2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Методологические проблемы социально-экономических наук



Методологические проблемы социально-экономических наук


Россию погубила полунаука

И.Ильин


1. Глубокий кризис, охвативший сегодня все сферы жизни России, не мог не коснуться и науки. В полной мере это относится к области социально-экономических знаний, представители которых выглядят наиболее беспомощными в глазах общественности. Дабы разобраться в причинах кризиса надлежит, прежде всего, обратиться к вопросам теоретического, концептуального характера, важнейший из которых - методология научных исследований, переосмысление ее принципов и основ.

2. Сегодня в науке за множеством школ и направлений, разнообразием имен и авторитетов проглядывает единственная парадигма, в основе которой лежит механический рационализм. Его ведущий принцип заключается в отрицании всего принадлежащего сверхрациональному уровню и утверждении превосходства рассудка надо всем остальным. Меж тем рассудок, по выражению С.Н.Булгакова, "бесплоден. Он не родит научных идей, он только пользуется уже родившимися, проверяет, он - бухгалтер мысли, но не ее творец". Логическим следствием научного рационализма является прагматизм, выводящий ценность любой концепции из ее практической эффективности ("польза - критерий истины"). Согласно такому подходу наука - "это просвещенный здравый смысл", игнорирующий все, что не приносит непосредственной практической пользы, тогда как для более целостного восприятия мира и "бесполезные" вещи не менее важны и ценны. По этому поводу Гегель остроумно заметил, что "если наука соединяется со здравым смыслом для того, чтобы вызвать погибель метафизики, по-видимому, может получиться странное зрелище: станет возможно видеть образованный народ без метафизики, подобный разнообразно разукрашенному некогда храму без самой дорогой святыни". Прагматизм во всех своих формах порождает абсолютное безразличие к истине.

3. Рационализм и прагматизм влекут за собой все большее погружение в материальность, а значит, в направлении упрощения и единообразия. Какими бы различными ни казались наиболее известные экономико-управленческие концепции, имеющие, кроме того, множество частных вариаций, все они исходят из редукционистского, механического отношения к индивидууму и обществу, суть которого сводится к следующему: "...человеческие существа ... действуют более или менее рационально, и это позволяет строить сравнительно простые модели их действий и взаимодействий и использовать эти модели в качестве приближений" (К.Поппер). Именно упрощенность экономических схем делает их столь популярными, ибо для того, чтобы понять их логику и разобраться в функционировании экономики не следует изучать никаких исторических, традиционных и национальных контекстов. Человек помещается в некий упрощенный мир, лишенный оттенков, в котором нет места ценностным критериям. Исследование хозяйственных мотиваций осуществляется как бы в безвоздушном пространстве, без принятия во внимание социальной среды. Все здесь предельно упрощено и стандартизировано, а общество, основанное на этих моделях, является наиболее простым в управлении.

Потребность в крайнем упрощении порождает тенденцию сводить все к количеству, так как, очевидно, что нет ничего более простого, чем количество. В результате большая часть реальности от науки ускользает, в особенности это относится к фактам человеческого порядка, ибо они являются в высшей степени качественными.

4. Парадигма рационализма требует сведения к минимуму "субъективности" в познании. Досадными помехами в работе чистого мыслительного аппарата на пути к чистой объективности становятся человек и человечность. Все "субъективное", собственно человеческое должно быть элиминировано, для чего исследователь занимает позицию стороннего наблюдателя, ограничивающегося рассмотрением причин и следствий возникновения того или иного явления, но не могущего или не желающего понимать его внутренний смысл. Это, в свою очередь, приводит к неорганичному и безличному характеру знания. Подобно тому, как деньги являются сегодня механизированной и безличной стороной зависимости, так и современная наука представляет собой универсалистское, глухое ко всему знание. В связи с этим нелишне напомнить слова В.Н.Лосского, писавшего: "Существуют сферы, где то, что обычно называется "объективностью", есть просто безразличие и где безразличие означает непонимание".

5. Под предлогом гарантий объективности и независимости наука оказывается оторванной от подлинно объективных начал. В результате ее "развитие" сводится лишь к растворению в деталях посредством громоздкого, но бесплодного аналитизма и не сопровождается углублением знания, которое остается чисто поверхностным. Наряду с потерей глубины наука ныне утратила и всякую стабильность, ибо лишенная метафизических первооснов и занятая исключительно постоянно изменяющейся действительностью, она уже не может найти в себе никакой твердой опоры.

6. Закономерной тенденцией научного развития является растущая специализация и дезинтеграция знаний в области экономики и управления. Специализация вызывается таким накоплением детального знания, усвоить которое целиком не представляется возможным. Но детальное знание само по себе не имеет никакой ценности и никак не оправдывает отказ от стоящего значительно выше синтетического знания. Тем более, что рост специальных исследований не соответствует их глубине и уровню философской сознательности, ибо преднамеренная односторонность и узость воззрений неизбежно ведут к односторонности и грубости выводов. Только на путях синтетического знания с элементами прозрений можно решать основные проблемы экономики и управления. Однако, по мнению С.Н.Булгакова, "синтез наук... - не философский, но именно научный же - есть утопия; науке самой не выбраться из эмпирии, в которой все - множественность". Подлинная интеграция возможна только на путях восхождения частных областей знания к высшим метафизическим принципам, а не нисхождения к утилитарно-материалистическому уровню.

7. Согласно рационалистической парадигме одна из главных задач науки - аксиоматически-дедуктивное изложение: "В науках мы работаем с теориями, то есть с дедуктивными системами, которые представляют собой попытку объяснения, а тем самым научного решения проблемы" (К.Поппер). Экономическая наука в самом деле преуспела в описании хозяйственных явлений и их объяснении, но не дошла до понимания. Она широко применяет метод дедукции из некоторых исходных посылок, в действительности нередко представляющих заведомо фиктивные методологические предположения. В результате становится трудным различить, что в полученных выводах действительно научно, то есть составляет констатацию объективного факта и выяснение его внутреннего смысла, а что относится к области тех опасных заблуждений, которые создаются логикой, аргументирующей на ложных посылках. По словам И.А.Ильина "...самое легкое, самое непроизводительное и наиболее импонирующее множеству обывателей есть дедукция (выведение системы из общего логического понятия или закона)..." Добавим, что присущее науке стремление к универсализму и нивелированию нередко позволяет под прикрытием слова "закон" придавать вид необходимости тому, что в действительности ею не обладает, а нижестоящим истинам приписывать ранг высших. В результате появляется возможность открывать законы дюжинами и этим вводить в заблуждение тех, кому предстоит применять их. "... самое трудное, - продолжает И.А.Ильин, - самое скромное и творчески значительное, что делает человека настоящим исследователем, есть созерцающая индукция (опытное описание предмета в его единичных обнаружениях)". А это требует от исследователя определенного смирения перед предметами, исходящего из права последних быть самими собой независимо от наших теоретических ожиданий. Вопреки этому ученые-теоретики часто подгоняют действительность под некоторые доминирующие в современном сознании идеи и видят неправильность и уродство во всем, что не согласно с их разумом. Подлинный ученый ищет указаний не в собственных мыслях, а в самих предметах, ибо действительность гораздо глубже, богаче содержанием и смыслом, чем сухие построения нашего ума. "Настоящая наука начинается с индукции, то есть с непредвзятого свободного наблюдения явлений, природы и людей. От такого наблюдения...мысль осторожно восходит к обобщению... Настоящая наука углубляется интуицией, то есть живым созерцанием, которое, во-первых, вчувствуется в глубину единичного явления. 0и, во-вторых, пытается верно вообразить и восстановить целое, распавшееся во время исследования на детали" (И.А.Ильин). Таким образом поиск цельного знания о хозяйственном бытии требует от науки постоянного анализа живой действительности во всех ее противоречиях, силы созерцания, а не калькуляции, подлинной глубины, а потому преобладания интуитивного мышления над дискурсивным рассуждением.

8. Итак, основной причиной кризиса, переживаемого ныне социально-экономическими науками, является доминирование механической и узкорационалистической логики, насильственно подгоняющей явления хозяйственной жизни под формулу, взятую извне. В противоположность этому органический подход не задается заранее принятою мыслью и определяет формы и основания предметов посредством опыта, наблюдения, глубокого проникновения в их сущность. Составной частью органической методологии является исторический подход, рассматривающий любой хозяйственный феномен как продукт конкретных исторических зависимостей, где прошлое выступает фактором настоящего и будущего. Отсюда вытекает требование недопустимости элиминирования исторического логическим. В связи с этим должно заметить, что никогда еще значение истории для наших наук не выступало с такой непререкаемой ясностью, как сегодня. Органический подход ставит под сомнение существование в экономике универсальных законов и, следовательно, возможность построения общей теории. Н.Я.Данилевский убедительно показал, что даже точные науки носят на себе печать национального характера. Что касается наук общественных, то, по его мнению, "сам объект их существенно национален", то есть национальность здесь проявляется "не только в субъективном, но и в объективном смысле", "общественные науки народны по самому своему объекту" и могут отыскивать лишь частные законы, простирающиеся на более или менее обширную группу обществ. А потому надлежит отрешиться от установления закономерностей в строгом смысле, то есть с реквизитами всеобщности и необходимости, и механической парадигме, апеллирующей к области универсального, абстрактного и количественного, противопоставить органическое воззрение, обращенное к миру реального, субстанционального и качественного.


Морозова И.М., доцент кафедры Макроэкономики







Интересное:


Причины и последствия бегства капитала
Становление финансовой науки как науки о финансах государства
Формирование государственной экономической политики по ограничению и контролю над бегством капитала из России
Пути повышения эффективности валютного контроля как инструмента противодействия бегству капитала
Формирование модели управления развитием малого бизнеса в регионе (на примере ЮФО)
Вернуться к списку публикаций