2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Вопросы занятости при новой модели экономики США



Вопросы занятости при новой модели экономики США


Последнее десятилетие XX века войдет в анналы американской истории как период одного из самых продолжительных экономических подъемов США. Устойчивые темпы роста промышленного производства и сферы услуг, индексов фондового рынка в сочетании с низким уровнем инфляции (примерно 2% в год) и безработицы (менее 5%) интерпретируются рядом зарубежных экспертов как наступление "золотого века" или "новой модели американской экономики".

На фоне вялого экономического развития остальных промышленно развитых стран мира "рывок" США нельзя объяснить только действием объективных циклических факторов воспроизводства капитала в условиях быстро растущего инновационно-технологического потенциала современной научно-технической революции. Также не совсем убедительным представляется аргумент, что это результат того, что в американской экономике бурное развитие получила сфера услуг. Но нельзя и отрицать особой роли этой сферы, в частности ее финансового сектора, в качестве ускорителя тех изменений, которые происходят в 90-е годы как в национальной экономике США, так и в позициях страны в современной мировой экономической системе.

В то же время следует отметить, что возможности традиционных статистических методов оценки значения той или иной сферы американской экономики не позволяют в полной мере определить, например, в какой степени они подвержены воздействию научно-технического процесса. Так, в 90-е годы ежегодные темпы роста производительности труда в обрабатывающей промышленности США превышали 3%, в то время как в сфере услуг составили менее 1%. Тем не менее наиболее обоснованным подходом к исследованию американского феномена 90-х годов представляется многофакторный анализ его причин.

Во-первых, рост производительности труда, прежде всего в реальном секторе, достигается за счет наиболее полного использования имеющихся мощностей, рационального использования различных форм частичной занятости рабочей силы (неполной, временной), сдерживания роста заработной платы и сокращения числа наемных работников, в частности управленческого персонала, вследствие постоянно проходящих между корпорациями взаимных слияний и поглощений.

Во-вторых, что касается сферы услуг, то рост производительности труда здесь нередко выражается не в традиционных показателях, а проявляется косвенно - в самом качестве и разнообразии предоставляемых услуг. Так, например, замена одного банковского служащего-оператора на банкомат дает возможность свободного круглосуточного доступа клиента к своим деньгам, но этого нельзя отразить в национальных показателях роста производительности труда в сфере услуг.

Полоса слияний и поглощений, охватившая практически все сферы американской экономики, - одно из ярких проявлений приспособления крупнейших американских корпораций к процессу глобализации экономики, которая определенным образом отражается на проблеме занятости в США. С одной стороны, это связано со все более возрастающими требованиями к образовательному цензу и профессиональной подготовке наемных работников, а с другой - с отсутствием гарантий постоянной занятости.

Реструктуризация идет прежде всего в крупнейших американских промышленных и финансово-банковских структурах и, как правило, ведет к массовым увольнениям, росту социальной напряженности. Американский экономист Д. Родрик, преподаватель Гарвардского университета, в своей книге "Зашла ли глобализация слишком далеко?" приходит к выводу, что создание международного производства, перенос целых финансово-производственных комплексов за рубеж ведет к потере рабочих мест в стране базирования глобальной корпорации, нарушает "сложившийся баланс между трудом и капиталом", создает серьезные трудности при проведении государственной политики в сфере социальных гарантий [1].

Следует особо подчеркнуть, что США, широко представленные именно крупнейшими корпорациями и финансово-инвестиционными группами, сумели удачно приспособиться и извлечь наибольшие выгоды из развернувшегося процесса глобализации, меняющего качественным образом в последнее десятилетие всю структуру мировой экономики. Сегодня основу мировой экономики составляет уже не система международных экономических отношений, а международное производство ("производство без границ, ориентированное на потребителя во всех уголках земного шара"), мировой рынок капитала, рабочей силы, мировое научно-техническое пространство.

Транснациональные корпорации и транснациональные банки США, многие из которых впоследствии стали международными, сильно опередили и быстро потеснили своих западных конкурентов, приступив уже в 80-х годах к реструктуризации в глобальных масштабах. Именно американские транснациональные корпорации и банки первыми увидели в ней самый доступный способ скорейшего укрепления своей пошатнувшейся конкурентоспособности и приспособления к жесткому соперничеству на мировом рынке. Реструктуризация в глобальных масштабах означает не только технико-производственную, организационно-финансовую перестройку американских корпораций и банков. Она неизбежно сопровождается увольнениями рабочих и служащих в одних отраслях экономики и созданием новых рабочих мест в других. Проводя реструктуризацию, американцы воспользовались очевидным преимуществом перед другими западными странами, а именно мобильным и "гибким рынком рабочей силы", при котором средний американец за свою трудовую жизнь нередко меняет несколько специальностей и даже профессий, меняя к тому же и место жительства.

Крупнейшие международные корпорации и банки ("Ай-Би-Эм", "Ай‑Ти-Ти", "Чейз-Манхэттен бэнк", "Ксерокс", "Сирс" и др.) в течение 1990-1995 гг. уволили порядка 280 тысяч рабочих и служащих. В результате слияния в 1996 г. "Чейз-Манхэттен бэнк" и "Кэмикэл бэнк" было объявлено о предстоящем увольнении 10% персонала, главным образом среднего управляющего звена. Последняя реорганизация "Ай‑Ти-Ти" в том же году (ее разделение на три самостоятельные компании) привела к необходимости сокращения более 70 тысяч работников коренной корпорации. В целом за период 1983-1996 гг. число занятых в "Ай-Ти-Ти" и компаниях-наследниках (называемых в США "бэби-Белл'з" по имени основателя лаборатории по массовой телефонизации страны) сократилось в три с лишним раза (с 967 тысяч до 277 тысяч человек).

Проблема социальной неустойчивости, угроза безработицы, отсутствие гарантий постоянной занятости в случае изменения экономической конъюнктуры неизбежны и представляют собой своеобразную плату общества за экономический подъем. Один из ведущих экономистов США, директор центра по изучению глобальной экономики инвестиционного банка "Морган Стэнли" С. Роч, анализируя потери рабочих мест в результате проводимой реструктуризации экономики и жесткой кредитно-денежной политики американской администрации, отмечает, что на сегодняшний день оказалась "разорванной ткань социального контракта, который в течение длительного времени сдерживал силовую борьбу между рабочими, менеджерам и избранными во властные структуры политиками" [2].

Реструктуризация американской экономики в условиях подавленной инфляции, за уровнем которой пристально следят руководители Федеральной резервной системы, привела к буму на финансовом рынке, резкому подъему рыночной стоимости акций ведущих корпораций, повышенному спросу на облигации, другие ценные бумаги, широкому использованию новых производных финансовых институтов (деривативов), активизации деятельности пенсионных и страховых фондов. В ряде регионов страны, в частности в Силиконовой долине в Калифорнии, где действует примерно шесть тысяч фирм, специализированных на высоких технологиях (производство компьютерной техники и программного обеспечения), вознаграждение наемному персоналу частично выплачивается в виде опционов и акций нанимающих фирм. Это выгодно как для персонала, становящегося в этом случае собственником фирмы, на которой работает, так и для фирмы, одновременно получающей и дополнительные источники финансирования, и новые мотивы стимулирования производительности труда.

На рубеже XX-XXI веков американская экономика как бы иллюстрирует вывод, сделанный известным английским экономистом П. Норманом о том, что глобализация в течение года уничтожает одно из десяти рабочих мест, но и в то же время создает занятость в таких же масштабах [3]. По данным ЮНКТАД, в мире каждый десятый наемный работник (за исключением сельскохозяйственного производства) занят на предприятиях транснациональных корпораций. В промышленно развитых странах этот показатель значительно выше - в них уже каждый пятый работник занят на предприятиях ТНК.

В 90-е годы за счет высокой экономической конъюнктуры (среднегодовой рост ВНП в США составил 2,8%, в Японии – 1,4%, Европейском сообществе – 1,7%) американская администрация пытается смягчить "социальные издержки", в частности за счет создания новых рабочих мест при постоянном сдерживании роста реальной заработной платы наемных работников. Действительно, по оценке английской "Файнэншл таймс", в США за последние пять лет было создано около 12 миллионов новых рабочих мест, тогда как в Западной Европе за этот же период рабочих мест почти не прибавилось. В целом же с 1980 по 1995 г. общая занятость в США увеличилась почти на четверть - 24%, в то время как в Японии на 17%, а в странах Европейского сообщества всего на 2%.

Известно, что современная научно-техническая революция - компьютеризация, внедрение высоких технологий в сфере информатизации, автоматизация различных видов деятельности – сопровождается непременным сокращением занятости, особенно в традиционных профессиях. Однако ряд иностранных экспертов полагают, что так же, как действует так называемый закон Мура, согласно которому за определенный период времени соответственно возрастает мощность компьютеров, так и научно-техническая революция устраняет примерно столько же рабочих мест, сколько создает новых.

В середине 70-х годов еще никто профессионально не занимался созданием компьютерных программ. Ныне только в отраслях компьютерного программного обеспечения занято около 10 миллионов американцев. Еще всего пять лет назад почти не ощущалась потребность в специалистах по деривативам и компьютерному дизайну. За последние годы киноиндустрия США создала больше рабочих мест, чем автомобилестроение, фармацевтика и гостиничный бизнес вместе взятые.

Таким образом, в отличие от стран Западной Европы с их системой "жесткого рынка рабочей силы", где реструктуризация сопровождается резкими скачками уровня безработицы (например, в Германии – около 4,5 миллиона человек), растущей массовой неполной занятостью (Япония), Соединенные Штаты, используя "гибкий рынок рабочей силы", методы кредитного денежного регулирования и сдерживания инфляции, сумели включиться в процесс глобализации с солидным запасом прочности: благоприятная экономическая конъюнктура, повышающийся долларовый курс, высокие темпы роста производительности труда, превосходство в объемах заграничных прямых капиталовложений.

Однако вывод о том, что глобализация имеет своими последствиями только дальнейшее укрепление лидирующих позиций американских корпораций в мировой экономике, представляется несколько односторонним. Необходимо видеть и ту высокую цену, которую приходится платить трудовым слоям населения США за проведение этой реструктуризации и обретение американскими компаниями статуса глобальных корпораций.

Американские экономисты единодушны в том, что механизм распределения национального дохода между различными слоями населения за последние два десятилетия дает сбой: растет поляризация общества – богатые становятся еще богаче, а бедные еще беднее. Национальная статистика отмечает падение темпов роста доходов населения по сравнению с соответствующим предшествующим периодом, а также падение реальной заработной платы определенных категорий рабочих. Упоминавшийся ранее американский экономист С. Роч подчеркивает, что реструктуризация и глобализация экономики США в 90-е годы сильно усугубила социальные противоречия, существовавшие в американском обществе, – интересам трудовых слоев населения нанесен серьезный ущерб. В статье, опубликованной в "Файнэншл таймс" под заголовком "Растущий гнев глобальной деревни" (под "деревней" подразумеваются наемные работники), он пишет о том, что "предпринимательские доходы вздымаются вверх, уровень дохода на вложенный корпоративный капитал самый высокий с 1929 г., однако реальная заработная плата фактически стагнировала в течение почти 15 лет" [4].

Такова жесткая социальная плата общества за переход к новой экономической модели в стране, дальше всех продвинувшейся на пути глобализации своей экономики.

Литература

1. Rodrik D. Has Globslisation Gone too Far? Institut for International Economics. 1997.

2. Financial Times. 1997. July 3. P. 12.

3. Financial Times. 1994. September 30. P. 31.

4. Financial Times. 1997. July 3. P. 12.







Интересное:


Вопросы повышения эффективности бюджетного регулирования
Некоторые особенности финансовой системы России в сравнении с Западной Европой
О субъектно-деятельностном аспекте трансформационного процесса
К вопросу об общих условиях и пределах осуществления предпринимательской деятельности некоммерческими организациями
Особенности управления государственным долгом в российских регионах
Вернуться к списку публикаций