2011-11-09 09:00:46
ГлавнаяУголовное право и процесс — Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период



Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период


После выстрела в комнату входит врач и констатирует смерть. Тело родственникам не выдается. Им вручается обычное свидетельство о смерти, в котором в графе «причина смерти» делается запись: «По приговору суда». Хоронят казненных на спецкладбищах, местонахождение которых хранится в глубокой тайне. Администрация учреждения, производившего казнь, обязана поставить в известность об исполнении наказания суд, вынесший приговор, а также одного из близких родственников осужденного.

Как показывает практика, лица, приговоренные к смертной казни по-разному переживают ее ожидание. Некоторые спокойны, другие впадают в глубокую депрессию или, наоборот, проявляют агрессивность, третьи обращаются к религии, четвертые - кончают жизнь самоубийством.

Еще тяжелее состояние осужденного, которому объявляют, что его ходатайство отклонено и приговор будет приведен в исполнение. В некоторых странах осужденному объявляют об этом непосредственно перед казнью, в других - заблаговременно. Например, в Японии осужденному объявляют о дате казни не ранее, чем за 1-2 дня, а в, некоторых случаях не сообщают вообще. В штате Флорида точную дату исполнения приговора осужденному объявляют за 4 недели. В первом случае особенно трудный период времени, когда уже нет надежды, сокращается. Но во втором - осужденный получает возможность сделать то, что он считает нужным для сознательного завершения своего жизненного пути (написать письма, составить завещание, встретиться со священнослужителем и т.п.).

По нашему мнению, сообщать осужденному точную дату казни не следует, хотя информировать об отклонении всех его жалоб и ходатайства о помиловании необходимо.

Принятый в России способ исполнения смертной казни (расстрел) представляется не очень удачным. Хотя он позволяет не информировать осужденного заранее, гуманность самого способа, особенно для лиц, приводящих приговор в исполнение, весьма сомнительна. Кроме того, нельзя исключить, что осужденный в момент выстрела может отклониться, упасть, наконец, может дрогнуть рука у исполнителя. В результате казнимый будет лишь ранен, потребуется дополнительный выстрел и т.д.

Нам представляется, что проще приводить в исполнение смертный приговор при помощи сильнодействующих химических средств. Известно, что есть вещества, с помощью которых наступает моментальная смерть. Думается, нашему законодателю есть смысл разрешить их использование для приведения в исполнение смертных приговоров.

Многочисленные опросы общественного мнения, проведенные в России в последнее десятилетие, показывают, что подавляющее большинство населения (более 80%) отрицательно относится к полной отмене смертной казни. По нашему мнению иначе сегодня быть не может.

Если сравнить число реализованных смертных приговоров с числом жертв, истерзанных, замученных, погибших от рук убийц (серийных, наемных, бытовых и проч.), то вывод о необходимости сохранения смертной казни является, бесспорно, убедительным. В 1994 году в РФ было зафиксировано 32 286 умышленных убийств, в 1995 - 31 703, в 1996 - 29 420. Эксперты считают, что эти цифры должны быть существенно увеличены (примерно на 20 процентов) за счет неопознанных трупов и без вести пропавших. К смертной казни было приговорено в 1993 году 157 человек, в 1994 - 160, в 1995 - 91 человек. Однако, на практике число приводимых в исполнение приговоров еще меньше.

В 1993 году в РФ было исполнено 4 смертных приговора (помиловано 149 человек), в 1994 - 19 (помиловано 134 человека), в 1995 - 86 (помиловано 5 человек). В первом полугодии 1996 - 53, а с лета 1996 года исполнение приговоров «де-факто» приостановлено.

Но смертные приговоры выносятся. Сотни людей в прямом смысле слова «между жизнью и смертью» ожидают своей участи. Некоторые из них требуют приведения приговоров в исполнение, так как ожидание смерти страшнее ее самой. Но, как показывает практика и многочисленные исследования ученых, большинство преступников боятся смерти. Косвенным подтверждением этому могут служить бытующие в их кругу «крылатые» выражения: «Ты умри сегодня, а я завтра», «Лучше сидеть в тюрьме, чем лежать в могиле», «Приманок много, а жизнь одна» и т.п.

Естественно, сдерживающую роль смертной казни нельзя переоценивать. Ведь далеко не во всех случаях она бывает эффективной. Есть люди (а точнее нелюди, типа Чикатило, на совести которого более 50 жертв), для которых вообще нет никаких социальных преград, которые зациклены на стремлении убивать (так называемые серийные убийцы), и никакая сила их не остановит. Кроме, как считает доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права А.В. Малько, расстрела. Оспаривать данный аргумент, по нашему мнению, не имеет смысла.

Около 30 тысяч убийств ежегодно на фоне 2,5 миллионов регистрируемых преступлений для нашего огромного по масштабам государства может кому-то показаться и небольшой цифрой, но для сравнения отметим, что это в два раза больше, чем погибло российских граждан за 10 лет войны в Афганистане, в несколько раз больше, чем за все время военных действий в Чечне.

Один из аргументов сторонников отмены смертной казни сводится к тому, что в странах, не применяющих это наказание, преступность ниже, чем в государствах, где она отменена. Это верно, но возьмем на себя смелость утверждать, что здесь спутаны причина и следствие: эти страны потому и отменили смертную казнь, что у них низкий уровень преступности, а не наоборот. Если бы в России была такая преступность, как в Западной Европе, мы отменили бы смертную казнь, не задумываясь.

Трудно спорить с тем, что жизнь - самое дорогое, что есть у человека. Безусловно, прежде чем лишать кого-либо жизни, нужно все тщательно взвесить. Но ведь дорога не только жизнь преступника, но и жертв. Убийцы же не думают о жизни тех, кого убивают. Смертность от убийств в нашей стране по сравнению с Европой с учетом численности населения в 20 раз выше у мужчин и в 12 раз - у женщин.

Представители абстрактного гуманизма охотно ссылаются на опыт так называемых цивилизованных государств, во главе которых почему-то почти всегда приводят США. Но справедливости ради следует отметить, что в США смертная казнь применяется и в отношении женщин, и в отношении подростков.

Сегодня в России каждый час совершается 3-4 убийства (десять лет назад - одно).

Таким образом, исходя из приведенных выше данных, можно сделать вывод, что цена человеческой жизни законопослушного гражданина сведена в нашем государстве сегодня до минимума, личность не защищена ни с какой стороны. Некоторые исследователи говорят о том, что в России идет гражданско-криминальная война (и по масштабам криминалитета, его влиянию на все сферы общественной жизни, и по числу жертв, и по количеству киллеров, и по другим показателям).

Поэтому, на наш взгляд, отечественному законодателю следует поднять цену человеческой жизни, а не снижать ее, руководствуясь сиюминутной политической конъюнктурой в вопросе отмены смертной казни. Отменить смертную казнь полностью - значит снять главную преграду на пути серийных убийц, террористов и прочих нелюдей. Преступник должен знать: идя на совершение тяжкого преступления, он меняет собственную жизнь на жизнь своей жертвы. Так называемый гуманизм, отвергающий насилие по отношению к особо опасным преступникам, по нашему мнению неразумен, негуманен и оскорбителен по отношению к их жертвам и обществу в целом.

Мы также считаем, что не стоит и абсолютизировать роль смертной казни в сдерживании преступности, не стоит требовать от нее больше, чем она может дать по своей природе и возводить ее в некоторое универсальное средство, панацею от всех преступлений. Исключительной мерой смертную казнь называют не потому, что она может и должна быть исключительно эффективной (чего в природе и обществе никогда не было и вряд ли будет с любым наказанием), а в связи со своими исключительными последствиями для человека, преступившего все нормы морали, нравственности, человечности и, безусловно, права. Смертная казнь, занимая свое место в системе наказаний, является одним из них и участвует в сдерживании преступности наряду с другими видами наказаний.

Любое наказание, так или иначе, содержит в себе элемент кары, возмездия, и этот элемент усиливается по мере перехода от менее строгого вида к более суровому. Смертная казнь сохраняет основные цели наказания: предупреждает совершения преступлений, как самим осужденным, так и другими лицами. Конечно, при применении этого вида наказания выпадает цель исправления осужденного. Но это логично ввиду исключительной опасности личности для общества, которая подвергается этому наказанию.

Говоря о превентивной роли смертной казни, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки России А.С. Михлин в статье «Смертная казнь - быть ли ей в России?» указал ряд ситуаций, когда ее общепревентивное значение проявляется наиболее ярко. Это касается в первую очередь очевидных преступлений. Например, в случае захвата заложников у преступника может возникнуть дилемма: освободить заложников и на основании примечания к статье 206 УК РФ быть освобожденным от уголовной ответственности, либо убить заложников и быть осужденным как по той же статье за захват заложников, так и по статье 105 УК РФ за убийство при отягчающих обстоятельствах, что создает реальный шанс назначения смертной казни.

Второй пример может касаться осужденных к длительному или пожизненному лишению свободы. От убийства сотрудника колонии осужденного может удержать возможность назначения смертной казни; при отсутствии этого наказания осужденный практически ничем не рискует, ибо добавить срок к пожизненному заключению уже нельзя. Правда, осужденный в этом случае теряет возможность условно-досрочного освобождения, но на него можно рассчитывать не раньше, чем через 25 лет. Перспектива весьма туманная.

Наконец, в мировой практике известны случаи, когда преступники специально захватывают заложников, чтобы добиться освобождения главарей мафии, ранее осужденных к длительным срокам лишения свободы за тягчайшие преступления, в том числе и за убийства. Если бы эти лица были расстреляны, захват заложников был бы бессмысленным. Таким образом, из приведенных примеров видно, что предупредительное воздействие смертной казни больше, чем у других видов наказаний.

Не следует забывать, что в современный период в нашем обществе происходят радикальные перемены, с неизбежностью несущие дестабилизацию всего общественного уклада. Это сопровождается переоценкой ценностей, неудовлетворенностью, неустроенностью, разочарованием, агрессивностью, злобой, насилием, межнациональными конфликтами, резким ростом преступности вообще и совершением особо тяжких преступлений в частности. В таких условиях отменить один из сдерживающих факторов порядка - значит усилить дестабилизирующие процессы в обществе.

Следовательно, смертная казнь в современный хаотичный период развития нашего государства пока остается необходимым элементом правовой политики. Никакие другие элементы социальной регуляции (культурные, нравственные, религиозные нормы) еще не доказали своей эффективности.

Резкая и полная отмена исключительной меры наказания не может привести к положительным результатам. Это подтверждается уже предпринимавшимися ранее попытками такой отмены, как за рубежом, так и у нас в стране (выше мы показали это на основе архивных материалов). Чисто политико-юридический отказ от смертной казни не будет означать, что она автоматически исчезнет из сферы общественных отношений. Такие явления вдруг не исчезают, они будут существовать в других формах и проявлениях.

При отсутствии полноценных условий для отмены официальной смертной казни ее конъюнктурная отмена приведет к активизации нелегальных форм, имеющих внесудебный, досудебный и послесудебный характер - самосудов, заказных убийств и т.п. Подобные формы смертной казни будут реализовываться не государством, а организованной преступностью, родственниками жертв, сочувствующими, которые реально займут «место» судей в данном процессе и станут осуществлять «правосудие» по собственному усмотрению, учитывая свои интересы, не всегда совпадающие с общественными и государственными. Не стоит забывать, что уже сейчас при попустительстве властных структур государства в России все больше набирает силу криминальная, так называемая теневая юстиция, которая выносит свои приговоры конкретным людям и через собственных палачей (киллеров) их исполняет.

Отмена смертной казни будет способствовать усугублению отрыва общества от норм законодательства, увеличению правового нигилизма и, в конечном счете, к росту самосуда. Родные и близкие погибших от рук таких преступников, как Чикатило, очевидно, не станут сохранять «рабское» спокойствие и попробуют сами покарать преступника при первой же возможности. А мягкость закона, которая призвана, по мнению некоторых ученных способствовать водворению человеколюбия и всеобщего гуманизма в обществе будет восприниматься преступниками как слабость государства и уж никак не повлияет на снижение преступности. Сами же родственники зверски убитых будут видеть в лице государства (отменяющего смертную казнь и вводящего вместо нее пожизненное заключение или длительное тюремное заключение) лишь слабого помощника преступникам.

В наше время особенно необходимо доверие граждан к закону вообще и к уголовной политике государства в частности. Такое доверие возможно только в том случае, когда наказание соответствует преступлению. И это соответствие между преступлением и наказанием должно быть в умах граждан, а не в нескольких головах отвлеченных идеологов, точнее говоря, это соответствие между преступным деянием и наказанием должно признаваться народом, общественностью.

Не стоит так же забывать, что при любом уровне жизни и образованности неравное, несправедливое (по мнению основной части общества) наказание вызывает неодобрение со стороны граждан, в частности среди близких потерпевших. Единственной целью большинства людей, потерявших в результате жесточайших издевательств и зверского убийства дорогих им людей, является желание осуществить справедливое, по их мнению, возмездие преступникам (в большинстве случаев требуют равного наказания, то есть смертной казни).

Если государство в принципе отрицает такую возможность (устанавливая в законе, что смертная казнь не применяется), то тем самым родственники погибших попадают в тупик. С одной стороны, душа и желание равного возмездия требуют расправы над преступниками, а с другой - государство полностью отрицает такую возможность. И в таком случае человек становится сам орудием своего правосудия и карает преступников так, как сочтет нужным.

Государство, отменяющее смертную казнь и заменяющая ее пожизненным заключением, может и должно ожидать многочисленных побегов из тюрем, особенно в России, где царит бесконтрольность и недофинансированность во всех отраслях. Осужденных к большим срокам лишения свободы или к пожизненному лишению свободы ничто не остановит - ведь более строгого наказания не будет.

Возможно, со временем мы станем свидетелями таких случаев, когда работники правоохранительных органов сами будут карать смертью подозреваемых в преступлении (с формулировкой «при побеге», «при оказании сопротивления» и т.п.), только бы преступники не дошли до суда и не было бы им назначено заниженное наказание. Наша история, к сожалению, знает подобные негативные примеры.

Для отмены смертной казни в России должно созреть, как минимум, две предпосылки: материальная и психологическая. При наличии материального благосостояния государство смогло бы изолировать особо опасных преступников, чтобы они не представляли угрозы ни для обслуживающих их лиц, ни для заключенных. Отменять смертную казнь можно только при высоком уровне жизни большей части населения, соседствующим с низким уровнем преступности (в частности с низким уровнем совершения особо опасных преступлений против жизни), и только при наличие доверия со стороны граждан к своему правительству, правоохранительным органам и праву в целом. В сознании людей должно созреть преставление о жизни человека как о высшей ценности и представление о верховенстве закона.

Проблема отмены смертной казни может быть решена лишь при наличии высокого уровня цивилизованности, экономического, нравственного, духовного состояния общества, с помощью комплексного подхода к ней, при наличии реальных позитивных изменений в политике государства и жизнедеятельности всего российского общества. Следует качественно перестроить юридическую политику нашего государства, которая сопровождалась бы введением дополнительных гарантий от осуждения невиновных, проведением судебно-правовой реформы, обеспечивающей более оперативную и эффективную деятельность всей системы уголовной юстиции, что станет способствовать большей раскрываемости преступлений и неотвратимости наступления наказания.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в условиях нынешнего тяжелого экономического положения в стране без помощи и финансовой поддержки международных организаций будет очень трудно решить тесно связанную с отменой смертной казни проблему создания соответствующей мировым стандартам новой пенитенциарной системы. Необходимо ясно представлять, что без реорганизации и строительства новых учреждений этой системы в России не будет возможности для нормального содержания осужденных на длительные сроки лишения свободы или к пожизненному заключению.

Неоднозначным остается вопрос о необходимости более последовательной унификации юридической политики в сфере осуществления смертной казни. С одной стороны, федеральная власть держит курс на отмену (хотя и поэтапную) исключительной меры наказания. С другой стороны, в Чеченской республике, например, которая является неотъемлемой частью Российской Федерации (самостоятельность Чечни никто из субъектов международного права не признал), идет во многом противоположный процесс, связанный с насыщением арсенала данного института откровенно нецивилизованными способами и методами исполнения.

Так, принятый в августе 1996 года Уголовный кодекс Чеченской республики воспроизводит, как известно, ряд статей Уголовного кодекса исламского государства Судан. В частности, заимствованы такие средневековые способы осуществления смертной казни, как забрасывание камнями, отрубание головы. Подобная исламизация исключительной меры наказания делается, безусловно, в определенных политических целях, что должно, по мнению руководства Чечни, показать стремление его к формированию истинно исламского суверенного государства. Но такая политика, направленная на сепаратизм и резкую несогласованность в сфере осуществления смертной казни, может привести лишь к новому витку конфронтации, ожесточению.

При проведении политики планомерного свертывания смертной казни не стоит забывать, что она является продуктом общественного сознания, что одним из основных побудительных мотивов ее живучести в обществе является месть. Месть - это сильное чувство, которое и в современном обществе существует в виде различных агрессивных проявлений. Смертная казнь в определенной мере выступает специфической формой ее нейтрализации на государственном уровне, актом необходимой самозащиты.

Наличие или отсутствие смертной казни в государстве - это своеобразный индикатор уровня культуры и качества жизни, безопасности и общественных умонастроений. В благополучных в социально-экономическом плане странах к смертной казни относятся гораздо спокойнее, более философски, чем в слаборазвитых государствах.

По нашему мнению, вопрос, связанный с отменой смертной казни в государстве должны решать все граждане государства (например, путем референдума), а не отдельная группа людей (даже если она делает это от имени государства). Естественно, до проведения такого опроса следует предоставить полную и объективную информацию о состоянии преступности в государстве, о количестве выносимых смертных приговоров, о содержании смертников и многие другие сведения. Уместными были бы выступления и исследования психологов, криминологов, правоведов, историков, социологов, ученых других направлений.

Очень важно, чтобы процесс отмены смертной казни протекал естественным путем, без навязывания каких-либо точек зрения сверху. Общество само должно достичь такого уровня развития, при котором не будет необходимости наказывать своих граждан исключительной мерой наказания и лишать их самого дорого естественного права - права на жизнь.

Только при повышении политической и правовой культуры, более высоком уровне жизни и стабильности в обществе смогут измениться оценки в общественном мнении нашего государства, и граждане поймут, что настало время действительно без ущерба для идей справедливости и моральных принципов наиболее полноценно воплотить в жизнь идеи гуманизма, нравственности, справедливости, цивилизованности. Это произойдет, когда общество научится защищать жизнь своих законопослушных граждан, добьется от большинства населения уважения к праву, только тогда наступят объективные основания и условия для отмены исключительной меры наказания в Российской Федерации.


Воротилина Татьяна Викторовна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Сущность вины как социально-правового явления
Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений
Необходимость совершенствования института возвращения судом уголовных дел на дополнительное расследование
Новое понятие объекта и предмета контрабанды по уголовному кодексу Российской Федерации 1996 года
Гласность и рассекречивание тайн
Вернуться к списку публикаций