наркотизма [1]. Представляющей наибольший интерес является классификация по субъекту применения этих мер [2].

Среди субъектов, применяющих меры преодоления наркомании, можно выделить следующие: международные органы и организации; медицинские учреждения; правотворческие и правоохранительные органы; исполнительные государственные органы, кроме правоохранительных; специально созданные органы; иные организации.

Международными постоянно действующими органами являются Комиссия по наркотическим средствам Экономического и социального совета ООН и Международный комитет по контролю за наркотиками ООН, а временно действующими организациями – различные конференции, симпозиумы по борьбе с наркоманией, на которых разрабатываются, обсуждаются, принимаются соответствующие конвенции, программы, решения, проекты, рекомендации и т.п.

К медицинским учреждениям относятся Министерство здравоохранения Российской Федерации с находящимися в его ведении больницами, диспансерами и другими лечебными и лечебно-профилактическими учреждениями и их подразделениями наркотического профиля, а также лечебно-воспитательные и лечебно-трудовые профилактории. Медицинские учреждения правомочны осуществлять лечебные и лечебно-профилактические меры.

Правотворческие органы – это высший орган законодательной власти, принимающий законы и постановления; Президент, правомочный издавать и издающий указы; правительство, компетентное принимать соответствующие постановления.

Правоохранительные органы составляют систему, в которую входят органы Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы безопасности, Федеральной пограничной службы, Государственного таможенного комитета, прокуратуры. Они применяют меры преодоления наркомании наряду с применением, организацией и корректированием иных мер борьбы с преступлениями и другими правонарушениями. Одной из таких мер противодействия наркомании и незаконному обороту наркотиков является деятельность подразделений, входящих в структуру ряда указанных ведомств и наделенных правом осуществлять функции органов дознания.

К исполнительным государственным органам, кроме правоохранительных, относятся органы исполнительной власти всех уровней, включая местные.

Специально созданные органы именуются в разных странах и регионах по-разному. Например, в Российской Федерации функционирует Правительственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту.

Иными организациями – субъектами применения мер борьбы с наркотизмом – являются средства массовой информации, сохранившиеся добровольные народные дружины, профсоюзные, природоохранительные, религиозные и другие общественные организации, деятельность или хотя бы одна из функций которых направлены против наркотизации.

В последние годы, несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию, в Российской Федерации продолжалась целенаправленная работа по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. Тем не менее до конца эта проблема не решена. По данным МВД России, ежегодно совершается около 500 преступлений, связанных с наркотическими и психотропными лекарственными препаратами, похищенными из легального оборота [3].

Успех борьбы с наркопреступностью зависит от большого количества самых разнообразных факторов, среди которых выявляются и связанные с правильным разрешением вопросов выявления и расследования преступлений. Для достижения конечных целей в этой сфере государство ориентирует деятельность специальных органов, в задачу которых входит в том числе и исследование событий преступного характера. Установление преступного характера деяния почти всегда требует производства целого ряда действий, направленных на точное установление состава преступления, выяснение всех обстоятельств, при которых преступное событие произошло, ибо, например, хранение наркотических средств еще не означает незаконного характера этих действий. Если обнаружены посевы запрещенных к возделыванию растений, рано утверждать, что совершено преступление. В перечисленных и им подобных случаях необходимо производство предварительного расследования.

Однако не всякое изучение события будет расследованием преступления, как его обычно понимают в науке уголовного процесса. В большинстве случаев понятие «расследование» используется как родовое, а видами расследования, или формами, называют предварительное следствие и дознание [4].

Органы дознания посредством осуществления процессуальной деятельности по расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, играют немалую роль в борьбе с распространением наркомании. Это расследование в полном объеме преступлений небольшой и средней тяжести, а также процессуальная деятельность по преступлениям, по которым обязательно производство предварительного следствия.

Под преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотиков, понимают незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228 УК), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК), склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК), незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231 УК), организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232 УК), незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК) [5].

В соответствии с ранее действовавшим УПК РСФСР (ст. 126) по перечисленным преступлениям было обязательно производство предварительного следствия следователями органов внутренних дел. По этим преступлениям органы дознания вправе были действовать только в порядке ст. 119 УПК РСФСР, т.е. возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. Исключение составляли лишь преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 231 УК, по которым досудебное производство осуществлялось в протокольной форме, и статьей 233 УК, по которым органы дознания производили расследование в полном объеме.

В настоящее время наметилась тенденция к упрощению досудебного судопроизводства. В связи с этим, согласно УПК РФ, который вступил в действие с 1 июля 2002 года, подследственность органов дознания по данной категории преступлений несколько расширилась. Так, органы дознания получили право расследовать в форме дознания [6] преступления, предусмотренные ч. 1, 5 ст. 228, ч. 1 ст. 230, ч. 1 ст. 231, ч. 1 ст. 232, ст. 233 УК. По остальным же преступлениям из рассматриваемой группы органы дознания вправе осуществлять неотложные следственные действия.

Если сравнить подследственность преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков по УПК РСФСР и УПК РФ, то можно увидеть, что компетенция органов дознания по расследованию данной категории преступлений расширилась на четыре преступления, и теперь к их компетенции отнесено шесть составов. Если по преступлениям, и ранее отнесенным к подследственности органов дознания (ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК), вопросов не возникает (очевидные преступления небольшой тяжести, не требующие оперативного сопровождения расследования), то на вновь отнесенные (ч. 1, 5 ст. 228, ч. 1 ст. 230, ч. 1ст. 232) стоит обратить внимание. Это преступления небольшой и средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех, четырех, пяти лет лишения свободы. В массе своей преступления эти не очевидные и требуют производства оперативно-розыскных мероприятий.

В структуре наркотической преступности лидирующее место занимают незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка и пересылка наркотических средств (ст. 228 УК). Согласно результатам исследований, проведенных отдельными авторами, удельный вес этих преступлений в структуре наркопреступности очень высок и постоянно возрастает, составляя от 87 до 96 % [7]. Эти данные подтверждаются проведенными нами исследованиями. Так, из 142 уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, по 130 расследование осуществлялось в связи с незаконным изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств. Как показывают исследования, подавляющую часть составляют указанные действия без цели сбыта (от 96 до 99%) [8]. С одной стороны, данное обстоятельство дает основание предполагать, что перечисленные деяния осуществлялись с целью получения наркотических средств для собственного потребления, с другой – сделать вывод, что основная борьба с незаконным распространением наркотических средств фактически переместилась в направлении усиления репрессивных мер против лиц, принимающих наркотики.

Однако нельзя не учитывать и другие обстоятельства, позволяющие сделать вывод о том, что незаконных действий с наркотиками с целью их сбыта совершается значительно больше, но, в силу различных причин как объективного, так и субъективного характера, они получают иную правовую оценку. Определяющую роль в этом играет сложность самого доказывания наличия цели сбыта, субъективная оценка конкретных ситуаций, связанных с указанными незаконными действиями, при отсутствии четкой позиции законодателя в их разграничении. Во всяком случае, 93 % опрошенных сотрудников органов внутренних дел, занятых борьбой с наркотизмом, отнесли к числу наиболее сложных именно вопросы доказывания цели сбыта наркотиков. К тому же 63 % респондентов из числа лиц, осужденных за незаконные действия с наркотическими средствами без цели их сбыта, указали не только на наличие у них такой цели при совершении указанных действий с наркотиками, но и на регулярное их осуществление с целью сбыта на протяжении длительного времени до задержания правоохранительными органами.

Сложность и трудность раскрытия и расследования рассматриваемых преступлений подчеркивается и в специальной литературе. Они обусловлены спецификой борьбы с данными преступлениями, изощренностью способов их совершения и сокрытия, многоэпизодностью преступного поведения [9]. Нельзя также не учитывать отсутствие достаточно разработанных и научно обоснованных методик и необходимого количества профессионально подготовленных кадров для раскрытия и расследования таких преступлений в современных условиях политических коллизий, связанных с распадом СССР, «прозрачности» и условности границ между бывшими союзными республиками, недостаточной технической оснащенности органов внутренних дел, уязвимости таможенного и пограничного контроля и т.д. Эти обстоятельства усугубляются тем, что, по мнению практических работников, деятельность службы МОБ в выявлении и пресечении наркопреступлений неэффективна [10].

Преступления, предусмотренные ст. 230, 232 УК, в достаточной степени латентны. В отдельных случаях по данной категории преступлений достаточно трудно доказуемы объективная и субъективная стороны совершенного деяния. Так, за год регистрируется не более одного-двух преступлений, связанных со склонением к потреблению наркотических средств, и от трех до восьми преступлений, связанных с организацией или содержанием притонов для потребления наркотиков либо предоставлением помещений для этих целей.

Вместе с тем более 98 % опрошенных лиц из числа осужденных за незаконные действия с наркотическими средствами, совершенными с целью их сбыта, указали, что склонили к употреблению наркотиков от трех до семи человек каждый. При этом более 70 % таких деяний происходило целенаправленно, с приглашением намеченных «жертв» на специально оборудованные, с условиями, располагающими к употреблению наркотиков квартиры, хозяева которых получали денежное вознаграждение за предоставление помещений. Практически каждый четвертый из осужденных за те же действия, но без цели сбыта, также не скрывал, что приобщил к потреблению наркотиков не менее трех-четырех человек, угощая их приобретенными или изготовленными для собственного потребления наркотическими средствами [11].

Кроме того, 37 % изученных жалоб и заявлений граждан, направленных в различные инстанции, особенно непосредственно участковым уполномоченным милиции, и в большинстве случаев оставленных ими без должного внимания, содержат прямое указание на лиц, превративших свое жилье в наркотические притоны.

Среди зарегистрированных преступлений отсутствуют деяния, связанные с нарушением правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств в системе здравоохранения, на химфармпредприятиях, объектах медбиопрома и т.п. Отсутствие же сведений о преступлениях, как известно, далеко не всегда означает отсутствие самих преступлений. Дело в том, что основным исполнителем упомянутых правил является Министерство здравоохранения РФ, оно же контролирует их выполнение и во взаимодействии с правоохранительными органами и другими заинтересованными организациями проводит совместные проверки состояния сохранности наркотических средств.

В то же время изучение проблемы показало, что нет оснований считать положение с сохранностью наркотиков благополучным. На это указали более трети опрошенных сотрудников органов внутренних дел; каждый второй из направленных на принудительное лечение при беседе не отрицал эпизодического приобретения наркотиков у медицинских работников; аналогичные случаи приобретения наркотиков отметили более 10 % лиц, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, а 17 % этого контингента лиц указали на факты совершения ими краж наркотиков из больниц, медицинских пунктов и аптек.

Большое число лиц, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, являются наркоманами. Наркомания же порождает различные психические расстройства вплоть до невменяемости. Расследование в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, в соответствии со ст. 434 УПК РФ производится в форме предварительного следствия.

Таким образом, можно предположить нецелесообразность передачи обозначенных преступлений в подследственность органов дознания.



[1] Например, в зависимости от степени урегулированности правом, по уровню преодоления наркотизма и др.

[2] Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. М., 1997. С. 66 – 71.

[3] Наркоситуация в РФ. М., 1999. С. 35.

[4] Сергеев А.Б. Дознание в ОВД. Учебное пособие. Челябинск, 2003. С. 59.

[5] См., например, Жукова Т.В. Особенности доказывания незаконного сбыта наркотических средств, совершаемого организованными группами. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2000. С.11.

[6] Дознание как форма предварительного расследования, по УПК РФ, предполагает, что органы дознания возбуждают уголовное дело в отношении конкретного лица и производят расследование в течение пятнадцати суток. Заканчивается расследование составлением обвинительного акта, который является основанием для рассмотрения дела в суде.

[7] Абазов З.Х. Уголовно-правовые и криминологические меры борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотиков. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1988. С. 3; Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. М., 1997. С. 41.

[8] Там же. С. 14.

[9] Меретуков Г.М. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Учебное пособие. М., 1992. С. 2.

[10] Состояние правопорядка и основные результаты деятельности органов внутренних дел в Московской области. Аналитические материалы за 9 месяцев 2001 г. М., С.11.

[11] Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. М., 1997. С. 44.







Интересное:


Состояние антикоррупционного законодательства - уголовно-правовой аспект
Сущность вины как социально-правового явления
История развития отечественного законодательства о вине
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору и организационной группой
Вернуться к списку публикаций