2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Институциональные факторы бюджетного кризиса



Институциональные факторы бюджетного кризиса


Выбор приоритетов экономической политики в 1995-1996 годах и его реальные последствия

Таким образом, 1994-1995 годы, на мой взгляд, представляли собой период выбора. Если бы правительство тогда попыталось освободить крупную промышленность от “избыточных” активов, остановить безнаказанный уход от налогов в новом частном секторе, а также удешевить стоимость денежного капитала для предприятий путем допуска на внутренний финансовый рынок крупных зарубежных банков, обладавших достаточной надежностью и репутацией, возможно, российская экономика уже вышла бы из кризиса. Естественно, для этого было необходимым комплексное понимание существа проблем, с которыми столкнулись предприятия, – в том виде, в каком оно было описано выше.

К сожалению, в правительстве в тот период такого понимания не было. Более того, его не было и у разработчиков идеологии либеральных реформ в лице Е.Т.Гайдара и его ближайших сотрудников. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно пролистать аналитические обзоры ИЭППП за 1995-1996 годы, в которых нарастание задолженности по налогам в 1995 году объяснялось сугубо идеологическими мотивами. По мнению Гайдара и его коллег, “красные директора” специально не платили налоги, рассчитывая на списание всех задолженностей после победы КПРФ на парламентских и президентских выборах [1].

Своеобразный исторический парадокс заключался в том, что практически все высказанные выше идеи (о барьерах выхода предприятий с рынка, существующих в крупной промышленности; о масштабном уклонении от уплаты налогов через использование неучтенных наличных; о рациональности возникновения бартера, основанной на высокой альтернативной стоимости денег) были сформулированы в том же 1995 году людьми, которые входили тогда в ближайшее окружение Е.Т.Гайдара [2]. Фактически было достаточно наложить эти идеи друг на друга и сопоставить их с имевшейся в ИЭППП объективной информацией. Однако на деле некоторые из этих идей были оставлены без внимания, другие же (в частности, объяснение возникновения бартера, данное С.В.Малаховым) вызвали активное неприятие, поскольку они не "вписывались" в избранную ИЭППП теоретическую концепцию переходной экономики в России. Таким образом, на мой взгляд, в 1995 году идеологи либеральных реформ могли, но не захотели понять реальных процессов, происходивших в российской экономике.

Вместо этого был сделан другой выбор. Не перекрывая каналы ухода от налогов в новом частном секторе и не предпринимая радикальных мер по сокращению государственных расходов, правительство в 1995 году в целях неинфляционного финансирования бюджетного дефицита стало активно расширять заимствования на рынке капитала. Затем в 1996-1997 годах после переизбрания Б.Н.Ельцина на второй срок правительство для решения налоговых проблем попыталось усилить давление на крупную промышленность, – по-прежнему игнорируя уход от налогов в новом частном секторе. При этом лишь в 1997 году в рамках начатой реформы предприятий были сделаны первые шаги по освобождению предприятий от избыточных активов, по реструктуризации налоговой задолженности, по созданию более благоприятных условий для предприятий, которые пытались развивать свою технологическую и организационную структуру. Тем не менее, в целом реформа предприятий оставалась периферийным направлением экономической политики.

В комплексе все эти меры привели к тому, что в экономике было законсервировано “плохое” равновесие. Масштабные заимствования правительства вновь искусственно увеличили спрос на денежный капитал, повысили его альтернативную стоимость и сделали неэффективным для производственных предприятий возврат денежных оборотных средств в основной бизнес [3]. Это обусловило дальнейшее затягивание “бартерной петли”, душившей промышленность, а также привело к новому росту налоговых неплатежей. Угрозы начать процедуру банкротств, периодически звучавшие со стороны правительства, в этих условиях объективно стимулировали лишь изъятие капитала из производственных предприятий и его полулегальный экспорт [4].

При этом существенное снижение процентных ставок, достигнутое к середине 1997 года за счет расширения заимствований правительства за рубежом, уже мало что значило, – поскольку этого было недостаточно для оздоровления системы расчетов, а без решения данной проблемы экономический рост был практически не возможен. Соответственно, невозможно было и то расширение налоговой базы, которое в нормальной экономике является результатом кейнсианской политики стимулирования спроса на основе роста государственного долга и которое одновременно позволяет правительству в будущем периоде погасить свою сегодняшнюю задолженность. И поэтому, вопреки мнению А.Б.Чубайса, разразившийся в конце 1997 года азиатский финансовый кризис лишь ускорил логическое развитие событий. Даже без изменения конъюнктуры на мировых финансовых рынках Россия все равно неизбежно пришла бы к бюджетному кризису. Данный результат фактически был запрограммирован тем выбором, который был сделан в 1995 году.


Литература

Вороновицкий М.М. и Щербаков А.В. (1998) "Модель поведения предприятия-монополиста, оперирующего на денежном и бартерном рынке своей продукции." Экономика и математические методы, 1998, №3.

Гуриев С. и Икес Б. (1999) "Бартер в деятельности российских предприятий: мифы и факты." Обзор экономики России, II, 1999, с.11-25.

ИВЗ (1999) Тупики безденежной экономики. М.: Московский центр Института "Восток-Запад", Гендальф, 1999.

Карпов П.А. (1998) "Как нам восстановить платежеспособность российских предприятий?" Российский Экономический Журнал, 1998, №4, с.52-65.

Леденева А. (1999) "Теневой бартер: повседневность малого бизнеса" // Неформальная экономика: Россия и мир (под ред. Т.Шанина). М.: Логос, 1999, 292-310.

Малахов С. (1997) "Трансакционные издержки в Российской экономике". Вопросы Экономики, 1997, №7, с.77-86.

МБК (1998а) "Жизнь взаймы." Эксперт, 1998, №8, с.12-18.

МБК (1998б) "On the Causes of Low Rate of Tax Collection, Origin of the Payment Crisis and Prospects for Restoration of Solvency in the Russian Enterprise Sector." Russian Economic Barometer, Vol.VII, №3, р.15-36, №4, р.26-50.

Полтерович В.М. (1998) "Институциональные ловушки и экономические реформы." Препринт №98/004 - М., РЭШ, 1998.

Синельников С.Г. (1995) Бюджетный кризис в России: 1985-1995 гг. М.: «Евразия», 1995.

Струченевский А. (1999) "Макроэкономические предпосылки финансового кризиса 1998г." Экономический журнал ВШЭ, 1999, №1, с.82-100.

Яковлев А.А. и Глисин Ф.Ф. (1996) "Альтернативные формы расчетов в народном хозяйстве и возможности их анализа на основе методов субъективной статистики." Вопросы статистики , 1996, №9, с.21-31.

Яковлев А. (1998) "Система расчетов и платежей предприятий." // Частный бизнес: становление и развитие в регионах России. М.: МАЦ, ИСАРП, 1998, с.95-104.

Яковлев А. (1999) "Экономика "черного нала" в России: механизмы, причины, последствия." // Неформальная экономика: Россия и мир (под ред. Т.Шанина). М.: Логос, 1999, с.270-291.

Aukutsionek S. (1998) "Industrial Barter in Russia." Communist Economies and Economic Transformation, Vol.X, N2, p.179-188.

Сommander C. and Mumssen C. (1998) "Understanding barter in Russia." EBRD (working paper 37).

Commander C. and Dolinsraya I. (1999) "Non-monetary transacting: its origins and effects in Russia. Mimeo. EBRD, London Business School and University of Cambridge.

Cowell, F.A. (1985) "The economic analysis of tax evasion." Bulletin of Economic Research, vol.37, no.3, pp.163-193

Freinkman L.M. & Starodubrovskaya I. (1996) "Restructuring of Enterprise Social Assets in Russia: Trends, Problems, Possible Solutions." - IIASA, WP-96-052, May 1996.

Gaddy, C. and Ickes, B.W. (1998a) "To restructure or not to restructure: informal activities and enterprise behavior in transition." Mimeo, Pennsylvania State University.

Gaddy, C. and Ickes, B.W. (1998c) "Russia"s Virtual Economy." Foreign Affairs, vol. 77, no. 5, p.53-67.

Tanzi, V. (1993), ed., Transition to the market. Studies in fiscal reform. Washington, IMF, 1993.

Thuronyi, V. (1996), ed., Tax law design and drafting, Washington, IMF, 1996.

Woodruff, D. (1999) Money unmade. Barter and the fate of Russian capitalism. Ithaca and London, Cornell university press, 1999.



[1] См. ИЭППП (1996)

[2] См. Freinkman & Starodubrovskaya (1996), Синельников (1995), Малахов (1997). Идея о барьерах выхода с рынка была высказана И.В.Стародубровской в феврале 1996 года на семинаре, организованном Международным институтом прикладного системного анализа (IIASA) в г.Лаксенбург, Австрия.

[3] Формальное описание сказанного см. на рисунке 6 в приложении.

[4] Этими обстоятельствами, на мой взгляд, отмечается своеобразный парадокс ускорения темпов вывоза капитала и нарастания просроченной задолженности по налогам после победы Б.Н.Ельцина на выборах 1996 года, когда, казалось бы, политические риски должны были снизиться. Соответствующие количественные оценки см. в работе Струченевский (1999).



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


О трансфертном ценообразовании
Формирование русской школы финансовой мысли
Внебюджетные структуры поддержки предпринимательства в инновационной сфере экономики
Государственный долг, как экономическая категория. Сущность, формы и структура государственного долга субъектов Российской Федерации, его основные характеристики
Научно-технический прогресс и экономическая эффективность научных исследований
Вернуться к списку публикаций