2011-11-08 09:00:11
ГлавнаяУголовное право и процесс — Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год



Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год


Переход после гражданской войны к мирному хозяйственному строительству активизировал разработку советского законодательства, привел к реорганизации юстиции и правоохранительных органов государства, было положено начало новой судебной реформе, была проведена работа по кодификации уголовного законодательства и других отраслей права.

В мае 1922 года ВЦИК утвердил Положение о прокурорском надзоре. На прокуратуру возлагались следующие обязанности: осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных. Общественных и частных организаций и частных лиц; наблюдение за деятельностью следственных органов и дознанием, за деятельностью органов ОГПУ; поддержание обвинения в суде; наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей. Прокурор республики наделялся правом входить с предложениями об отмене незаконных постановлений наркоматов и других центральных ведомств. Опротестовывать их решения в СНК и Президиуме ВЦИК, руководить деятельностью прокуроров на местах.

В ноябре 1922 года было принято Положение о судоустройстве РСФСР, положившее начало новой судебной реформе. Была создана единая судебная система:

1) народный суд в составе постоянного народного судьи;

2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей;

3) губернский суд;

4) Верховный суд РСФСР и его коллегии.

Наряду с единой системой народных судов РСФСР создавались специальные суды: военные трибуналы, военно-транспортные трибуналы, трудовые сессии народных судов, земельные комиссии, арбитражные комиссии.

Судьи и заседатели народных судов избирались губисполкомами из рабочих, крестьян и военнослужащих. Кандидаты в судьи должны были обладать стажем ответственной работы. Верховный суд РСФСР избирался ВЦИК и состоял из Президиума, Пленума и семи коллегий: двух судебных (по уголовным и гражданским делам), двух кассационных, военной, военно-транспортной и дисциплинарной (по делам судебных работников). Для всех судебных органов Верховный суд был надзорной инстанцией, для губернских судов - кассационной, по делам об особо опасных преступлениях - первой инстанцией.

Изменилась система революционных трибуналов. Их число резко сократилось. Сохранились лишь военные трибуналы фронтов, округов, корпусов и дивизий, военно-транспортные трибуналы в семи городах страны.

Для осуществления предварительного следствия при губернских и Верховном судах, при следственных участках и отделе прокуратуры Наркомюста были закреплены народные следователи, действующие под наблюдением прокуроров и губернских судов.

Как мы уже отмечали, в декабре 1921 года одиннадцатая Всероссийская конференция РКП (б) приняла решение о реорганизации ВЧК. Девятый Всероссийский съезд советов принял постановление об упразднении ВЧК, а в феврале 1922 года было создано Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД. На ГПУ возлагались задачи по предупреждению, раскрытию и пресечению враждебной деятельности антисоветских элементов, охрана государственной тайны, борьба с шпионажем. С враждебной деятельностью иностранных разведок и контрреволюционных центров за рубежом, а также с контрабандой. В распоряжении ГПУ находились особые части войск. Все общеуголовные дела передавались в революционные трибуналы и народные суды. Деятельность ГПУ сосредотачивалась на раскрытии политических и антигосударственных преступлений. Органы ГПУ получали право на проведение розыскных действий, дознания, предварительного следствия и мер административного воздействия. При этом внесудебные репрессии (применявшиеся ранее ВЧК) отменялись, подготовленные следственными органами ГПУ дела передавались в судебные инстанции.

Однако, документы свидетельствуют о том, что на местах по-прежнему встречались факты применения внесудебных расстрелов. Так, в государственных информационных сводках ОГПУ Ставропольского края за январь - октябрь 1925 года встречаются сведения о расстреле бандитов при их задержании отрядами самообороны.

На местах создавались подчиненные ГПУ политические отделы при ЦИК автономных республик и губисполкомах. В армии и на флоте создавались особые отделы, на железнодорожных и водных транспортных путях - транспортные отделы.

В целях объединения борьбы с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом Конституция СССР 1924 года учреждала при СНК СССР Объединенное Государственное Политическое Управление (ОГПУ). Надзор за деятельностью этого органа возлагался на Прокурора Верховного суда СССР. В ноябре 1923 года ЦИК СССР утвердил Положение об ОГПУ. На союзное управление возлагалось руководство ГПУ союзных республик, особыми отделами военных округов, транспортными отделами политуправлений, особыми отделами фронтов и армий; организация охраны союзных границ. Таким образом, был создан мощный единый орган государственной безопасности.

Основным законом страны стала Конституция СССР. Доктрина «революционной законности» была идеологической основой строящейся системы правоохранительных органов. Единая правовая база и единая централизованная система прокуратуры должны были обеспечивать ее осуществление.

Процессы, происходящие в обществе в целом и в сфере советской юстиции в частности, создавали основу для усиления политических репрессий против оппозиций правящему режиму. В 1922 году все места лишения свободы (кроме лагерей ГПУ) были объединены в систему, которой руководило Главное Управление мест заключения НКВД, начала складываться система ГУЛАГа. Политические репрессии проводились для уничтожения политической и идейной оппозиции.

Как мы уже отмечали ранее, первоначально роль источника права в советском государстве играло революционное правосознание. Поскольку практика и мировоззрение трудящихся в тот период еще не могли выливаться в форму определенных законов, а старое законодательство становилось неприменимым для нового строя, революционное правосознание оставалось почти единственным и основополагающим источником права.

Главное место в системе законодательства отводилось судебному решению как ведущей форме правотворчества. Объяснялось это, прежде всего, отсутствием системности в принимаемых новым правительством декретах. На данном этапе «революционное правосознание» составляло стереотип «революционной законности» вообще, которая, в свою очередь, почти совпадала с представлением о «революционной целесообразности».

20-е годы стали периодом интенсивной кодификационной работы, в процессе подготовки проекта УК РСФСР 1922 года Ленин указал, что в нем нужно дать не юридическое, а политическое обоснование террора. Таким образом, юридический термин «смертная казнь» заменяется на политический - «террор». Хотелось бы особо обратить внимание на эту сторону проблемы смертной казни в советской уголовно-правовой политике, где фактически до принятия ныне действующего УК доминировало мнение, что смертная казнь должна рассматриваться в плане террора. Такая оценка представляется нам ошибочной. Смертная казнь может отождествляться с террором только в условиях чрезвычайного положения в стране, когда террор является единственным эффективным средством для борьбы с политическими противниками. Однако в период нормального мирного развития государства, если оно считает целесообразным сохранение смертной казни в законодательстве, то это уже не политические репрессии или террор, а вид уголовной санкции. Отождествление смертной казни и террора характерно для авторитарного режима. Эта концепция возникла на основе ошибочных положений сталинского периода об усилении классовой борьбы и расширении чрезвычайных мер в мирное время в период развития Советского государства.

С введением в действие 1 июня 1922 года уголовного кодекса от 26 мая 1922 года назначение наказания осуществлялось судебными органами на основе «социалистического правосознания», Руководящих начал и статей УК.

Под преступлением уголовный кодекс понимал всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени. Статья 27 различала две категории преступления: «а) направленные против установленных рабоче-крестьянской властью основ нового порядка или признаваемые ею наиболее опасными, по которым определенный кодексом низший предел наказания не подлежит понижению судом, и б) все остальные преступления».

Целью наказания являлись: предупреждение новых преступлений, приспособление нарушителя к условиям общежития, лишение преступника возможности совершать новые преступления. При отсутствии в статьях особенной части уголовного кодекса прямых указаний на отдельные виды преступлений при назначении наказания использовался принцип аналогии, что на практике давало судам возможность широкого толкования закона. При определении меры наказания учитывались характер и степень опасности, как самого преступника, так и преступления, им совершенного (ст. 24 УК). Целесообразность наказания определял суд.

Система преступлений по УК включала государственные, хозяйственные, имущественные, воинские преступления, а также преступления против порядка управления и другие. В систему наказаний смертная казнь не включалась. В качестве исключительной меры она предусматривалась в отдельной статье (ст. 33), назначать ее могли революционные трибуналы.

Применение смертной казни предусматривалось в 39 статьях УК: за контрреволюционные преступления в 13 случаях (за организацию контрреволюционных восстаний, шпионаж, участие в различных контрреволюционных организациях, сношение с иностранными государствами или их отдельными представителями с целью склонения их к вооруженному вмешательству в дела российского государства, за участие в террористических актах, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций и другие деяния), за преступления против порядка управления - в 6 случаях (за участие в массовых вооруженных беспорядках, бандитизм, уклонение от воинской повинности, сопротивление представителям власти, нарушение таможенных правил), за должностные преступления - в 6 случаях (за злоупотребление властью, превышение полномочий, вынесение судьями неправомерного приговора из корыстных или личных побуждений и др.), за хозяйственные преступления - в 5 случаях (за бесхозяйственное использование рабочей силы и бесхозяйственное ведение дел, совершенные в военное время или в боевой обстановке, за неисполнение обязательств по договору, разбой, хищение с государственных складов, присвоение или растрату должностными лицами вверенного им имущества), за воинские преступления, в большинстве своем совершенных в военное время или в боевой обстановке, - в 9 случаях (неисполнение приказа, побег, уклонение от воинской службы путем симуляции болезни, промотание или умышленная порча казенного имущества или оружия, нарушение уставных правил караульной службы, военный шпионаж, самовольное оставление поля сражение во время боя, отказ во время боя действовать оружием против неприятеля, мародерство, самовольные действия военных начальников, способствовавшие неприятелю).

Наказанию в виде расстрела подлежали, в основном, те преступные деяния, которые карались таким же способом и ранее. Первый уголовный кодекс систематизировал их, разместил в соответствующие главы и немного расширил их круг, а также круг лиц, в отношении которых могла применяться высшая мера наказания. К смертной казни, к примеру, могли приговорить за активные действия и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственных должностях при царском строе (ст. 67 УК).

Как видим, сохраняется тенденция карательной политики государства по социальному и классовому признаку. Наибольшее число статей, содержащих изучаемую нами меру наказания, предусматривается за государственные преступления (контрреволюционные, против порядка управления), а не за общеуголовные. В главе 5 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» ни в одной из статей нет наказания в виде смертной казни. Это связано с тем, что согласно ст. 27 УК по данному виду преступлений указан низший предел наказания.

В статье 33 УК говорилось, что расстрел применяется в качестве высшей меры наказания временно, впредь до его отмены. В таком же качестве смертная казнь предусматривалась в примечании №2 к статье 13 Основных начал уголовного законодательства 1924 года.

29 июля 1922 года постановлением Президиума ВЦИК, которое было подписано председателем ВЦИК М. Калининым и секретарем ВЦИК А. Енукидзе, статья 33 общей части уголовного кодекса была дополнена следующим примечанием: «высшая мера репрессий не может быть применена к лицам, не достигшим в момент совершения преступления 18-ти летнего возраста». Тем самым законодательно закреплялось запрещение применения смертной казни в отношении несовершеннолетних преступников.

Декретом ВЦИК от 16 октября 1922 года «О дополнении к Постановлению «О Государственном политическом управлении» и «Об административной высылке» ГПУ предоставлялось право внесудебной расправы, вплоть до применения расстрела, в отношении всех лиц, взятых с поличным на месте совершения преступления при бандитских налетах и вооруженных ограблениях (ст. ст. 76, ч. 2 ст. 183 и 184 УК). Не совсем понятно с какой целью расстреливали взятых с поличным преступников. Безусловно, на местах присутствовали злоупотребления в связи с этим декретом.

Влияние принципа целесообразности на правоприменительную деятельность сказалось в расширении права суда толковать закон. При разработке УК выдвигалось даже предложение ограничиться одной общей частью кодекса, предоставив суду самому решать каким должно быть наказание. Наблюдалось усиление репрессивной уголовной политики.

11 октября 1922 года постановление ВЦИК и СНК изменило текст статьи 114 уголовного кодекса (о взятках) следующим образом : «Получение взятки, совершенное при отягчающих обстоятельствах как то: а) ответственном положении должностного лица, принявшего взятку, б) если в результате взятки был нанесен государству или мог быть нанесен материальный ущерб, в) при наличии прежней судимости за взятки или неоднократности получения взятки, г) если при этом со стороны принявшего взятку было допущение вымогательства, карается лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет, в особо отягчающих обстоятельствах высшей мерой наказания с конфискацией имущества». То же наказание ожидало посредников в даче взятки и лиц, оказавших какое-либо содействие или, наоборот, не принявших мер противодействия взяточничеству.

Уголовно-процессуальный кодекс от 1922 года разрешал лицам, осужденным к смертной казни, в течении 48 часов с момента вручения им копии приговора обжаловать его в кассационном порядке. Этим правом не могли воспользоваться те лица, приговоры которым были вынесены революционными трибуналами в боевой обстановке (ст. 434 УПК). В местностях, объявленных на военном положении, революционным трибуналам предоставлялось право в случаях вынесения приговора в виде расстрела входить в течение 24 часов после вынесения приговора при подаче осужденным кассационной жалобы с представлением о не пропуске таковой и обращения приговора к немедленному исполнению. Вопрос о пропуске или не пропуске такой жалобы подлежал разрешению губернским исполнительным комитетом или его президиумом в течение 24 часов с момента получения представления революционного трибунала, при этом губернский исполнительный комитет не имел права входить в рассмотрение вопроса о доказанности и недоказанности преступления и решал вопрос исключительно исходя из соображений опасности и распространенности данной категории преступных деяний в данной местности и необходимости принятия экстренных мер к их искоренению (ст. 435 УПК).

22 ноября 1926 года был принят новый уголовный кодекс РСФСР, который в статье 21 смертную казнь снова указывал в качестве исключительной меры и снова подчеркивалось, что это временная мера пресечения предусматривается для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений. Статья 22 не допускала назначение этого наказания не только в отношении несовершеннолетних, но и в отношении женщин, находящихся в состоянии беременности.

С учетом государственных и воинских преступлений в УК РСФСР 1926 года было предусмотрено 37 санкций, включающих наказание в виде смертной казни. За контрреволюционные преступления это наказание предусматривалось в 13 случаях (за те же деяния, что и в УК 1922 года), за преступления против порядка управления - в 6 случаях (новым стало применение расстрела за фальшивомонетничество по ст. 59 п. 8), за должностные преступления - в 5 случаях, за хозяйственные преступления - в 1 случае, за имущественные преступления - в 1 случае, за воинские преступления - в 11 случаях (перечень статей УК 1922 года был расширен такими деяниями, как разглашение военной тайны, оставление погибающего военного корабля командиром, не выполнившим до конца своих служебных обязанностей).

Нередко на практике смертные приговоры выносились именно за совершение государственных преступлений. Так, в Центре документации Ставропольского края содержатся документы о том, что 24 июня 1939 года в колхозе «Советская культура» Б-го района, Орджоникидзевского края (ныне Ставропольского) был убит из охотничьего ружья бригадир этого колхоза. Убийцей оказался колхозник Н. Суд признал его виновным в совершении террористического акта, предусмотренного пунктом 8 статьи 58 УК РСФСР. На партийном собрании колхозники просили применить к нему высшую меру наказания.

К высшей мере наказания в 1939 году было приговорено также по статье 55, пунктам 2, 10 и 11 группа лиц из 6 человек, входивших в преступную группу, состоящую из 13 человек. Согласно документам, эта группа возглавляла разветвленную контрреволюционную организацию, действовавшую на территории Ставропольского и Краснодарского краев с 1922 года, которая собирала и объединяла «уцелевшие от репрессии эсеровско-белогвардейские элементы» и формировала из них контрреволюционные повстанческие группы, ставя своей задачей - насильственное свержение Советской власти вооруженным путем.

К середине 1927 года в УК РСФСР насчитывалось 50 составов преступлений, предусматривающих в качестве одной из санкций высшую меру наказания. Был расширен круг контрреволюционных преступлений и преступлений против порядка управления. Причем вопрос о применении расстрела или замене его в связи со сроком давности за контрреволюционные преступления предоставлялся усмотрению суда. Если же суд назначал такое наказание, оно обязательно заменялось объявлением преступника врагом народа, лишением его гражданства и изгнанием из пределов государства навсегда или лишением свободы на срок не ниже двух лет. А в отношении лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности за активные действия и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, которые были проявлены на ответственных или секретных должностях при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, применение срока давности и вопрос о замене расстрела предоставлялся только усмотрению суда. Срок давности по таким делам составлял 10 лет.

Ситуация немного изменилась в связи с принятием ЦИК СССР постановления от 15 октября 1927 года, исключившего из уголовных кодексов союзных республик смертную казнь по всем делам, кроме дел о преступлениях государственных и воинских. Таких категорий преступлений оказалось всего 6, что составляло 12% от всех составов, которые могли повлечь применение высшей меры наказания.

В последующие годы в УК РСФСР неоднократно вносились дополнения и изменения, в том числе в статьи, имеющие санкции в виде расстрела. Так, в 1929 году к высшей мере наказания могли привлечь за вооруженный разбой при особо отягчающих обстоятельствах (ст. 167 УК).

21 ноября 1929 года ЦИК СССР издал постановление «Об объявлении вне закона должностных лиц - граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР», в котором такие лица подлежали расстрелу через 24 часа после удостоверения их личности. В 1931 году к смертной казни осуждали за нарушение работниками транспорта трудовой дисциплины (ст.5 9, п.3в УК), а также за уклонение от призыва на военную службу (ст. 193, п. 10а УК), за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте, а также колхозного и кооперативного имущества (всем известный Закон от 7 августа 1932 года).

В рассекреченных недавно сведениях об осужденных по Ставропольскому краю за 1932 год имеются данные об общем количестве осужденных и приговоренных к расстрелу из их числа. Смертную казнь назначали примерно в 5 - 10 % случаев от общего числа осужденных, в основном за хищения социалистической собственности по Закону от 7 августа 1932 года и за нарушение хлебозаготовок.

Постановлением ЦИК СССР от 8 июня 1934 года разрешалось применять смертную казнь за измену родине, то есть за действия, совершенные гражданами СССР в ущерб военной мощи государства, его государственной независимости или неприкосновенности его территории. 1 сентября 1934 года - за умышленное убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах (ст. 136 УК). 20 октября 1934 года - за неисполнение отданного в порядке службы приказа в военное время или в боевой обстановке при наличии особо отягчающих обстоятельств (ст. 193, п.п. 2г, 2д УК). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 года смертная казнь применялась в отношении военнослужащих за дезертирство в военное время, коим признавалась самовольная отлучка свыше суток (ст. 193, п. 7г УК). Таким образом, круг наказуемых расстрелом деяний неоднократно расширялся.

В начале 30-х годов в нашем государстве проходил процесс централизации правоохранительных органов. В 1930 году были упразднены республиканские народные комиссариаты внутренних дел. При республиканских правительствах были созданы Главные управления коммунального хозяйства, милиции и уголовного розыска. Остальные функции, которые ранее выполняли республиканские НКВД, были рассредоточены между другими республиканскими народными комиссариатами.

В 1932 году создается Главное управление милиции при ОГПУ, тем самым органы охраны общественного порядка были включены в систему органов государственной безопасности. При этом ОГПУ продолжало действовать в качестве управления при СНК. Одновременно с этим в составе ОГПУ была образована судебная коллегия, в связи с чем исполнительские функции управления дополнялись судебными (похожая ситуация складывалась в годы гражданской войны, когда при ВЧК был создан особый трибунал).



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
К вопросу об определении юридического лица как потерпевшего от преступлений в сфере экономической деятельности
Коррупция в милиции
Вернуться к списку публикаций