2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяЭкономика и финансы — Всемирная торговая организация в мировой экономике и перспективы вступления России в ВТО



Всемирная торговая организация в мировой экономике и перспективы вступления России в ВТО


Начало ХХI столетия несет в себе как новые тенденции, направления и формы развития современной мировой экономики, связанные прежде всего с ее растущей глобализацией, так и новые проблемы и противоречия. Процесс глобализации мировой экономики предъявляет качественно новые требования к системе международных организаций, прежде всего к тем из них, которые фактически являются организациями общемирового, глобального масштаба.

Существенную, во многом определяющую роль в процессе глобализации мировой экономики играет Всемирная торговая организация (ВТО – World Trade Organization, WTO), ставшая правопреемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ – General Agreement on Tariffs and Trade, GATT). ГАТТ/ВТО уже более полувека (начиная с 1948 г.) оказывают все возрастающее воздействие на международную торговлю. При этом доля стран – членов ГАТТ/ВТО в мировой торговле товарами неуклонно возрастала: в 1948 г. на них приходилось 60,4%, а в 2000 г. – уже 90,7% мирового экспорта товаров, по мировому импорту товаров – соответственно 52,9 и 92,0% [1]. С учетом принятия в ноябре 2001 г. на конференции ВТО в Дохе (Катар) в состав этой организации КНР и Тайваня доля стран – участниц ВТО в мировой торговле товарами увеличивается почти до 95%.

Можно сказать, что на протяжении этих пяти десятилетий в значительной мере была преодолена тенденция к усилению протекционизма, господствовавшая в период между двумя мировыми войнами, а частично и после второй мировой войны. Результатом явился динамичный рост международной торговли - с 1948 по 2000 г. мировой экспорт товаров увеличился с 346 млрд долл. до 6 346 млрд долл., то есть более чем в 18 раз. Его среднегодовой темп (около 7%) более чем в 1,5 раза опережал темп роста мирового производства (около 4%) [2].

Однако за эти полвека ВТО не только увеличила свою долю в мировой торговле товарами – она распространила свою деятельность на международную торговлю услугами, а также связанные с торговлей права интеллектуальной собственности, инвестиционные меры и др. После Уругвайского раунда (1986–1994 гг.), когда была создана ВТО, она базируется уже не только на ГАТТ (в редакции 1994 г.), но и на ряде других соглашений – Генеральном соглашении по торговле услугами (GATS –ГАТС), соглашениях по связанным с торговлей правам интеллектуальной собственности (TRIPS – ТРИПС) и инвестиционным мерам и др.

Как отметил 2 января 2002 г. в своем новогоднем послании правительствам стран - участниц ВТО генеральный директор этой организации Майк Мур, «прошлый год был действительно выдающимся годом для Всемирной торговой организации, может быть, наиболее значительным в нашей короткой истории… Я думаю, что мы можем сейчас с уверенностью утверждать, что мы действительно получили рождение ВТО. Сейчас это не старый ГАТТ с немногими символическими жестами в направлении новой глобальной реальности, и лучше отражаются новые потребности нашего более широкого членства…» [3].

Однако к началу ХХI cтолетия ВТО не удалось разрешить всех противоречий и проблем международной торговли. Напротив, появились новые проблемы, связанные, в частности, с глобализацией мировой экономики, которая помимо позитивных несет в себе и негативные черты. Свидетельством подобных негативных аспектов явился финансовый кризис 1997-1998 гг., потрясший ранее, казалось бы, наиболее благополучный регион развивающихся государств – новые индустриальные страны Восточной и Юго-Восточной Азии, а затем перекинувшийся на другие регионы мира. Для 2001 г. в целом характерна значительно худшая динамика мировой экономики, чем в 2000 г.

Не случаен в связи с этим и тот факт, что именно ВТО оказывается одним из основных объектов критики со стороны антиглобалистов (что проявилось особенно отчетливо в декабре 1999 г. в Сиэтле, где фактически была сорвана сессия ВТО, в сентябре 2000 г. в Праге во время ежегодной сессии международных финансовых организаций и летом 2001 г. в Генуе во время встречи руководителей восьми ведущих стран мира («G-8»).

Отмечая неоднозначность оценок деятельности ВТО, следует подчеркнуть, что в настоящее время существует целое направление, объединяющее теоретиков и политиков-практиков, выступающих против либерализации международной торговли и того доминирующего положения, которое в этом процессе занимает не только ВТО, но и другие международные экономические организации. По их мнению, либерализация международной торговли ухудшает экономическое положение беднейших слоев населения в развивающихся странах, ведет к дальнейшему перераспределению «глобального мирового дохода» в пользу стран «золотого миллиарда», открывает доступ к достижениям НТП лишь крупнейшим ТНК и ведущим странам мира.

Несмотря на определенную маргинальность подобной позиции, она вместе с тем не лишена оснований и опирается на вполне реальные процессы, протекающие в рамках глобализирующейся мировой экономики. Действительно, в своей реальности современная мировая экономика не оставляет иллюзий по поводу свободной конкуренции, равных экономических условий для всех субъектов мирового хозяйства. Одним из наиболее крупномасштабных противоречий современного мира фактически становится противоречие между группой ведущих индустриально развитых стран, которые стремятся формировать «новый мировой порядок», и всеми остальными странами, которые «не вписываются» в ядро мировой экономики и составляют ее периферию.

Очевидно, что эти обстоятельства должна учитывать наша страна, оценивая возможности и перспективы своего вступления в ВТО, хотя в принципе вопрос о вступлении или невступлении России во Всемирную торговую организацию в настоящее время уже, по существу, не стоит. Как заявил на выездной сессии Всемирного экономического форума 2001 г. в Москве президент РФ В.В. Путин, «мы твердо приняли решение двигаться в направлении вступления в ВТО, и это решение будет реализовано» [4].

Действительно, необходимость вхождения в эту организацию осознается практически всеми участвующими в дискуссии по данному вопросу. Речь идет сейчас о сроках и условиях вхождения в ВТО. Если Россия не включится в то глобальное конкурентное пространство, которое уже охвачено в настоящее время ВТО (особенно после принятия решения о вступлении во Всемирную торговую организацию Китая), то реальной для нашей страны окажется перспектива превратиться в изолированную и в значительной степени замкнутую экономическую систему, обменивающую главным образом топливно-сырьевые товары низкой степени первичной обработки по все ухудшающимся условиям на наукоемкие товары и интеллектуальные услуги с высокой долей добавленной стоимости, создаваемые в странах, где активно развивается современная «новая экономика». Очевидно, что подобная перспектива никого в России устроить не может (в том числе и представителей корпоративного бизнеса, работающего в отраслях топливно-энергетического комплекса и в сырьевых отраслях, если они, разумеется, строят планы перспективной экономической политики).

Однако при вступлении в ВТО должны быть в максимальной степени учтены интересы всех сфер экономики России. Поэтому, подтвердив решимость РФ присоединиться к ВТО, В.В. Путин отметил, что все действия в указанном направлении будут сопоставляться с интересами национальной экономики. В частности, подчеркнул он, «мы не согласимся ни при каких обстоятельствах на вступление в ВТО на нестандартных условиях» [см. 4].

При решении проблемы вступления России в ВТО предстоит решить целый комплекс сложных вопросов, по которым интересы представителей различных сфер отечественного бизнеса, государственной власти, широких слоев населения нередко не совпадают. Фактически ключевым на переговорах о вступлении России в ВТО является вопрос о пределе тех уступок со стороны РФ, перейдя через который она уже не сможет компенсировать потери от присоединения к ВТО полученными от этого выгодами. Для этого необходим детальный анализ ситуации, складывающейся в различных секторах экономики страны.

В настоящее время можно вполне определенно назвать отрасли, которые объективно выигрывают от вступления России в ВТО. В их числе, в частности, черная металлургия и химическая промышленность, испытывающие наибольшие проблемы в связи с постоянно возбуждаемыми против предприятий этих отраслей антидемпинговыми процедурами. С другой стороны, есть и сферы отечественной экономики, в которых в результате вступления в ВТО возникнут весьма сложные проблемы: автомобилестроение, сельхозмашиностроение, гражданская авиационная промышленность, целый ряд других отраслей промышленности (прежде всего связанных с замещением импорта), банковская и страховая деятельность и т.д. Учитывая то, что национально-государственный интерес так или иначе синтезирует в себе противоречивое единство широкого спектра отраслевых и секторальных интересов, а также интересов широких слоев населения (выступающих и в качестве производителей, и в качестве потребителей), вопрос о комплексной оценке результатов вступления России в ВТО представляется весьма сложным.

Так, нельзя не учитывать, что некоторые существующие в настоящее время подходы к оценке последствий вступления России в ВТО несут в себе отпечаток т.н. «паразитарной» или «тепличной» модели, характерной для некоторых отраслей отечественной промышленности. Например, несмотря на то, что автомобилестроение России уже около десяти лет защищено высокими импортными таможенными пошлинами на конкурентную иностранную продукцию, существенных качественных сдвигов в отечественном автомобилестроении не произошло.

За последнее время российской стороной уже накоплен значительный опыт сотрудничества с т.н. рабочей группой ВТО по России. В 2001 г. в этой рабочей группе принимали участие 62 страны из 144 (на декабрь 2001 г.) стран - участниц ВТО. По существу, это свидетельствует о том, что у остальных стран - участниц ВТО уже отсутствовали какие-либо претензии к РФ. При этом имела место весьма существенная дифференциация по объемам и жесткости требований отдельных стран. Некоторые члены указанной группы вели переговоры по двум-трем видам товаров. Однако, например, с США или со странами ЕС переговоры велись по всем позициям.

На прошедших в декабре 2001 г. переговорах в Женеве российская сторона получила согласие всех стран - членов ВТО начать с 2002 г. обсуждение главного документа о вступлении РФ в ВТО - доклада рабочей группы, где будут четко оговорены все права и обязанности России. Первый раздел этого доклада посвящен экономическому и торговому режиму вступающей в ВТО страны; второй - обязательствам, которые она берет на себя; в третьем разделе рассматриваются вопросы, связанные с приведением законодательства данной страны и практики его применения в тот вид, который был бы приемлем для ВТО. В частности, Россия должна привести таможенное регулирование в соответствие с правилами ВТО (второй раздел доклада). России необходимо будет также пересмотреть целый ряд ранее принятых законодательных актов - Таможенный кодекс, Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» (противоречащий в некоторых аспектах TRIMS), Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» и некоторые другие (это относится к третьему разделу доклада).

Существенно то, что взятые на себя обязательства вступившая в ВТО страна должна начать выполнять сразу же с момента присоединения к организации. Важное значение для России будут иметь и приложения к докладу, относящиеся, в частности, к обязательствам России по доступу на рынок товаров и услуг и субсидиям сельскому хозяйству.

При решении практических проблем вступления России в ВТО следует, по нашему мнению, руководствоваться принципом - стремиться к вступлению в ВТО, но не форсировать этот процесс искусственно (к чему активно призывали в декабре 2001 г. руководители США и Европейского Союза, обещавшие «похлопотать» за это), не идти на невыгодные для России в целом и ее отечественного бизнеса уступки.

Пример Китая, вступившего в ВТО в конце 2001 г., свидетельствует об имеющихся в данной области проблемах. Китай был принят в ВТО с 200 существенными оговорками. В частности, КНР должна полностью открыть свой внутренний страховой рынок для иностранных инвесторов и отменить особые условия инвестирования в специальных (особых) экономических зонах, сыгравших свою значительную роль в экономическом развитии страны. В течение 15 лет Китай не будет считаться страной с рыночной экономикой, а значит, не сможет применять защитные антидемпинговые процедуры и обращаться в т.н. Roster (квазиарбитражный суд ВТО). Тем самым страна оказывается лишенной одного из ключевых прав вновь принятых членов ВТО (особенно развивающихся стран). ВТО также будет осуществлять мониторинг китайского законодательства в экономической области и практики регулирования экономики с точки зрения их соответствия задачам, поставленным перед КНР при его приеме. В связи со вступлением Китая в ВТО снижаются импортные пошлины на сельскохозяйственную продукцию, что в сочетании с ожидаемым замедлением темпов роста ВВП страны может привести к обострению проблемы занятости, прежде всего в сельской местности.

С этой точки зрения позиция российской стороны на декабрьских (2001 г.) переговорах в Женеве в целом заслуживает положительной оценки. На переговорах удалось согласовать позиции по 80% промышленных тарифов и найти «точки соприкосновения» по сельскому хозяйству, проблемам законодательства и сфере услуг. На переговорах противоположной стороне были представлены все принятые Государственной Думой РФ законы, а также законы, готовящиеся к принятию, соответствующие нормам Всемирной торговой организации.

Острым остается вопрос о тарифных ставках на авиационную технику. Несмотря на то что подписание соглашения по авиатехнике не является обязательным при вступлении в ВТО, администрация США настаивает на присоединении России к этому соглашению. Если таковое будет подписано, РФ должна будет снять тарифные барьеры на самолеты и комплектующие к ним. В настоящее время Россию такие уступки не устраивают.

Кроме этого самыми сложными вопросами на переговорах остаются: таможенное соглашение; соглашение по техническим барьерам в торговле (ТБТ); соглашение по санитарным и фитосанитарным мерам (СФС).

Непросто идут и переговоры в области сельского хозяйства со странами так называемой Кернской группы, участницы которой (Австралия, Новая Зеландия, Бразилия, Аргентина) отказываются идти на реальные компромиссы в области сельскохозяйственных государственных субсидий. Они выступают за полную ликвидацию всех экспортных субсидий и внутренней государственной поддержки сельскохозяйственных производителей. Эту позицию поддерживают и США, что вызывает закономерное противодействие российской стороны [5].

К числу наиболее сложных проблем на переговорах относится и вопрос о доступе на российский рынок иностранных услуг. В этих переговорах в декабре 2001 г. участвовали 15 стран - членов ВТО, в то время как некоторые члены ВТО (в частности, страны ЕС) еще не предоставили своих встречных предложений.

Обращает на себя внимание тот факт, что классификация услуг содержит 160 основных секторов, однако на практике обсуждается лишь восемь ключевых сфер услуг, которые вызывают наибольший интерес у зарубежных партнеров (банковское дело, страхование, аудит, юридические услуги, телекоммуникации, образование, медицина и транспорт). Иностранные партнеры на переговорах требуют снятия ограничений на деятельность в РФ своих аудиторских и юридических компаний, врачебную практику и т.д. Сохраняются расхождения с иностранными партнерами по транспортным услугам (прежде всего в морском судоходстве и авиаперевозках).

Новые обстоятельства в переговорах России о вступлении в ВТО возникают в связи с принятием в эту организацию Китая, который может выступить с целым рядом требований в адрес России. Так, лишенный права обращаться в Roster, Китай может попытаться подстраховаться и поставить вопрос об открытии Россией при вступлении в ВТО своего рынка для китайского текстиля, игрушек и других товаров широкого потребления.

В целом в настоящее время необходим комплексный анализ всех «pro» и «contra» вхождения России в ВТО и сроков осуществления этого процесса. Поэтому принципиальное значение приобретает ясность и определенность стратегического подхода Правительства РФ по вопросу о том, какие отрасли и виды производства рассматриваются им в качестве «точек роста» экономики страны и заслуживающими всесторонней ресурсной и протекционистской поддержки.

На наш взгляд, в этой области со стороны Правительства РФ проявляется непоследовательность и нередко отсутствие четкой позиции.

Примером такого рода является ситуация в авиационной промышленности России.

В результате обвального экономического спада в 1991-2000 гг. объем пассажирских перевозок в России сократился в три раза, а услугами гражданской авиации к 2000 г. пользовались лишь 3% населения. Однако, по оценкам специалистов гражданской авиации, если наметившиеся тенденции экономического роста в ближайшие годы сохранятся, то на протяжении 5-10 лет пассажирооборот будет увеличиваться на 4-5% в год.

Для того чтобы поддерживать эту позитивную тенденцию, необходимо принятие срочных мер для качественного обновления самолетного парка авиационных компаний России. Обостряется и проблема морального старения отечественных самолетов, большинство которых в настоящее время не соответствует ужесточенным требованиям ICAO (по шуму, экологии, точности навигации), что исключает возможность полетов в страны Западной Европы, Северной Америки, АТР с апреля 2002 г. и приведет к потере российскими авиакомпаниями рынка международных перевозок.

Однако в последнее десятилетие производство гражданских самолетов в России сократилось в 12 раз, вертолетов – в 8 раз. Среднегодовой темп пополнения парка магистральных самолетов снизился до 0,3% их общего количества (что в 20 раз меньше мирового уровня и составляет всего 4-5 машин в год). Если учесть предстоящее крупномасштабное списание большей части действующих воздушных судов и прогнозируемую потребность в обновлении парка авиационной техники, то до 2010 г. потребуется ввести в эксплуатацию более 1 тыс. самолетов и вертолетов.

В России уже запущены в серийное производство самолеты «Ил-96–300», «Ту-204», «Ту-214», соответствующие требованиям ICAO и конкурентоспособные на мировом рынке. Ведется разработка и подготовка к производству новых типов самолетов. За последние годы в соответствии с международными нормами было сертифицировано 15 типов самолетов и вертолетов отечественной разработки. Это создает хорошие предпосылки для модернизации парка гражданской авиации на длительную перспективу. Однако в реальной практике эта модернизация сдерживается из-за отсутствия необходимых оборотных средств у предприятий и авиакомпаний для постройки и приобретения новых воздушных судов. Если учесть высокую капиталоемкость, длительность сроков производства и окупаемости авиатехники, то становится достаточно очевидным, что в этих условиях развитие авиационной промышленности возможно только при активной поддержке со стороны государства.

Было бы неверным утверждать, что президент и Правительство РФ не уделяют внимания вопросам развития авиационной промышленности и авиатранспорта в стране. В феврале 2001 г. были утверждены «Основы политики Российской Федерации в области авиационной деятельности на период до 2010 г.». В декабре 2000 г. Правительство РФ одобрило «Концепцию развития гражданской авиационной деятельности в Российской Федерации», в августе 2001 г. - Федеральную целевую программу «Развитие гражданской авиационной техники России на 2002-2010 гг. и на период до 2015 г.». В соответствии с данной программой основные ресурсы будут направлены на завершение создания находящихся в разработке самолетов для магистральных и региональных рейсов «Ил-96Т» и «Ту-234», «Ту-334», «Ту-324», вертолетов «Ми-38», «Ка-62», на создание следующего поколения отечественных самолетов, а также на решение вопросов, связанных с модернизацией существующего парка самолетов для выполнения требований ICAO по шуму и эмиссии авиадвигателей. Правительством РФ принято решение о реформировании авиационного комплекса страны.

Одной из форм, которая могла бы поддержать российские авиакомпании в решении проблем закупки новой авиационной техники, является реализация лизинговых схем. В настоящее время схема приобретения российскими авиакомпаниями новых самолетов отечественного производства отрабатывается на двух пилотных проектах лизинга воздушных судов, осуществляемых лизинговой компанией «Ильюшин-финанс» и «Финансовой лизинговой компанией».

Однако нельзя не видеть реальных противоречий и проблем, которые способны дезавуировать саму идею подобных конструктивных преобразований. Так, не решен центральный вопрос о выделении бюджетных средств на обеспечение лизинга отечественной авиационной техники в 2001–2002 гг. в объеме 4 млрд руб., а также финансировании в полном объеме программы развития гражданской авиационной техники и выделении средств на поддержание и развитие экспериментальной базы НИИ и ОКБ.

Значительные трудности по сохранению рабочих мест в отечественной авиационной промышленности и потери в федеральном бюджете страны создают предоставленные таможенные льготы по лизингу зарубежной авиационной техники. Так, Правительство РФ предоставило льготы по полному освобождению от таможенных пошлин и налогов для 40 магистральных самолетов фирм «Boeing» и «Aerobus Industry». В результате этого федеральный бюджет недополучил 1,2 млрд долл. (которые можно было бы направить именно на развитие отечественной авиационной промышленности и поддержку российских авиакомпаний), и ежегодные лизинговые платежи за рубеж составляют в настоящее время более 200 млн долл. [6]. Подобная экономическая политика скорее всего может быть охарактеризована не иначе как «протекционизм наоборот».

Учитывая то, что приоритеты Правительством РФ, по существу, еще четко не зафиксированы, остаются предпосылки для получения экономических привилегий теми отраслями, представители которых активно лоббируют их интересы и влияют на позиции участников переговорного процесса о вступлении в ВТО с российской стороны. При этом заведомо бесперспективные с точки зрения международной конкуренции отрасли могут получить более выгодные условия экономической деятельности, чем отрасли, обладающие реально или потенциально существенно большей международной конкурентоспособностью.

Поэтому проблематика, связанная с условиями предстоящего вступления России в ВТО, носит более широкий и фундаментальный характер, чем собственно вопросы самого этого акта, - она переходит в плоскость проблем выбора новой парадигмы экономической политики страны в принципе, включая весь комплекс ее взаимосвязанных проблем (четкой и ясной формулировки целей и задач, обеспечения национальной экономической безопасности страны, национальной промышленной, научно-технической, инновационной политики, выхода из кризиса и перехода к экономическому росту, финансового равновесия, решения проблем обслуживания и сокращения внешнего долга и др.).



[1] World Trade in 2000 // Overview. P. 30.

[2] World Trade Slows Sharply in 2001 Amid the Uncertain International Situation // WTO News: 2001 Press Releases. Press / 249. 19 October 2001. P.5;
Смитиенко Б.М., Супрунович Б.П. Всемирная торговая организация и проблемы регулирования международной торговли. М.: Финансовая академия
при Правительстве РФ, 2000. С. 22.

[3] Moore Pledges to Build on Doha Success in 2002 // WTO News: 2002 Press Releases. Press / 266. 2 January 2002. P. 1,3.

[4] Эксперт. 2001. № 41. С. 42.

[5] Эксперт. 2001. № 47. С. 19.

[6] О состоянии гражданской авиации и авиационной промышленности России // БИКИ. 2001. № 115 (8311). С. 2.







Интересное:


Вопросы повышения эффективности бюджетного регулирования
О субъектно-деятельностном аспекте трансформационного процесса
Эволюция взглядов на экономическую роль государства в процессе воспроизводства
Формирование русской школы финансовой мысли
Контроль за денежным обращением как одно из направлений государственного финансового контроля
Вернуться к списку публикаций