2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Научно-технический прогресс и экономическая эффективность научных исследований



Научно-технический прогресс и экономическая эффективность научных исследований


Огромная значимость научно-технического прогресса (НТП) для экономического роста и для воспроизводства в целом делает вполне естественным глубокий интерес, проявляющийся ко всему, что способно и ускорить, и сделать более продуктивным научный поиск.

Три основные черты более характеризуют, как представляется, современный этап научно – технического прогресса. Во – первых, это осуществление за последние десятилетия целого ряда глубоких прорывов в области фундаментальных наук.

Сегодня успех прикладных исследований и разработок в значительно большей степени, чем прежде, становится достижимым, лишь когда под них подведена прочная база фундаментальных знаний. Вторая черта современного этапа НТП характеризуется небывалым по масштабам использования в экономике практических результатов научно – технической деятельности, в частности, достижений радиоэлектроники, робототехники, волоконной оптики, компьютерных устройств и технологий и т.п.

Наконец, третью из главных черт нынешнего периода усматривают в постепенном становлении нового научного мышления, в возрастающем признании главной целью развития науки заботы о самом существовании человеческой цивилизации.

Глубокое постижение этой роли науки, зрелость и органическое восприятие подобной ее оценки побуждают выделять для целей научного развития все возрастающие объемы людских, финансовых, материально – технических ресурсов и, вместе с тем, порождает стремление добиваться, чтобы производимые затраты порождали наибольший эффект.

Но что имеют в виду экономисты, когда говорят об эффекте науки, в чем он находит свое выражение, какими величинами его можно измерить? Стремление найти приемлемые ответы на эти и им подобные вопросы имело следствием появление в нашей стране и за рубежом обширной литературы по проблематике эффективности научных работ. В самом общем виде можно сказать, что научно – исследовательские усилия эффективны тогда, когда они обеспечивают экономический рост, расширение совокупного общественного продукта на все повышающейся качественной основе, когда они порождают возможность радикального накопления научно – технических знаний, образовательного и культурного потенциала общества. Они результативны, когда позволяют реализовать проблемы преодоления относительной ограниченности ресурсов, т.е. реализовать закон возвышения потребностей и дают простор для осуществления конкурентоспособности конечной продукции.

Подобные обобщенные суждения об эффективности науки, безусловно, не лишены известной ценности. Они необходимы для широкомасштабных оценок общих итогов научной деятельности. Однако они не позволяют определить меру ее эффективности, решить проблему, которая составляет предмет неугасающего интереса как специалистов в области экономической теории, так и экономической практики. Обозревая отечественную и зарубежную литературу по эффекту науки, нетрудно установить, что поискам измерителей ее эффективности, стремлению дать им, количественное выражение уделяется большое внимание. На острие дискуссии ставится вопрос о принципиальной возможности такого измерения, о том, применимо ли в данном случае традиционное сопоставление затрат и результатов и, если да, то относится ли это ко всему комплексу научной деятельности или только к отдельным частям ее.

Обобщая суждения, содержащиеся в экономических литературных источниках, можно установить наличие достаточного единогласия в том, что, когда речь идет о сфере науки в целом, т.е. об агрегате, охватывающем как фундаментальные и прикладные исследования, так и разработки, нахождение меры эффективности в традиционном ключе, путем сопоставления затрат и результатов сейчас, как и раньше, остается за пределами возможного.

Известный американский экономист, лауреат Нобелевской премии В.В. Леонтьев еще в 1976 году указывал на отсутствие сколько – нибудь приемлемой теории рентабельности научных исследований в целом, что пока все еще не найден бесспорный измеритель для определения уровня, а значит и прироста научно – технического прогресса на макроэкономическом уровне, а выгоды, получаемые обществом в результате научных исследований, вообще не поддаются количественной оценке. Эти положения полностью сохраняют свою силу и в настоящее время.

Найти единый, обобщающий показатель эффективности науки в целом принципиально невозможно потому, что достижения фундаментальных исследований стоимостной оценке не поддаются. Любой научный труд, всякое открытие есть результат всеобщего труда, они обусловлены частично трудом современников, частично использованием того, что создано предшественниками.

Проходят десятки лет, появляются все новые и новые публикации, авторы которых предлагают различные подходы к определению эффекта от затрат на производство знаний, но убеждение в том, что выразить этот эффект количественно, когда речь идет о фронте науки в целом, не представляется возможным это убеждение сохраняется и укрепляется. Одна из иллюстраций тому – материалы слушаний в комиссии по научной политике Комитета по науке палаты представителей Конгресса США, проведенных в 1996 – 1997 гг. В обсуждениях приняли участие видные американские экономисты, такие как Кендрик, Грилихес, Леонтьев и другие, а также представители государственных организаций, причастных к выделению бюджетных средств на научные цели. Главное внимание концентрировалось на проблеме определения прибыльности государственных инвестиций в науку, но попутно затрагивались и вопросы доходности частных инвестиций. Общее мнение свелось к тому, определение прибыльности затрат на исследовательские работы затруднено в силу ряда обстоятельств: взаимосвязь между фундаментальными исследованиями и нововведениями имеет долгосрочный, непредсказуемый и непрямой характер; появление нововведений зависит не только от результатов научного поиска, но и от многих факторов, лежащих вне процесса познания. Попытки связать фундаментальные исследования напрямую количественно с любыми доходами фирм, по мнению предпринимателей, лишены смысла.

То обстоятельство, что количественное определение эффективности научной деятельности, взятой в совокупности всех ее стадий (фундаментальная наука, прикладные исследования, опытно – конструкторские работы), едва ли достижимо, вовсе не означает, что общество индифферентно к проблемам экономической и социальной эффективности научных изысканий, их перспективности, экологической безопасности и т.д.

Если попытаться обобщить практику выработки суждений о степени эффективности фундаментальных наук, господствующую в развитых странах, то выявится, что заключения формируются с опорой на следующие основные критерии:

- характер и глубина прорывов к новым вершинам знаний о природе, обществе, человеке с выходом на такие достижения, которые увеличивают научный потенциал страны, создают возможности коренных преобразований производительных сил, находят мировое и национальное признание (Нобелевские и другие престижные премии);

- доведение научных изысканий до стадии, делающей доступным эффективное их применение на практике в сфере экономики в целом;

- существенный характер заделов, созданных в сфере фундаментальных наук в интересах обеспечения прогресса научных знаний на перспективу в соответствии с собственной логикой развития науки;

- интегрированность науки исследуемой страны в мировую науку, возвышение ее статуса в ряду других стран по характеру научных достижений в различных областях, участие в международном разделении научного труда, приобщение к мировому опыту ведения научных исследований, интернационализация научной деятельности, обмен научно – техническими знаниями и опытом;

- престижность науки внутри страны, как фактор, побуждающий общество усиливать внимание к ее развитию, стимулирующий правительство к проведению все более масштабной, глубоко проработанной научно – технической политики, к инициированию разработки и осуществлению новых исследовательских программ в различных областях знаний;

- обоснованность выбора основных направлений научной деятельности, в частности, с точки зрения решения таких основополагающих задач, как компьютеризация, электронизация, роботизация, биотехнолизация производства и рыночной инфраструктуры, превращение общества в высокоинформатизированный организм, доступность INTERNET;

- фундаментальное исследование проблемы улучшения качества жизни, разработка содержания этого показателя в соответствии с уровнем и характером развития общества на современном этапе;

- значение, придаваемое в исследовательской работе проблемам достижения экологического здоровья общества, экологической безопасности самих научных поисков;

- степень реализации результатов научной деятельности в экономической практике, в том числе рынком, полезности выполненных работ. Мера отсева работ, не удостоенных общественного признания, отвергнутых рынком, ставших предметом естественного отбора и отсева.

Приведенный выше достаточно обширный перечень критериев эффективности производства фундаментальных знаний не исчерпывает, разумеется, всех возможных аспектов. Однако при достаточной компактности и объективности суждений уже одних критериев может оказаться достаточно, чтобы делать глубокие заключения и оценки того, насколько эффективно идет развитие фундаментальных исследований, сколь благоприятны их дальнейшие перспективы, какова степень целесообразности использования ресурсов, выделяемых обществом в интересах увеличения его творческого потенциала.

В лучшем положении с точки зрения измерения затрат и результатов находится стадия разработок, где конкретные итоги легче определить, ибо они находят свое выражение в виде новых продуктов, новых технологических процессов, новых услуг. Наконец, издержки можно сопоставлять с прибылью, полученной от нововведений и от реализации конкретных проектов. Именно в силу значительной предметности разработок считается более всего продуктивным определять их эффективность по решению четко обозначенных задач, по реализации специфических программ, результативности действий научных подразделений и т.д.

В целом надо, по – прежнему, согласится с мнением, что о продуктивности НИОКР целесообразно всего судить не на основе строго регламентированной системы показателей, а по сопоставительным измерителям, отнюдь необязательно связанными между собой строгими взаимозависимостями и другими измерителями, характеризующими финансовую сторону обеспечения научного поиска:

- численность занятых в сфере науки и их структурные характеристики;

- количество патентов на открытия и изобретения, баланс внешней торговли патентами и лицензиями, число научных публикаций за отдельные периоды, масштабы их цитирования;

- характер прорывов в фундаментальных и прикладных исследованиях и их международное признание путем награждения Нобелевскими и другими межнациональными премиями и т.д.

Применительно к научной деятельности корпораций и фирм в качестве измерителей широко принято применять величины, характеризующие затраты на НИОКР как долю от общей стоимости продаж, как отношение к новым инвестициям и как компонент в торговом обороте, а эффект затрат – как удельный вес в общей прибыли той части, которая порождена нововведениями в технике и технологии, реализацией новых продуктов.

Это лишь небольшая часть возможных измерителей, в действительности их насчитывается значительно больше, и они весьма неодинаковы по своей сопоставительной значимости.

Итак, возможности судить о мере эффективности научной деятельности ограничены, допустимость экстраполяций господствовавших тенденций при составлении прогнозов на будущее невелика.

Такова одна группа методологических положений, касающихся определения эффективности научно – исследовательской деятельности. Другая группа связанна с решением проблем сопоставительного анализа научного поиска эффективности производства и экономики в целом.

В современных условиях накопленные и вновь создаваемые знания утвердились в качестве специфического ресурса производства, всесторонне воздействующего на такие вычлененные факторы, как труд и капитал. При этом роль данного ресурса имеет тенденцию к неуклонному росту, так как неизменно увеличивается значение всей невещной сферы производства, неотделимой частью которой является также и приумножение объема знаний.

Другое важное обстоятельство, существенное в рассматриваемом аспекте, состоит в том, что отнюдь не все, созданное в сфере науки, оказывается полезным для общества и может служить росту эффективности производства. Имеются в виду не только специфические военные исследования, но и многое, что оказывается неполезным (или даже просто вредным) и с точки зрения гражданского общества.

Констатируя бесспорную взаимозависимость между эффективностью науки и производства, следует подчеркнуть, что выразить ее количественно пока еще никому не удавалось. В отечественной и мировой науковедческой литературе нередки попытки как – то определиться в вопросе о межгосударственных различиях в степени эффективности научного творчества. Часто это делается по таким критериям, как успехи в завоевании определенного сегмента мирового рынка наукоемкой продукции, присуждение ученым данной страны Нобелевских премий, степень цитирования в мировой литературе работ национальных авторов, обновление номенклатуры производимой продукции, возрастание доли страны в мировой торговле патентами и лицензиями, о чем речь шла выше. Указанные характеристики часто выражают не только и даже не столько эффективность научного поиска, сколько успехи в реализации достижений науки в производстве, умение овладевать особенностями рынка товаров и услуг, в том числе и мирового, способность быстро откликаться на появление новых направлений технического развития, степень заимствования зарубежного научного опыта и т.п. Кроме того, межгосударственные несовпадения степени эффективности развития науки определяются также разбросом в отношении выбора направлений исследований, характером определения приоритетов и размеров ассигнований на ту или иную тематику, соотношением фундаментальных и прикладных работ и многим другим. Поэтому представляется, что попытки выработать сопоставительные интегральные оценки эффективности развития науки в разных странах, как правило, обречены на неудачу. Это, конечно, не распространяется на отдельные разделы знаний и даже на целые отрасли, в отношении которых обоснованные суждения подлинно авторитетных специалистов могут быть достаточно содержательными. Сопоставления могут быть полезными, когда речь идет о конкретных программах, о разделах знаний, даже о целых отраслях при условии, что они делаются авторитетными специалистами в своих областях и базируются на стоимостных оценках, отражающих процесс адаптации результатов НИОКР рынком – национальным или мировым.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Экономический конфликт в аспекте его нематерильных ресурсов
О некоторых социально-экономических последствиях недофинансирования сельского хозяйства
Вступление России в ВТО - некоторые проблемы
Актуальные проблемы бизнес-планирования
Между историей и наукой - к анализу проблемы причинности в экономике
Вернуться к списку публикаций