2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Меркантилизм как предтеча государственного регулирования рыночных отношений



Меркантилизм как предтеча государственного регулирования рыночных отношений


Общепризнанно, что меркантилизм как экономическая политика занимал очень важное место в экономической жизни стран Западной Европы в эпоху, которую можно охарактеризовать как стартовую точку формирования рыночной системы хозяйствования.

Базируясь на союзе городской буржуазии, бюргерства с центральной властью, с владетельными князьями, меркантилизм выражал насущные потребности экономического развития позднего феодализма и интересы нарождавшегося капиталистического класса. Он явился и своего рода идеологическим обоснованием в борьбе против экономического и политического господства феодальных собственников, за свободу хозяйственной деятельности. Хотя тогда «эта свобода понималась не как абсолютная… Изменялась не столько сущность, сколько широта и объем регулирующей власти». Контроль за промышленной деятельностью по-прежнему признавался необходимым, но он постепенно переходил от прежних цехов к более широкой власти, к государству. Поскольку необходимость свободы экономической жизни была вызвана расширением рыночных отношений, то торговля в первую очередь и обратила на себя внимание государства и его регламентирующей деятельности.

Разумеется, проблемы участия государства в хозяйственной жизни общества занимали умы людей с самого зарождения экономической мысли. Однако первые более или менее сложившиеся представления о роли, месте, цели и задачах государственного вмешательства в экономику возникают лишь в XVI–XVII веках, в эпоху первоначального накопления капитала, когда зарождались мануфактуры, расширялись внешние и внутренние рынки, происходила интенсификация денежного обращения. По К. Марксу, «первоначальное накопление… образует предысторию капитала и соответствующего ему способа производства».

Данный исторический период представляет неизменный интерес для историков-экономистов, поскольку в то время происходил процесс формирования в Западной Европе национальных государств, что обусловило существенные изменения в хозяйственной жизни и, соответственно, в содержании экономических знаний. За два последующих столетия дискуссий экономическая мысль проделала гигантский путь от наивной риторики до первых опытов обобщенного видения экономической реальности. Позже этот отрезок в истории экономических учений зарубежных стран, таких как Англия, Италия, Франция, Испания, назовут эпохой меркантилизма (от итал. мercante – торговец, купец).

В отличие от средневековых традиций хозяйствования в период меркантилизма координирующие и регулирующие экономическую жизнь меры государства проявлялись через различные указы, статуты и предписания, т.е. то, что сегодня можно отнести к «нормативной структуре экономических институтов». Независимая экономическая система «попросту не существовала», а «безусловная вера в абсолютную власть просвещенной деспотии еще не была поколеблена даже намеками на демократию» [1].

Меркантилизм порывал с идеями социальной справедливости, моральными сентенциями всякого рода, апелляцией к текстам Священного писания и античным авторам, игнорируя схоластику средневековья. Прежние духовные ценности, созданные средневековой церковью, уступили место индивидуалистскому и рациональному видению мира, восхвалению богатства, достигнутого личными усилиями и бережливостью [2]. Теперь об осуждении торговой прибыли и процента не могло быть и речи, поскольку меркантилисты выдавали им «аттестат первоисточника» национального богатства. Правомерность обмена, в том числе спекуляции, не подвергалась сомнению. В этот исторический период, по мнению известного ученого-институционалиста Р. Хейлбронера, происходило «формирование определенной идеологии, морали, нравственности, психологии, совершенно специфического менталитета людей уже новой эпохи. Процесс этот также был очень долгим, заняв столетия» [3].

С развитием товарно-денежных отношений, ростом купеческого и ростовщического капитала деньги становились главным предметом экономических теорий, а сила государства начала измеряться денежными ресурсами. Характерное для меркантилистов отождествление богатства с деньгами привело их к выводу, что и государство тем богаче, чем больше денег оно имеет. Накопление же денежного богатства общества связывалось с активной ролью государственной власти в экономике.

Ранние меркантилисты Ж. Боден, Б. Даванцати, Г. Скаруффи, А. Узано и др. предлагали осуществлять систему мер, направленных на удержание денег в стране с помощью административного регулирования их оборота. Однако данные предложения были не столько проработаны теоретически, сколько являлись совокупностью эмпирических рекомендаций или набором программных положений для экономической политики государства. В идеях и положениях представителей раннего меркантилизма («монетарная система») основной акцент делался на достижение активного денежного баланса. Суть заключалась в том, что государство стремилось к обеспечению возможно более широкого прилива «монеты» в страну и препятствованию ее оттока из страны.

Это достигалось рядом мер практического характера. Например, устраивались «складочные места», где организовывалась и велась иностранная торговля (в виде ярмарок). Здесь сосредоточивался контроль государства над торговлей. В частности, иностранная монета немедленно сдавалась на монетный двор, где она перечеканивалась в национальную. Применялись и так называемые «статуты истрачивания», в соответствии с которыми всякий иностранец, въехавший в страну, должен был до выезда истратить все деньги, которые он ввез в страну [4].

Ранние меркантилисты настаивали на запрете вывоза денег (золота и серебра), ограничении ввоза заграничных товаров, установлении высоких пошлин, понижении процента на ссудный капитал, надзоре за иностранными купцами и т.д.

Со второй половины XVI века наиболее проницательные представители меркантилизма приходят к пониманию того, что успешное развитие внешней торговли напрямую зависит от хозяйственного положения внутри страны. На смену раннему меркантилизму приходит поздний меркантилизм («мануфактурная система»). Акцент смещается от идеи «денежного баланса» к идее «торгового баланса», в связи с чем упор в экономической политике делается на протекционизм или политику всемерной государственной поддержки национальных производителей и торговцев [5]. Не обходилось и без курьезов. Так, в Англии в конце XVI века действовал установленный свыше порядок, по которому два дня в неделю запрещалось есть мясо – это был «политический пост» в интересах защиты национального рыболовства. Веком позже, в целях поддержки английской суконной промышленности, вышло предписание погребать покойников не иначе как в шерстяном платье.

Новая меркантильная концепция, особенно в ХVII веке, уже не ограничивала развития внутренней торговли, расширения экспорта, допускала в бoльших масштабах импорт иностранных товаров, не ограничивала свободу денежного обращения, не исключала вывоза золота и серебра, поощряла развитие мануфактурной промышленности и особенно ее экспортных отраслей, мирилась с взиманием процентов. На этой концепции и основывался знаменитый принцип: «побольше продавать, поменьше покупать», тогда торговый баланс страны будет активным, и золото само станет притекать в нее без всяких административных мер. И хотя достижение активного торгового баланса не исключало вмешательства государства в хозяйственную жизнь, тем не менее большие надежды стали возлагаться на свободную торговую деятельность купечества, то есть на факторы экономического характера.

В своей сути политика, которая сводилась к ограничению импорта и поощрению экспорта, и меры, направленные на достижение этого результата, с некоторыми модификациями сохраняются и по сей день (протекционистские тарифы на импортируемые товары, квоты, экспортные субсидии, налоговые льготы некоторым экспортерам и т.д.).

О последующем развитии меркантилизма [6], очевидно, можно говорить с учетом расширения в национальных хозяйствах договорных отношений относительно самостоятельных товаропроизводителей. Как представляется, общей тенденцией стал обозначаться переход от статусных отношений субординации и подчинения к нормативно-договорным отношениям между равноправными сторонами (государство - сфера предпринимательства), что высвобождало частную инициативу, способствовало созданию класса свободных товаропроизводителей, росту производства, регулируемому законами спроса и предложения и мотивированному получением максимальной прибыли.

Говоря об историческом значении теории меркантилизма, нужно отметить, что для истории экономической мысли она ценна не только, а может быть, и не столько выводами в отношении экономической политики, сколько развивающимся искусством экономического анализа. Как учение меркантилизм был практичен, приближен к действительности. Его выводы – результат наблюдений, описаний на основе эмпирических данных, хотя и без глубоких теоретических исследований. Поэтому можно сделать вывод, что хотя меркантилизм еще не был собственно экономической наукой - поскольку в теоретическом отношении он был весьма слаб [7], - именно благодаря ему начали формироваться многие научные идеи и понятия. Впервые было предложено теоретическое осмысление роли государства в экономике, определены цели и инструменты государственной экономической политики. Концепция меркантилистов почти целиком была обращена к практике хозяйственной жизни, что позволило выявить некоторые закономерности в области торговли, ссудных операций и денежного обращения.

Очевидную эволюцию претерпело представление о природе главного объекта меркантилистских воззрений - торговли. Для бульонистов (Й.Я. Бехер) [8] торговля была выгодной, если товары из страны вывозились, а вырученные за них деньги возвращались. Соответственно, торговые компании, которые занимались импортными закупками, подвергались осуждению за нанесение ущерба своим странам. Кстати говоря, в полемике с такими взглядами и родилось понятие торгового баланса. Томасом Меном (1571-1641) - богатым английским купцом, одним из директоров Ост-Индской компании, автором теории торгового баланса было введено понятие «общий торговый баланс» страны в отличие от частных торговых балансов, регулирующих отношения с отдельными странами. Т. Мен резонно полагал, что дефициты в торговле с одними странами вполне могут компенсироваться активными сальдо в обмене с другими.

Когда промышленность и торговля процветают, отток денег из страны только оживляет взаимовыгодную торговлю, и сдерживать его - себе в убыток. Сегодня эта мысль звучит банально, однако вплоть до начала XVIII века она воспринималась с трудом. Одним из первых, кто сумел ее четко сформулировать (1713), и был меркантилист и автор произведения «Робинзон Крузо» Д. Дефо: «Выгода - вот чему служит обмен товарами», который «приносит взаимную прибыль торгующим. Именно таков язык, на котором говорят нации друг с другом: Я даю Тебе выиграть от меня то, что Я могу выиграть от Тебя» [9].

Важным моментом явилось осознание кругооборота доходов как фактора усиления внутреннего спроса и стимула экономического роста. В дальнейшем эта идея стала предметом острых дискуссий и обсуждений, уточнялась, обнаруживала новые грани, пока наконец в XX в. не приобрела вид теории эффективного спроса, заняв центральное место в экономическом учении Дж.М. Кейнса.

Заметим, что влияние меркантилистской концепции на другие сферы экономики, помимо торговли и промышленности, было не всегда адекватным. Так, рассматривая деньги как средство для развития отечественной промышленности и торговли, меркантилисты тем не менее не придавали значения привлечению заграничных инвестиций в национальную экономику. Несущественной для них была и проблема безработицы: основной причиной «добровольной безработицы» считались либо леность, либо нежелание работать в цехах или на фабриках.

Критики меркантилизма обратили внимание на то, что стремление к достижению активного торгового баланса дает лишь мимолетный эффект, поскольку приток в страну драгоценных металлов поднимает внутренние цены и доктрина «продать дороже, купить дешевле» оборачивается против самой страны.

Углубленное осмысление этого «механизма золотоденежных потоков» дали Р. Кантильон и Д. Юм. Они указывали, что дополнительное количество золота в отдельной стране повышает уровень внутренних цен относительно других стран. В результате ослабляется конкурентоспособность товаров на внешних рынках, уменьшается объем экспорта и увеличивается объем импорта; разница превышения импорта над экспортом будет оплачиваться оттоком золота. Процесс продолжится до тех пор, пока во всех торгующих странах не установится новое равновесие между экспортом и импортом, соответствующее более высокому предложению золота. А так как внешняя торговля и золото подобны воде в двух сообщающихся сосудах, которая постоянно стремится находиться на одном уровне, политика погони за активным торговым балансом сама себя отменяет[10].

Понимание этих процессов способствовало реализации цели меркантилизма - ослабление экономической мощи соседних государств в той же степени, как и усиление собственной. Меркантилисты не стеснялись проповедовать политику «разори соседа» и выступать за сокращение внутреннего потребления как цели национальной политики.

К слову сказать, суженное понимание внешнеэкономической деятельности как игры с нулевой суммой (выигрыш одного человека или страны является проигрышем другого) было характерно для экономических воззрений до конца XVIII века.



[1] Поланьи К. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля и деньги // THESIS: Весна 1993. Т. 1. Вып. 2. С. 12.

[2] См.: Микроэкономика. Теория и российская практика: Учебник / Под ред. А.Г. Грязновой и А.Ю. Юданова. 2-е изд. М.: ИТД КноРус, 2001. С. 18.

[3] Цит. по: Сорвина Г.Н. Экономическая мысль ХХ столетия: Страницы истории. Лекции. М.: РОССПЭН, 2000. С. 201.

[4] См. подробнее: Лященко П. Указ. соч. С. 12-13.

[5] «Принцип поддержки и защиты отечественного предпринимательства вовсе не означает курса на изоляцию от мирового хозяйства или автаркию. Он лишь предполагает разумное, поэтапное движение к открытости экономики, не допускающее нанесение ущерба национально-государственным интересам страны и предусматривающее разумное использование протекционизма. Через это прошли все страны, являющиеся сегодня высокоразвитыми». См.: Абалкин Л.И. Избранные труды: В 4 т. М.: Экономика, 2000. Т. 4. С. 316.

[6] Е.М. Майбурд предлагает выделять в меркантилизме особую, третью фазу, называемую им «поздней». См.: Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли: От пророков до профессоров. 2-е изд. М.: Дело, 2000. С. 78-79.

[7] См.: Сажина М.А. Научные основы экономической политики государства: Учебное пособие. М.: НОРМА, 2001. С. 14.

[8] «Бульонизм» (от англ. Bullion – слиток золота или серебра) – разновидность меркантилистской политики. В сочинениях бульонистов золото нередко отождествлялось с богатством вообще, а торговля сводилась к своего рода битве за золото. См.: История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М.: Инфра–М, 2000. С. 33.

[9] См.: Lowry S.T. (ed.) Pre-classical Economic Thought. Boston еtc., 1987. P. 158.

[10] См.: Агапова И.И. История экономической мысли: Курс лекций. М.: ЭКМОС, 1998. С. 18.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Внебюджетные структуры поддержки предпринимательства в инновационной сфере экономики
Евразийство
Обеспечение финансовой устойчивости страхового портфеля
Кредитование инвестиционных проектов, как основной фактор привлечения инвестиций в реальный сектор экономики
Изменение существующей структуры государственного долга российских регионов
Вернуться к списку публикаций